home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

ВЗГЛЯД ИЗ ТЕМНОТЫ

Бойся тьмы, ибо там скрывается смерть.

Акутагава Рюноскэ

— Янки сошли с ума.

Это было не предположение, а констатация факта. В роскошном кабинете сидели двое мужчин. Оба высокие, похожие друг на друга, как две капли воды. Только один постарше, второй совсем юный. Различались и знаки различия на форме. А так — копии. Отец и сын. Алексей и Александр. Отец глубоко затянулся сигаретой.

— За последние полгода они охватили примерно тридцать процентов Звездного Объединения. Но хватит ли у них сил удержать то, что они подчинили себе военной силой?

— «Пыльца», отец.

— Да. Они сажают планеты на наркоту. И уже начинают огрызаться.

— Гейтс так и не назначил себе преемника.

— Зато купил у рамджей за бешеные деньги установку репликации.

Парень удивленно вскинул бровь — за полгода, прошедшие после смерти девушек, он сильно изменился внешне. Но самые большие перемены произошли с его характером. Воистину, он стал настоящим аагом. Иллюзии ушли. Не зря он получил по выходе из академии имя Ледяного Человека.

— Ты оставляешь за собой кровавый след, сын.

— Прости, отец. Но после того как с Фаати оборвалась связь, у меня больше нет желания щадить кого- либо. Это личная работа. И она должна быть сделана.

— Скольких ты уже отправил к праотцам?

— Больше четырехсот. А вообще — не считал. И не надо об этом.

Его глаза сощурились, чтобы не выдать гнев. Алексей вздохнул — хоть и родной сын, но вот характер у него… Воспитание аагов наложило свой отпечаток. Ни жалости, ни эмоций. Когда он вернулся во второй раз, было заметно, что юноша чем-то подавлен. Но потом он словно проснулся. Его личный корабль, подаренный отцом, множество раз уходил в рейды, и только жуткие слухи, приходившие с планет, оккупированных Новой Америкой, сообщали, где сын был и чем занимался. Настоящий монстр. А ведь и его мать поначалу была такой же, потом оттаяла… Нет, нужно срочно что-то делать с парнем. И чем быстрее, тем лучше, пока он не стал простой машиной для убийства. Да, Алексей тоже был воином. Солдатом. И тоже убивал. Но Сашка — это совсем другое. Без жалости. Без пощады. Не щадит никого. Для него нет разницы: женщина или мужчина, ребенок или старик. Сколько отец ни пытался с ним об этом говорить, он просто отмалчивается. Нет, надо что-то очень срочно делать. А может… Мысль, пришедшая в голову, была простой и от этого казалась верной.

— Ты уже дерешься с ними полгода. Но забываешь об одной вещи — кроме того, что ты воин…

— Я не воин, отец. Я — ааг. Убийца.

— Нет! Ты воин. Потому что дерешься не за деньги, а за совесть! Так что помни это!

Князь вспылил, что с ним случалось редко, но быстро успокоился. Снова затянулся сигаретой, стряхнул пепел.

— Значит, убийца? А ты не боишься, что можешь перестать быть человеком?

Сын вновь дернул краешком губы, так он делал всегда, когда нервничал.

— Что значит — быть человеком, отец? Я был им до пяти лет. Потом из меня стали делать убийцу. Извини, но едва я начал привыкать к обычной жизни, как в нее вмешались, грубо и бесцеремонно. Вначале Гарри, потом ты. Не стану отрицать, мне нравилось среди обычных людей. Я узнал и полюбил многое, чего был лишен во время обучения. Но…

Юноша замолчал и отвернулся в сторону окна, глядя на расстилающуюся внизу, в долине, столицу Княжества.

— …мне кажется, что я никогда не смогу жить обычной жизнью простого человека, отец. Всегда кто-то вмешивается в нее. Война. Амбиции. Клан. Даже ты. И, конечно, твоя семья.

— Моя? Не наша? Разве ты не член ее?

Горькая усмешка отразилась в стекле.

— Иногда я думаю, что зря согласился на все это.

Обвел вокруг себя рукой.

— Нужно было бежать. Бежать подальше, менять внешность, биографию — словом, все. Чтобы ты не нашел меня.

— Бесполезно. Ты же знаешь силу моих жен.

— Да, знаю.

Сын повернулся к Алексею:

— Но всегда можно скрыться туда, где тебя никто не сможет достать.

— Умирать в юности? Что за глупость, сын?!

— Моя совесть чернее космоса. Мои руки в крови. Примет ли Княжество такого наследника, отец? Есть Ари. Всеобщая любимица. Ее обожает народ, ее знают все правители окрестных миров. Не лучше ли оставить сестру у власти? Или ты боишься, что консорт подчинит ее своей воле?

— Не исключаю и такой вариант.

Алексей глубоко задумался, помолчал несколько минут, затем вновь достал сигарету из пачки, раскурил.

— У меня ощущение, что в тебе что-то сломалось. Но какова причина? Исчезновение мамы? Но она жива.

Мои княгини в один голос утверждают, что с Иурой все в порядке. А не верить им причины нет.

— Я знаю.

— Тогда, может, ты надломился на войне? Все же беспрерывная гибель окружающих влияет на людей.

— Не говори никогда ничего подобного. Как говорят, ааг специально выращен для смерти. Мне все равно, умер кто-то или нет. У меня нет того, за кого бы я стал мстить или переживать, кроме мамы. И вас.

— Тогда и смерть твоих подружек должна оставить тебя равнодушным.

— Я был не настолько близок с ними. А уж Эстерию я вообще терпеть не мог. Если бы не твое слово…

— Тогда что? Я не врач. Всего лишь отец. Отец, который не может найти общий язык со своим сыном. Может, тебе стоит пока перестать воевать? Отдохнуть, попутешествовать? Побывать там, где ты бы хотел. Увидеть разные диковинки Вселенной. Да хотя бы у меня на Родине. Почему бы тебе не слетать на Землю?

— На Землю?

Парень чуть задумался, потом отрицательно качнул головой.

— Может, когда-нибудь позже. Не сейчас. Но я подумаю над твоими словами. Спасибо.

Алексей опустил голову:

— Когда летишь вновь?

— Через пару дней. Пока побуду здесь.

— Девочки хотят с тобой пообщаться. Особенно Юури.

— Передай ей, что я тоже ее люблю.

Поднялся с кресла, вышел из кабинета. Князь вытащил новую сигарету. Что же ему делать? Ведь сердцем чувствует — теряет парня…

Двери в кабинет открылись, и на пороге появились княгини. Майа насмешливо взглянула на супруга:

— Слушай, ты так фонишь, что мы даже проснулись. Проблемы с Александром?

Вопрос она задала синхронно с Яйли. На губах второй жены играла грустная улыбка. Князь невольно сделал попытку подняться, но обе женщины уже устраивались возле него на диване. Его губ коснулись тонкие пальчики.

— Помолчи.

Затем они приникли к нему, Яйли счастливо вздохнула, погладила ладошкой щеку мужа.

— Бедный мой… Тяжело. Я знаю.

— Но не волнуйся. Отправь мальчика отдохнуть.

— Но…

— Он послушается. Просто парень переживает, что, несмотря на все его усилия, Новая Америка по-прежнему воюет.

— Понятно…

— Это жестоко, но…

— …ему нужно съездить на Атти. Там хорошие места. Пусть развеется. Может пригласить с собой друзей.

— Хотя лучше бы ему поехать одному…

Алексей насторожился:

— Девочки, вы что, снова?

Те уткнулись носиками ему в грудь и засопели от удовольствия, потом тихо ответили:

— Мы тебя любим, муж наш, и не хотим, чтобы ты потерял сына. Он нам тоже близок, как и тебе. И если хочешь, то когда Фаати освободят, можешь забрать Иуру сюда. Пусть она живет вместе с сыном.

— Вы…

Острые коготки чуть царапнули грудь.

— Мы знаем, что ты любишь нас. Но она — мать твоего ребенка. И здесь мы ничего изменить не в силах. Но надеемся, что ты не станешь нам изменять…


Александр вернулся домой, где не был две недели. Отец сказал, что здесь провели небольшую реставрацию. Зашел в столовую. Открыл окошко конвертера, задумался на мгновение: что бы съесть? За хлопотами на военной базе и за разговором с отцом время пролетело незаметно. Весь день на ногах, устал, как собака. Помедлив, быстро набрал комбинацию цифр, опустил заслонку на мгновение. Аппарат тихо пропел мелодию, щелкнул замок, открывая доступ к блюдам. Быстро перетащил все на стоящий у окна стол, устроился поудобней, вытащил из стерильного герметичного пакета принадлежности для еды и приступил к трапезе. На стене висел портрет мамы. На портрете она улыбалась. На ней было надето пышное полупрозрачное платье непривычного покроя, оставляющее оголенными точеные плечи идеальных линий. За спиной виднелось пушистое конусовидное растение, украшенное различными блестящими шарами и лентами. Это местный праздник, Новый год. Терране отмечают наступление нового цикла.

Внезапно из-за окна донесся гул. Вспыхнул яркий свет, с ревом за живой оградой из неизвестного ему кустарника пронеслось и исчезло вдали нечто. Затем донесся пронзительный визг резины — и снова рев. Юноша поморщился, включил противофазник. Сразу наступила тишина. Но через несколько мгновений вновь замельтешил свет. Транспортное средство. Незнакомое. Интересно, что это такое? Помедлив, спустился по лестнице, вышел на воздух, приблизился к высокой ограде и приоткрыл калитку. Захотелось увидеть все своими глазами, а не посредством голокамер. Рев вновь стеганул по ушам. Придавил. И вот… Нечто округло-граненое, мчащееся с огромной скоростью по извилистой дороге из стеклобетона, проходящей мимо его дома… Обдав тело плотной волной спрессованного воздуха и сладковатым запахом натурального топлива, транспортное средство промчалось мимо и приблизилось к повороту. Раздался пронзительный визг округлых колес, и вырвался клуб дыма. Мгновение — и все исчезло из виду: за поворотом был резкий спуск…

Ясно. Какая-то новая забава. Разберемся… Интересно, на чем они гоняют? И почему все так примитивно? Обычно используют глайдеры. А тут… Прямо по поверхности, да еще минеральное топливо. Непонятно…

Рассуждая так, парень не заметил, как оказался в гараже. Включил свет, вновь обвел взглядом все то, что хранилось внутри. Глайдеры разных моделей. От большого, семейного, до легкого, спортивного. Правда, модели устаревшие. Похоже, что они были в ходу еще до его рождения… А это что?! Похоже… Резина. Настоящая древняя резиновая смесь. Металл. Это — пластик. Но тоже какой-то первобытный… Щелкнула кнопка двери. Надо тянуть. Ого, какая толщина… Мощная пружина увела створку вверх. Пахнуло, против удивления, не затхлостью, а чем-то непередаваемым, и вместе с тем — смутно знакомым. Узнаваемым на подсознательном уровне… Юноша готов был поклясться, что, несмотря на то, что он видит это впервые, ему все знакомо… Сел в приятно заскрипевшее сиденье, обтянутое настоящей, натуральной кожей, коснулся приборной панели. Слегка вогнутый темный экран. Индикаторы, пока молчащие… Вновь вылез наружу, опустил дверцу, ставшую на место с вкусным щелчком, еще раз окинул взглядом машину, отступил на пару шагов назад. Красивая… Но ему сейчас не до этого. Внезапно пискнул вызов. Отец. И что ему… Спохватился, поднес коммуникатор ко рту:

— Да?

— Сын, ты завтра отправляешься на Атти.

— Что?!

— Не спорь. Это рекомендация, обязательная для исполнения. Можешь взять с собой, кого хочешь. Я снял тебе дом. Немного отдохнешь, пару-тройку недель, потом вернешься. Договорились?

Александр не стал спорить. В общем, родитель был прав. Он действительно нуждался в небольшом отдыхе.

— Хорошо.

— Можешь взять с собой друзей. Если есть такое желание. Ну, а пожелаешь лететь один, я дам разрешение ведирцам пожить на Терре.

— Договорились, отец…


Герцог вошел в стерильную лабораторию. То, что его заставили, словно обычного посетителя, надеть специальный комбинезон, разозлило. Но когда он увидел содержимое регенерационной ванны, все негодование мгновенно ушло. Пока еще смазанные черты, в которых угадывалось лицо дочери, его любимой Эстерии. Гарри долго стоял возле прозрачного купола, накрывающего раствор, затем вернулся в герметичный тамбур и переоделся в обычную одежду. Невысокий рамджиец подчиненной расы подобострастно заглянул в лицо страшному землянину. Хоть тот и оплачивал все работы, но его вспыльчивый характер стал притчей во языцех.

— Господин доволен увиденным?

— Ты можешь гарантировать, что девочка будет здорова?

Рамдж замялся, потом все же решил, что лучше сказать правду:

— Господин, я не знаю. Если вы предоставили образцы, взятые до ее болезни, то все будет хорошо. Но если был предоставлен уже зараженный материал.

Ученый умолк, но Гарри был спокоен. Для репликации он предоставил прядь волос, которую Эстерия подарила ему перед своей поездкой на Луминду, где все и произошло. Так что в чистоте материала герцог был уверен. Другое дело, что он до последнего мгновения сомневался в исходе работы. Но то, что сегодня предстало его взору в лаборатории, развеяло все сомнения. Гейтс протянул руку и потрепал съежившегося от страха рамджа по щеке:

— Ты все сделал хорошо. Я доволен…

Теперь оставалось только подождать еще две недели. И тогда он вновь обретет свою дочь. И это будет не клон. Это будет она, его Эстерия…


…Небольшой дом располагался на берегу океана. Князь поначалу снял для сына огромный особняк в престижном районе одного из крупнейших городов, но, осмотрев его, Александр отказался. Слишком много внимания. Да и… не хотелось лишнего ажиотажа. А так — пустынный пляж, белоснежный песок, высокие деревья, окружающие крошечный поселок. Спокойные, тихие соседи. Такие же туристы или отдыхающие, как и он. Дом с левой стороны занимал пожилой старик. Жилище справа пока пустовало. Но уже утром в нем должны были поселиться новые жильцы. Как сообщил менеджер комплекса, его сняла семейная пара средних лет с детьми, его ровесниками. Парень выслушал известие, не моргнув глазом, смеясь про себя. Подумать только — ровесники! Его! Убийцы с руками по локоть в крови! Но спокойно взял ключи от выделенного ему дома. Придя, завалился на кровать и пролежал так весь день. Голова была пуста. Не хотелось ни о чем думать. Хотелось просто смотреть на украшенный плитками узорного пластика потолок, освобождая мысли от всего лишнего. Нужно отвлечься от проблем. Забросить все подальше. В конце концов, он только семнадцатилетний мальчишка, по большому счету…

А утром Александр был по-настоящему удивлен — его соседями оказались не просто семья, а земляне. По крайне мере отец семейства — точно. Широкоплечий, мускулистый, но какой-то приземистый мужчина. Впрочем, несмотря на возраст, рельефные мышцы показывали недюжинную силу. Его супруга, довольно симпатичная, хотя и несколько расплывшаяся дама лет сорока, может, больше. И тоже довольно крепкая. Зато их дети… Четверо. Девочка и три парня. Разные, но вместе с тем и похожие. Он проснулся оттого, что кто-то негромко напевал на берегу. Набросил рубашку, сделал себе кофе и вышел с чашкой на веранду. Расположился в глубоком плетеном кресле, обозревая бесконечную гладь лазурно-синего океана. В воздухе реяли в восходящих потоках алые квадраты местных птиц, а вдоль пляжа босиком, держа босоножки в руке, по воде брела юная девушка.

— Алиса! Хватит придуриваться! Иди, помоги с вещами!

Повернул голову на крик — возле соседнего дома застыл глайдер, из которого мужчины выгружали многочисленные ящики и сумки. Вновь вернулся к незнакомке, но та, опустив голову, уже спешила к машине и включилась в работу. Ну и ладно. Допил свой кофе, снова вернулся в дом, но затем решил прокатиться до города. Можно было вызвать глайдер-такси, но на заднем дворе стоял спортивный гравитационный скутер. Резвая, но норовистая машина на любителя. Впрочем, Александр умел ею управлять очень хорошо, так что никаких сомнений не было. Он вывел аппарат из-под навеса, поскольку на планете не было ни времен года, кроме бесконечного лета, ни штормов. Затем оседлал скутер, застегнул куртку, завел машину. Двигатель слегка заурчал, машина послушно поднялась над песком. Полный газ — и только вихрь песка позади…


Целый день бродил по городу, оставив скутер на стоянке. Смотрел на людей, ходил по магазинам, гулял по парку. Бесцельно проводил время, как и положено отдыхающему. Приценивался к сувенирам, глазел на витрины. Поинтересовался новостями Галактики. Гарри не успокаивался, и это плохо… Незаметно пришло время обеда. Выбрал небольшую забегаловку, устроился под навесом. В ожидании, пока принесут заказ, глазел на посетителей. А это кто? Что-то знакомое… Точно! Соседская девочка! Уже тут, так быстро?

Девочка стояла у витрины с одеждой, приоткрыв рот от изумления. Боги! Какое она еще дитя! Вдруг опустила голову, пошла прочь, но далеко не ушла, снова вернулась. Александр присмотрелся — она уставилась на манекен в легком одеянии. Но тут появился официант, и парень отвлекся, а когда поднял голову, девочки уже не было. Ушла. Ну и ладно. Приступил к еде, которая оказалась довольно вкусной. Конечно, с терранской едой не сравнить, но тоже очень ничего. Закончив, подозвал обслугу, рассчитался и пошел обратно к своему скутеру, но тоже остановился у этой витрины, удивляясь сам себе. Чем-то его эта девочка зацепила. Впрочем, какая она девочка? Уже девушка. Юная, но вполне сформировавшаяся… Толкнул дверь, тихо звякнувшую гонгом, вошел внутрь. Продавщица за стойкой встрепенулась, но, заметив парня, приоткрыла рот от удивления:

— Прошу прощения, но мы торгуем одеждой для женщин. Вы, наверное, ошиблись?

— Нет. Я бы хотел купить вот это.

Он показал рукой на витрину. Девушка проследила направление, затем мило улыбнулась:

— Две тысячи стелларов.

Всего двадцать терро? Так дешево? Он протянул ей карточку, женщина провела по ней считывателем, затем вновь улыбнулась:

— Подождите немного, я сейчас.

Открыла витрину, втащила манекен внутрь.

— Одну минуту.

Ловко сняла платье, завернула в пластик, протянула юноше.

— Вот.

— Спасибо.

— Ну что вы…

Вышел на улицу, удивляясь сам себе. Да что на него нашло? И только тут сообразил что — выражение ее лица. Такое тоскливое и мечтательное одновременно. Похоже, что ее семья не может позволить себе купить ей такую одежду. А ведь она стоит совсем дешево… Значит, они точно не терранцы. Откуда же? Из Новой Америки? Или с самой Земли? Но земляне так далеко не забираются. Хотя… Их любопытство известно всей Вселенной. Ладно. Бросил пакет с покупкой в сумку скутера, надавил на клавишу запуска двигателя и помчался обратно, благо уже начинался вечер. Солнце опускалось к горизонту…


Смеркалось медленно, и юноша успел до того, как светило зашло. Поставил машину обратно под навес, вернулся в дом. Сделал себе кофе и вышел на веранду. Соседей, похоже, не было дома. Впрочем, нет. Вон мелькнул кто-то в окне. Сейчас выйдет. О! Вспомнил ее имя — Алиса! Девушка ловко орудовала обычной архаичной метлой, подметая веранду дома от песка, нанесенного ветром. Заметив, что за ней наблюдают, отвернулась. Юноша улыбнулся про себя: ну, посмотрим на твою завтрашнюю реакцию, когда увидишь, что платье исчезло…

Зевнув, пошел в дом. Пора было укладываться спать. Утром его разбудил шум двигателя глайдера. Ругнувшись про себя на ленивых соседей, поскольку те не включили противофазный глушитель, перевернулся на другой бок и попытался заснуть. Вскоре шум удалился. И он вновь заснул. Встал уже поздно. Вышел на веранду и замер на месте — Алиса, напевая, танцевала в полосе прибоя. Получалось у нее красиво. И голос был очень хороший. Низкий, грудной. Вообще, кроме как на Терре и на Новой Америке, музыки Александр нигде не слышал. Правда, ааги практиковали нечто подобное — игру на длинном духовом инструменте вроде земной дудочки. Для медитаций. Парень невольно залюбовался грациозными движениями девушки, забыв обо всем на свете. А затем землянка заметила, что за ней наблюдают… Вспыхнув, побежала домой, но юноша легко перемахнул через низкую ограду и, догнав, ухватил ее за руку.

— Постой!

— Отпусти!

— Ну, подожди же!

Он выпустил ее запястье. Девушка отшатнулась, но все же осталась на месте:

— Почему ты следишь за нами?!

— Слежу?

Его удивление было неподдельным.

— Зачем мне это? Просто я ваш сосед, и мне любопытно, что земляне делают здесь? Никак не могу определить, откуда вы. С самой Земли или с Новой Америки?

— С чего ты взял, что мы земляне?

— А разве нет?

— Нет. Мы — с Фиры.

— А где это?

— Седьмой квадрант третьего сектора.

— Понятно…

Названный адрес существовал. Только вот находилась там совсем другая планета. Под названием Юрэйта. Мир Академии аагов…

— Извини, что перепутал вас с землянами.

— Нас многие путают. Мы похожи.

— Я же извинился…

— Тогда отстань.

— Да-да…

Он сделал шаг назад и, развернувшись, пошел к себе, ощущая затылком неожиданно злой взгляд девушки. Алиса солгала. Причем откровенно. Отчего? Медленно поднялся к себе, вошел в дом. Сел завтракать. Но почему она скрывает свою принадлежность? Да, Новую Америку теперь не любят. И это еще мягко сказано. Но… Вот же проклятье тьмы! Закончив завтрак, достал коммуникатор, затем вновь убрал. Нет, рано бить тревогу… Лег на кровать, забросив руки за голову. Вновь уставился в потолок, размышляя над ситуацией, незаметно для себя уснул…


— Джин, сосед заподозрил неладное.

— Черт его побери! А по виду — сопляк еще! Может, его убрать, пока не поздно?

Капитан Хендриксон, исполняющая роль его супруги, отрицательно качнула головой.

— Рано. Может подняться шум, и мы засветимся. А операцию срывать нельзя. Еще минимум неделю.

— А если этот мальчишка из любопытства пронюхает, чем мы занимаемся на самом деле?


…Командир диверсионной группы нервничал. Операция по захвату планеты была под угрозой срыва. И все из-за любопытства. Сюзанна поднялась с кресла, подошла к столу и плеснула себе в стакан немного виски. Сделала глоток, поморщилась, потом вдруг ее осенила идея.

— Он же мальчишка!

— И что?

— Я заметила, какими глазами он смотрел на Элис.

— Говори яснее!

Женщина усмехнулась:

— Мы можем спокойно заниматься своими делами, пока крошка пудрит ему мозги.

Майор замер на месте. А ведь точно! Он сам в таком возрасте не пропускал ни одной юбки! Мужчина внимательно взглянул на напрягшуюся, словно струна, девушку, одну из лучших диверсанток специальной школы.

— Справишься? Как думаешь?

Та скривила недовольную гримаску, наклонила голову в знак согласия.

— Если недолго…

— Мы завтра отправляемся в другое место. А тебе придется остаться здесь, пока не прибудут остальные.

— Семь дней, и ни минуты больше.

Сидящий рядом с ней сокурсник, выдающий себя за брата, откровенно заржал:

— Смотри, не залети только от этого олуха!

И охнул, получив жестокий удар по печени.

— Ты чего?!

— Знай меру!

Майор новоамериканской армии поднялся с кресла, хлопнул ладонью по столу:

— Значит, решено. Мы утром сматываемся, Алиса остается здесь. Твоя задача — удержать пацана на месте, чтобы не влез, куда не нужно.

— Ясно.

Сюзанна взглянула на нее, сморщилась, потом бросила:

— И, смотри, не спугни его.

— Хм…

Девушка негодующе дернула головой…


Глава 12 СЛЕДУЮЩИЙ УРОВЕНЬ | Наследник | Глава 14 ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ