home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

От того места, где отряд пересек Периметр, добраться до Собачьей деревни было проще простого. За лесом — луг, который прозвали Футболом, потому что был он ровным, как футбольное поле. Просматривался, а значит, и простреливался он во все стороны. Поэтому такой большой группе опасаться там стоило только аномалий. И, конечно, вертолетов.

— Идем молча! — распорядился Рябой, выйдя на опушку леса. — И всем слушать. Вертолет — главная опасность для нас. Вояки мстят.

— Хорошо. А куда, по вашему мнению, отправился Дезертир? — Фарид и не подумал переводить слова Рябого спутникам. — Разве путь через Собачью деревню не самый безопасный?

Да, если бы Дезертир шел впереди, то они еще застали бы его на лугу. Но Футбол был чист, только далеко слева, в стороне от тропы, стая крыс во главе со своим крысиным волком обгладывала чей-то труп. Скорее всего слепого пса — здесь их всегда было много, отчего покинутую деревню и прозвали Собачьей.

— Откуда я знаю, куда он пошел? Дезертир никому не докладывается, он сам по себе.

— А нам казалось, что вчера Бубна дал ему какие-то указания, разве нет?

— Понятия не имею! — Рябой вышел из леса, поглядывая на детектор аномалий. — Тишина! Пошли.

Фарид, не обращая внимания на приказ, что-то негромко сказал Шейху. Рябому пришлось промолчать — хорошо еще, что к оружию не придираются. Впрочем, пока автомат висел на плече. Проверять, что будет, если он прицелится, скажем, в крысу, сталкеру не хотелось. Он еще надеялся, что все само собой как-нибудь «устаканится». Все-таки Зона, должны гости когда-нибудь это понять?

Тропа огибала несколько аномалий. Некоторые датчик показывал, другие стоило бы проверить, спрямить тропу — кому, как не сталкерам, заботиться о своем завтрашнем дне? Но сегодня Рябой спешил. Удалось найти и кое-что новенькое. «Дрожь земли» устроилась практически прямо на тропе. Не смертельно, но неприятно. А иногда, впрочем, и смертельно. Зона есть Зона.

Приблизительно установив размеры аномалии, Рябой подобрал несколько камней и обозначил обход по тропе. Уж такого не сделать — себя не уважать.

— И что это за штука? — Фарид рассматривал какой-то приборчик. — Забавно: энергии здесь совсем мало.

— «Дрожь земли», — неохотно пояснил Рябой. — Оглушает она… Ну, как при землетрясении. Теряешь ориентиры на время. Ничего интересного.

— Зачем тогда камни?

— А вдруг возвращаться бегом придется? Это Зона, браток. Всякое может случиться.

Рябой закончил и двинулся дальше. Он успел пройти шагов двадцать, когда что-то заставило его оглянуться. Замыкающий группу «мистер» аккуратно поднимал камни и швырял их в траву.

— Так! — У Рябого просто в глазах помутилось. — А вот это, знаете ли, уже наглость!

— Нам не для кого оставлять здесь знаки, — пояснил Фарид. Шейх, беспечно перебирая четки, кивнул. — И вы сами говорили, что идем быстро и тихо. Делайте так. И пожалуйста, не трогайте оружие.

Рябой и сам не заметил, как пальцы правой руки нащупали скобу спускового крючка. Между тем два «мистера» уже взяли его на прицел.

— Ну, быстрее! — голос Фарида стал жестче. — Я же говорил, что в принципе мы можем обойтись и без проводника! Особенно пройдя Периметр!

Одно привычное движение плечом, и ствол АК, задранный сейчас в небо, опишет дугу над самой тропой и уставится на наглое чмо. Доля секунды. Но Рябой понимал: чтобы пристрелить его самого, «мистерам» понадобится еще меньше времени. И Флер останется одна. Он вспомнил о Гоше и Насвае, идущих следом, — вот кому пригодились бы камушки.

— Не дури, Рябой! — Флер, сойдя с тропы, встала рядом с Фаридом. — Я, кажется, вертолет слышала!

«Ничего ты не слышала… — Рябой сплюнул, повернулся и продолжил путь к березовой роще, за которой находился овраг и сразу за ним Собачья деревня. — Сволочи. Надо от вас валить и эту дуру брать с собой. Был бы случай…»

Он уже подходил к краю луга, когда из рощи донесся выстрел. Почти сразу оттуда выскочил бегом какой-то парнишка, пинками разгоняя почему-то кинувшихся на него крыс. Присевший на колено Рябой вытянул в сторону руку.

— Тихо! Не стрелять! Это кто-то из наших, я его вроде видел.

Парнишка, отбежав на несколько шагов от крыс, заметил отряд и тоже припал на колено, готовый прицелиться. Рябой помахал ему рукой — все в порядке, свои. Но сталкер, против ожиданий, сдал задом, не обращая внимания на парочку разъяренных грызунов, снова атаковавших его ботинки. Рябой видел, как шевелятся его губы. Что ж, это тоже нормально. Сталкеры не ходят по одному, не считая отморозков вроде Дезертира. Значит, кто-то в роще его страхует. Рябой снова помахал. — Эй!

— Молчать! — приказал из-за спины Фарид.

Рябой оглянулся. Отряд лежал, ощетинившись стволами. Два «мистера» взяли Шейха в коробочку, закрывая телами со сторон. Зато «госпожа Кайл» стояла во весь рост и делала сталкеру недвусмысленные жесты: проваливай!

— Слушай, Фарид, я ведь тоже человек, — издалека начал Рябой и передернул затвор. — Ты меня не выводи. У нас в Зоне свои правила, и…

«Госпожа Кайл» сделала скользящее движение к Рябому и второй раз за сутки повалила его. Миг — и сталкер остался не только без АК, но и без ТТ. Крепкое колено прижало его к земле.

«Килограмм восемьдесят живого веса да плюс снаряжение… — Рябой даже мысленно хрипел, так ему пришлось туго. — Флер-то что подумает! Эх, жандарм, не унывай… Плохо наше дело».

Шейх что-то отрывисто скомандовал. Три телохранителя, прикрывая друг друга, перебежками двинулись к роще. Новая команда, и твердая рука «госпожи Кайл» сорвала с рукава Рябого ПДА.

— Ты что творишь?! — Он извивался всем телом. Остаться без ПДА — еще хуже, чем без оружия. Это, можно сказать, формальная смерть. — Отдай!

— Он тебе сейчас не нужен. Потом получишь.

Тяжесть на спине исчезла. Рябой вскочил, выхватил нож. Конечно, это было совершенно бесполезно. Тем более что трогать его никто не собирался. К нему подошла Флер, нервно потирая руки.

— А у меня тоже все отобрали!

— Уходим, как только получится… — прошептал Рябой.

— Деньги, дурак! — Флер сделала большие глаза. — Знаешь, как опозоримся, если еще и не заработаем? Погоди немного, Зона этих дураков научит уму-разуму. А еще… — Она продолжила одними губами, но очень внятно: — У Шейха на одних только пальцах миллион, наверное…

Если в словах Флер был какой-то намек, то Рябой его не понял. Даже близость женщины, в которую он был безнадежно влюблен, сейчас отошла на второй план. Ему хотелось не просто сбежать, но и отомстить за унижение.

— Пошли! — Фарид качнул стволом винтовки, которая ему шла, как балерине отбойный молоток. — И не делайте глупостей. Помните уговор? Без команды не стрелять, никогда. Вам проще будет его соблюсти, оставшись безоружными.

— А вы разденьте нас вообще! — предложил Рябой и получил ощутимый тычок под ребро от Флер.

— Мы подумаем, — ухмыльнулся Фарид. — Но время не ждет, иди, а то и правда прилетят вертолеты. Кто были эти люди?

— Что значит «были»?!

— Если они не догадались уйти, то теперь мертвы. Но выстрелов не было, так что, наверное, ушли. Скорее всего — ушли… — Секретарь обернулся к Шейху, что-то спросил по-своему. Шейх кивнул и подмигнул Рябому. — Да, они ушли. Так кто они?

— Какие-то сталкеры, — пожал плечами Рябой. — Зона не бедна на людей, по крайней мере эти районы. Здесь, возле Периметра, сравнительно безопасно… Если вы нас убьете, это сразу станет известно. Тогда Зона и сталкеры объединятся против вас. Вам не выйти.

— Очень страшно! — сказал Фарид.

— Пуф-пуф! — сказал Шейх, указав пальцем на Рябого, и снова подмигнул.

— Зачем нам вас убивать? Пойдете вперед, как полагается. Хватит уже стоять на открытом месте! — Фарид посерьезнел и легонько ткнул Рябого стволом. — К тем березам!

По пути к роще Рябой взял Флер за руку, и она ее не вырвала. Хороший знак, да только не ко времени. Как всегда в этой незадавшейся, глупой ходке.

«Шейх по-нашему понимает… — проговаривал он про себя новую информацию. — А убивать нас им и правда незачем. Мы же теперь как… Ох, не унывай, жандарм! Мы теперь их отмычки!»

В роще валялся убитый крысиный волк. Наверное, подвернулся сталкерам под горячую руку и получил прикладом по черепу. Или как-то иначе вышло, но теперь Рябому стало ясно, отчего взбесились крысы. Иных трупов он среди деревьев не заметил, и это его немного успокоило.

— Внимание, вот там аномалия «жарка»! — вспомнил Рябой и вытянул руку, указывая направление.

— Мы знаем. — Фарид с испугом и омерзением смотрел на огромную крысу, которой не то что кошку, а и иную собаку придушить нетрудно. Шейх, напротив, с восхищением пощелкал языком. — Там аномалия, но нам ведь не туда, верно?

— Верно. Нам туда, левее. Но… — Рябой потянул носом. Вот оно, сталкерское чутье! — Но там кто-то есть.

— Есть, — подтвердила «госпожа Кайл», глядя на прибор. — Тяжелое, идет к нам. Медленно идет.

— Ветер боковой, запах от нас слабый, вот и идет медленно… — Без оружия и ПДА Рябой чувствовал себя так, будто его уже раздели. — Приготовьтесь! На такой большой отряд может напасть только…

Он не успел ничего сказать — из-за ствола толстой березы показалось могучее плечо псевдогиганта. Показалось и замерло. Может быть, тварь вовсе и не собиралась нападать и вышла на отряд неожиданно для себя. Скорее всего так оно и было, но «мистеры», забежав с двух сторон, открыли перекрестный огонь.

Поливаемая отовсюду пулями из «хопфулов», а промахнуться из них трудно было бы и на большем расстоянии, тварь взревела и кинулась сперва к одному, потом к другому бойцу. Шейх, что-то азартно крича, вскинул оружие, оттолкнул мешавшего телохранителя и присоединился к избиению. Теперь с одной стороны стало больнее, и туповатый мутант рванулся туда, откуда бил лишь один ствол. «Мистер Сойер», или как его там, стрелял, прижавшись спиной к стволу березы. Очень удобно. Но делать так нельзя.

Рябой так и сказал:

— Минус один, поздравляю.

Его услышала только «госпожа Кайл» и, поняв, что происходит, прыгнула на помощь товарищу. Слишком поздно. Уже умирающий, буквально измочаленный из трех стволов в упор монстр подмял под себя опрометчивого бойца, которому было некуда отступить. Короткие верхние лапки, которые силой не уступали примерно таким же конечностям тираннозавра, сделали свое дело мгновенно.

— Да хватит уже! — Стрелки все поливали упавшую тварь свинцом, и Рябому стало до боли обидно за растрату патронов. — Лапа у него еще час может подергиваться! А своего не спасете, нет его уже.

— Вот шайтан! — Фарид знобко передернул плечами.

— Шайтан пуф-пуф! — весело передернул затвор Шейх и шутливо прицелился в Рябого. — Ха-ха! Пуф!

— Ну и очень глупо. — Сталкер вздохнул. — Он у вас на каких таблетках, а? Один мутант, и одного вашего нет. Вы куда так собираетесь дойти?

— Не твое дело! — отрезал секретарь и что-то быстро сказал Шейху.

Хозяин хмыкнул и погрозил пальцем Рябому, а потом присел на корточки и стал наблюдать, как дергается торчащая из массы перемолотого мяса и костей лапа огромной курицы. Вот только курицы бегают намного быстрее псевдогиганта. Рябому стало жаль монстра. Он не хотел нападать, он испугался, он думал, как скрыться… А теперь столько крови, в том числе человеческой.

«Флер!»

Рябой огляделся и, конечно, увидел свою подругу стоящей на четвереньках. Это начинало раздражать даже его. Чуть отойдя в сторону, сталкер посмотрел на луг. Вдалеке, на другом конце Футбола, из леса показались две фигуры. Рябой, конечно, знал, кто это. Да и кто, кроме Гоши и Насвая, мог догадаться идти так близко, да еще и не отреагировать на выстрелы? Впрочем, пара передвигалась короткими бросками, даже залегая время от времени.

«А может, они за меня беспокоятся? — подумалось Рябому. — До сих пор, правда, такого не случалось… Все равно идиоты — на Футболе им спрятаться некуда!»

«Мистеры» в пылу первой схватки немного утратили бдительность. Воспользовавшись этим, Рябой решительно подошел к Шейху, заставив телохранителей занервничать. Нужно было как-то отвлечь внимание от своей непутевой «страховки».

— Идти! — прокричал он Шейху прямо в жирное лицо. — Идти надо! Другие придут, много!

Он, конечно, привирал, но что еще оставалось? Шейх поморщился, но ничего не ответил и властно махнул рукой: вперед! Извлекать из-под тела монстра погибшего товарища никто и не подумал. Больше всего возмутило Рябого, что ни оружия, ни снаряжения тоже никто не взял. А ведь это какие деньги!

— Госпожа Кайл! — Ему показалось, что этот уродец сейчас вменяемее других. — Госпожа Кайл, давайте его винтовку возьмем! Мне бы пригодилась, потом. А мой АК можно оставить.

— Какой АК? — удивилась «госпожа».

— Ну, автомат! — Рябой поискал свое оружие глазами и нигде его не обнаружил, так же, как и снайперки Флер. — Э, это как?! Э!

— Идите вперед! — приказал Фарид.

«Не унывай, жандарм!» — Рябой понял, что еще немного, и он все же потеряет контроль. Шансов остаться в живых все равно уже почти не оставалось. Останавливало только то, что это «почти» никогда не равно нулю.

— Вперед! — повторил секретарь.

Флер покорно поднялась и хотела идти с Рябым, но Фарид придержал ее за руку.

— Нет, вы пойдете вперед, если с ним что-нибудь случится.

В роще их больше никаких сюрпризов не ожидало, и вскоре Рябой оказался на краю глубокого оврага, в который когда-то ушла чуть ли не половина деревни. Разлом случился во время одного из первых Выбросов. Теперь на другой стороне можно было увидеть внутренности двух домов, уронивших в провал лишь по одной стене. Вот и знакомая кровать со ржавыми «шишечками». Было дело, Рябой проспал на ней половину ночи, а другую половину дежурил, вслушиваясь в доносившиеся со дна оврага звуки.

— Аномалий там нет и никогда не было. — Он сплюнул вниз. — А вот мутанты случаются. Так что теперь пусть кто-то с оружием идет первым.

— Спускайтесь! — потребовал Фарид. — Вы наш проводник, вы идете первым.

— Тогда дайте ствол! — уперся Рябой. — Зачем мне умирать просто та…

Он не успел договорить — его несильно толкнули в спину, и этого хватило, чтобы сталкер, цепляясь за траву, съехал в овраг. Даже падая, рискуя получить приличные травмы, Рябой негодовал. Какая подлость!

Распугав немногочисленную стаю тушканов, сталкер упал прямо на их обед. Недоеденная, но уже порядком пахнущая разлагающейся плотью псевдособака добродушно скалилась мертвой мордой: добро пожаловать! С омерзением откатившись, Рябой нащупал в рюкзаке лопатку. Тушканы отбежали в сторону, но долго ждать не смогут — прямо перед ними еда! И уже, считай, двойная порция.

— У меня за спиной карабин! — соврал Рябой тушканам, от стаи которых вряд ли смог бы отбиться одной лопаткой. — Не подходи! И еще наверху эти сволочи!

— Что там? — громко спросил сверху Фарид. — Нам вас не видно!

— А зубастых тварей тебе видно, гад?! Быстро сюда хоть одного с оружием!

Тушканы, услышав голоса сверху, зарычали и стали приближаться. Они поняли, что скоро придут другие люди, и хотели успеть откусить кусочек хотя бы от этого. Тем более что он вел себя странно: не стрелял. Рябому подумалось, что человек без оружия в руках должен восприниматься тушканами как инвалид, то есть жертва.

— А я люблю подпустить поближе! — снова соврал Рябой, прижимаясь к крутому склону. — Чтобы наверняка! Зверушки, ну подождите немножечко, а? Мы пройдем, и собачка ваша! Плохая собачка, но вкусная!

Тушканы не верили, приближались. Рябой попробовал бы отойти подальше от трупа псевдособаки, чей род происходил вовсе не от собак, а от волков, но куда? Справа — песчаная пещерка, которая вот-вот обрушится, ее вымыло водой во время весенних ливней. Слева выступ склона. Под ногами валялись раздробленные кости, и Рябой от отчаяния пнул их ногой прямо в морды тушканам. Те отскочили на шаг и тут же приблизились на два, зарычав еще яростнее.

На счастье сталкера, сверху упала, звякнув карабином о камни, какая-то простенькая альпинистская снасть. Тушканы обеспокоенно сбились в кучу, остановились. Потом Рябой увидел ноги, и одновременно заработал «хопфул», поливая тушканов пулями. Они еще пытались допрыгнуть до врага, но схватка вышла неравной. Когда, оставив два трупа, стая отступила, «мистер» спустился целиком. Тут же сверху «приехал» другой, и оба заняли оборону.

— Побыстрее нельзя было? — спросил Рябой, но ответа, конечно же, не дождался.

Потом внизу оказался Шейх, потом Фарид, потом — снаряжение, «госпожа Кайл»… Флер, о которой так беспокоился Рябой, спустилась почти последней. Наверху остались два «мистера», чтобы прикрывать группу от атаки сверху.

— Ты как? — спросил он подругу, надеясь услышать что-нибудь о Гоше и Насвае.

— Потом поговорите! — Фарид снова толкнул Рябого стволом. — Полезайте наверх, тут опасно.

— Расскажи мне! — огрызнулся сталкер.

И снова пришлось подчиниться. На этот раз, впрочем, ему ничто не угрожало: сзади два ствола, а в случае чего можно было скатиться обратно в овраг. Он выбрался наверх и оказался в Собачьей деревне. Твари полюбили эту местность, считали ее своей территорией и готовы были за нее драться с другими мутантами. Но к проходящим людям, как правило, относились достаточно спокойно. Конечно, если людей было хотя бы двое, а лучше побольше.

Рябой помахал рукой телохранителям Шейха на той стороне оврага и осторожно заглянул за угол дома. Никого. Он прошел еще несколько шагов по руинам деревни с саперной лопаткой в руке, но вокруг было пусто. Даже подозрительно пусто.

«Был бы у меня АК, ушел бы прямо сейчас. Даже мог бы подстрелить тех двоих! А остальных держать в овраге сколько захочу! — мстительно подумал Рябой и понял, почему у него забрали оружие. — Не доверяют… Ну, жандармы, не унывайте! Если бы не Флер, ушел бы прямо сейчас, с лопаткой ушел бы. Какой же я дурак…»

Он вернулся к оврагу и крикнул, что все в порядке. Но никто не собирался его ждать — не успел крикнуть, а уже показалась голова первого «мистера», который докладывал хозяину обстановку в закрепленный на шлеме микрофон.

— Думаете, вы умные? — Рябой присел на корточки, бесстрашно повернувшись спиной к Собачьей деревне. — Нет, вы дураки. И Зона вам это покажет, обязательно покажет!

Когда завершился подъем, Шейх и Фарид опять уткнулись в карту. Рябой, прохаживаясь по краю оврага, поглядывал на ту сторону, но туда же смотрели два «мистера» с винтовками на изготовку. Если приятели появятся, дело может принять скверный для них оборот. Стараясь не выпускать из виду овраг, он присел рядом с усталой Флер.

— Что они там высматривают? — проворчала она, косясь на Шейха и секретаря. — Уже наизусть можно эту карту выучить.

— Сверяются со временем. Я думаю, ходка не одни сутки займет — надо ночевки планировать. Если бы спросили меня, я бы остался здесь.

— Да на тебя посмотреть достаточно, чтобы понять, что тебя ни о чем спрашивать не нужно! — совсем как прежде вскинулась Флер, но опомнилась и прихватила его под локоток. — Слушай, я с «этим» говорила… Ну, с Кайлом. Похоже, запал на меня, придурок.

— Че-го?! — У Рябого глаза вылезли из орбит. — Это ж… Это ж не лесбиянство, а уже какое-то непонятное безобразие получается!

— Не шуми! — Флер ущипнула сталкера, но его реакция ей явно понравилась. — Он, кстати, намекал, что ему ничего не отрезали… Ну, не важно…

— Что?!

— Да не шуми, сказала! Кайл говорит, что за нами идут. Вроде как люди Бубны. Ты в курсе про это?

Рябой пожал плечами — врать Флер ему не хотелось, но и говорить правду после того, как она любезничает с этим сисястым Кайлом… Ему впервые стало обидно по-настоящему. Да, в Чернобыле-4 полно мужиков похлеще Рябого. Грубо говоря, каждый первый встречный. Но уж Кайлу-то он явно не проигрывает! Или — ему тоже? Такого сердце Рябого вынести не могло.

— Ну ладно, с другой стороны — разве Бубна тебе сказал бы? — решила по-своему Флер. — Так вот, за нами кто-то идет. Кайл намекнул, что этим ребятам придется туго.

— Их самих уже на одного меньше! — буркнул Рябой.

— Допустимые потери по дороге туда — трое. Он так сказал. Угадай, каковы допустимые потери по дороге обратно, если у них шесть шестерок? Ну, осталось пять. — Флер пихнула Рябого под ребро. — Ты не куксись. Не унывай, жандарм, ага? Не надо пока от них уходить. Надо дойти с ними до цели.

— Зачем? — Рябой все думал, чем он хуже урода Кайла.

— Как?! Там, наверное, какого-то особенного хабара полно, тупица! — Флер зашептала ему в ухо, касаясь губами. — Они же не туристы, у них свое дело какое-то! И какое может быть дело? А на пальцы Шейха смотрел? Если с ним что-нибудь случится… Я не к тому, чтобы убить, ты не подумай! Но мы же в Зоне. Тут не спрашивают, куда пропал человек.

— Потому что Че об этом сообщает. Интересно, не было ли сообщений о нас? Все бы отдал за ПДА. — Рябой отстранился и заставил себя немного подумать. — Нет, Флер, прости, но ты дурочка. Если у него на пальцах состояние, зачем ему хабар? Да еще сам в Зону лезет. Тут другое что-то.

К ним подошел ухмыляющийся секретарь.

— Подъем, господа! Курс — Янтарное озеро! Вы ведь знаете Зону как свои пять пальцев?

— Да, нам карта не нужна. — Рябой встал и мечтательно посмотрел на винтовку Фарида. Он мог бы отобрать ее у тщедушного неженки в три секунды. — Но мы не дойдем засветло. Лучше остаться здесь, в одном из домов.

— Господин Рябой! Вы все сильнее заставляете нас сомневаться в вашем профессионализме! В Собачьей деревне сложил голову не один сталкер. Здесь часто подстерегают неприятности.

— Знаешь, браток, мы в Чернобыльской Зоне. Нет, правда! — Рябому стало весело. — И здесь нет такого куста, под которым не лежит чья-нибудь голова. А ближе к ЧАЭС — и по десять голов! И неприятности здесь подстерегают везде, потому что больше тут ничто подстерегать не может. Я доступно выражаюсь?

С лица Фарида сползла глумливая улыбка. Наверное, в голосе или взгляде Рябого прорезалось нечто такое, что испугало секретаря всерьез.

— Мы выходим через минуту! — коротко повторил он. — Будьте готовы.

— Так где вы собираетесь ночевать? — спросил Рябой у уже повернувшегося спиной Фарида.

— Осиное Гнездо. — Теперь в голосе Фарида были едва уловимые вопросительные интонации. — Там легко обороняться, случись что.

Сталкер промолчал, и секретарь отправился к хозяину. Рябой отметил про себя, что один из группы начал бояться. Только начал, но лиха беда начало. Этот страх будет терзать его с каждой секундой немножечко сильнее и доведет до паники. А паника — смерть.

— Этот не вернется, — удовлетворенно буркнул Рябой. — Минус два.

— А я вернусь? — Флер не стала дожидаться ответа и быстро задала следующий вопрос: — Что за Осиное Гнездо? Я там не была.

— Местечко такое… — Рябой поводил руками в воздухе, обрисовывая контуры. — Ну… В общем, там что-то вроде трансформаторной будки и несколько машин еще на нее бросило. Не знаю когда. Но как бы кучей. Одна работает. То есть не все время, а…

— Тебя слушать невозможно!

— Ну и не слушай, — обиделся Рябой. — Иди вон к своему Кайлу и слушай его.

В принципе он готов был согласиться, что на кратчайшем пути к Янтарному озеру есть только одно подходящее для безопасной ночевки место, и это — Осиное Гнездо. Но только в принципе. Будь с ним хотя бы Гоша и Насвай, Рябой был бы спокоен. Но южные крутые парни — не сталкеры. А Осиное Гнездо не то место, где можно отсидеться, не привлекая внимания мутантов крупнее собак.

Нужно было быстро оставить метку для идущих по следу «страховщиков». Подобрав из груды ломаного кирпича ржавый гвоздь, Рябой быстро осмотрелся. Он не слишком доверял наблюдательности своих друзей, но ничего другого не оставалось. Постаравшись сделать это невзначай, сталкер нацарапал на кирпичной стене две буковки: «О» и «Г». Они едва читались, да времени обводить их не было: один из «мистеров» поднес к Рябому большой рюкзак, жестом указал: тебе нести.

— Это еще что?

— Вы же видите — у нас много груза. А вы идете без оружия, с пустыми руками. — Фарид говорил с издевкой. — Надо помочь.

Рябой не стал спорить, подхватил рюкзак — вроде бы с провизией — и пошел вперед. Прежде всего им предстояло выйти из Собачьей деревни. Дальше — вдоль немногих устоявших опор ЛЭП. Ориентироваться легко, но обычно сталкеры этим маршрутом не ходят. Значит, не будет ни заметной тропы, ни приветов в виде камушков и прочих намеков на аномалии. Еще больше Рябого беспокоили «военные». Хрен с ними, с вояками на Периметре, у них служба. Но военных сталкеров он искренне не понимал. Они так же влюблены в темное очарование Зоны, это он знал точно. Но стрелять в своих, часто в тех самых, с кем когда-то ходил, еще будучи свободным сталкером? Другое дело мародеры… Но отличить честного сталкера от крысеныша нетрудно.

«Если напоремся на „военных“, будет бой. От такой большой группы они не отстанут. А где крупное столкновение с „военными“, там может быть поддержка извне. Те же вертолеты прилетят и отутюжат… А я — вообще иду первым и без оружия! Мишень…»

— Вы вообще знаете, что там, на Янтарном озере? — громко спросил он, не оборачиваясь. За углом одного из домов вроде бы мелькнула чья-то тень. Ох, как тяжело ему было без автомата! — Про пси-волны слышали?

— Мы не дети, чтобы слушать все сказки о Зоне! — крикнул Фарид. — Возьмите левее, там что-то есть, у яблони.

— Сам вижу!

Рябой и правда вовремя заметил «зыбь». Тем обиднее было, что аппаратура идущих за ним шагах в десяти южан ее тоже обнаружила. Таких на аномалию не наведешь, а ведь он уже подумывал об этом.

Прямо скажем, Рябой к «аристократии» Зоны не относился. Обычный трудяга, которого закинула сюда сперва жажда приключений и наживы, а потом затянула странная жизнь сталкера. Таких много, большинство. Рябой ни секунды не сомневался, что случись что — рука не дрогнет. Раз уж так повернется, что придется стрелять в патруль, например, патрулю не поздоровится. Все же плохие стрелки в Зоне не выживают. Военные сталкеры? Это серьезнее. Он не раз участвовал в перестрелках с ними. Правда, обходилось без жертв. Мародеры? Некоторые говорили, что специально отстреливают эту мразь. Рябой не возражал, но самого как-то не тянуло. Предпочитал пугнуть.

Вышло так, что человеческой крови на его руках не было. Зомби — другое дело, они уже мертвецы. А вот сейчас Рябой противостоял восьми хорошо вооруженным, подлым, жестоким, но все же людям. Но убивать их не хотелось. Лучше бы сбежать. Оставался пустяк: придумать как.

Опять кто-то мелькнул на краю поля зрения, в окне разрушенного дома. Рябой будто бы почувствовал что-то знакомое и смертельно опасное. Нечто такое, с чем в Собачьей деревне он прежде не сталкивался, но где-то в другом месте…

«Снорк? Но нас слишком много. Разве что просто приглядывается, — мысленно перебирал Рябой возможные варианты. — Бюрер? Этот, поди, и аппаратуру обмануть может. Кто-то рассказывал…»

Он оглянулся. Группа шла спокойно, значит, никто ничего не почуял. В нормальной обстановке Рябой приказал бы выстроиться в каре и идти так до конца деревни. А теперь как быть?

— Флер! — позвал он. — Иди-ка, там проверить надо.

— Что проверить, где? — забеспокоился Фарид. — Проверь сам!

— Я прикрою. Иди сюда!

Шейх что-то сказал, махнул рукой.

«Пусть лучше баба первой сдохнет, этот еще чего-то стоит, — перевел про себя Рябой. — Вот гад!»

— Чего тебе? — Флер нервно перебирала пуговицы. — Рябой, ты чем меня прикрывать собрался? Причиндалами своими? Позови этих, они стрелять любят.

— Я этому Шейху своими руками голову оторву! — все еще думая о своем, сказал Рябой и осекся, увидев испуганные глаза Флер. Надо полагать, он сказал это с большим чувством. — Не волнуйся. Иди вот туда, — он указал ей в сторону, противоположную опасности.

— Что там? — Шейх и два «мистера», снявшие рюкзаки, тоже подошли. — Там?

— Чуткий ты, брат, — сказал Рябой, глядя в маленькие, маслянистые глазки. — Да, будет дело. Не показывай виду.

Шейх закивал, хитро улыбаясь. Для него все это было какой-то игрой, и Рябому стало даже жаль, что маленького толстячка придется пристукнуть.

— Прикройте ее!

Один из «мистеров» послушно поднял ствол, нацелив его прямо между лопаток Флер. Ничего не понимающая женщина медленно пошла к развалившемуся колодцу. В небе пропела какая-то залетная птичка, полагавшая, что день сегодня просто чудесный. Рябой незаметно нащупал рукоять ножа.

— Правее, за угол! Туда, где крапива!

Очень тяжело было ему стоять спиной к неопознанному мутанту, притаившемуся с другой стороны дороги, бывшей когда-то единственной улицей деревни. Но предчувствие атаки нарастало, а этого Рябой и хотел. Нет смысла уходить дальше в Зону, где сгинуть с каждым шагом будет все легче. Тем более что Гоша и Насвай пока прочно висят на их следах.

— Да что случилось? Приборы никого не засекли! — Фарид не удержался и тоже выбежал вперед. Шейх наградил секретаря сердитым взглядом.

— И не засечете!

Напряжение твари в засаде достигло предела, и Рябой разрядил его. Удар тяжелого рюкзака, который ему всучили как грузчику, свалил с ног Фарида, который толкнул того «мистера», что контролировал Рябого. Доли секунды потери внимания хватило, чтобы сталкер достал его рукоятью ножа в переносицу. Другого решения он подсознательно не хотел, да и не так легко справиться клинком с человеком в броне.

— Ай-ай-ай! — заверещал, словно какой-то зверек, Шейх и попятился к оставшимся позади.

Рябой, не успев вооружиться, вынужден был поднырнуть под винтовку второго «мистера» и вместе с ним покатиться потраве, уходя от выстрела Шейха. Но Шейх не стрелял. Он увидел кровососа.

— Бей его! — заорал, уворачиваясь от стального локтя «мистера», Рябой. — Бей!!

Но Шейх повернулся спиной и кинулся к госпоже Кайл, отважно выступившей ему на помощь. К сожалению, тем самым он помешал стрелять и ей. Из последних сил сжимая торс противника, Рябой с ужасом понимал, что та первая, самая важная секунда вот-вот кончится, и мутант нанесет первый удар. Кому он достанется?

Кровосос атаковал зигзагом, как всегда, и даже не вошел в режим «стелс» — наверное, поведение людей настроило его на спокойную бойню. Будь здесь хоть один сталкер с оружием, все было бы иначе… Ближе всех оказался тот «мистер», что сидел полуоглушенным на разбитом асфальте и потирал переносицу. Непроизвольные слезы катились по его щекам, и «мистер» не увидел приближения своей смерти. Кровосос ударил когтями снизу вверх, под ремешок шлема, и раскроил артерию. Но еще прежде, чем выстрелил фонтанчик крови, мутант прильнул к ране ротовым аппаратом с жадно шевелящимися щупальцами. Послышался громкий чмокающий звук. Но это был лишь глоток аперитива перед плотным обедом — мрачные глаза кровососа подбирали следующую жертву.

«Мистер», которого обнимал Рябой, увидел скребущие ноги товарища и, перестав бороться, вскинул «хопфул». Сталкер отпустил его, откатился и вскочил. За его спиной заработали сразу несколько стволов, но целью был не он. Оглядываться не имело смысла — если бежать, то теперь, полагаясь на удачу.

Флер так и стояла у зарослей крапивы, раскрыв рот и смешно Расставив руки, будто собиралась поймать несущегося на нее Рябого. Он сшиб ее прямо в жгучие заросли, кувыркнулся, не выпуская воротника ее куртки, и потащил за дома.

— Там кровосос, ты видел? — Флер пребывала в шоке. — Раз его — и пить! И прямо не боится нас!

— Кого ему тут бояться? — хрипел Рябой, взбираясь на кучу битого кирпича. — Вставай, вставай! Нам надо назад, пока они там разбираются!

Он рывком поставил ее на ноги, с высоты кучи бросил взгляд вперед. Слепой пес стоял, шумно раздувая ноздри. Рябой швырнул в него куском кирпича, и, судя по скулежу, удачно. Он туда уже не смотрел — время дорого, и чему быть, того уже не миновать.

— А они как же? — Флер даже попробовала упираться. — Он же их там всех высосет!

Рябой списал этот вопрос на шоковое состояние любимой. Самое смешное, что ему и самому было как-то неудобно. Выходило, что ушел из боя. Даже военных сталкеров, даже мародеров он бы так не бросил. Но те, кто в Зоне отобрал у него автомат, хуже всех. Стрельба на дороге не прекращалась, и это означало одно: кровосос еще жив, а кто-то уже мертв. Если, конечно, кровосос был только один.

— Бегом! — Пробегая мимо отскочившего в сторону пса, Рябой замахнулся на него ножом. — К оврагу! Где-то на той стороне Гоша и Насвай!

Флер, приглушенно матерясь, послушно побежала. Благополучно миновав еще одного напуганного шумом пса, они выскочили на дорогу позади сражения. Рябой успел заметить, что группа отступила к высокому покосившемуся забору. И еще ему показалось, что огонь ведется в разные стороны, но подробнее он разглядеть не успел.

— А перстни! — вдруг заверещала неугомонная Флер возле самого оврага. — А в ящиках у них что?! А…

— Да не нужно это кровососу!

Рябой чуть не вскрикнул от испуга, когда из оврага навстречу им вдруг выскочила темная фигура в комбинезоне группировки «Искатель».

— Ты что здесь…

— Они мертвы?! — закричала Норис, поднимая оружие. — Нет?! Где?

— Там. — Рябой указал пальцем себе за спину, откуда и так доносились выстрелы.

— Ты обязан помочь!

— Чем?! — Рябой показал пустые руки. — Где парни?

— Сзади! — Норис побежала вдоль дома. — Помоги же!

В траву полетел «зигзауер», вполне приличный пистолет. Вряд ли достаточно приличный, чтобы достать ставшего невидимым кровососа, но все же… Рябой инстинктивно поднял его. И тут же понял, что действительно должен помочь. В конце концов, Норис — вполне «своя», ее бросать не положено.

— Чего этой сучке надо?! — рявкнула Флер, почти пришедшая в себя. — Я с ней делиться не буду!

— Иди к ребятам, быстро!

Рябой почти спихнул ее в овраг и передернул затвор. Чему быть, того не миновать. Снизу донесся матросский мат в его адрес, но он не стал дослушивать угроз.

«Не унывай, жандарм!»


Глава третья | Сердце дезертира | Глава пятая