home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестнадцатая

Как только Рябой почувствовал свободу, ноги сами — но теперь уже не по воле Шейха! — понесли его туда, где осталось лежать на бетонном полу оружие. В падении завладев первым попавшимся автоматом, сталкер хотел повернуться и открыть огонь, но Гоша, как оказалась, схватился за тот же «АК». Пока они разобрались, несколько драгоценных долей секунды было потрачено, а потом и вовсе оказалось, что они душат друг друга, оставив в покое автомат.

«А счастье было так близко! — подумал Рябой, чувствуя, как все труднее становится дышать. — Гоша, черт, а ты здоровее, чем я думал!»

Что оставалось делать? Даже плотнее сжимать горло друга не было необходимости: пальцы и так работали на всю катушку.

«Вроде бы в прошлый раз ты меня убивал, потому что это была личная просьба Фарида… — Перед глазами разверзлась тьма. — Ну что ж, значит, всем так надо… Не унывай, жандарм…»

— Рябой! — Гоша бил его по щекам, и было это почти так же неприятно, чем крепкие пальцы на горле. — Рябой, ну не будь таким засранцем!

— Отстань!

— Живой! — обрадовался Гоша. — Насвай, он жив!

Почувствовав, что воздух наконец-то проходит спокойно и только горло отчаянно болит, Рябой скорчился на полу и закашлялся. Шейх все так же сидел на диване, перебирал четки и улыбался.

— Он меня сейчас отпустил! — прошептал Гоша на самое ухо Рябому. — Сперва заставил душить, а теперь отпустил. Смотрит, гадина. Ты как?

— Как и ты. Хреново. Но пока и меня отпустил.

— А Насвая, похоже, держит. Наказал нас, в общем, и потешается. А теперь что? Рябой, нам не уйти от него. Он держит… Ну, вообще-то та Норис держала крепче.

Рябой окончательно пришел в себя, но не торопился это показывать — зачем Шейху знать? Даже пара секунд может быть важной.

— В смысле, «крепче»? Не так, как он?

— Хуже держала, — как мог пояснил Гоша, продолжая делать вид, что приводит друга в чувство. — Ни одной мысли додумать не мог, пока меня держала она. Ты думаешь, я умею так стрелять, как тогда стрелял? Это все она.

— Значит, есть шанс…

Он не успел сказать, где именно его увидел — Шейх решил, что свободы им было представлено уже достаточно. Гоша и Рябой встали и вернулись к столу, чинно опустив руки вдоль корпуса. Насвай стоял все там же и мелкими глотками допивал чай.

— Вы все поняли?

— Все! — хором ответили Гоша и Рябой.

В этот раз их никто не заставлял — просто что еще скажешь в такой ситуации, если только что не только едва остался жив, но и душил друга своими руками? Насвай важно кивнул.

— Осторожнее, парни. А тряхнуло нас Выбросом. Верно, господин Повелитель Зоны?

Шейх только вздохнул, и Рябому показалось, что сам-то он не вполне понимает, чем именно их «тряхнуло». Не укрылся от сталкера и бегло брошенный взгляд на вход. Фарид не возвращался, а других близких людей у Шейха не осталось. Трудно быть одиноким.

Но Рябой злорадствовал недолго: Шейх посмотрел ему в глаза и неприятно улыбнулся. Предчувствуя недоброе, сталкер, насколько позволяла шея, огляделся. Загадочной фигуры нигде не было видно. Монстр это был или человек, но действовать он не торопился.

— Вот что, Рябой. Если тебе не терпится кого-то убить, то я ведь уже говорил: есть подходящая жертва! И ты сразу все поймешь. Жаль, нет Фарида — я хотел его дождаться, уж очень ты ему не нравишься. Но пусть это послужит и ему уроком: возвращаться надо вовремя! Иди и убей Флер.

Рябой повернулся, как кукла, подчиняясь команде. Двери, ведущие в цех, сами собой распахнулись. Флер шла к нему, до предела вытаращив от ужаса глаза. Она выглядела как-то особенно нелепо. Взъерошенные волосы, синяк на левой скуле, разбитая нижняя губа, полоска походного загара на лбу…

«Я этого не сделаю, — спокойно решил Рябой. — Пусть голова лопнет. Я не сделаю этого!»

Флер шла к нему, Рябой шагал навстречу. Он попробовал перестать дышать — не вышло, легкие работали равномерно. Как именно достигался этот контроль, удивляться времени не было, нужно было срочно что-то решать.

— Шейх! Я согласен на все! Говори, что тебе надо!

— Убей ее, — прозвучал ответ. — Если убьешь сам, отблагодарю. У тебя есть выбор: или сам, или я заставлю. Ты почувствуешь.

Расстояние между ним и Флер неуклонно сокращалось. Для пробы Рябой выбросил вперед кулаки в боксерской стойке — получилось! Каким-то образом контроль не мешал тому, что входило в планы хозяина.

— Шейх! Я не могу! Я не буду!

— Попробуй.

Шейх снова засмеялся. Если бы Рябой мог… Он бы зубами разорвал этого жирного подонка на куски. Увы, Рябой мог только говорить. До Флер осталось пять шагов.

— Уходи! — крикнул он. — Сопротивляйся!

— Ну хоть сейчас не будь идиотом! — откликнулась Флер, пуская по щекам ручейки слез. — Ты тупой совсем уже, да?! Сам сопротивляйся, ты же меня убивать будешь!

Он закрыл глаза и представил себе, что остановился. Что если его и тащит вперед, то какая-то волна, а ноги не двигаются и лишь ползут по бетонному полу цеха.

— Рябой!.. — прохрипела Флер.

Сталкер открыл глаза и увидел, что душит ее. Шея у Флер была не в пример Гошиной, и история должна была закончиться очень скоро. Но пальцы вроде бы не спешили сжаться всерьез.

«Я контролер, — всплыл в голове Рябого голос. — Ты меня видел. И я тебя видел. Не хочешь ее убивать? Не убивай. Я разрешаю».

Голос исчез. Флер все так же истекала слезами и пучила глаза, но пальцы Рябого едва сжимали ее шею.

— Да падай же… — прошептал он. — Оседай… Только натурально!

Каждая женщина уверена, что могла бы быть актрисой. И почти каждая глубоко ошибается. Но бывают моменты, когда важен не талант, а уверенность, что если ошибешься — умрешь по-настоящему. Флер громко всхрипнула и повисла на руках Рябого. Вот теперь шея и правда была в опасности. Он, как мог осторожно, нагнулся, не отпуская рук, опустил на пол. Шейх не мешал — происходящее его вполне устраивало.

«Ты не чувствуешь, не чувствуешь меня! — радовался Рябой. — Тебя дурачат, как щенка! Ты не Повелитель Зоны, она тебя поимела!»

— Я тебя порву! — закричал он, вспомнив о роли. — Я тебя буду топтать, пока след на земле не исчезнет! Мразь! Я тебя в твои же кишки затолкаю и задушу!

— Вернись, — мягко сказал, почти попросил Шейх.

Конечно, это не было ни просьбой, ни даже приказом: ноги и так уже несли Рябого к чайному столу. Друзья смотрели на него округлившимися глазами, из чего Рябой сделал вывод, что все выглядело очень натурально.

«Контролер, если ты меня слышишь! Все сделаю, только скажи, что и когда!»

Но мутант молчал. Снова оказавшись пред столом, Рябой почувствовал себя неловко. Выходило, что Шейх сам — жертва и совершенно этого не понимает. Будь воля сталкера, он быстро разобрался бы со стариком, но приходилось чего-то ждать.

— Господин!

Томительную паузу прервало появление Фарида. Хозяин с улыбкой повернул к нему голову.

— Я ее нашел. — Фарид выглядел так, будто сам рыскал по Зоне в поисках Норис, но все оказалось проще. — Зомби встретили ее у подстанции. Но она…

— Я знаю, — прервал его Шейх. — Я знаю все. Пусть войдет.

И Норис вошла. Рябой автоматически отвернулся, и только увидев восторженные глаза Насвая, понял, что не увидел ничего неприличного. Просто Норис была в платье, легком, красном и порядком открытом. В Зоне это выглядело совершенно непристойно. Он решился посмотреть снова и с удивлением понял, что девушка, настоящая или нет, была очень красива.

— Подойди, — дозволил Шейх.

Норис пошла к нему, и Рябой услышал давно забытый звук: высокие каблуки. В «Штях» девушки из стриптиза так, само собой, и передвигались, вот только из-за музыки никогда не было слышно звука. Ему мучительно захотелось посмотреть на Флер, но для этого пришлось бы свернуть себе шею.

— Кто ты?

Прежде чем ответить Шейху, Норис по очереди рассмотрела каждого сталкера. Она держалась совершенно непринужденно, будто ходила по Зоне в платье каждый день.

— Меня зовут Норис.

— Не может быть! — прикрикнул Шейх. — Ты не сталкер! Кто ты?

— Я Норис, — повторила девушка. — Просто мне снятся странные сны. И я давно чувствовала, что однажды придет Повелитель Зоны. Я узнала тебя сразу и хотела пойти с тобой, разве ты не помнишь? Я шла рядом и помогала тебе. Я твоя слуга.

Норис присела в глубоком реверансе, продемонстрировав все возможности своего декольте. Раздался тяжелый вздох. Рябой скосил глаза и увидел отчего-то очень печального Фарида.

— Сядь! — Шейх подвинулся на диване. — И говори мне правду. Я вижу тебя насквозь! Говори правду Повелителю!

Норис села рядом и принялась что-то долго шептать Шейху на ухо. Старик то хмурился, то улыбался.

— Ты ее того? — громким шепотом спросил Насвай. — Совсем?

— А ты как думаешь?! — огрызнулся Рябой. — Он захочет — я и тебя так же!

Насвай, испуганно округлив глаза, замолчал. Теперь Шейх, прижав к щеке Норис жирные губы, принялся что-то долго шептать. Фарид вздохнул еще громче.

— Мне кажется, или наверху какой-то шум? — спросил Гоша. — Фарид, ты там… Там все в порядке?

— Что? — очнулся секретарь. — Я не знаю, я не… Там мутанты.

— Выброс. Странно, что ты так спокойно поднимался. — Гоша перевел взгляд на Рябого. — Но мутантам положено к Периметру идти.

— Не знаю, там много мутантов. — Фарид взглянул на парочку на диване и с какой-то мукой на лице отвел глаза. — Много разных. Наверное, господин приказал им нас охранять.

— А Норис, выходит, прошла в платьице и на каблуках? — не унимался нудный сталкер. — Фарид, тут Зона. Тут надо на все обращать внимание. Я слышу шум, а ведь мы глубоко.

— Гоша, тебе-то что? — разозлился Рябой. — Мы рабы Повелителя Зоны, а ему виднее!

Шейх повернулся к шептавшимся и кивнул Рябому.

— Да, мне виднее. Я все вижу и все слышу. Все, что здесь, все, что там.

Пока Шейх говорил, Гоша и Насвай, шагая в ногу, отошли от стола. Спустя секунд пять Рябой, вывернув шею, увидел, как его вооружившиеся друзья вышли из подземного цеха. Рябой вопросительно посмотрел на Фарида.

— Так надо, наверное, — пожал плечами секретарь. — Господину виднее.

А Шейх снова болтал с Норис. Однако от Рябого не укрылся настороженный взгляд, которым девушка проводила сталкеров.

«Контролер! — взмолился про себя Рябой. — Ну скажи хоть что-нибудь! Что мне делать, как быть?! Я же с ума сойду!»

«Не сойдешь, — послышался в его голове скрипучий голос с какими-то знакомыми интонациями. — Не с чего тебе сходить, человечек. Твоя судьба решается. Жди, человечек».

Когда Гоша и Насвай поднялись по железной лестнице на пять этажей, шум сверху стал совершенно определенным. Это визжали плоти, и даже они могли визжать так только перед смертью. По-прежнему владея лишь шеями и головами, сталкеры переглянулись.

— Он заставит нас стрелять в кого-то? — испуганно спросил Насвай.

— Нет, просто хочет, чтобы мы автоматы туда-сюда потаскали! — разозлился Гоша. — Не тупи, Насвай! Кто-то пришел, и Шейх не хочет его видеть!

— А вдруг это наши? Я не хочу стрелять в своих!

— Рябой тоже не хотел Флер задушить. А приказали — и приговорил как миленькую. Давно бы следовало, между прочим. Хотя все равно жаль девку: лежит, холодеет, а могла бы в «Штях» тарелки мыть. Ну, Насвай, пора прощаться.

— Ты куда? — еще больше перепугался его товарищ. — Гоша, не оставляй меня!

— Если бы я мог оставить…

Гоша шел первым, ему и пришлось отодвинуть засов на тяжелой двери. То, что они увидели, тоже походило на цех. Вот только если подземный цех был большим, то этот оказался просто огромным. И повсюду метались бьющиеся мутанты, а еще больше валялись мертвыми на полу. Вдобавок ревела тревожная сирена, а сверху, медленно перемещая лучи, светили мощные прожектора.

— ЧАЭС! — закричал Насвай. — Я тут был!

— Тормоз ты, — тихо сказал Гоша, и Насвай его не расслышал. — ЧАЭС, Днепрогэс — нам уже все равно.

Его руки подняли автомат, но не стреляли. Видимо, в прицеле должен был появиться кто-то конкретный, за которым они и пришли.

«Кто, Шейх? — пытался угадать Гоша. — Кого не могут одолеть твои мутанты? Кстати, как много плотей…»

И он понял. Только один человек мог пригнать плотей сюда, и только на одного человека была с самого начала завязана вся эта несчастливая история.

— Насвай! — заорал он. — Шейх хочет, чтобы мы убили Дезертира!

— А где он?! — перекрикивая вой сражающихся мутантов, спросил Насвай. — Тут плоти, снорки, зомби… Все вроде!

Может быть, им не следовало так громко кричать. Они обратили на себя внимание тварей, и сперва три плоти, а потом и снорк атаковали сталкеров. Защищать себя Шейх разрешил, и Гоша с какой-то мстительной отчаянностью быстро высадил весь магазин. Руки сами достали запасной, но это был последний.

— Насвай, а давай все патроны расстреляем! Чтобы Дезертиру не досталось!

— Ты что? Нас же порвут!

— А, фигня, уже не жалко! — Пользуясь частичной свободой, Гоша срезал еще одну плоть, потратив лишний пяток патронов. — Мне надоело! И раньше мной крутили, а теперь вообще не могу нос почесать! Прощай, Насвай!

Насвай не знал, как поступить. Сталкерская привычка экономить выстрелы прочно въелась в его мозг, нарушить ее значило встать на путь самоубийства. И именно так поступал Гоша.

— Не надо! — крикнул он и ахнул. — Смотри, смотри!

В огромный цех ворвался военный грузовик, объятый пламенем и в то же время облепленный зомби со всех сторон. Отбирая «рабов» для охраны своей временной резиденции, Шейх отдал предпочтение зомби как более понятным и управляемым. Их собралось много на его зов, но как бойцы они были куда слабее кровососов или химер. Дезертир прорвался, хотя ему и пришлось буквально промчаться сквозь «жарку», расположенную на въезде в нижний этаж ЧАЭС.

«Жарка» прожгла грузовик насквозь, но Дезертир уцелел, только обгорел немного. Бензобак каким-то чудом не взорвался, но рисковать дальше не стоило, и, оказавшись поблизости от входа в подземелье, сталкер выбросился из машины и покатился прямо под ноги Гоше.

— Уйди, дурак!! — Гоша ничего не мог сделать: палец сам лег на спусковой крючок. — Уйди!

Но Дезертир не слышал его — катаясь по полу, он тушил горящую спину. Гоша зажмурился, но выстрела не услышал. Он осторожно приоткрыл один глаз и увидел скачущую прямо на Дезертира плоть. Вот теперь все произошло машинально: упал на колено, длинная очередь, поиск новой цели…

— Насвай, я свободен!

— Я тоже! — Друг уже оказался рядом и прикрывал фланг. — Бежим или Рябого будем вытаскивать?

— Куда тут бежать… — с тоской воскликнул Гоша. — И как его вытаскивать? Дезертир, сюда!

Спустя секунду все трое вбежали на лестницу и закрыли за собой дверь. Шум битвы стал тише, да и сама битва утрачивала ярость: плотей оставалось все меньше.

— Шейх — Повелитель Зоны! — сразу сообщил Дезертиру Насвай, сбивая с его спины последние искры. — Что делать-то?

— Убить, — просто сказал Дезертир и пошел вниз по лестнице. — Кто там еще?

— Фарид, Рябой, пара зомби и Норис.

— Опять? — опешил Дезертир. — Значит, ей понравилось. Ладно. Вы со мной?

Ему никто не ответил. Дезертир обернулся и увидел, как поднимаются два автомата.

— Вы что? — только и выдохнул он.

Автоматы опустились.

— Мы под контролем Шейха… — неуверенно сказал Гоша. — Или нет? То да, то нет.

Дверь содрогнулась от могучего удара. Сталкеры сбежали на несколько ступенек вниз. Следующий удар немного прогнул толстую створку.

— Это кто? — спросил Насвай.

— Это бюрер, наверное… — Гоша неуверенно покосился на Дезертира. — Бывают такие?

— Это грузовик, — зло сплюнул сталкер. — Надо было его взорвать, что ли… Шейх управляет зомби? Сами они бы не смогли.

Третий удар почти вынес дверь, но засов каким-то чудом еще держался. Теперь все услышали, как отъезжает грузовик для последней попытки.

— Умеют делать! — восхитился Насвай. — Немецкий!

— Не знаю, почему вы не под контролем… — Дезертир поморщился от боли в обожженной спине. — Идите-ка вперед, так надежнее.

— И если что — ты нас прикончишь? — понял Гоша. — Мы лучше тут постоим.

— Мы или вместе, или пропадем! — прикрикнул Дезертир. — Вниз, меня ему не взять!

Грузовик за дверью набирал скорость, приближаясь. Гоша и Насвай, переглянувшись, побежали вниз. Дезертир заскакал по ступенькам следом. Когда наверху раздался последний удар, сопровождаемый скрежетом, а потом и взрывом, они сбежали уже на три пролета.

— Грузовик рванул! Повезло! — закричал Насвай. — Еще полминуты есть, там же все горит!

— Зомби огня не боятся! — мрачно заметил Гоша, прыгая через ступеньку. — Особенно когда их Шейх ведет, которому вообще на все наплевать! Но как он нас отпустил, не понимаю!

— Что такое «власть над миром»? — все спрашивала у Шейха девушка в красном платье, и, несмотря на неприязнь к женщинам, Шейх с удовольствием шептал ей на ухо.

— Власть над миром — это власть над людьми! Но у меня есть больше: власть над природой! Значит, я самый великий властелин на свете!

— Власть над людьми… — Норис искренне пыталась понять. — Зачем? Люди слабы, ими можно играть, но люди умирают. Зачем над ними власть, если они не властны над собой?

— Потому что власть над людьми делает человека большим, чем человек!

— Но ты ведь и так больше, чем человек, верно? Ты — Повелитель Зоны.

— Ты не понимаешь! — Шейх и сам не понимал, почему говорит все это женщине, но ему этого очень хотелось. — Ты не понимаешь! Что толку быть больше, чем человек, если не можешь этого ощутить? Я заставил Рябого убить его джаляб и почувствовал вкус власти. Хочешь убить кого-нибудь? Я сделаю это для тебя, и ты поймешь!

— Боюсь, я бы давно это поняла, если бы могла… — Норис задумалась на миг. — Шейх, ты Повелитель Зоны. Пока ты здесь, тебе ничто не грозит, верно?

— Конечно!

— Ты бессмертен, пока Зона защищает тебя. Почему же ты оставил столько зомби сверху? Как ты можешь кого-то бояться? Это тело, твоя оболочка, она тебе больше не нужна.

Шейх открыл рот, подумал немного и закрыл. Говоря откровенно, он просто не понимал еще, каким образом он бессмертен. Могут ли убить его пули или клыки? Он не знал. Просто в какой-то момент понял, что в Зоне будет жить вечно. Теперь он пытался вспомнить, что это был за момент, и не мог.

— Фарид! — крикнул он, чтобы заполнить паузу. — Что ты стоишь? Налей даме чаю!

Секретарь, мрачно поглядывая на Норис, исполнил приказ, умышленно выбрав самую грязную чашку на столе. Ему не нравилось ни появление этой женщины, ни ее поведение, ни, самое главное, поведение хозяина. Он чувствовал беду. Но, будучи воспитан преданным псом, никак не мог обратить на это внимание Шейха. Кроме того, что-то внутри него с некоторых пор стало равнодушным. И эта часть Фарида понемногу росла.

— Угощайтесь, королева! — протянул он чай девушке. — Или вам с сахаром?

— Королева… — Норис и не подумала взять чашку, оставив Фарида стоять с вытянутыми руками. — Шейх, а что, если бы ты был королем Зоны, а я — королевой? Как у людей. У нас были бы подданные, мы бы правили ими.

— Я — Повелитель Зоны! — гордо сказал Шейх. — Это куда больше, чем король. Тут мне подвластно все! А королева… Мне это не нужно. Ты вообще не должна остаться здесь.

— А если бы я пришла мужчиной, что бы изменилось?

Шейх, усмехнувшись, внимательно рассмотрел гостью. Только что ему очень хотелось, чтобы она спрашивала и спрашивала. Он искренне говорил о себе, о своих планах, о том, что такое быть всемогущим… И вдруг расхотелось. Это начинало пугать его.

Норис встала и, постукивая каблуками, пошла через цех к неподвижно лежащей Флер. Шейх не стал ее останавливать.

— Фарид, где ты ее нашел, эту «королеву»? Почему она в платье, как такое может быть?

— Она сама пришла, — развел руками секретарь. — Я поднялся, послал зомби искать ее… Они не вернулись, а она пришла. Вот так, в платье.

— И ты не удивился?

— Удивился. Наверное. — Фарид не мог вспомнить. — А вы удивились, мой Повелитель?

Шейх приказал Норис вернуться к дивану. Девушка спокойно продолжала идти. Повелитель Зоны побледнел.

— Кто эта джаляб, Фарид?! Кого ты привел, почему я говорил с ней?

Секретарь только таращил глаза на хозяина.

— Люди скучные! — не оборачиваясь, громко сказала Норис. — А ты думаешь только о них. Это потому, что ты человек. Нет, ты и сам скучный. Я придумаю себе другие желания. Теперь я знаю, что это такое. Но кое-чему у тебя еще можно научиться.

Флер рассматривала подходящую к ней девушку через чуть разомкнутые ресницы. Она слышала лишь ее последние слова и понятия не имела, что за ними стояло. Зато знала, что красное платье — вульгарно.

Норис остановилась над ней и о чем-то задумалась. Медленно, под столом, будто у девушки были глаза на затылке, Шейх расстегнул кобуру. Другого оружия, кроме пистолета, он с собой уже не носил.

— Фарид, посмотри — почему закрыли дверь? Иди наверх и открой!

Секретарь подхватил стоявшую в углу винтовку и бегом отправился исполнять приказание. Шейх испугался. Зомби, стоявшие у дивана, по-прежнему подчинялись ему, чувствовал он власть и над теми, что охраняли вход в подземелье из ЧАЭС. Но сталкеры вдруг исчезли, он их больше не ощущал.

— Норис! — крикнул он, выхватывая пистолет. — Кто ты?

— Это я знаю, — криво усмехнулась девушка, по-прежнему не оборачиваясь. — Мне было интересно, кто ты, но теперь я и это знаю. Не советую стрелять, если хочешь остаться Повелителем Зоны. Мы подружимся, если ты передумаешь насчет короля и королевы. Это может быть занятной игрой… Какое-то время.

Подойдя к оружию Рябого, Норис пинком пододвинула автомат к Флер. Потом направилась к сталкеру.

— Рябой, а ты хотел бы стать Повелителем Зоны?

— Нет! — выпалил сталкер. Он уже понял, с кем они имеют дело. — Не хочу!

— А если бы был уверен, что станешь? — Норис заглянула ему в глаза, и Рябой почувствовал, что контроль Шейха над его телом исчез. — Если бы знал, что станешь бессмертным, всемогущим? Ответь мне честно.

— Ну… — Рябой почесал за ухом — давно чесалось. — А я бы все мог?

— Все.

— Тогда… Я бы парням артефакты раздавал. Сам бы приносил им в «Шти», ну, за выпивку. И жил бы, наверное, в городе. И… С Флер.

— Шейх скучный, но ты скучнее! — вынесла вердикт «Норис». — Зато честнее. Бери Флер и уходи. Выброс закончился.

— Почему? — не понял Рябой. По его представлениям, все только начиналось. — Рано еще!

— Потому что я велела! И скажи спасибо, что ты забавный, а то не велела бы. Флер, хватит валяться! Уходите.

В этот момент от двери прозвучала автоматная очередь. Округлив глаза от гнева и удивления, Норис обернулась. В цех вошли Гоша и Насвай, за их спинами стоял Дезертир. Оба зомби с пробитыми головами повалились на пол.

— Не тронь его! — Норис прыжком оказалась между Дезертиром и Шейхом. — Не тронь! Я же сказала: он пока мой!

— Я — Повелитель… — испуганно пробормотал Шейх. — Я все могу…

— Опусти оружие! — Норис продолжала говорить только с Дезертиром. — Если я захочу, сейчас все кинутся на тебя и убьют! Этот обруч на голове тебе не поможет — здесь ЧАЭС, здесь я сильна! Уходи!

— Я пришел не для того, чтобы уйти, — тихо, но отчетливо проговорил Дезертир. — Если я не убью тебя, то хотя бы убью его.

— Он мой! — громче крикнула Норис. — И не смей стрелять в меня, здесь это не поможет!

На Шейха было жалко смотреть. Стоя с бесполезным пистолетом в руке, он смотрел то на обретшего свободу Рябого, то на «воскресшую» Флер, то на Дезертира. В дверях появился Фарид — без очков и винтовки, с разбитым лицом.

— Господин, останови их!

Никто не обратил на него внимания. Рябой почувствовал, как тихо подошедшая сзади Флер взяла его за руку, и сжал ее холодную ладонь.

— Норис! — позвал он. — Мы еще можем уйти?

Она повернула голову, и Дезертир тут же шагнул в сторону. Короткая автоматная очередь прошила Шейха. Хрипя, раненый старик повалился на диван. К нему бросился Фарид, в преданном рвении смело растолкав Гошу и Насвая.

— Так вот ты как, милый? — Губы Норис превратились в две тонкие ниточки. — Хорошо. Если ты не хочешь жить со мной сам и не даешь мне играть с другим, командовать буду я.

Дезертир открыл рот, чтобы что-то сказать, но его время истекло. Новорожденная «жарка» возникла на том самом месте, где он стоял. Не успев даже вскрикнуть, сталкер вспыхнул ярким пламенем. Разорвались патроны в магазинах, что-то еще громко треснуло, и, не издав ни звука, Дезертир за считаные секунды превратился в горсть пепла и куски оплавленного металла. Гоша и Насвай, стоявшие рядом, остались без бровей и части волос.

— Вот так! — выкрикнула Норис, обращаясь к пеплу. — И так будет с каждым! Только разговаривать я с вами больше не буду.

Громко застонал умирающий Шейх.

— Ему нужны бинты, нужна помощь! — жалобно крикнул Фарид. — Он истекает кровью!

— Отойди! — властно приказала Норис.

Секретарь послушался, ожидая, что хозяйка Зоны спасет босса. Но вместо этого там, где стоял диван, возникла новая аномалия: «мясорубка». Всем пришлось пригнуться, когда мешанина из кусков человеческого тела и старого дивана разлетелась по сторонам. Что-то упало возле Рябого и подкатилось прямо к его ногам. Немного растерявшись от нежданного подарка, он поднял голову.

— Норис, извините, можно я это возьму?

— Убирайтесь, — сказала она. — Все. Вы получили, что хотели.

— Спасибо, — все же сказал Рябой. — А еще…

— Убирайтесь!

Норис смотрела в стену, но по ее голосу всем показалось, что хозяйка Зоны заплакала. Отчего-то никто не двигался с места, все смотрели на ее вздрагивающие плечи. И тогда появился контролер. Где он прятался и откуда вышел, Рябой понятия не имел. Мутант ухмылялся серыми, растрескавшимися губами и издевательски хлопал в ладоши.

— Смешное представление, — сказал он странным голосом, и Рябой понял, где он его слышал.

Не обращая ни на кого внимания, мутант подобрал с пола кусок кровоточащей плоти и, аппетитно чавкая, налил себе чаю. Флер громко икнула.

— Убирайтесь, вам же сказали! — буркнул мутант. — Концерт окончен. Дайте пожрать спокойно.

— А ты кто? — не выдержал Рябой. — Кайл или не Кайл?

— Дед Пихто! Контролер я по-вашему. Но если хочешь, обращайся ко мне «госпожа Кайл». Это смешно.

— А она кто?

— Она? — Мутант оглянулся на всхлипывавшую девушку. — Шатун какой-то. Или вы думали, у Зоны есть хозяйка? Нет. Был, правда, один Повелитель… — Контролер покосился на голову Шейха у Рябого в руках. — Ничего такой, жирненький. Присылайте еще. Зона — она сама себе хозяйка… И понять вы этого не сможете никогда. Так что просто уходите. Да, и еще! Если кто будет интересоваться Сердцем Зоны, пусть сперва заглянет в свое. Так и передайте. Кстати, вы…

Мутант не договорил. Длинная автоматная очередь нашпиговала свинцом сперва его, а потом, не замолкая, Норис. Когда в рожке кончились патроны, все в недоумении смотрели на Насвая.

— Ты что сделал, дубина?! — напустился на него Гоша.

— А что, смотреть на него? Тут ЧАЭС, тут пси-блокираторы не помогают, сам знаешь!

— Но что произошло-то? — жалобно спросил Фарид. — Что случилось?

— Сказали же: не понять! — Гоша прислушался. — Валим, там зомби!

Вероятно, кто-то из упавших мутантов не позволял зомби спуститься вниз по лестнице, в цех. Но кто именно, они уже никогда не узнали. Выбежав из цеха первым, Гоша швырнул к лестнице гранату, и люди побежали в другую сторону — к подземному гаражу.

Зомби плохие стрелки, но бегуны еще хуже. Миновав дверь с желтыми полосами и заперев ее за собой, сталкеры уже шагом дошли до выхода и оказались в лесу. Выброс и правда кончился, светило солнце.

— Надо идти, — продолжал командовать Гоша. — После Выброса тут мало мутантов, но через часок-другой не продерешься! А у нас патронов не вагон.

— Погоди, надо же как-то упаковать! — Рябой помахал их добычей. — Не могу же я голову за волосы тащить? Неудобно как-то.

Флер, покопавшись в рюкзаке, выдала ему полиэтиленовый пакет и тут же согнулась в три погибели. Таблетки перестали действовать. Рябой поддерживал ее и как мог утешал.

— Все кончилось уже, милая, все! Вернемся и больше никогда сюда не придем!

Она подняла к нему заплаканное лицо.

— Идиот! Перстни, цепочки… На Шейхе столько всего было… И все разлетелось! Я ничего не успела подобрать!

— Какая же ты дура! — Рябой сам чуть не заплакал от нежности. — Зону не понять, так хоть ты всегда одинаковая!

Как Гоша ни торопил, минут пятнадцать понадобилось, чтобы все привели себя в порядок и были готовы идти. Вперед вышел было Насвай, но Рябой дал хорошего пинка Фариду, который изо всех сил старался быть незаметным.

— Мы что, зря тебя тащим? Отмычкой поработаешь!

— Вообще-то я очень плохо вижу без очков, — попробовал протестовать Фарид. — К тому же я много знаю. Больше всех. Я многое могу рассказать, и этот рассказ, возможно, будет стоить денег…

— Деньги — это за Периметром! — оборвал его Гоша. — Вот в ту сторону и шуруй. Пошел!

Спустя пару сотен шагов все, кроме Фарида, втянулись в обычный ритм. Замыкающий оглядывается, середка берет на себя фланги — обычная сталкерская ходка. Это успокаивало. Будто и не было ничего: ни загадочной Норис, ни странного контролера, ни чудаковатого Шейха, и правда обладавшего могуществом, пусть недолго, ни внезапной смерти Дезертира… Когда группа наткнулась на слепых псов и приняла короткий бой, разговоры и вовсе перешли на обычные темы.

— Голову лучше Абу, Бубне или припрятать и посмотреть, кто больше заплатит? — прикидывал Насвай. — Ну ладно, за Периметр выйдем — разберемся! А выйдем, наверное, легко! Два Выброса подряд, когда такое было? Вояки в панике. Наверное, вообще в город убежали! Ты что, Фарид?

Секретарь встал как вкопанный и молча указал рукой вперед. На тропе стоял Шейх собственной персоной. Грязный, оборванный, похудевший, но живой. Узнав Рябого, Шейх вроде бы смутился, но все равно подбежал бегом к выставившим ему навстречу оружие сталкерам и бойко что-то затараторил по-своему.

— Отлично, — сказал Гоша. — Если я свихнусь — пристрелите меня, пожалуйста. Но пока я вроде в порядке, а свихнулась Зона.

— А может, одну голову — Бубне, а вторую — Абу? — предложил Насвай. — Вдвойне заплатят.

— Не унывай, жандарм, но еще лучше помолчи! — попросил его Рябой. — Фарид, что он там несет?

— Говорит, что убежал от контролера, когда на мутанта упало дерево во время Выброса, — сказал побледневший секретарь.

Шейх часто закивал и еще начал тыкать в Фарида пальцем.

— Неправильно! Неправильно!

— Что неправильно? — Рябой направил автомат на Фарида.

— Ну, еще говорит, что я ушел к центру Янтарного озера навсегда, — признался секретарь. — Чушь какая-то.

— Настоящая голова только одна, — вздохнул Рябой. — И ту, что у меня в пакете, я рассмотрел как следует. Так что…

— Надо подумать! — заспорил Гоша. — В Зоне такие вещи творятся, о каких я и не слышал прежде. Поэтому…

Грохнул выстрел, и Шейх повалился с простреленной головой. Все повернулись к Флер.

— А чего огород городить? — удивленно спросила она, вешая на плечо «АК». — Вы на руки его посмотрите. Настоящий Шейх был там. Зона может копии людей сколько угодно плодить, но копии бриллиантов — это и ей слабо…

Гоша, матюгнувшись, подошел к трупу, сунул палец в рану и понюхал кровь.

— Гниль! — тут же сказал он. — Псевдожизнь. В кои-то веки Флер права.

«Так-то оно так… — думал Рябой, оглядываясь на оставшийся на тропе труп, к которому уже подбирались вездесущие крысы. — Так-то оно так, только что получается? Зачем Зона нам его подсунула? Логику ее, наверное, и правда не понять. Но я и сам видел, как Фарид уходил к Янтарному озеру. Может быть, нас предупредить хотели? А кто? Разобраться бы с ним, да только отмычка всегда пригодится, а стрелять уже просто надоело…»

Решив, что это дело может подождать и до Чернобыля-4, Рябой стал прикидывать про себя, сколько им заплатит Бубна. Это было куда приятнее.


* * * | Сердце дезертира | Глава семнадцатая