home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

Утром Рябой принес в квартирку Флер пива — подлечиться. Сперва дверь не открывали, но когда он показал в глазок пару бутылок, замок тут же щелкнул. Флер вырвала пиво и молча прошла на кухню. В узком коридоре Рябой извинился перед полуголой смешливой соседкой, тоже утренней официанткой из «Штей», и уселся напротив своей похмеляющейся любви.

— Я все-таки думаю, что тебе идти не надо. То есть как хочешь, конечно! — Рябой даже прикрыл голову руками, так на него посмотрела Флер. — Ну, если очень хочешь — идем, познакомимся поближе, все такое…

— Ты идиот. И мне тебя жаль. Как раздавленного жука. — Между фразами Флер глотала пиво. — Две бутылки? Всего? Идиот.

— Больше нельзя, скоро уже выходим. Ну, перед Периметром жахнем понемногу, традиция и от радиации… — Рябой не знал, как подойти к главному вопросу. — Слушай, Шейх тебя брать не хотел. Но мы поговорили ночью, и я его убедил, и…

— Я ясно сказала: убеди Бубну! А Бубна сам убедит кого хочешь.

— Конечно, — смиренно согласился Рябой. — Но, в общем, так: формально только я проводник, а ты как бы со мной, и слушаешься меня, и в разговоры не лезешь.

Флер, не изменившись в лице, продолжала пить пиво, и Рябому стало всерьез страшно.

— Не унывай, жандарм! Это же для вида. Я думаю, все дело в том, что люди восточные, со своими, значит, традициями… Да еще госпожа Кайл, наверное, воду мутит. Но я сказал, что ты против нее ничего не имеешь, и все вышло случайно, из-за меня.

— Из-за тебя я бы пальцем не пошевелила. Просто оно мне не нравится.

— Кто «оно»?

— Твоя кадыкастая госпожа Кайл. Кстати, из вас бы неплохая пара получилась.

Рябой застыл, переваривая услышанное. Конечно, он читал о таких странных существах, сменивших пол, но вся эта чушь была так далека от Зоны… Он попытался вспомнить блондинку. Рослая, крепкая. Лицо «нордическое», но вполне женское.

— Не похоже, — осторожно сказал он. — Или что ж он, два раза в День бреется?

— Да, для тебя это — фантастика! Впрочем, твоей рябой харе уже ничего не поможет. Ладно, желаю успеха в отношениях с Кайлом, а пока имей в виду: мне наплевать, о чем ты договорился с Шейхом! И я хочу аванс!

Закончив с пивом, Флер встала и нависла над сталкером. Нервно порывшись в карманах, Рябой выложил на стол почти все, полученное от Шейха.

— Вот. Ты одевайся, я на улице покурю…

— Пошел вон!

Патрули в городке появлялись редко, да и на рожон предпочитали не лезть. Поэтому Рябой свое снаряжение просто сложил в два больших рюкзака, а автомат — в чехол, вроде как удочки. В городке проживало немало таких «рыбаков». За Флер он не волновался, все самое необходимое у нее имелось, включая персональный ПДА, а это самое главное. Тем не менее дама преподнесла ему неприятный сюрприз, появившись с тремя рюкзаками побольше его собственных. Еще одна сумка, и немаленькая, оказалась у Флер в руках.

— А там что? — мрачно поинтересовался Рябой, взвешивая на руке груз, который ему предстояло тащить одному.

— Я вашу колбасу есть не буду. Рассказывали уже, что с некоторыми идиотами от нее приключается. — Флер поставила сумку на растрескавшийся асфальт и пошла вперед. — И консервов ваших столетних с военных складов тоже есть не буду! Ты же у нас главный? Вот и неси.

Пять нелегких рюкзаков, сумка с продовольствием и чехол с автоматом — это перебор. Пусть и недалеко было идти, но Рябой весь взмок, а по пути, само собой, попались несколько знакомых. Кто-то посоветовал Флер взять в Зону чемодан на колесиках, чтобы Рябому было легче. Вот и новая история про нелепого сталкера!

Возле леса, на бревнышке, за которым сложили свое снаряжение, покуривали Гоша и Насвай. Рябой остановился рядом, но они демонстративно смотрели в сторону.

— Не унывайте, жандармы! — Он просто не нашелся, что еще сказать.

— Проваливай, засранец!

Рябой, вздохнув, догнал не спеша шагающую к лесу Флер.

— Даже твои друзья тебя презирают! — весело подметила она. — Ну, где встречаемся?

— У «второго кострища», это за Сосенками, минут двадцать.

— Сама знаю, не вчера родилась!

Не через двадцать, а скорее через тридцать минут вконец взмокший Рябой доволок тройной груз до условленного с Шейхом места встречи. Шедшая первой Флер шарахнулась от будто из-под земли выросшего телохранителя, то ли мистера Джексона, то ли мистера Джонсона. Он был уже полностью экипирован, при оружии и с кокетливыми зелеными кустиками на шлеме армейского образца.

— Вы опаздываете! — обиженно сказал Фарид, который вместе с Шейхом и непонятной госпожой Клайд пил зеленый чай из красивого термоса. — Это нехорошо. Переодевайтесь скорее, за нами сейчас придет машина.

— Кто за рулем? — Рябой с наслаждением свалил рюкзаки на траву.

— Какая нам разница? Бубна сказал, что пришлет машину.

Минуты через три, нацепив ПДА на рукав и передернув затвор видавшего виды АК, Рябой был готов. Мистер Сойер, малоотличимый от других «мистеров» в своем снаряжении, укоризненно посмотрел на сталкера, потом на его оружие.

— Ах, да! Что за глупости… — Рябой выщелкнул патрон, поставил автомат на предохранитель и почувствовал себя полным идиотом.

«Наверное, я и есть идиот».

Послышался звук мотора, и на полянку, покачиваясь на рессорах, вкатился небольшой, приземистый автобус. За рулем оказался Енот. Он вышел, хлопнул дверью и закурил, демонстративно отвернувшись. На приветствие Рябого он тоже не ответил. Снаряжения у команды Шейха оказалось подозрительно много. Особенно не понравились Рябому ящики без опознавательных знаков, с которыми надо было обращаться так осторожно, что его даже не заставили их таскать. Тем не менее и на его долю поклажи хватило. Только когда погрузка закончилась, Флер отправилась переодеваться.

— Ну, это самое, женщина! — объяснил Рябой Фариду, для выразительности разведя руками. На Фарида, судя по его глазам, объяснение не произвело должного впечатления, и Рябой как мог тверже добавил: — Без нее не поеду!

— Ждем пять минут, — сказал секретарь Шейха.

Но Флер, само собой, пришлось ждать дольше. Когда она наконец появилась из кустиков, Енот уже собирался сигналить третий раз, что, учитывая его похмелье, было серьезным решением. Флер шла так, будто совершенно преобразилась, хотя особой разницы никто не заметил. Камуфляжная курточка да высокие полусапожки — вот и все, что в ней изменилось.

— Стоило там сидеть полчаса… Макияж, что ли, стирала? — проворчал Енот. — Все, никого не забыли?

Старый, неброский автобус взревел новым, тщательно отлаженным движком, и ходка, можно сказать, началась. Едва успевший вернуться из Зоны Рябой с тоской подумал, что и отдохнуть не успел, и деньги загадочным образом истратил. Флер отвернулась от него, сосредоточенно наблюдая за проносящимся за окном однообразным лесным пейзажем, зато сталкера просто-таки буравила тяжелым взглядом госпожа Кайл. Рябому хотелось ее, или его, получше рассмотреть — все-таки диковинка! — но для этого пришлось бы встретиться глазами. Он потупился на свои видавшие виды берцы и едва не слетел с сиденья, когда Енот неожиданно затормозил.

— Утрамбуйтесь там! — потребовал он. — Еще один пассажир.

— Нет, подождите, какой еще пассажир? — возмутился Фарид, в то время как один из «мистеров» уже приставил к голове водителя пистолет. — Вы везете только нас!

— Не было такого уговора! — хрипло, но весело ответил Енот. — Бубна просил подкинуть вас к Зоне — пожалуйста! А еще он просил подкинуть этого парня.

Дверь открылась, и в автобус заглянул Дезертир. Выглядел он как всегда: абсолютно спокоен, сосредоточен на чем-то своем, весь в черном. Рябой, по старой доброй привычке первым делом заинтересовавшийся указательным пальцем правой руки «пассажира», обнаружил его на спусковом крючке «Пустынного орла», выглядывавшего из кобуры.

— День добрый. Бубна сказал, что для меня будет место.

Повисла нехорошая пауза, во время которой Фарид что-то быстро шептал своему Шейху.

— Я просто подвезу его, как и вас! А там разойдетесь, — раздраженно сказал Енот, которому срочно нужно было подлечиться. Но пить за рулем он считал ниже своего достоинства. — И скажи, чтобы он перестал мне стволом тыкать — затылок мерзнет!

— Вообще-то я хотел пройти Периметр с вами, — спокойно возразил Дезертир. — Так всегда делают. Зачем удваивать шансы напороться на патруль? А разойдемся уже в Зоне, меня ваши дела не интересуют.

Рябой едва сдержал нервный смех, вспомнив, как вчера Дезертир «напоролся» на патруль. Теперь патрули усилены, ездят чаще, с вертолетами на прямой связи… Самое время идти, да еще с Дезертиром, который валит «натовцев», как зомби.

«Знать бы, в честь чего тебя простил Бубна, а? Бубна, который на самом деле никогда никого не прощает. И ты знаешь об этом, обреченный. Что ж, не унывай, жандарм… Вот только знать бы: о чем вы договорились?»

— Хорошо, — раздраженно сказал наконец Фарид. — Господин Шейх согласен. Но только в том случае, если вы будете слушаться нас.

— Конечно!

Дезертир, нагловато ухмыляясь, влез в автобус, бесцеремонно пройдясь по ногам «госпожи Кайл». Рябой прикинул, что размерчик у нее никак не меньше сорок третьего.

Еще минут через двадцать Енот не без удовольствия высадил их, махнул рукой исключительно Дезертиру и отбыл восвояси. Рябой, глядя на гору снаряжения, покачал головой. У ящиков имелись ручки, и нести их можно было на манер «кейсов», и все же с такими не побегаешь.

— Случись что — придется их бросить! — сказал Рябой Фариду. — Надеюсь, ничего ценного?

— Мы надеемся, все будет хорошо. И вы не волнуйтесь: наши люди очень хорошо подготовлены. Это будет ваш самый легкий поход в Зону.

Будь характер Рябого не так мягок, он харкнул бы Фариду прямо на ботинки. «Не волнуйтесь» — это он кому сказал?! Сталкеру, у которого ходок за сотню?! До Рябого стало доходить, почему в «Штях» сочли это предприятие не только глупым и опасным, но и унизительным. Он отошел к Флер.

— У тебя что под курткой?

— Отвали, скотина похотливая!

Рябой, конечно, интересовался, насколько Флер защищена, но снова вынужден был заткнуться. Глупо все получалось. Решил заботиться о Флер, а сам даже не знает, что на нее нацеплено. Вряд ли что-то порядочное — откуда у нее деньги? Правда, раздобыла где-то винтовку Драгунова. Скорее всего взяла у знакомого сталкера в долг. А может быть, уже расплатилась, известно как… Про это Рябому думать не хотелось. В его глазах Флер была совершенной красавицей, и к ее похождениям приходилось относиться снисходительно — если Рябой вообще хочет ее получить. А влюбленное сердце сталкера-неудачника ничего другого не желало.

— Длинновата она для тебя, «драгуновка» — то, — попробовал он еще раз. — Может, мой АК возьмешь? Пока, а дальше видно будет. Просто пойдем через Собачью деревню, а там снайперская винтовка не нужна, и…

— Заткнись! — взмолилась Флер. — Или поболтай с «госпожой Кайл». Вот и она, кстати.

В камуфляжном костюме загадочная Кайл и правда сильнее походила на мужика, чем на женщину. Тем более что макияж на лице изменил назначение — теперь он не привлекал к хозяйке, а наоборот, с помощью черных и зеленых полос старался сделать ее незаметной.

— Пора двигаться. До Периметра три километра?

Флер фыркнула. Да, голос у Кайл был и низкий, и какой-то писклявый одновременно. По-русски она говорила с сильным акцентом, но достаточно правильно.

— Даже меньше трех, так что шуметь не следует. — Рябой встал, вытащил пару припасенных бутылок водки. — Зовите остальных, пора принять понемногу.

— Мы не пьем спиртного, — твердо сказала Кайл. Рябому, правда, почудился странный блеск в ее глазах. — Никто из нас не пьет.

— От радиации же! — Такого поворота Рябой не ожидал. — Нужно! И традиция.

— Мы приняли таблетки. А традиции у нас свои.

У Флер, сидевшей на рюкзаке к ним спиной, мелко затряслись плечи, и вряд ли от рыданий. Рябой бы тоже посмеялся, не будь впереди Зоны, которая вот такого подхода не любит. Он беспомощно огляделся. «Мистеры» рассредоточились вокруг временной стоянки. Шейх и Фарид о чем-то оживленно беседовали, разглядывая большую цветную карту. Чуть в стороне сидел на корточках Дезертир и жевал травинку. К нему обращаться было бесполезно, этот не пил из каких-то своих соображений.

— Флер! — Рябой наплескал в пластмассовый стаканчик половину. — Держи.

— Гадость! — сказала Флер еще раньше, чем понюхала. Впрочем, проглотила не споря. — Неужели нельзя было чего-то приличного купить, а?..

— Традиция!

Рябой был уверен, что дорогих напитков Зона не любит. Лучше всего было бы просто спирта развести, но не успел достать. Пришлось купить водки, вроде бы не слишком «паленой». Рябой проглотил свою дозу и явственно услышал, как одновременно сглотнула госпожа Кайл.

«Точно, мужик, — мысленно признал он правоту Флер. — Бывший, конечно. Тьфу!»

Шейх легко поднялся на свои короткие ножки, что-то негромко скомандовал своим. Спустя три секунды его «мистеры» уже стояли рядом, готовые к маршу. Рябой с тоской вспомнил, что командует здесь не он. Прежде он был уверен, что в Зоне все изменится, но чем ближе они подходили к Периметру, тем сильнее он в этом сомневался.

— Это самое, как бы сказать… — Рябой встал перед строем. — Вчера были кое-какие инциденты на Периметре. Теперь вояки настороже. Слышите, вертолет вот в той стороне?

— До него около пяти километров, как показывают наши приборы. — Фарид постучал пальцем по какой-то штуковине, прежде Рябым не виданной. — В любом случае я уверен, что мы прорвемся. У моего господина хорошие люди.

Рябой взглянул на спокойные, но решительные смуглые лица и понял: эти за своим господином пойдут хоть в пекло. Даже еще круче: пойдут туда вперед него. И пойдут так, что чертям тошно станет. Но пекло — это пекло, а Зона — это Зона. «Две большие разницы», как говорит одессит Барбос.

— А у вас ПДА есть? — вдруг сообразил сталкер. Он не видел на рукавах бойцов привычных персоналок. — Вы что, не купили?

— Они нам не нужны. И вообще… — Фарид замялся, но Рябой успел поймать его косой взгляд на ПДА сталкера. — Вы ведь выключили свой?

— Конечно, мы все, — Рябой обвел руками Флер и Дезертира, — уже выключили! А почему ваши приборы работают? Засекут по излучению — мало не покажется, сегодня «натовцы» и с этой стороны Периметра что волки!

— Не засекут, — уверенно качнул головой Фарид. — Итак, выходим.

Отряд, выстроившись вокруг Шейха, послушно двинулся к Периметру. Мимо Рябого прошла Флер, за ней, все так же с травинкой в зубах, направился и Дезертир.

«Да, мой номер тут — шестнадцатый, — вздохнул проводник. — Но не унывай, жандарм! Это прежде всего им боком выйдет. Бойцы из спортзала, чтоб вас… Правда, если им выйдет боком, то каким местом потом выйдет нам с Флер?»

О Насвае и Гоше, тоже вынужденных без отдыха лезть в Зону второй раз с весьма странным, чтобы не сказать, подозрительным заданием, Рябому и думать не хотелось.

Почти до самого Периметра добрались «волчьим скоком», по тридцать шагов то шагом, то бегом. Не Рябой это придумал — просто шла группа, вот и ему пришлось скакать замыкающим, чувствуя себя полным идиотом. Впрочем, пока все шло хорошо: и прошли быстро, и не запыхались. Даже Флер держалась молодцом, разве что раскраснелась после утреннего пива и полстакана «традиции». Потом, опять без команды проводника, успевшего разве что раскрыть рот, группа залегла неподалеку от дороги. Рябой втиснулся между Фаридом и «госпожой Кайл», чтобы хоть как-то участвовать в событиях.

— Будем ждать, пока проедет патруль? — даже не оглянувшись, спросил Фарид. — Или у вас есть точный график?

— Какой точный график после вчерашнего инцидента? — Рябой смог не покоситься в сторону Дезертира, хотя очень хотелось. Вряд ли Шейх знает, что конкретно вчера произошло. — Будем ждать, а потом, по команде, через дорогу и бегом на полусогнутых, но не до самой колючки. Там мины, я займусь.

— Мы пойдем за вами след в след.

— Да нет! — Рябой взмахнул от досады рукой, задел «госпожу Кайл» и поморщился. — Нет, цепочка длинная получится, как паровоз! А патруль скоро обратно, ждать не стоит. Я скажу, когда начинаются мины.

— Нет, мы пойдем след в след, — так же спокойно повторил Фарид и принял от Шейха протянутый бинокль.

Они негромко переговаривались, насколько понимал Рябой, по-арабски. Патруля пришлось ждать около получаса, и был он, как и подозревал Рябой, усиленный — два бронированных джипа с пулеметами. Конечно, группа Шейха укомплектована оружием была тоже по самые зубы, но связываться с патрулем при входе в Зону дурная примета. А уж если покрошить «натовцев» второй день подряд… Рябой даже зажмурился от ужаса. Периметр буквально закроется для сталкеров на неделю, а то и две, такой кошмар тут начнется. А это — простой бизнеса. За это конкретно с Бубны большие люди потребуют головы, и чем больше, тем лучше. Рябой почесал свою, бедовую, прежде чем вскочить.

— Пошли!

Конечно, «мистеры» поднялись одновременно с ним, а Фарид и не подумал переводить его команду. Зачем? Все равно они подчиняются только Шейху. Рябой, бросив взгляд на Флер, чуть замешкался, и первым с насыпи скатился Дезертир. Этот вообще действовал сам по себе, как и всегда.

Тем не менее именно с Дезертиром проход через Периметр прошел гладко и быстро. Они одновременно добежали до мин, работали с ними по очереди, страхуя друг друга, а проволоку сталкер-одиночка кусал так ловко, что Рябому и потеть не пришлось. Не дожидаясь приглашения, в проход один за другим ловко проползли два «мистера», которых из-за маскировочного макияжа уже вовсе нельзя было различить. Потом несколько неловко протиснулся толстый Шейх, сразу за ним Фарид и «госпожа Кайл». Рябой только беспомощно оглянулся на Флер и увидел, что ее, красную от злости, деликатно придерживают за локоток, чтобы не лезла без очереди. Потому что пришла очередь тех самых ящиков.

— Быстрее! — запричитал Рябой, хотя понимали его теперь только Дезертир и Флер. — Патруль быстро ехал, быстро и вернется!

— Успеем. — Коротавший время, любуясь облаками, Дезертир выплюнул наконец свою травинку и принялся на ощупь искать другую. — Сноровистые парни, как раз успеем. Вот вертолетов бы не было…

— Вторую линию пройдем, а там уж тех, кто в Зону, — не трогают! — Флер заметно нервничала.

— Обычно — не трогают. Но сегодня они за своих отомстить хотят.

Рябой оглянулся на проход. Со снаряжением наконец было закончено, «мистеры» исчезали за проволокой один за другим. Ползать ребята умели. И все же Рябой до последней секунды опасался быть расстрелянным пулеметами с тех двух джипов. Никогда прежде он не ходил такой большой компанией. Но они успели как раз вовремя, если еще учесть, что Дезертир успел загнуть проволоку обратно. Мастерство не пропьешь, да и не пил он, странный человек.

Группу пришлось догонять — люди Шейха двигались вперед без остановки, словно каждый день прорывались в Зону. Где их тренировали, чему научили? Рябому оставалось лишь строить догадки, но получались они чересчур смутными.

Еще километра три по сильно пересеченной, изъезженной военной гусеничной и строительной техникой, сырым чернобыльским летом — то еще развлечение, особенно если впереди бегущие «спортсмены» задали такой темп, с которым Рябой и от пуль бегать ленился. Еще хуже, конечно, пришлось Флер. Наконец-то сказалась перегрузка. На бегу подтягивая рюкзак, набитый среди прочего еще и снедью подруги — часть Рябой втихую выкинул, а часть не решился, — сталкер вдруг подумал, что Флер туалетную бумагу не забудет никогда. У нее с собой, наверное, два рулона как минимум. От этой мысли Рябой хихикнул и тут же зацепился берцем о забытый строителями Периметра кусок проволоки. Он покатился бы кубарем, не поддержи его под локоть мерно чавкавший по грязи Дезертир.

— Как там Шейх, интересно? — задыхаясь, спросил Рябой, которому показалось, что надо из приличия поддержать беседу.

— Он на таблетках. — Дезертир не собирался сбивать дыхание ради каких-то приличий. — Я видел.

«Еще и так! — даже обрадовался про себя Рябой. — Может, они все на таблетках? И что за таблетки, интересно? От радиации есть, от усталости есть, может, и от аномалий есть? И что будет, если таблетки кончатся или потеряются? Не унывай, жандарм! Ты пошел в Зону с наркоманами! Но как же бегут, энерджайзеры проклятые!»

Его команды снова не потребовалось: группа остановилась у первой линии Периметра, как раз когда замыкающие их догнали. Флер тут же ничком повалилась на землю, и Рябой забрал у нее винтовку. В виде исключения женщина возражать не стала.

— Вот там они лесок спилили… — затараторил он, как только позволили горящие легкие. — Ну, не лесок, так, рощицу… Бревна не убрали, и на земле как засека вышла. Отсюда не видно за кустами, а там ноги можно поломать. Там, — он указал в другую сторону, — болотце. Тоже ничего хорошего. Долго бежать, а уж ползти… Еще дольше. Зато прямо по курсу заросшая лопухами ложбинка, но там уже тропинка натоптана. Пригнуться — и пройдем! Уф! Ну, вы и здоровы носиться. Не надо так в Зоне! Влетите в аномалию — только клочки полетят!

— Вы бы легли, — посоветовал Фарид. — Мы ведь в прямой видимости огневой точки.

От такой наглости в Рябом взыграл сталкер, и он выпрямился во весь рост.

— Вот тут, — он топнул ногой, — на огневые точки наплевать! Холмик справа видишь? Вот и нет огневой точки. Чуть дальше — есть прямая видимость, а тут нет. А слева мы вообще вне прицельной дальности, они и пытаться не будут.

— А если ракетой ударят? Или вертолет пришлют? — иронично спросил Дезертир. — Ну, после вчерашнего. Сядь, Рябой. Не отсвечивай.

Памятуя о своем спасении, пришлось подчиниться. В сотый раз Рябой вспомнил, что надо бы расспросить парня о вчерашнем — чем они себя опрыскали и выдумал ли он этот странный «гон» плотей, но в сотый раз это было не ко времени.

Шейх коротко что-то бросил Фариду.

— Вы готовы идти дальше?

— Ну, не здесь же зимовать? — Рябой обращался скорее к Флер. — Ты в порядке? Тут надо ползком.

Прошептав что-то неприятное в адрес проводника, Флер поднялась на четвереньки. Шейх воспринял это как готовность продолжать ходку. А может быть, ему было вообще наплевать и на нее, и на Рябого. Он скомандовал, и группа пошла, включая Дезертира и Флер. Рябой все сильнее чувствовал себя лишним. Очень хотелось развернуться и уйти, но это означало бросить Флер. А впереди еще два ряда колючей проволоки…

У «мистеров» оказались свои ножницы и свои клещи. Просто раньше им это не понадобилось, а теперь, когда сталкеры чуть поотстали, смуглые парни спокойно справились и без них. На указанную Рябым ложбинку «мистеры» выбежали без подсказок, будто кто-то их уже натаскал. Прежде чем нырнуть в разросшиеся лопухи, Рябой скосил глаза на Дезертира. Того, кажется, ничто не могло ни удивить, ни тем более обеспокоить.

Слева донесся грохот крупнокалиберного пулемета. По ним стреляли или нет, Рябой так и не понял. Да и не важно это было — левый дот слишком далеко. На очередной Выброс Зоны приходится реагировать быстро, и даже «натовцам» не все удается просчитать.

Бежавшая впереди Флер вдруг всхлипнула и отпрыгнула куда-то в самую гущу лопухов. Дорогу перегораживал труп кровососа. Мало что от него осталось, да и лежала тварь мордой вниз, но Рябой узнал монстра сразу. Что ж, дело житейское — на то здесь и доты, чтобы расстреливать лезущих из Зоны тварей. Хорошо еще, что дохлый. А хватило бы ума, сидел бы тут, в низинке да в лопухах, и ждал сталкеров.

— Ты что?

Флер отмахнулась и всхлипнула еще громче. Только теперь Рябой понял, что ее тошнит. Вот те на!

— Берем ее! — Дезертир вытащил Флер обратно на тропу. — Шейха лучше не злить!

— Слушай, а они что же, так спокойно по кровососу и пробежали? — спросил Рябой, и сам наступая на полуразложившийся, обглоданный крысами труп. — Странно. Все шугаются по первому разу. Таблетки?

— Может, и таблетки. Держи ее крепче!

То передвигая ногами, а то вовсе повисая на сталкерах, Флер урывками сообщила, в каком гробу видела и Зону, и ее обитателей, а заодно исхитрилась облевать своим носильщикам ноги. Рябой только глаза пучил — час от часу не легче! Он же знал, что Флер была в Зоне, и была не раз. Откуда тогда такая реакция на всего лишь труп?

А трупов в ложбинке было немало. В основном, конечно, мелочь: крысы, тушканы да чернобыльские псы. Подробнее рассматривать было некогда и незачем. Выбежав из естественного укрытия, группа оказалась в самом опасном месте. Даже Флер это поняла и как могла побежала. Метров четыреста отделяло их от обожженного, истерзанного со стороны дотов молодого леса. Молодого, потому что вырос он уже после того, как первую линию обороны пришлось передвинуть, и вырос удивительно быстро.

«Только бы они и теперь не подвели! — Рябой забежал справа от Флер, стараясь держаться между ней и дотом. Смешно, конечно. Если поймают в прицел, просто порвут обоих. — Только бы помнили, что мы уже в Зоне!»

Да, бывало и так, что запыхавшийся, счастливый сталкер вбегал в лес расслабленным и по невнимательности мгновенно погибал. Но группа Шейха снова повела себя правильно: скинув с плеч «хопфулы» и раскрыв прикрепленные к вискам экранчики целеуловителей, «мистеры» цепью вошли в тень деревьев, на самых последних метрах опередив Шейха и его приближенных. Сюрпризов не оказалось, и минуту спустя все расположились на привал в крупной, свежей воронке от какой-то тяжелой артиллерии.

— Это когда появилось? — Рябой снял берц, чтобы поправить сбившийся носок. — Я не помню.

— Вчера, — коротко ответил Дезертир.

Шейх и Фарид снова склонились над картой. Хоть Рябой ее и не видел, но был уверен, что многие хорошо заплатили бы за эту бумагу. Флер лежала на боку и дышала, словно загнанная лошадь, а «госпожа Кайл», совсем не уставшая, гладила ее по голове. Сталкер задумался — должен ли он ревновать? Но рассуждения вышли слишком сложными.

— Не унывай, жандарм! — посоветовал он сам себе и включил ПДА.

Сталкеры проснулись и трепались вовсю. Обсуждали в основном Шейха, причем приличных выражений использовали очень мало. Гость с юга нанес всем оскорбление, помахав перед носом хорошими деньгами, но при этом поставив условия, неприемлемые для порядочного сталкера. Рябой и сам бы ни за что не согласился, если бы не Флер.

— Одни глупости, как всегда, — проворчал занимавшийся тем же самым Дезертир.

— Слушай, а чем мы вчера себя опрыскали? Ну, от плотей? — спросил Рябой, продолжая скроллить экран сообщений.

— Забудь.

— Так не было никакого «гона»?

— Забудь! — настойчивее повторил Дезертир. — Ты и так влез в чужие дела слишком глубоко. А уж Шейху про это знать совсем не нужно!

Прозвучало это высокомерно, по-хамски даже. Рябой обиделся. Их же тут, по сути, двое сталкеров с группой самоуверенных наркоманов и женщиной, блюющей от вида дохлого кровососа! Где же сталкерское братство? Кроме как друг на друга, опереться не на кого. И пусть Дезертир одиночка, но ведь вчера помог — почему сегодня так себя ведет?

«Значит, не держишь меня за своего? — Рябой даже засопел от обиды. И в нем, таком „плюшевом“, могло накопиться нервное напряжение. — Ладно. Не унывай, жандарм! Без тебя справлюсь».

И как назло, тут же увидел в чате свежий анекдот о себе. То ли Гоша с Насваем дали волю воображению, то ли слушатель был пьян, но теперь выходило, что Рябой, наткнувшись на плоть, так перепугался, что выронил винтовку, снял штаны и присел, а уж потом…

— Какую только ерунду люди в сети не пишут! — Рябой сплюнул в траву. — Фарид! Не пора мне сказать, куда идем дальше?

— Вы же сами говорили: углубиться в Зону отсюда проще всего через Собачью деревню. — Секретарь удобно лежал, подложив под голову рюкзак, а ноги закинув на ящики с таинственной аппаратурой. Всем своим видом он оскорблял сталкерское сердце Рябого. — Ну, так и пойдем через деревню, нас устраивает.

— Устраивает?! — Рябой поднялся. — Парни, мы в Зоне! И тут надо слушать, что я говорю. Вы знаете, что меньше чем в двух сотнях метров от нас есть «зыбь»? И это ровно на дороге к Собачьей деревне! Если не начнете соображать, то только до нее и дойдете.

— Мы знаем про эту «зыбь», — лениво отозвался Фарид. — И я надеюсь, вы нам не угрожаете сейчас?

Ничего он еще не понимал. Рябому до одури захотелось, чтобы прямо сейчас из кустов с ревом вывалился огромный чернобыльский кабан, разметал «мистеров», схватил эту вонючку Фарида, и… Но датчик движения, на который по профессиональной привычке поглядывал Рябой, такой радости не обещал.

Отдышавшаяся Флер негромко беседовала о чем-то с «госпожой Кайл» и проблемами Рябого не интересовалась совершенно. Дезертир оторвался от экрана ПДА и снова жевал травинку, размышляя о чем-то своем. Рябому стало совсем невмоготу. Он чувствовал: нельзя продолжать такую ходку! И конечно, нельзя тащить в нее Флер. О чем он думал? Пусть бы вытворяла, что ей в пьяную голову взбредет, не в первый раз. Он решил немного пройтись, раздвинул кусты и увидел труп сталкера. Это был еще один человек Бубны. Снаряд, оставивший в лесу глубокую воронку, достал его взрывной волной и просто пригвоздил к стволу дерева. Клички парня Рябой вспомнить не смог.

Сперва Рябой хотел всем показать находку, но вовремя остановился. Все равно никто не заинтересуется, да и то — чему удивляться? Разве что Флер снова стошнит. Рябой подошел ближе. Снаряжение иссечено осколками, никуда не годится. В контейнеры можно не заглядывать — Бубна послал группу за Дезертиром, они не были в ходке. Вспомнив последние слова умирающего Сабжа, Рябой передернул плечами. «Скажи Бубне, пусть убьет Дезертира». Может быть, так и следовало поступить? Но Дезертир спас его вчера, да и не такой Рябой человек, чтобы вот так запросто отдать кого-то на заклание.

Из груди и живота погибшего сталкера торчали ветки, некоторые даже с зелеными листочками. Вниз за ночь натекло много крови, трава стала совсем рыжей. Странно, что крысы еще не нашли это угощение. Что же делал Дезертир с плотями и зачем? Неужели приручил их? Рябому представилось, как плоти выступают в цирке, скачут через обручи и толстенными, пуленепробиваемыми лбами перекидываются мячиком. Стало смешно.

— Странный ты все-таки. — За его спиной стоял Дезертир. — Человека убили, а ты хихикаешь.

— Да я не о том! — Рябой попытался стереть с лица ухмылку, но это было непросто. — Я подумал, что было бы, если… Нет, ерунда.

— Странный ты, — повторил Дезертир. — Хочешь совет? Свали от них как только сможешь. И девушку свою забери.

— А ты не поможешь?

— Я прошел с вами через Периметр, теперь ухожу. — Одинокий сталкер подтянул лямки рюкзака и прошел мимо Рябого. — Передавай привет Шейху. Да, и еще: те ребята, которых Бубна послал тебя страховать, очень рискуют. Лучше бы им сойти со следа. Прощай.

Бесшумно лавируя между стволами, Дезертир исчез. Порыв ветра прошел по верхушкам деревьев, и мертвый сталкер качнулся к Рябому. Он задрал голову и встретился глазами с потухшим взглядом мертвеца. Никогда Рябой не слышал о том, что это плохая примета, но вдруг почувствовал это всей душой. Будто сама Зона в эту душу заглянула.

— Чур меня! — Рябой трижды сплюнул через левое плечо. — Так: оружие твое улетело куда-то, патроны мне не нужны… Прощай тогда. Не унывай тут, жандарм!

Он отвернулся от покойника, собираясь возвратиться к воронке, и увидел продирающуюся через кусты Флер.

— Мы уходим! Ты с нами или будешь тут шишки собирать? Ох, ё! — Флер хватило одного взгляда на мертвого сталкера.

— Ты боишься мертвецов? — Рябой присел рядом. Флер пыталась блевать, но было уже нечем. — Глупая! Мертвецы — самая безопасная публика даже за Периметром! Ну, если не считать зомби. Но зомби — они ведь не совсем мертвецы, а…

— Заткнись! — попросила Флер и встала, опершись на его руку. — О чем я думала? Ходка с тобой — это же кошмар… Пошли, если хотим, чтобы они с нами расплатились.

«Бедная, глупая, жадная девочка, — подумал Рябой, раздвигая кусты. — Нельзя тебе в Зону. Зона не любит ни глупых, ни особенно жадных».

Группа была готова к движению. Шейх кивнул головой проводнику — иди вперед. Это было правильно, но теперь Рябому не нравилось даже то, что было правильным.


Глава вторая | Сердце дезертира | Глава четвертая