home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

Прошло полгода. Случился еще один Выброс, но по сравнению с тем, что загнал военных в городок, все прошло довольно буднично. Даже старина Че в своей рассылке по ПДА ошибся с прогнозом всего на две недели. Рябой ходил, как и прежде, с Гошей и Насваем. Брали немного, но на жизнь хватало. Все произошедшее с экспедицией Шейха понемногу забылось, появились новые анекдоты о неудачнике Рябом. Сталкерская жизнь богата на события.

Рябой и сам стал забывать о сердце Дезертира. А когда вспоминал, все казалось каким-то странным, будто бы произошедшим не с ним. Он уже не верил в «хозяйку Зоны» и был склонен полагать, что Норис просто свихнулась. Да и он, наверное, тоже — иначе не творил бы таких глупостей.

Дезертир исправно отрабатывал Бубне какие-то свои долги и даже иногда посиживал в «Штях». Правда, пил мало, а выпив, сидел молча и морщил лоб, будто пытаясь что-то вспомнить. Своим Бубна приказал с расспросами к сталкеру не лезть. Не полез и Рябой, стараясь побыстрее все забыть.

Однажды он проходил мимо дома, где прежде находился ресторан «Столовая». Теперь там появился магазин с нахальным названием «СТарый АЛКаш», торговавший, само собой, всей нужной амуницией, а из-под полы и снаряжением, и оружием. Бомбоубежище, о котором натовцы не знали, отлично помогало бизнесу.

Что-то не понравилось Рябому в этом магазине и довольных, доброжелательных продавцах, втридорога впаривавших модный, дорогой товар не только отмычкам и «туристам», но и заезжим из столиц «полутуристам», как их стали называть. Эти в Зону соваться и не думали, им хватало бара «Шти», куда их пускали утром и днем. Они щедро платили, слушали рассказы бывалых, которые отчаянно врали, и уезжали, прикупив на память какую-нибудь дешевку с Зоны. Бубна смотрел на это совершенно спокойно — бизнес процветал. Правда, вечером эту публику из бара выталкивали. У сталкеров должно быть место и время для спокойного разговора.

Рябой и сам не понимал, что его тревожит. С Флер они сходились еще два раза, оба кончились громкими скандалами, но неунывающий сталкер с надеждой ждал третьей попытки. Денег было мало, но к этому он привык. Зона не слишком допекала сюрпризами — насколько это вообще возможно, конечно.

Но что-то было не так. Все менялось медленно, незаметно, но менялось.

— А меньше наших стало погибать, — сказал как-то вечером Гоша. — Это здорово, конечно, я не против. Но странно. Будто Зона стала добрее.

— И рассказов новых мало. Ну, интересных рассказов, — поддакнул Насвай. — Больше стали придумывать, но это же сразу заметно! Только «полутуристы» поверят, да и тех на выпивку не особо разведешь. Много стало рассказчиков.

— Да не в выпивке дело! Вот тебе, кстати, не то чтобы байка, а тема такая… — Гоша понизил голос. — Услышал вчера здесь. Енот говорил, что хозяйка Зоны ушла, оставила ее нам. И когда, мол, вернется, наведет порядок. Что об этом думаете, а?

— Бред какой-то, — решил Насвай. — Совсем Енот спивается. Да не только он, многие спиваются! На «полутуристах» деньги большие делают. Ну, те, кто в товар вкладывается. Не в хабар, в смысле, а в товар. В обычный — берцы фирменные, ремни, куртки…

— Да мы поняли! — Рябой решился. — Ладно, слушайте. Только чтобы без пересказа. Когда я в машине Абу сидел… Глупо, конечно, но дело было так…

Он рассказал. Гоша покрутил пальцем у виска.

— Ну при чем тут голова Шейха?

— Да не то чтобы при чем… Просто я ее вынес, и сердце Дезертира как-то помещалось в ней.

— Ага, под черепом стучало! Стуки-стук! — Гоша забрал пиво и поднялся. — Рябой, ты сегодня не в форме. Слишком смешная байка.

Насвай ушел с ним. И вот тогда к нему подсела Норис. Сталкер подавился своим пивом и фыркнул прямо в лицо девушки пеной.

— Спасибо, тоже рада тебя видеть! — засмеялась она, утираясь. — Как поживаешь, Рябой?

— Хорошо. Твоими молитвами, наверное.

— Очень может быть! А вот этого паренька узнаешь?

Рябой поднял голову. Рядом стоял незнакомый человек, по виду и повадкам — сталкер.

— Для всех: я была на севере, у Болот. А вообще-то посмотрела мир, многое поняла… И многое не поняла. А Дезертир был моим гидом.

Рябой посмотрел на Норис, потом снова на мужчину. Тот снял темные очки, и Рябой узнал Фарида. Вот только это был не Фарид. Мягкая линия рта секретаря сложилась как-то жестко, и совершенно изменилось выражение глаз. Серьезные, всегда сосредоточенные и спокойные, они были очень знакомы Рябому.

— Дезертир? — вполголоса ахнул он.

— Да. — Дезертир сел. — Ну, официально зови меня Яч. Фарида лучше не вспоминать, все равно никто не узнает. Рад, что могу поговорить откровенно с кем-то, кроме нее.

— Он меня ненавидит! — фыркнула счастливая Норис и залпом допила пиво Рябого. — И мечтает убить. А не может! Знаешь, Рябой, что я еще поняла? Поняла, что такое дом. Вот только что поняла. Нужно уехать и вернуться, чтобы понять.

Рябой смотрел и не мог уложить у себя в голове: вот эта смеющаяся девчушка — хозяйка Зоны? Это она плодит монстров и убивает людей?

— Да, это я! — «страшным» голосом сказала Норис и снова рассмеялась. — Я же говорила: не пытайся понять! Все равно поймешь неправильно. Ну, пошла я… Пора проведать Зону. Увидимся!

Норис, весело обмениваясь приветствиями со знакомыми, направилась к выходу. Рябой посмотрел на Дезертира, которого следовало называть странным именем Яч. Дезертир глядел вслед Норис с искренней ненавистью. Перехватив взгляд Рябого, сталкер опять надел очки.

— Это зло, Рябой. И оно должно быть уничтожено.

— Подожди… — Рябой махнул официантке, чтобы принесли два пива. — Подожди! Ты Дезертир или нет?

— С точки зрения личности, я скорее Фарид. Но во мне сердце Дезертира. А оно — главное. Я уничтожу Зону, другой цели у меня нет.

— Но ты же… — Рябой почесал затылок. — Ты же тут, на Бубну трудишься, в Зону ходишь. То есть я понимаю, что это не ты, но… Ты же вроде как вот путешествовал с ней, с Норис. Не наладились отношения?

— Рябой, мы все — ее рабы. А Дезертир скоро перестанет работать на Бубну. Это не мои планы, ее. Не знаю, как она это сделает… Но я снова стану собой. Чтобы уничтожить Зону.

«Ну, завел шарманку… — подумал Рябой. — Зона — наша жизнь, что же на нее жаловаться? Другой-то нет».

Официантка так поставила пиво на стол, что половина сразу на столе и оказалась. Конечно, это была Флер.

— Познакомься, Флерочка: это Яч.

— И имя так себе, и приятель у тебя, Яч, хуже некуда. — Флер навалилась на стол, отчего декольте показало все свое небогатое содержимое. — Кого ты мне напоминаешь?

— Это ты мне скажи, — улыбнулся Дезертир. — Ты ходишь в Зону или только пиво носишь?

— Я сталкер! — рявкнула Флер. — Это временная работа.

— Тогда у меня есть для тебя дело.

— Нет, нет, нет! — запротестовал Рябой.

— А его можешь тоже привлечь, милая Флер.

— Да черта с два! — Официантка уже сдирала фартук. — Рябой только все испортит! Купи мне что-нибудь покрепче и обсудим.

Дезертир хлопнул Рябого по спине и поднялся. Оставшись один, сталкер слил пиво из двух неполных кружек в одну и понял, что его совершенно напрасно не устраивало полгода спокойной жизни. Дезертир не остановится, а Зона не даст ему даже умереть. Значит, игра продлится очень долго.

«Будем надеяться, что я и правда забавляю Зону. Хотя у нее паршивое чувство юмора. Чертов ребенок, хоть бы ты не слишком быстро росла».

— Не унывай, жандарм!

Он допил пиво и пошел напрашиваться в дело.


* * * | Сердце дезертира |