home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

НАЧАЛО

Есть то, что нам не изменить, — Судьба.

Прокопий Кесарийский

— Отлично, Александр. Ты закончил обучение. Наш клан будет гордиться тобой…

Высокий седой мужчина склонил голову в знак уважения к рослому подростку в белой одежде, стоящему перед ним на колене. Юноша поднялся, вытащил из ножен длинный прямой меч и, вскинув его ввысь, выкрикнул:

— Во славу Клана!

Эхом раздался слитный ответ стоящих в плотном строю людей в такой же белой одежде:

— Во славу Клана!..

— …Пассажиров, следующих рейсом на Фаати, просим проследовать на посадку…

Голос в вышине купола порта утих. Молодой парень легко вскинул на плечи большую сумку, подхватил левой рукой длинный сверток, затем выпрямился и твердым шагом двинулся к засветившейся рамке посадочных ворот. Он возвращался к матери. Десять лет юноша не видел ее. Десять лет. Эти годы были проведены на ее родной планете, имевшей мрачную славу во Вселенной. Мир аагов. Наемных убийц обитаемой Галактики. Самых лучших во Вселенной. Мастера шпионажа, профессора рукопашного боя. Снайперы и мечники, каким бы архаичным ни казалось во времена звездолетов и боевых машин ужасающей мощи искусство боя на мечах. Те, для кого, казалось, не было невозможного. Десять лет жестокого беспощадного обучения всему, что должен знать и уметь настоящий убийца. Десять лет жуткой муштры, изнурительных тренировок тела и характера. Немногие доходили до самого конца. Очень немногие. Из ста пятилетних малышей, начавших обучение вместе с ним, получил признание всего лишь он один. И степень Мастера. Пусть ему всего лишь пятнадцать лет и по внешнему виду не скажешь, что перед вами самая смертоносная машина для убийств в обозримой Вселенной. Высокий, крепкий и вместе с тем удивительно гибкий и пластичный. С пронизывающим, казалось, насквозь взглядом серых глаз…

Едва юноша шагнул в рамку прохода, как голубые огоньки обрамления резко сменили окраску на багровую, затем раздался пронзительный звук сирены. Словно ниоткуда возле пылающей дуги появились закованные в матовую броню фигуры с оружием наперевес:

— Стоять на месте! Руки за голову!

Пассажир послушно скрестил кисти рук на затылке.

— Медленно повернись! И не делай лишних движений!

Юноша выполнил требование, и один из охранников грубо сдернул сумку с его плеча, выхватил сверток. Затем рванул застежку, заглянул внутрь и вдруг, охнув, отшатнулся назад. Почти мгновенно запечатал все снова, бросился к старшему охраннику, что-то торопливо прошептал на ухо. Брови здоровяка поползли вверх, его тоже качнуло, и он рухнул на колени под удивленными взглядами зевак:

— Простите, господин! Мы не знали!

Губы парня дернулись в усмешке. Спокойно опустил руки обратно, затем подхватил свои вещи и шагнул вновь в проход, не обращая внимания на тревожные сигналы…

Старший отряда смахнул выступивший на лбу пот массивной бронеперчаткой.

— Боги Тьмы, пусть он не потребует отмщения…

Челнок стартовал на орбиту через несколько минут. В одном из кресел, расположенных в задней части орбиттера, сидел высокий сероглазый юноша с длинным свертком в руках. Свою большую сумку он примостил на свободном месте. Парень задумчивым взглядом смотрел на большой голоэкран, где транслировалась картинка с внешних камер обзора. Рвущиеся под напором двигателей облака, свистопляска раскалившегося воздуха, быстро проваливающаяся вниз выпуклая чаша поверхности…

Александр вздохнул и прикрыл глаза. Скоро уже парковочная орбита. А там трое суток, и он увидит мать. За эти десять лет он уже почти забыл, как она выглядит. Если бы не крошечная голография… Но ведь наверняка за это время она сильно изменилась. Может, даже вышла замуж… Хотя вряд ли. Она слишком любила его отца… И, кстати, мама обещала назвать его имя, если сын закончит обучение. Кто же он, отец? Почему мать никогда не говорила о нем?..

…Юноша сидел возле окна космической причальной станции. Корабль уже высадил немногочисленных пассажиров и двинулся дальше. Ближайшая кабина должна была быть примерно через тридцать стандартов. От нечего делать парень двинулся вдоль круглого борта висящего в пустоте сооружения. Его внимание привлекла группа обслуживающего персонала, столпившаяся у окна. Интересно, что они там разглядывают? Юноша ловко просочился в первые ряды и ахнул — неподалеку от них в необозримую даль убегала черная фасетчатая стена космического корабля невообразимых размеров…

— Терранцы. Только у них есть такие технологии.

— Да, тут и сомневаться нечего. Ни одно государство не имеет ничего даже отдаленно похожего!

— Интересно, что он забыл в нашем пыльном мирке?

— Одни боги ведают…

— Да уж…

В мигающих огоньках стояночных стробоскопов мерно освещались куски циклопического борта, убегающего в вечный мрак космоса. Внезапно станция чуть дрогнула, тут же раздался механический голос:

— Прибыл лифт. Отъезжающие, займите места в кабине!

На корабль хотелось смотреть и смотреть, но дома ждала мама… Со вздохом сожаления юноша отвернулся от иллюминатора, подхватил сумку с вещами и меч, затем шагнул в круглое отверстие в полу, в котором виднелась винтовая лесенка. Кресла были старые, потертые, ужасно неудобные. Но для настоящего аага это мелочь, недостойная внимания. Уселся на свободное место, поставил сумку в ноги. Теперь оставалось дождаться, пока кабина доберется до поверхности. Лязгнул люк. Зашипела система жизнеобеспечения. Кабина лифта чуть дрогнула, когда отпустили колодки тормозов, и сердце чуть екнуло — внизу ждала Родина. Только через час движения по нити терранский корабль удалось охватить взглядом целиком — он был огромен. Весь ощетинившийся стволами орудий, эммитеров силовых полей и ракет. Время от времени вдоль бортов сверкали быстро движущиеся искры барражирующих в патруле истребителей конвойного ордера. Сидящий рядом молчаливый человек в незнакомой форме пристально вглядывался в повисшую в пространстве махину, потом пробурчал на ломаном интергале с незнакомым акцентом:

— Русские свиньи…

— Свиньи?

— Грязные славянские животные. И что им здесь нужно, интересно?

Затем смерил сидящего рядом парня взглядом. Презрительно цыкнул слюной сквозь зубы и отвернулся. Незаметно для себя Александр задремал. Спуск длился почти десять больших стандартов. Проснулся от толчка и предупредительной сирены. Прибыли! Подхватил сумку, затем меч, который сжимал рукой даже во сне, и заспешил к выходу. На этот раз открылась круглая дверь в борту, и через мгновение юноша стоял под лучами родного солнца, жадно вдыхая насыщенный ароматами воздух. После стерильной атмосферы корабля и лифта хотелось чихнуть, но он легко подавил позыв и двинулся прочь от места прибытия, высматривая сквозь марево силовой стены, ограждающей посадочную площадку, свободный глайдер. Такси нашлось почти сразу. Не так много людей на Фаати позволяло себе наемный транспорт. Обычно — собственные ноги. Так что предложения значительно превышали спрос…

Еще несколько томительно долгих средних единиц времени, и брусок машины замер у высокого каменного забора, полностью закрывающего дворик. Юноша рассчитался с водителем, затем коснулся сенсора. Послышалось мяуканье. Через мгновение кованая стальная дверь распахнулась, и перед ним появилась уже полузабытая фигура матери. Она, всхлипнув, сжала его в объятиях, глаза подозрительно заблестели:

— Сашенька!

— Мама!

Потом был вкуснейший ужин с множеством никогда не виданных раньше блюд. Мама суетилась, стараясь выставить на стол как можно больше, но Александр, непривычный к разносолам, старался есть только то, что было ему знакомо. Наконец трапеза кончилась, и они уселись вдвоем на диване возле очага, в котором играли языки открытого пламени. По залу плыл слегка терпкий запах дыма, уютно потрескивали дрова, изредка постреливая искрами. Мама потушила свет, и комнату озарял только огонь.

— Ты стал очень похож на своего отца, сынок…

Парень встрепенулся:

— Ты скажешь мне, кто он?

В ответ та отрицательно покачала головой.

— Нет. И не проси. Единственное, что я могу тебе сказать, — он с Терры.

— Терранец?

— Да.

— Ты… любила его, мама?

— Очень… Хотя вначале… Должна была его убить. Но, как видишь, на свет появился ты…

— Расскажешь?

— Я проиграла.

— Ты?!

Иура маун Ко, живая легенда аагов, неуловимая и смертоносная, — и вдруг проиграла поединок. Но как?.. Женщина слабо улыбнулась, поправляя прядь черных волос у виска.

— Не забивай голову, сынок. Ты — мое счастье. И у меня для тебя сюрприз. Вот.

Она пошарила в ящике небольшой тумбочки возле дивана и вытащила плотный конверт.

— Это тебе.

Недоумевая, Александр вскрыл пакет и вытащил оттуда лист плотного пластика, пробежал глазами, затем перевел взгляд на мать, та кивнула головой в знак согласия.

— Да. Это так. Я купила тебе тур на пляжи Ведира. Отдохнешь с месяц, а там решим, чем ты займешься дальше.

— Спасибо, мама. Но… Разве тебе это по средствам?

Насколько помнил парень, они всегда жили скромно.

Но мать вновь улыбнулась:

— Не волнуйся. Просто здесь негде тратить деньги. А они у нас есть. Твой отец… Он щедрый человек. Так что, чего-чего, а денег у нас более чем достаточно.

Только сейчас Александр заметил в конверте кредитную карточку, вытащил, поднес к глазам и ахнул — в окошке показателя горела шестизначная цифра, а в номинале валют — княжеские терро, самая твердая валюта Галактики.

— Ого!

Ласковая рука взъерошила его короткую шевелюру.

— Жаль тебя отпускать в мир, но отдохни сначала. А там — решим…

…Парень, прищурившись под темными очками от яркого солнца, ступил на новенький пластобетон космопорта, забросив за спину скромную сумку с немногими вещами. Жаль, что меч пришлось оставить дома, с ним он привлекал бы слишком много излишнего внимания. Несколько метров до стоянки автоматизированных такси, гостеприимно распахнувших свои двери в ожидании клиентов. Выбрав одно, он легко, минуя ступеньку, предусмотрительно выдвинутую кибермозгом машины, запрыгнул внутрь и, сев на обитый натуральной тканью диван, бросил:

— Отель «Голубой сапфир».

— Принято. Приготовьтесь к движению.

Дверца бесшумно встала на место, двигатель глайдера чуть слышно загудел, приподнявшись над землей, машина двинулась по указанному маршруту. Александр впервые видел море. Бесконечная голубизна, переходящая у горизонта в серый цвет, белоснежные облака, морские птицы, реющие в вышине… Красиво. Дорога шла вдоль бесконечного пляжа, затем стала подниматься в горы, и, наконец, глайдер застыл на выложенной камнем площади перед огромным, высоким зданием.

— Прибыли, господин.

Юноша сунул кредитку в считыватель, тот послушно звякнул, и автомобиль распахнул двери. Снаружи было не так жарко, как ожидал парень. Удивленный, он осмотрелся — все ясно. Целый комплекс фонтанов рассыпал множество струй, даря прохладу. Красиво! Вновь забросил сумку на плечо и направился к входу в отель. Двери послушно разъехались в стороны при приближении посетителя, и он очутился внутри. Архитектура здания была выдержана в сверхмодном стиле высоких технологий. Всюду замысловатые линии, полированный металл, пластик глубокого темно-синего окраса. Решительным шагом направился к стойке, за которой застыли одетые в униформу отеля служащие.

— Слушаю вас, молодой человек.

Мужчина средних лет вопросительно взглянул на одетого в скромную неброскую одежду, выдающую инопланетное происхождение, высокого юношу.

— У меня вот…

Парень плавным движением положил перед клерком лист тура. Тот бросил взгляд на пластик, и его брови удивленно поползли вверх, потом служащий спохватился и нажал на незаметную кнопку под стойкой, через мгновение рядом вырос юноша в униформе, по виду — ровесник Александра.

— Тайо, проводи молодого человека в номер шестьсот пятьдесят один. У него тур класса «А».

Тот кивнул в знак того, что понял, затем повернулся к гостю:

— Следуйте за мной, пожалуйста…

Лифт вознес их на самый верх, затем в прорезь скользнула небольшая карточка, и двери разъехались в стороны. Провожающий склонился в легком поклоне:

— Прошу. Ваш номер. Желаете перекусить с дороги? Ресторан работает круглосуточно. Блюда можно заказать сюда.

Александр отрицательно качнул головой, перешагивая через порог:

— Не стоит. Я сам спущусь потом. Сейчас вы свободны…

Юноша кивнул в ответ, и двери закрылись, оставляя его одного. Хотя парень и оказался в подобном месте впервые, он не был удивлен или растерян — в подготовку аагов входило очень многое… Бросил сумку в шкаф, прошелся по прохладным комнатам, вышел на большой балкон, где даже был бассейн. Ему понравилось. Ну, значит, отдых начинается… Для начала надо бы переодеться… Вышел в коридор и вызвал лифт. Насколько он помнил, внизу был целый торговый ряд. И верно. Через несколько минут парень стал обладателем новой одежды, гораздо больше подходящей к здешнему климату. Заодно нашел и прокатную контору, где за небольшую плату можно было обзавестись транспортом для поездок в близлежащий город и на пляж. Но это — после. А сейчас принять душ, переодеться, пообедать, а там видно будет…

…Пляж был полон. Парень кинул легкий лежак на белоснежный песок, и пока тот трансформировался, разделся. Вода манила, и он решительно бросился в лазурные волны. Те были словно молоко, теплые и густые, поддерживали тело сами, только изредка сильные гребки толкали его вперед… Искупавшись, Александр устроился на лежаке, надев защитные светофильтры на глаза, и слегка опустил веки, нежась под лучами солнца. Внезапно его внимание привлек спор соседей. Не подавая вида, что ему интересно, прислушался:

— А я говорю, что нейросвязь по такому каналу будет сбоить!

— Но, профессор, мы же испытывали эти волокна, и все было нормально!

— Нормально при коротком расстоянии и особой температуре, если параметры изменятся, произойдет наложение сигналов…

Юноша лениво повернул голову — рядом сидели седой мужчина средних лет и несколько молодых людей чуть старше самого аага. Шло бурное обсуждение какой-то научной проблемы, но, послушав еще немного, Александр убедился, что проблема не научная, а прикладная — передача импульсов мозга непосредственно механизму. И тут его осенило: похоже, что народ обсуждает систему управления новой боевой машины. Полежав еще немного и уяснив суть задачи окончательно, поднялся с лежака и подошел к спорщикам поближе. Увлеченные диспутом, те даже не обратили внимания на то, что у них появился слушатель. Одного взгляда на планшет было достаточно, чтобы понять, где ошибка: в академии учили на совесть, и вождение боевой техники входило в обязательный предмет. Вот она, проблема. Усмехнувшись, он легким движением выхватил из руки одного студента лазерный стилос и двумя взмахами исправил схему.

— Вот. Теперь вы устраняете источник помех и, пустив сигнал по обводной линии, получаете четкий отклик управляющего процессора.

Вернул цилиндрик застывшему от изумления юноше и направился вновь к воде… Снова несравнимое ощущение теплых струй, обегающих тело, эта игра мышц в упругой среде… Незаметно для себя увлекся и спохватился, когда замелькали буи ограждения. Немного полежал, раскинув руки и ноги, над головой кружились птицы, издавая время от времени тоскливые протяжные крики. Ладно. Пора возвращаться… К его удивлению, спорщики не разошлись, а явно поджидали его. Не обращая внимания на их взгляды, подошел к лежаку, вытащил полотенце, смахнул с тела капли воды. Пожилой приблизился:

— Простите за беспокойство, молодой человек, я профессор Шак Сотти, а это… — Он обвел рукой кучку парней и девушек, сгрудившихся у него за спиной. — …Мои студенты. Нас поразило, как легко и, прямо скажем, изящно вы устранили проблему, над которой мы бьемся уже несколько недель. Вы…

— Александр маун Ко. Я закончил среднее учебное заведение, а сейчас думаю, чем заняться дальше.

— О! То есть вы в настоящий момент свободны?

Парень кивнул головой. Профессор усмехнулся:

— А что вы скажете про это?..

Спор затянулся до самой ночи, уже звезды зажглись над головой, но старый ученый и юноша не прекращали дискуссии:

— Как вы не понимаете, профессор, что на такую массу поставленный вами реактор просто не пригоден! Ваше изделие получится медлительным и неуклюжим!

— Э, нет, молодой человек, тут ошибаетесь вы! Нам удалось решить проблему, используя более эффективные механизмы, и такой мощности хватает даже с избытком!

— Простите, профессор, не поверю.

— Ах, так!

Тот полез в карман куртки, наброшенной с наступлением прохлады на плечи, и вытащил небольшой кусочек пластика.

— Пусть они говорят все, что хотят, но вы должны это увидеть, молодой человек. Позвоните мне с утра по этому номеру. Скажем, часиков в десять. Устраивает?

— Вполне.

…Неожиданно для себя парень заинтересовался: по всем известным ему законам механики то, о чем говорил профессор, не должно было работать. Но тем не менее… Неужели им удалось сделать невозможное? Любопытно взглянуть.

— Хорошо, профессор, я обязательно вам перезвоню.

— Буду ждать. Кстати, господин Александр, какое учебное заведение вы закончили?

— Технический колледж на Юрэте.

— О! Наслышан, наслышан… Судя по всему, у вас были великолепные учителя.

— Согласен с вами, профессор.

Внезапно тот заторопился.

— Приятно было пообщаться с вами, молодой человек, но мне, к сожалению, пора. До завтра.

— До завтра, господин Сотти.

Они раскланялись на прощание, и мужчина заспешил к ярко освещенной стоянке, на которой застыл одинокий глайдер. Через несколько мгновений до юноши донесся звук двигателя, и машина исчезла в темноте. Парень усмехнулся — интересные дела творятся… Ладно. Пора и ему возвращаться в отель. Оделся, сложил лежак, убрал его в сумку, двинулся к месту, где стоял его мобиль. Глайдер он не стал брать, поскольку для управления глайдером требовалось специальное разрешение, которое он по молодости лет не мог получить. Мотор чуть слышно заурчал, набирая обороты, и через несколько мгновений Александр уже мчался по трассе, ведущей к отелю. Было удивительно красиво и тихо, в лицо бил теплый густой ветер, а море светилось призрачным лазурным светом. Невольно поддавшись очарованию, юноша вначале замедлил скорость, а затем, заметив подходящую площадку, остановился и, не слезая с машины, застыл, наслаждаясь чудесной картиной. Так прошло несколько минут, затем он с сожалением вновь включил двигатель и направился к своему отелю…

…— Господин Сотти?

— Да?

— Александр маун Ко. Мы договаривались созвониться с вами в десять часов.

— Ах да, молодой человек. Я очень рад, что вы позвонили! У вас есть транспорт?

— Конечно, профессор.

— Не могли бы вы подъехать к двенадцати часам по адресу, который я вам сброшу?

Парень на мгновение задумался, потом решился:

— Без проблем.

— Тогда примите файл. На проходной скажете, что вы к профессору Сотти в семнадцатую лабораторию. Вас отведут. Хочу показать вам то, в чем вы усомнились.

— Буду рад.

— Тогда я вас жду, молодой человек-

Звонок оборвался. На другом конце отключили коммуникатор. Александр быстро спустился, оседлал мобиль и на максимальной скорости помчался по указанному адресу. Времени оставалось не так много, и следовало спешить. Каково же было его удивление, когда в указанном месте он оказался на час раньше назначенного. Впрочем, комплекс зданий на окраине был обнесен высоким забором, а в воротах маячили вооруженные охранники. Для настоящего аага они вообще-то не были препятствием, но стоило ли нарушать закон? В конце концов, он же не на задании. Через час ворота и так откроются для него, а терпеливость — одно из достоинств наемного убийцы… Тем более что через дорогу от института виднелось небольшое летнее кафе. Недолго думая, Александр припарковал мобиль и, взяв себе редкостное лакомство, принялся с аппетитом его уплетать. В академии таким баловали очень и очень редко, а сейчас — отдых, можно немного и расслабиться…

Наконец мороженое исчезло в желудке, он грустно посмотрел на пустую розетку, подумал, но решил не брать вторую порцию, а чуть пройтись, благо вдоль дороги тянулся целый ряд витрин, полных всяких товаров. Пройдя несколько стеклянных прилавков, застыл возле одного — там за толстым прозрачным пластиком красовались мечи. Разных народов, разных рас, разных эпох. Но сколько ни вглядывался он в хищные изогнутые лезвия, ничего похожего на тот, что, по словам матери, был отцовским наследством, не увидел. Решившись, толкнул дверь. Сверху что-то тихо звякнуло, и застывший за прилавком пожилой мужчина с длинной седой бородой встрепенулся, но, увидев, как юн его посетитель, вновь принял прежнюю позу.

— Э… Прошу прощения, господин… Не могли бы вы меня проконсультировать?

Продавец вновь оживился, сделав заинтересованное лицо.

— Да, юноша?

— У нас в семье хранится меч…

Он попробовал изобразить его в воздухе, но старик просто толкнул к парню лист писчего пластика и стилос. Благодарно кивнув головой, Александр несколькими штрихами изобразил слегка изогнутое лезвие, длинную рукоять, овальную гарду и небольшой клинок, вставляемый в защитное ограждение. Протянул картинку к продавцу, тот посмотрел — и изменился в лице. Толкнул прилавок, который от этого перевернулся, и перед изумленным взором юноши появилась клавиатура. Быстрый, едва уловимый взглядом набор комбинации — и в воздухе повисло изображение точно такого же клинка.

— Этот?

— Да…

— Вам несказанно повезло, юноша! Это настоящий земной меч! Его зовут катана. Если пожелаете продать — не просите меньше миллиона…

Из магазина Александр вышел, потирая шею от удивления: ничего себе, подарок отца… Да кто же он, в конце- то концов?! Зная, что отец с Терры, захотелось отчего-то оценить изделие. Но он, оказывается, еще и землянин! Почему же мама так упорно не хочет назвать его имя?

— Ай!

Руки машинально ухватили что-то мягкое и теплое. Темные боги! Девушка его возраста, видимо, засмотревшись или задумавшись, налетела на него. Впрочем, он сам хорош — дал волю эмоциям…

— Ты кто?

Огромные зеленые глаза, мягкий грудной голос, удивленная улыбка…

— Ты не ушиблась?

Внезапно выражение лица изменилось — она резко оттолкнула его и побежала прочь: вдалеке маячили фигуры нескольких ребят. Александр удивился: чего это она? Случайный прохожий, который видел все произошедшее, бросил:

— Зачем за грудь хватал?

— А?!

Краска смущения выступила на лице. Не обращаясь ни к кому, он пробормотал себе под нос:

— Я не нарочно…


Александр Авраменко Наследник | Наследник | Глава 2 НАЛЕТ