home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава семнадцатая

Вечер застал их на подходе к Собачьей деревне. Все уже слишком устали, чтобы идти в темноте через Периметр, и заночевали там же, где совсем недавно скоротали ночь Гоша, Насвай и Дезертир. Флер, отказавшись ужинать, сразу свернулась калачиком в углу, остальные уселись в круг.

— Фарид, а что ты теперь делать будешь, если живым из Зоны выйдешь? — спросил Рябой. — Хозяин твой умер, а господин Абу вряд ли тебя кормить станет.

— Я еще не знаю… — Секретарь помрачнел. — Рябой, вы знаете: я вас не люблю, а вы меня. Но, я надеюсь, счеты сведены? Мне было бы обидно, если бы вы затаили на меня злобу и пристрелили бы уже за Периметром, я…

— Если бы да кабы! — хмыкнул Рябой и хлопнул секретаря по плечу. — Не унывай, жандарм! Если исчезнешь быстро и навсегда, я о тебе и не вспомню. Но если вернешься, разговор будет короткий.

— Он может! — пробурчал Насвай с набитым ртом. — Людей Абу так крошил, что…

— Заткнись! — прикрикнул на него Рябой.

Фариду совершенно ни к чему было знать, кто убил людей господина Абу, но слово, как говорится, не воробей. Секретарь втянул голову в плечи.

— Забудь об этом! — сурово сказал ему Рябой. — Я не ты, я просто так не убиваю. Я тебе поверю. Просто забудь.

— Я вам клянусь! — пообещал Фарид. — И еще кое-что… По поводу того, что там произошло.

— Что еще?! — возмутился Гоша. — Я только-только успокаиваться начал! Доедаем и ложимся спать, из этих разговоров ничего хорошего не вырастает.

Фарид послушно заткнулся. Однако Рябой теперь успокоиться не мог и после ужина, когда Гоша и Насвай отошли покурить возле забаррикадированной двери, пихнул Фарида в бок.

— Что ты хотел сказать?

— Буду с вами честен, уважаемый господин Рябой! — Фарид снова стал вежлив до тошноты. — Я не помню, как я оказался в каком-то подвале. Господин Шейх лежал без сознания, а госпожу Кайл ел контролер. Заживо. Я помню, что ей было очень больно, но кричать и двигаться он ей не позволил. Сначала он отъел ей ухо. А потом отрезал одну грудь. Стал кусать, а там… Ну, вы понимаете.

— Силикон! — захихикал Рябой. — Смешно.

— Не очень. Контролер разъярился и убил ее. А потом подошел к нам, мы лежали рядом в углу, и стал выбирать, кого из нас есть следующего. Он видел, что я пришел в сознание, а господин Шейх нет, и говорил для меня. Издевался, пугал. Было очень страшно Но потом…

— Погоди! — опомнился Рябой. — Что значит — отъел уши? Грудь она могла замаскировать, но уши я видел, они были на месте. Так, значит, это вообще была не она!

Фарид удивленно смотрел на Рябого и сталкер смутился. Не хватало еще рассказывать этому недоноску, что с ними произошло.

— Говори дальше.

— Дальше он развязал мне язык, так сказать. И стал дальше есть госпожу Кайл, нас не тронул. Но угрожал. И требовал, чтобы я рассказал ему, что я видел на Янтарном озере. Но я туда не ходил! Ничего такого не помню!

— Ходил, — вздохнул Рябой и вдруг повалил Фарида, прижал его коленом к полу. — Тихо! Я только одну вещь быстро проверю.

Он легонько уколол всхлипнувшего Фарида ножом и понюхал кровь. Пахла она нормально, но это мало о чем говорило — если он мутировал недавно, то определить изменения в крови могли только научники со своими анализаторами.

— Ладно, хотя бы есть смысл тебя слушать, — вздохнул Рябой. — Теперь говори быстро, пока парни не вернулись.

— Да я почти все сказал… — Фарид зализывал порез и выглядел обиженным. — Контролер потом стал служить господину Шейху, и я поверил, что Зона слушается его. Да так и было! Но почему я ничего не помню о том, что случилось после того, как контролер захватил нас на берегу? Я немного волнуюсь… Правда, совсем немного, и это тоже странно.

— То, что ты ничего не помнишь, — это как раз нормально. А вот что ты туда пошел и потом вернулся — непорядок. Оттуда не возвращаются. Никто и никогда.

Фарид только развел руками. Вернулись накурившиеся приятели и стали спорить, кому в какую смену стоять. Наконец на утро назначили Рябого, вспомнив, что именно из-за него оказались в центре этой дурацкой истории.

Ночь прошла спокойно и на удивление тихо, будто и Зона тоже устала. На рассвете группа выступила и спустя всего час благополучно пересекла ту линию, где теперь должен был находиться новый, еще не обстроенный Периметр. Из-за двух Выбросов подряд военные остались вообще без каких-либо оборонительных сооружений и строить их не торопились, ожидая результатов от своих научников.

— Опять удар по бизнесу! — привычно ворчал Гоша, когда они, судя по показаниям детекторов, окончательно вернулись в нормальный мир. — Как что неожиданное в Зоне случается — куча народу приезжает, не повернешься. А сталкерская работенка суеты и чужих глаз не любит. Ты что встал?

Фарид взялся обеими руками за голову и слегка покачивался, будто готовился упасть в обморок. На всякий случай изготовив автомат, Рябой занял удобную позицию для стрельбы. Заметив его маневр, рассредоточились и остальные.

— Что с тобой, не молчи!

— Ничего… — Фарид, хватаясь руками за стволы деревьев, пошел дальше. — Все, уже прошло… Тошнота какая-то. Простите.

— Бывает! — рассмеялся Насвай и выключил детекторы. — Берегите электроэнергию! Ха-ха! Фарид, а ты вот уедешь, и Зона тебе сниться будет, звать. До конца жизни звать будет!

— Да, ты только помни, о чем я тебе сказал: сюда не возвращайся, — напомнил Рябой. — А где-нибудь у Болта живи, пожалуйста.

— И еще кое о чем нельзя забывать! — прошептал Гоша, прижимая палец к губам. — Бубна заказал нас перехватить и отобрать голову Шейха! Так что, пока не дойдем до города, на предохранитель оружие не ставить! Да и мутанты тут могут быть после прорыва Периметра, и вояки… Соберись, Насвай.

Тем не менее до города они дошли спокойно, так никого и не встретив. Только увидев первые улицы Чернобыля-4, сталкеры поняли, в чем дело. Перепуганные происходившим в Зоне и потерявшие опорные пункты натовцы отступили прямо в город. Повсюду стояла военная техника, расхаживали патрули.

— Бомбоубежище! — вспомнил Рябой.

Они не без труда отыскали тот выход прямо в помощью которого Дезертир вывел Рябого и Флер из города. Дверь в бомбоубежище со стороны ресторана «Столовая» оказалась закрыта, но сталкеры решились постучать. Минут десять спустя им открыл Миша, вооруженный автоматом. Ресторатор был мрачен пуще прежнего.

— Где Дезертир? — сразу спросил он.

Сталкеры обнажили головы. Подробного рассказа Миша не потребовал. Он согласился припрятать до поры оружие, только попросил долго не тянуть.

— Я уезжаю. Тут небезопасно, Зона совсем рядом… Ресторан закрывается.

— Ты надеялся, что Дезертир убьет Зону, да? — Рябому хотелось выразить свое сочувствие. — Пойми, это невозможно. Мы сталкеры, мы знаем.

— Уходите, — просто сказал Миша и скрылся где-то в хозяйственных помещениях.


Настроение сталкеров, толпившихся вокруг «Штей», было, как и ожидал Гоша, отвратительным. Около тридцати человек погибло во время неожиданного Выброса, примерно столько же угодили в лапы натовцев. В городе тоже нельзя было толком расслабиться — патрули хватали за любое нарушение порядка.

— Даже просто пьяных хватают! — разорялся непохмеленный Енот. — Просто пьяных! Я отлить встал ну углу, у киоска, так они засвистели! Пришлось драпать, как мальчишке. Они тут что, в Европе, что ли?! Пора партизанскую войну развязывать, мы им устроим тут Ватерлоо! Верно, Флер?

— Конечно, Енотик! — расплылась в сладкой улыбке Флер, которая старалась проскочить мимо Енота незаметно. — Конечно!

— Да ладно! — пихнул ее в бок Насвай. — Не расскажем мы ему о катере! Пока не напьемся, ха-ха!

Его единственного устраивало все. Длинная, путаная история подходила к концу. Но и Гоша, и Рябой чувствовали, что еще возможны большие неприятности. Особенно настораживал тот факт, что никто не стал подробно расспрашивать вернувшихся ни о Дезертире, ни о голове Шейха, хотя слухи наверняка успели расползтись.

Флер провела всех через хозяйственный вход, и сталкеры расселись на стулья в пустом баре — он должен был открыться только в девять утра. Невыспавшийся, хмурый Гоблин спустился, оглядел всех, тоже ничего не спросил и пошел с докладом к еще не поднявшемуся Бубне.

— А все же Абу заплатил бы за голову больше, — тихо сказала Флер. — Я Бубну знаю, Бубна жмот. Вот зачем, ты, дурак, всегда через посредников?!

— А я знаю, что Бубна в городе главным был, главным и останется, так что притихни! — отрезал Гоша. — И вообще, когда о жизни речь, о деньгах думать не следует.

— Ой, какой ты стал умный и разговорчивый!

— А нам еще о многом предстоит и поговорить, и договориться, — важно сказал Рябой.

Флер только фыркнула. Фарид с любопытством оглядывался, будто был здесь в первый раз. Он был совершенно спокоен. Это показалось странным Рябому, но сейчас было не до разговоров.

Мрачный Бубна принял их через десять минут. Молча достав пакет из рюкзака. Рябой положил его на стол босса. Заглянув внутрь, Бубна брезгливо поморщился, но тут же приказал принести всем по стаканчику «Черного Сталкера».

— Ладно, Рябой, поздравляю тебя и всех с возвращением. Если голова та, которая нужна, проблем у нас больше не будет, — сказал он. — Непонятно только, зачем вы ко мне притащили этого молодчика.

— А куда его было девать? — Рябой пожал плечами. — Я подумал: вдруг тебе будет интересно, что там творилось? Вот Фарид и расскажет. Дезертир, кстати, погиб.

Бубна подавился водкой.

— Точно?

— На наших глазах. Он… — Рябой решил не усложнять. — Попал в «жарку», в общем. Пшик — и нет человека.

— Ай-ай-ай! — лицемерно расстроился Бубна и налил себе еще. — Какая досада. А я собирался сам им заняться. Ладно, давайте рассказывайте.

Повисла тишина — начинать не хотелось никому.

— Весело вам было, — усмехнулся Бубна. — Хорошо тогда слово Гоше. Потому что он меньше всех говорить хочет, по морде вижу.

Конечно, один Гоша не справился, помогать пришлось всем. Бубна слушал молча, прихлебывая из стакана водку и чему-то своему усмехаясь. Выслушав довольно-таки путаный рассказ до конца, босс перевернул пустой стакан и припечатал его к столешнице.

— Хорошо. Я вам верю, пусть все так и было. Будет еще одна байка, каких немало. Все свободны, кроме Рябого. Ты отнесешь господину Абу голову его родственника и передашь от меня соболезнования.

— Я? — испугался сталкер. — Бубна, пусть бы лучше Гоблин, что ли… Я, боюсь, им немного насолил, забыл рассказать.

— Ты! — отрезал Бубна. — Я решил. Плевать мне на твои проблемы, сам выкручивайся. И вот этого Фарида тоже туда отведи. Пока жди внизу, тебе скажут, когда пора.

Спустившись в зал, все опять уселись за стол.

— Не уходите, а? — попросил Рябой. — Как-то мне не хочется одному оставаться.

— Конечно! — кивнул Насвай. — Ты нас выручил, и мы прикроем. Да, Гоша?

Гоша промолчал с кислым видом. Вдруг Флер стукнула кулачком по столу.

— Вы вообще собираетесь с ним о деньгах говорить?

— Голова нужна Абу, — пояснил Рябой. — Сейчас Бубна ведет переговоры, торгуется. Получит деньги — заплатит и нам.

— Жмот! — вздохнула Флер. — Ладно, будем ждать.

Фарид молчал, разглядывая заполнявших бар хмурых сталкеров. На его лице сохранялось выражение полнейшей безмятежности. И это тоже беспокоило Рябого.

— Давайте, может, закажем? — предложил он. — Только я пустой.

— Все пустые, — как всегда мрачно заметил Гоша.

Флер, тихо матюгнувшись, полезла в карман. Только она догадалась получить от покойного Дезертира аванс. Про остальные деньги теперь можно было забыть.

Никто не знал суммы, за которую Бубна продал голову Шейха господину Абу. Но была она как минимум немалой: босс отправил прикрывать сделку едва ли не весь бар, посулив каждому сталкеру неплохое вознаграждение.

Передача должна была состояться за городом, подальше от глаз военных. Караван машин со сталкерами прибыл на место, когда люди Абу уже ждали. Примерно час длилось томительное ожидание, наконец Бубна позвонил.

— Они перевели деньги. Отдавай! — просто сказал он. — И забудем обо всем.

Рябой вышел из машины и поднял воротник — ему совсем не хотелось быть опознанным кем-нибудь из охранников Абу. Оставалось надеяться, что Бубна не послал его на смерть.

— Не унывай, жандарм! — напутствовал его Насвай. — Если что — никто из этих козлов живым не уйдет!

— Вот спасибо! — буркнул Рябой. — По мне, так пусть все уйдут, лишь бы и меня отпустили. Поцелуешь на счастье, Флер?

— В гробу поцелую! — пообещала она. — Не тяни резину.

Рябой пошел, сопровождаемый молчаливым, спокойным, на все согласным Фаридом. Идти молча было скучно.

— Ты как-то изменился. Не беспокоишься ни о чем?

— А о чем беспокоиться? Я им не нужен. Если смерть господина Шейха будет установлена официально, все дела будут улажены.

— Ну-ну…

Господин Абу вышел из машины и встал у капота, сложив руки на груди. По бокам от него выстроились секьюрити в темных очках. Последним появился Вячеслав.

— Здравствуйте, Рябой! — издалека крикнул он. — Кто это с вами? Неужели Фарид?

— Он самый, — как мог дружелюбнее улыбнулся Рябой — А вы — Вячеслав, переводчик?

— И переводчик, и наводчик, и много что еще. Фарид, постой пока в сторонке! Прежде всего господин Абу спрашивает: что случилось с Дезертиром?

— Он погиб, — просто сказал Рябой. — Обычное дело в Зоне — Точно?

Абу посмотрел на сталкера таким пристальным взглядом, что, казалось, поцарапал ему радужку.

— Точно! «Жарка». Это все равно что в сталеплавильную печь упасть.

— Хорошо. Покажите, что принесли.

Рябой положил пакет на капот машины, раскрыл. Господин Абу взглянул и отшатнулся. Непонятно откуда взявшаяся муха жадно кинулась на мертвечину.

— Вы что, упаковать как-то не могли? — возмутился Вячеслав. — Или в этой стране нет холодильников?! Ничего не меняется. Садитесь в машину, не здесь же разговаривать.

В длинном, высоком автомобиле с тонированными стеклами, который вполне мог бы называться и автобусом, Рябого ждал неприятный сюрприз. Да ладно бы один! Мало того что господин Абу сел рядом с Норис и нежно положил руку девушке на колено, так еще по другую сторону от босса пристроилась крепкая фигура в плаще с капюшоном.

— Ох! — только и сказал сталкер, на которого будто пахнуло Зоной. — А…

— Садись! — прикрикнул Вячеслав, и секьюрити впихнул Рябого внутрь. — Дверь закрой и без спроса не вякай.

С другой стороны в автомобиль сел сухонький старичок в европейском костюме и в какой-то национальной белой шапочке. Старичок положил на колени «дипломат» и раскрыл его. Рябой скосил глаза и увидел нечто вроде портативной лаборатории.

«Проверять будут, что принес! — догадался он. — Правильно, с такими раскладами я что угодно мог притащить!»

Он услужливо раскрыл пакет навстречу старику, натягивавшему хирургические перчатки. Открыл и обомлел. Прямо на него, широко распахнув мертвые глаза, смотрел Дезертир. Этого не могло быть, но это было так. Рябой зажмурился и втянул голову в плечи.

— Шире пакет! — Вячеслав легонько пнул сталкера по ноге. — Дело одной минуты.

Старик отщипнул что-то пинцетом. Рябой не смотрел, ожидая скандала. Но в машине повисла тишина. Он осторожно огляделся — все наблюдали за невозмутимым старичком. Тот осторожно открыл какую-то пробирку, капнул… Действительно, уже через минуту специалист энергично кивнул, едва не уронив шапочку. Рябой и без перевода понял: все в порядке.

— Хорошо, — облегченно вздохнул Вячеслав и отвернулся к окну. — С тобой хотела поговорить госпожа Норис.

Рябой ни жив ни мертв послушно уставился на девушку, вызывавшую в памяти неприятные воспоминания.

— Я здесь, потому что Дезертир оставил меня в заложниках, — пояснила она. — Но, конечно, не только поэтому. Как ты уже понял, твоя ходка не окончена.

— В каком смысле? — хрипло спросил Рябой.

— В таком, что Зона прямо здесь! — голосом Кайл ответил за Норис контролер. — И спасибо за это следует сказать этой молодке.

— А ты… настоящая Кайл? — не удержался сталкер. — У тебя акцент исчез.

— Идиот! — буркнул контролер и замолчал, кутаясь в грязный плащ. — Не знаю, чем он тебе забавен…

Норис рассмеялась. Вячеслав, Абу и старик в шапочке молча смотрели в окна. Переводя взгляд с одной на другую, Рябой все думал: стоит продолжать пытаться что-то понять или уже плюнуть?

— Плюнь! — посерьезнела Норис. — Испугался, когда Дезертира увидел? Не бойся, это голова Шейха. Просто у тебя чуткая душа… Так бывает, когда Зоне нравишься. Но понять не пытайся. Итак, ты знаешь, что Шейх умер. Жаль, но ведь есть еще господин Абу. Ему тоже понравилась идея стать Повелителем Зоны. Спасибо покойному Шейху, теперь я лучше умею разговаривать с людьми и убеждать их. С Дезертиром не вышло, но… Может быть, еще получится.

— Убей его, — проговорил контролер. — Убей Абу и живи спокойно. Вернемся.

— Нет, — покачала головой Норис. — Мне интересно. А ты знай свое место.

«Ну, давайте, выясняйте при мне отношения! — горько подумал Рябой. — Вот чего мне не хватало! То ли вас двое, хозяек Зоны то ли вообще… Вообще никакие вы не хозяйки…»

— Рябой, я же сказала: не пытайся понять! — фыркнула Норис — Дезертир поумнее тебя был, и то ничего не понял! Выгляни, крикни Фарида.

Когда Рябой исполнил приказ и захлопнул дверь, Норис достала из пакета голову Шейха и протянула ее контролеру. Вслед голове из пакета вылетела муха и принялась кружить по салону.

— Достань сердце, — приказала Норис.

— Как знаешь… — Контролер ухватил голову, слегка нажал, и она треснула, как орех.

С трудом сдерживая рвотные позывы, Рябой наблюдал, как контролер разламывает голову и что-то достает из самой ее середины. На плащ капал сгнивший мозг, в автомобиле растеклось непереносимое зловоние, которого никто не замечал. Сталкер увидел, что прямо по носу старичка-специалиста ползет муха, но лицо того оставалось бесстрастным.

— Вот! — Норис приняла от контролера сердце. Просто человеческое сердце, скользкий комок мускулов и сосудов. — Догадываешься, чье сердце?

— Нет.

— Сердце Дезертира! — укоризненно посмотрела на него Норис. — Или ты думал, я так просто позволю ему выйти из игры? Нет, всему ему умереть нельзя, пока я не позволю. А он мне интересен.

— Вернись в Зону… — попросил контролер противным баском Кайл. — Пусть все будет как раньше.


Глава шестнадцатая | Сердце дезертира | * * *