home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ

Каждому свое.

Римлянин

…Тогда, врезавшись в диван, она банально разрыдалась от обиды и бессилия, сознавая, что Алекс прав. И прав полностью. К ее удивлению, он тут же выскочил из кабинета обратно и в мгновение ока оказался внизу. Подхватил на руки, крепко прижал к себе и буркнул:

— Извини. Просто.

Только много позже он рассказал, что видел на Сельфане. Это было ужасно. Эстерия никогда не думала, что любители «пыльцы» могут дойти до такого. И парень не врал и не обманывал. А тогда… Сел на диван, не отпуская ее, а она разрыдалась еще больше от обиды. Но вдруг остались только его ласковые и добрые руки, нежно гладящие ее по голове и вздрагивающим плечам. Алекс был совсем другой, нежели пять минут назад. И это ее даже напугало. Впрочем, может, благодаря именно испугу она быстро успокоилась. Отстранившись, взглянула в его лицо, а парень тронул рукой рубашку на своей груди:

— Ну, все? Не плачь. Вот, насквозь мокрая… Плакса ты…

Потом была примерка. Платья, другая одежда. А вечером вывел ее погулять по саду дворца. Оказывается, его дом стоял прямо в саду. Там было так тихо и спокойно… И впервые Эстерия вдруг поверила, что теперь не умрет. Они мирно шли по аллее среди высоких, аккуратно подстриженных неизвестных ей растений. Юноша похрустывал каблуками по стеклобетону, гравиколяска, в которой сидела виконтесса, поскольку девушке было тяжеловато поспевать за ним, бесшумно плыла рядом.

Простая мирная прогулка в молчании. Но слова были не нужны ни ему, ни ей. Парочка остановились возле пруда, в котором плавали большие красивые птицы. Почему-то ей захотелось их накормить, и птицы, словно почувствовав ее желание, начали переговариваться высокими, тонкими трелями, раскачивая разноцветными султанами на головах…

— Они красивые… У тебя ничего нет, чтобы их покормить?

Алекс задумчиво посмотрел на нее, дернул краешком губы:

— Хочешь умереть?

Эстерия даже вздрогнула:

— Почему?!

— Это хищники. Если что-то бросить одному, то начнется настоящее побоище. Вся стая броситься на того, кто дал им пищу, чтобы получить тоже. И просто растерзают угощающего человека на куски. Теряют контроль над собой и не могут остановиться. Вообще эти птички очень интересные. Когда добывают еду, то делят ее между всеми поровну. Абсолютно. Этакая уравниловка. Ученые, изучив их поведение, считают, что у них коллективный разум.

Девушка не на шутку удивилась:

— Это как?

— Очень просто. Один мозг на всех. Видишь вон ту, с розовой окраской?

— Да.

Действительно, отличающая размерами и окрасом птица держалась поодаль остальных, почти у другого берега пруда.

— И что?

— Мозг стаи — в ней. Остальные — просто рабочие органы. Безмозглые, тупые исполнительные механизмы.

— Откуда ты знаешь?

Он усмехнулся, на этот раз по-настоящему:

— Я здесь подольше, чем ты. И успел изучить адаптационный курс.

Эстерия вновь спросила:

— Но если они так опасны для людей, почему их не уничтожают? А если нападут на человека?

— Все терранцы знают этих птиц. Поэтому ни один из местных не станет их угощать. А себя они прекрасно кормят сами. В этом, кстати, основное отличие между двумя нациями одного происхождения — терранцы живут в гармонии с окружением. А вы, новоамериканцы, подминаете мир под себя… Тебе известно, что на Терре, к примеру, запрещено разрабатывать недра?

— Как?!

Изумление девушки достигло предела.

— То есть…

— Астероидные рудники. Необитаемые планеты, лишенные жизни. Газовые гиганты. Все фабрики и производства находятся за пределами планеты. Без исключений. Доставка идет из самых разных уголков Княжества. И, естественно, безотходные технологии. Скажем, тот же мусор мы выбрасываем в утилизаторы. Машины разлагают его и превращают в нужные вещи.

— Получается, что в дело идет все?

— Полностью.

— Мне как-то противно…

Передернула плечами, а ее спутник вновь усмехнулся.

— От незнания.

— Что? — не поняла Эстерия.

— Тебе противно от незнания. Понимаешь, машины не так работают, как ты себе представляешь. Думаешь, они просто сортируют и перерабатывают дерево, металл, пластик?

— Конечно. Во всяком случае, у нас, на Новой Америке.

— Отсталые технологии. Здесь это делают конвертеры. Разлагают все без сортировки, поскольку на выходе получаются атомы. И из них уже вновь собирают новые вещи. Только вот растения и пищу нельзя так получить. А все остальное — пожалуйста.

От удивления рот девушки приоткрылся — это же… синтезаторы! Засыпай внутрь песок или булыжники, а на выходе — все, что угодно твоей душе! От золота до бриллиантов! Неудивительно, что терранцы так богаты! Между тем в воздухе повеяло прохладой. Что-то большое, издавая протяжные стоны, проплыло у них над головами в темноте, в которой засияли яркие звезды. Стая птиц вдруг сорвалась с места и, отчаянно хлопая большими перепончатыми крыльями, стремительно понеслась ввысь. Юноша снял с себя куртку и набросил девушке на плечи. Только тут Эстерия поняла, что начинает замерзать.

— Пошли домой?

— Домой?

— Прости, но для меня теперь это — дом. А ты моя гостья. Я должен быть радушным хозяином…


Дальнейший путь прошел опять в молчании, ее начала охватывать тревога — Алекс менялся мгновенно: из беспощадного, жестокого убийцы вдруг превращался в доброго и ласкового друга. Обычно девушка легко определяла характер человека, но с Александром было очень сложно. И еще ей отчего-то казалось, что парень знает о ней уже все… В доме она поднялась с коляски, вернула куртку ему. Алекс повесил ее в прихожей, помог добраться до кухни, благо оба проголодались после такой прогулки. Ужин был такой… Еще никогда Эстерия не пробовала подобных блюд. Они таяли во рту, щекотали все вкусовые рецепторы, наполняли приятной теплотой желудок. Какие-то продукты она угадывала, какие-то были абсолютно ей незнакомы. Но все без исключения было вкусно. А потом… Он вошел в спальню, скинул халат. Протянул руку к одеялу, собираясь лечь рядом. От неожиданности девушка подскочила, встав на четвереньки:

— Ты что задумал?!

Он спокойно лег в постель, потянул на себя одеяло, не обращая внимания на нее, повернулся спиной. Затем пробормотал:

— Ложись давай. Думаю, через пару-тройку дней тележка уже не понадобится.

— Но я…

— Да не собираюсь я с тобой ближайшее время ничего делать, не волнуйся. Просто лежи и спи. Я тебя не трону. Считай, что это лекарство.

— Нет! Уходи!

Он лениво повернул голову:

— Вообще-то это моя спальня. И мы спим с тобой в одной постели уже неделю.

— Тогда я была без сознания! А теперь…

Она осеклась. Но юноша отвернулся, устраиваясь поудобней:

— Твое дело. На другой стороне галереи — вторая дверь, спальня для гостей. Можешь ночевать там.

И ей показалось, что он беззвучно смеется. Эстерия выкатилась из кровати, стукнула дверь — не обманул. Действительно, небольшая уютная комнатка. Для тех, кто не может отправиться домой или прибыл издалека. Чтобы переночевать разок. Устроилась под одеялом. Долго не могла заснуть, а утром вновь пришли голоса. Ее стало ломать. Затем заныли, как и прежде, суставы. Появилась противная сладость во рту, дважды чуть не вырвало. С ужасом девушка поняла, что от Алекса ей не избавиться, и рано или поздно он возьмет ее как женщину… Не выдержав, слезла с кровати, шатаясь, побрела по галерее обратно. Уже возле двери ей стало чуть лучше. А когда подошла к кровати, почти совсем отпустило. Когда оказалась с ним под одним одеялом, боли и голоса покинули ее. И чем ближе она подползала к нему, тем лучше ей становилось. Не выдержав, Эстерия просто обняла его, и сразу все ушло. «Слава Богу, он спит»… Но тут сильная рука вдруг обняла ее за плечи, и парень прошептал:

— Я же тебе говорил, а ты не поверила…

И девушка мгновенно провалилась в сон… Первые три дня, после того как она очнулась, он отпускал ее от себя только в душ и в туалет. Причем сидел за стенкой, привалившись к той спиной. Потом начал отлучаться на некоторое время, и его отсутствие перестало сказываться на ее состоянии. Отлучки росли. А здоровье больной улучшалось на глазах. Но… Ей очень не хватало парня, когда того не было рядом. Более того, девушка с нетерпением ждала ночи, поскольку это время он был с ней и, как ей хотелось верить, в ее власти. Они много разговаривали. Раз юноша даже вывез ее за пределы дворца, устроив экскурсию на глайдере по Терре, столице метрополии Княжества. Сказать, что Эстерия была поражена увиденным, значит, просто промолчать. Широкие, прямые проспекты, на удивление невысокие дома, утопающие в зелени. Множество детей и животных, улыбающиеся взрослые…

Нигде ни одного хмурого или отчаявшегося лица. Тем более — похмельного. И самое главное — осанка и достоинство воистину свободных людей без невыносимого груза условностей, забот о хлебе насущном, скандалов и упреков. Люди всех рас. Но их роднило общее — дух. Ничего подобного Эстерия никогда не ощущала на Новой Америке. Даже служанка Уина, помогающая по хозяйству, и та держалась с достоинством и осанкой свободного человека. Это был совсем другой мир! Девушка никогда не видела таких людей ни у себя, ни на других планетах, где ей довелось побывать. Впечатление от прогулки было, конечно, потрясающим. Единственное, что удивляло, так это то, что никто из семьи юноши ни разу не навестил его дома, не пришел познакомиться с ней, гостьей. Однажды она спросила его об этом, в ответ он дернул краешком губ, как всегда делал, если ему что-то не нравилось…


…Звякнул таймер, и девушка очнулась от воспоминаний — пора было накрывать на стол. Скоро обед, и сейчас он появится в каюте… Эстерия улыбнулась своим затаенным мыслям и задумалась: сколько приборов накрывать? Эта нахальная девчонка припрется или нет? Ладно, как говорят терранцы, береженого Бог бережет. Если что, убрать лишнюю посуду всегда можно…

Алекс появился усталый, словно сам ворочал все эти ящики и тюки на складах. Зато довольный. Увидев, что стол ломится от яств, похвалил, даже шутливо прижал к себе, чмокнул в пушистую макушку. Впрочем, Эстерия была довольна. Временами ей казалось, что затаенная мечта сбылась, и они уже женаты, настолько естественно и непринужденно держал себя с ней парень. Но… Уже через мгновение после ласки ненавязчиво указывал ей ее место. Правда, в этот раз подобного напоминания не последовало, и она внутренне порадовалась такому.

— Часа через два уберемся отсюда.

— Я рада. Место какое-то… Брр!

Она передернула плечами. Юноша, прищурившись, взглянул на нее:

— Знаешь, а ты расцвела… Похорошела.

На лице Эстерии выступила легкая краска смущения, и она опустила глаза:

— Я просто выздоравливаю. Вот и все.

Он улыбнулся, орудуя ложкой в тарелке:

— Да нет. Ошибаешься. Когда я впервые тебя увидел на той дискотеке, твое здоровье было в порядке. Но сейчас выглядишь ты намного… — Покрутил рукой в воздухе, подбирая нужное слово. — …Естественней. Без всей этой… штукатурки, которую вы так любите на себя мазать.

— Я же не виновата, что сюзитки гораздо красивее землянок!

— Дело не в том. Те же сюзиты, наоборот, без ума от земных девушек. У всех свои критерии красоты. На Терре, скажем, женщины гордятся красотой своих ног, а на Лиуре показать хотя бы пятку — величайший позор. Потому они и таскают эти глухие мешки, обнажая при этом грудь. В голой груди для них ничего нет постыдного.

— Ты столько знаешь про космос?

Она невольно позавидовала.

— Я же ааг. А как можно скрыться в толпе, не зная ее обычаев?

Девушка помолчала немного, затем спросила:

— А куда мы направимся, после того, как заберем всех?

— Самако. В восемнадцатом квадранте. Народ не хочет больше воевать. Ожидание смерти здесь у многих перевернуло мозги. А это глухое место. Останется всего человек десять. Остальные разбегутся.

— А эта… девушка?

Он опять улыбнулся:

— Ревнуешь?

Эстерия отчаянно покраснела вновь, затем кивнула головой в знак согласия. Он едва не рассмеялся в голос:

— Вечером поговорим.

— При ней?!

В ее голосе прозвучал неподдельный ужас.

— У Ираи сегодня вахта. Все новички, те, кто остается, должны быть обучены. Дармоеды мне не нужны. Они заступают на дежурство и будут входить в курс дела. Так что, сегодня мы с тобой спим одни…

Он промокнул салфеткой губы, положил ее на тарелку, поднялся из-за стола:

— Спасибо за еду.

— Пожалуйста…

Ей с трудом удалось сдержать радость от услышанного…


— …В общем, отец, скажу тебе одно: ты оказался полностью прав. После первых же неудач вся эйфория испарилась, и все разбежались.

Парень недовольно дернул щекой, а его собеседник, рослый мужчина на другом конце линии, криво усмехнулся.

— Я тебе сразу это сказал. Но ты не поверил.

— Остается всего десять человек. Три офицера и мои сокурсники. Что скажешь?

— Ты взрослый, сын. Решать тебе. Я обещал Гарри, что он умрет. И я сдержу слово. Да, раз уж речь зашла о нем… Как у тебя отношения с Эстерией?

Александр усмехнулся:

— Точь-в-точь, как говорила мама Я. Уже намекает.

— А твоя подружка из ведирцев, как ее, Ираи?

— Да.

— Что с ней?

— Это надо было видеть!

Юноша рассмеялся, и отец невольно тоже улыбнулся.

— Она вчера такое устроила… Короче, спим втроем теперь. А утром был скандал.

— Потерпи. Скоро все устроится. Может, отправишь ее тоже на Самако?

— Девочка вряд ли захочет со мной расстаться. Похоже, ее после нападения янки переклинило, а когда они тут посидели месяц без надежды выбраться, то схемы замкнуло окончательно на одной мысли. И теперь Ираи вцепилась в меня руками и ногами.

— Я верю своим девочкам. Они говорят, что это будет продолжаться недолго. Но наотрез отказываются сообщить, чем все закончится.

Парень немного помолчал, потом все же решился:

— Отец, а если Эстерия забеременеет в действительности? Что мне тогда делать?

— Что, уже были намеки?

— Нет пока. Но вчера в пылу выяснения отношений она назвала себя моей женой.

— Плюнь и забудь. Хоть я тебя и люблю, но никогда не будет такого, чтобы мой сын женился на подобном отбросе!

— Отец!

— Сын! Я прошу тебя об одном — не привязывайся к ней! Не калечь себе жизнь! Скоро, поверь, очень скоро она уйдет из твоей жизни. И все станет по-другому. Прости, сынок, тут ко мне Столяров ломится. До связи!

Александр выключил передатчик, на прощание кивнув отцу головой. Задумался. В силе жен отца он уже успел убедиться, и не верить им не было ни малейших причин. Правда, говорили княгини в основном туманными намеками, но на конкретные вопросы отвечали точно и без уверток. Именно после разговора с ними юноша согласился на лечение Эстерии и вел себя с ней нормально. Просто мама Ми сказала ему: «Будь ласковым к девочке хотя бы последние дни ее жизни. Бедняжке немного осталось». Пусть ему и приходилось тяжело иногда выполнять обещание, данное им. Ну, ничего. Потерпит. Парень поднялся и вышел из командной рубки. Дежурная вахта занималась своими делами, только офицер собрался было отдать положенную команду, но Александр остановил его жестом — люди заняты делом, и нечего им мешать. Подошел ближе к лейтенанту.

— Как обстановка?

— Погрузка имущества практически завершена. Пассажиры собирают свои вещи. Главный реактор в ходовом режиме. Готовы к старту в любой момент.

— Отлично. Не хочу задерживаться здесь ни минуты лишней. Как только последний человек взойдет на борт — сразу курс на Самако.

— Расчетное время прибытия — завтра в двенадцать десять по терранскому времени.

— Отлично…


…Все втроем, Александр, Ираи и Эстерия, взявшие его под руки с обеих сторон, шли по центральной улице столицы планеты. Сегодня был какой-то местный праздник, и обитатели этого мира веселились. Множество мелких продавцов наперебой предлагали прохладительные и горячительные напитки, различные закуски и сладости. Парень приобрел своим спутницам лакомства, и те, восторженно округлив глаза от впечатлений, любовались мирной картиной веселья. Что больше всего радовало юношу, так это то, что за весь день девушки ни разу не повздорили и не устроли никакой дележки относительно его. Похоже, что они решили все между собой, не впутывая парня в свои дела. Кажется, они пришли к мысли, что если его отец живет с двумя женами, тогда что мешает это сделать им? В пользу этого говорили действия обеих девушек. Скажем, когда Ираи заметила, что ее соперница устала, то незаметно сбавила шаг, давая той отдышаться. А Эстерия, увидев, что вторая спутница тяжело дышит от жары, протянула ей свой платок, чтобы вытереть лоб. Так что девушки пытались искренне приспособиться друг к другу. И хорошо. По крайне мере, ему будет спокойнее, если между ними настанет мир.

— Ой, смотрите!

Ираи восторженно указывала на большой, гостеприимно сияющий огнями торговый центр, наполненный людьми. Слышались гонги зазывал, сверкала реклама, голопроекторы выстраивали в воздухе феерическое шоу, демонстрируя все разнообразие товаров.

— Зайдем? — синхронно, как обычно делали супруги отца, протянули они в унисон и, умильно заглядывая снизу, прильнули к парню. Тот вздохнул:

— Ну, что с вами делать? Пошли.

Но едва сделал шаг в сторону магазина, как заметил возле входа метку, понятную посвященному Клана.

— Вы идите, я вас догоню.

— Мы в отдел одежды!

— Да-да, девочки! Я сейчас!

Дождался, пока девушки скроются в толпе, и быстро приблизился к значку, затем скрестил пальцы левой рукой в замысловатом знаке и остался стоять на месте. Ждать пришлось недолго, буквально через пару минут возле него появилась неприметная личность. Она сложила пальцы в ответном знаке, и Александр вытащил из кармана знак принадлежности к Клану. Неизвестный изменился в лице и торопливо произнес:

— Прошу отойти со мной.

— Я не один.

— Это быстро…

Умело лавируя в толпе, местный устремился к застывшему на обочине глайдеру, предупредительно распахнул дверь:

— Прошу.

Парень скользнул внутрь, следом — хозяин машины. Едва усевшись, бросил взгляд на часы, вмонтированные в панель, затем обратился к юноше:

— Ату маун Рей. Посвященный второй ступени, уважаемый Мастер.

— Александр маун Ко. Мастер, уважаемый Посвященный. Я здесь проездом и контракта не имею. Можете не беспокоиться на мой счет.

— Благодарю вас, Мастер. И я вовремя успел остановить вас.

— Что?

В этот момент что-то сверкнуло, затем донесся раскатистый громоподобный звук. На глазах у ошеломленного юноши здание центра, куда ушли его спутницы, вдруг сложилось, словно карточный домик. Через мгновение по корпусу глайдера ударил ливень осколков пластобетона, металлических кусков и стеклопласта. Посвященный усмехнулся:

— Краску поцарапает, но не волнуйтесь — корпус машины бронированный.

И замер — на лице юноши отражалась нешуточная тревога.

— В чем дело, уважаемый Мастер?

Аагу и в голову не могло прийти, что с юношей кто-то был, хотя тот об этом и сказал в самом начале. Для истинного убийцы иметь привязанности — непозволительная роскошь. Так что парень не должен был так реагировать на взрыв. И верно, уже через мгновение пассажир глайдера успокоился и вновь надел на лицо бесстрастную маску.

— Что это?

Подбородком указал на вспыхнувшее над обломками пламя.

— Диверсионная группа Новой Америки. Через час начнется вторжение. Они организуют беспорядки на улицах, чтобы дезорганизовать оборону.

— Ясно. Благодарю вас, Посвященный. Меня зовут Ледяной Человек.

— Это я благодарен вам, Мастер, за беседу.

Легкие поклоны прощания, и юноша выбрался из машины наружу. Под ногами хрустнуло, но он направился к груде развалин. Ни криков о помощи, ни стонов раненых. Да и вряд ли кто мог уцелеть в этом бушующем над обломками пламенем. А если кто и выжил, то гарантированно умрет от недостатка кислорода. Прислушался — да, только жадный рев огня. Никто не уцелел. Сколько там было народа? Тысячи три-четыре? Не меньше.

Вновь под ногами дрогнула земля, на другом конце столицы вырос огненный столб. Погасло освещение. Послышался далекий звук гонгов машин службы спасения. Медленно обходя раненых, побрел к космопорту. Взглянул на часы коммуникатора, спохватился, набрал экстренный номер:

— Всему экипажу — немедленная боевая готовность! Приготовиться стартовать в условиях нападения. Всем — общий сбор! Экстренно!

Убрал аппарат в карман. Значит, вот оно что, княгини… Действительно. Недолго. Тело действовало само, выполняя натренированные движения. Через мгновение шея хрустнула, и труп с оружием в руках рухнул на стеклобетон улицы. Уклонение от выстрела. Обезвреживание. Бил жестко. Экономно. Наповал. Как и положено. Это — война. И это — враги. Старая проверенная тактика, как и на Ведире: вначале диверсии, потом специальные команды устраивают беспорядки на улицах и противодействуют властям и оказанию помощи. Затем появляется флот врага. Дернул уголком рта, переламывая позвоночник очередному противнику. Голова была абсолютно пуста. Тело работало само. На рефлексах и инстинктах. Самая эффективная тактика боя. Не задумываться. Убивать. Только убивать. Без пощады. Без жалости…


…Ввалившись в шлюз, сразу включил интерком:

— Рубка, я на борту. Что с остальными?

— Все на месте, кроме вас троих, командир! На радарах многочисленные засечки! Подходят к внешней орбите планеты.

— Стартуем! Больше никого не будет!

Нарастающий гул реакторов сразу дал понять, что команда исполняется. За спиной закрылась боевая переборка. Вахтенный офицер при виде залитого кровью командира бросился было к нему, но замер на месте, остановленный ледяным голосом:

— Я цел. Это — не мое. Уходим отсюда. Курс на Винетту.

— Командир…

— Пойду, приведу себя в порядок-

Твердым шагом двинулся к лифтовой шахте, сопровождаемый потрясенным до глубины души взглядом офицера. В этот момент зазвенели гравикомпенсаторы — корабль начинал разгон…


— Гарри?

Герцог был удивлен. Дочь с ним связывалась раз в неделю, согласно договоренности, буквально три дня назад они разговаривали, и девочка выглядела просто великолепно. А тут князь звонит ему сам. Что-то произошло?

— Что такое случилось, что ты беспокоишь меня?

— Твои ребята штурмуют Самако?

— И что из этого?

— Ничего. Но я хочу тебе сообщить, что при взрыве столичного торгового центра погибла Эстерия. Они как раз были внутри.

— Что?!

Гейтс схватился за сердце, а князь продолжил:

— Соболезную, Гарри. Девочка была ни в чем не виновата. Но ты сам убил ее.

И отключил связь. Герцог напрасно пытался вызвать его вновь. Терра отказалась разговаривать с ним. Гейтс приказал провести расследование, которое показало, что произошедшее несчастье действительно дело рук его генералов и спецгрупп. Постаревший в мгновение ока, он приказал казнить тех, кто планировал операцию и был исполнителем диверсии. Но Эстерию было уже не вернуть…


Глава 11 ОБЕЩАНИЕ | Наследник | Глава 13 ВЗГЛЯД ИЗ ТЕМНОТЫ