home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

ОПУХОЛЬ

Ложь — вот раковая опухоль современного общества.

Г. Форд

Эстерия оторвала воспаленные глаза от голосферы и потерла ломящие от боли виски. Нащупала в столе аптечку, приложила к предплечью. Автомат тихо пискнул, через мгновение стало легче, и она откинулась на спинку кресла, чуть опустила веки, смотря в угол, где на столике стоял ее портрет в траурной рамке. В голову лезли всякие непонятные мысли. Неясные самой девушке. Ее убийца отличался от тех, с кем она была знакома. То, что он высок и силен, да еще и красив, — ерунда. Немало знакомых виконтессы на Новой Америке были и симпатичнее, и сильнее его. Но вот его лицо и глаза, их выражение… И поведение. Вот что выбивало ее из колеи. Та запись из его дома… Она, Эстерия, в кресле, и он сидит рядом и смотрит в сторону говорящей девушки с таким выражением лица, словно тревожится за состояние и здоровье не по обязанности или принуждению, а искренне… Налила себе стакан сока, глотнула. Затем вновь потерла виски, уже по привычке. Да, техника, конечно, — великолепная вещь! Но до принятия окончательного решения нужна личная встреча. Увидеть его живым. При случае — пообщаться. Переброситься парой-тройкой слов. А уже потом решать, как быть дальше. Ведь, судя по всему, с ним и с той, первой Эстерией что-то произошло уже после того, как девушка встала на ноги и здоровье вернулось к ней. Ведь почти три месяца она не беременела. Почему? Судя по ее же словам, могла залететь в первый месяц, но оттягивала до последнего момента, пока перед самой своей нелепой смертью не сообщила, что твердо решилась на это… Что произошло? И вид у нее был такой… если бы сама себя не знала, то сказала бы, что была влюблена в этого… наследника… Не на шутку, а по-настоящему. Уж больно серьезно выглядела… Нет. Однозначно, надо встретиться с парнем. И желательно поговорить… За бокалом вина или за столиком ресторана… Значит… решено. И пусть отец спорит и ругается. Еще никогда он не мог переубедить дочь. Тем более что, насколько известно, ни один ааг дважды не выполняет одну и ту же работу, а значит, ей ничего не грозит при новой личной встрече…


…Алиса свернулась калачиком, положив голову ему на колени. Его рука ласково ерошила ее пушистые волосы.

— Ты когда улетаешь?

— Сегодня ночью.

— Надолго?

— Не знаю…

Парень вздохнул.

— Не хочу улетать, но я забочусь не только о нас с тобой. Может погибнуть много людей.

— Я понимаю. И буду скучать. Очень…

— Главное, не волнуйся. Со мной ничего не может случиться.

— Я знаю. Но мне так тоскливо без тебя…

Челнок стартовал через четыре часа, унося Александра на борт его крейсера…


…— Что, господа офицеры, надумали чего интересного?

Майор Мирр вздохнул.

— Что тут сказать? По имеющимся данным, планета полностью блокирована, и попасть на поверхность сложно. Если наш крейсер там появится, янки могут обвинить нас в нарушении нейтралитета и науськать на нас сзо.

— Там и так драка идет между ними и их сторонниками.

— Да. В правительствах на захваченных планетах верные им люди.

— Плохо.

Александр вздохнул.

— Но что поделать, нам нужно обязательно встретиться с теми, кто внизу.

— Раз надо…

— Отец тут подогнал мне одну штуковину. Делаем вот что: разгоняемся, проходим по касательной на полном ходу и сбрасываем. Естественно, вместе со мной.

Сола опешила:

— А назад?

— Назад — моя забота. Но думаю, если я там окажусь, то уж как-нибудь выберусь…

Офицеры согласно кивнули. Потом Алиа подмигнула:

— Как у тебя дела на личном фронте?

Неожиданная теплая улыбка озарила его лицо:

— Она — чудо…

— Ну и отлично! Смотри, не сделай ее вдовой, не успев стать мужем…


Как и говорил Айно, Корида была плотно обложена. Множество кораблей висело на ее орбите: крейсеры, транспорт для пехоты, корабли снабжения и обеспечения. Спутник разведки едва не засбоил от подсчета, но все же подробная картина расположения американского флота со всеми орбитами движения вскоре была загружена в тактический логгер крейсера. Затем был определена траектория движения, и вскоре терранский корабль начал разгон. Все быстрее и быстрее, все ощутимее безумный напор невероятных по мощи двигателей. Парень давно уже сидел в кабине новейшего БРа, упакованного в десантную капсулу. Вспыхнула лампочка оповещения, и снаружи забулькало амортизационное желе. Удар об атмосферу обещал быть страшным, так что подобная предосторожность была абсолютно необходимой. Александр напрягся, толчок стартовой катапульты, через мгновение на него навалилась перегрузка. Ощущения были непередаваемыми. Казалось, сердце сейчас остановится, не в силах проталкивать через сосуды тяжелую, словно свинец, кровь. Гравикомпенсаторы пели уже не хрустально, а пронзительно, визжа перед смертью. Глаза застелила багровая пелена, сквозь которую иногда прорезались непонятные вспышки. В отяжелевшей до невозможности голове стучала одна мысль: «Кажется, я не рассчитал своих сил…» Но в следующий момент стало чуть легче. Затем алая пленка стала постепенно проясняться. В уши ударил рев, потом, по-видимому, включились тормозные двигатели. В тело вонзились иглы автомедика, и вот уже сознание проясняется окончательно. Хлопок, отлетают внешние оболочки, сзади появляется серебристый шлейф геля, сдуваемый бешеным напором воздуха. И… злая очередь из пушки проходит впритирку с БРом, мимо проносится новенький, еще сияющий в свете ярких лучей истребитель атмосферного класса. А через мгновение он превращается в огненный шар, из которого в разные стороны разлетаются бесформенные куски обшивки. Всего один выстрел, реакция не подвела. Бешено запищал сонар, фиксируя многочисленные объекты внизу, на земле, и в воздухе.

— Похоже, я угодил в самую заварушку…


К месту предполагаемого приземления устремились со всех сторон. Он сразу узнал характерные рубленые, какие-то тупые силуэты новоамериканских машин, значит, те, что отличаются по дизайну, — союзники. Потенциальные, по крайней мере. Сгруппировавшиеся истребители янки бросились в его сторону. Это плохо. В воздухе он пока уязвим… В это время снизу коридцы открыли бешеный заградительный огонь, прикрывая его и давая возможность приземлиться. Нарвался на ракету и исчез во вспышке ведущий, остальные шарахнулись в разные стороны, но тут уже парень успел среагировать. Мощное шестиствольное рельсовое орудие пришло в движение, выплевывая сплошную полосу ядер, которая рассекла сразу несколько машин на куски. Толчок! Гусеницы вгрызлись в почву, унося высокий корпус от обстрела, зрачки едва переводили наводку с одного вражеского объекта на другой. Автопушки послушно следовали их целеуказаниям. С ужасающим грохотом взорвался почти квадратный приземистый танк, раскатал гусеницу другой. Скользящий над поверхностью планеты бронированный глайдер с пехотой просто растерло по земле. Удар! Но броня легко выдержала попадание. Наглец поплатился за это в следующее мгновение, когда широкие гусеницы впечатали его в твердый грунт. Корпус чуть подался вперед, снижая силуэт. Зато орудия, на мгновение смолкнув, когда из заплечных коробов вырвался рой ракет, взявших курс на засеченную с воздуха батарею, снова заговорили. Автопилот вел машину задним ходом, поскольку повернуться было нежелательно — янки сосредоточили на БРе всю свою огневую мощь. Но в этот момент земля позади машины вдруг вспухла густым, маслянистым дымом — коридцы открыли огонь дымовыми боеприпасами. В такой дымовой завесе отказывались работать даже тепловизоры, а уж обычная оптика была тем более бесполезна. Включился сканер, разыскивая волну передатчиков обороняющихся, и вот в ушах прозвучало:

— Если ты нас слышишь, немедленно уходи к югу. Семьдесят единиц. Иначе поздно — мы заложили здесь мины! Уходи немедля!

— Вас понял.

Гусеницы вновь пришли в движение, тяговые двигатели взвыли, унося семидесятитонную тушу прочь. Индикаторы зарядки магнитных метателей вновь начали оживать, наливаясь зеленым светом полного заряда. Но с боеприпасами у них было туго. Оставался только неприкосновенный запас. Так что, придется, если что, использовать протонно-ионные излучатели. Та еще штучка богов тьмы! О, проклятье! Откуда-то перед носом вынырнул легкий скутер, на котором восседала одинокая фигура. Фигура, махая ему рукой, помчалась вперед. Ясно. Выслали сопровождающего. Отлично! Добавил скорости, когда проводник увеличил скорость. Вот на чем не сказалась смертельная игра с высадкой, так это на БРе. Тот несся легко, взмывая в воздух на неровностях, перемахивая на полном ходу через овраги и многочисленные мелкие речушки. Александр почувствовал, как под ним дрогнула земля. На мгновение экраны заднего обзора побелели, затем он увидел вздымающийся в небо пылающий шар…

Между тем наездник изменил направление и стал сбавлять скорость, нырнув в довольно узкое ущелье. Парень едва успел сбавить скорость, но справился с управлением. Задевая гусеницами каменистые стены, высекая искры, уже медленнее двинулся следом и вскоре уперся в каменную стену. Проводник вскинул руку, прося обождать, и через мгновение скала раскололась пополам, открывая проход в огромную пещеру. Автоматически вспыхнул свет, машина плавно вошла внутрь, и створки ворот за БРом стали медленно закрываться. Наездник опустил скутер на землю, затем заглушил двигатель и спрыгнул с юркой машины. Значит, прибыли. Массивные бронеплиты кабины разошлись, зажужжала лебедка, опуская парня вниз. Наконец нога коснулись пола. Сняв шлем, пригладил рукой потный ежик коротко стриженных волос и услышал голос, обращенный к нему:

— Кто ты такой и откуда свалился на наши головы?

— С неба, естественно. Мне нужно ваше начальство. Александр маун Ко. Специальный представитель.

— Интересно, чей?

Из-за слепящего света прожекторов вышли несколько человек с оружием наперевес.

— А вот об этом я могу сказать только вашему командиру.

— Незнакомая форма. Но явно не американская. Не помню где, но такую я уже видел. И машина у тебя, парень, тоже интересная. Пойдем, поговорим.

Из-за спин подчиненных шагнул вперед невысокий, но широкоплечий мужчина.

— Генерал Мито Джемайя.

— Лейтенант Александр маун Ко.

— Рисковый ты парень, лейтенант, если решился на такой выброс.

Юноша усмехнулся уголком рта:

— А по-другому никак…

И двинулся следом за командиром…


Переговоры увенчались успехом. Этот генерал сильно отличался от покойного Бино Чарры. Во всяком случае, по ощущениям парня, такой, как этот коридец, последнюю пулю предпочтет выпустить во врага, и погибнуть в рукопашной… Планета пока оборонялась. И довольно успешно. Во всяком случае, янки пока не могли создать на поверхности достаточно мощной базы, откуда бы начали давить сопротивление. Имея под рукой огромные подземные заводы, а, следовательно, и неиссякаемый практически источник снабжения, войска Кориды оказывали упорное сопротивление врагу. Риск массового применения новоамериканцами «пыльцы» гарантировался, поскольку тем заводы планеты нужны были в целости и сохранности. Так что захватчикам пока ничего не оставалось, как делать хорошую мину при плохой игре, соблюдая все существующие в Галактике правила ведения войны, и перебрасывать сюда войска с других направлений. Но, тем не менее, исход был ясен. И он был печален. Потери солдаты несли постоянно и в технике, и в людях. А источника пополнения личного состава не было. Машины же воевать сами, без экипажей, не могут. Да и с сырьем начинались проблемы, поскольку оно было привозным. Израсходуются запасы минералов, и что тогда? Но в целом на Кориде парню понравилось. Уж больно дух солдат и офицеров отличался от того упадка, что царил на Ведире. Так что… Тем более что генерал оказался хватким и умным человеком. И звезд с неба не требовал. Его в основном интересовали три вещи. Первая — это помощь оружием и боеприпасами. Вторая — возможность эвакуации остатков сил и желающих уйти с планеты. И последняя — дальнейшее продолжение войны. В этом его стремления полностью совпадали с интересами терранцев. Вопрос же, чем Корида будет расплачиваться за такую щедрость и не потребует ли князь владычества над ней в будущем, юноша снял одной фразой:

— Если вы умоете янки кровью здесь, а потом не станете им давать покоя, считайте, что все кредиты вами уже погашены…


К величайшему удивлению Александра, убраться с планеты обратно оказалось гораздо легче, чем он думал: на поверхности действовал космопорт, с которого то и дело стартовали челноки, вывозя с поверхности граждан других миров, которых тут оказалось неожиданно много. Правда, всех отъезжающих проверяли новоамериканцы, но парню бояться было нечего — слово «Терра» внушало уважение и страх всем. Печальная история Рамджа не была забыта. Да и потом, Княжество уже несколько раз давало понять, что любые шутки с ним плохо кончаются. Очень плохо… Так что через четыре дня, закончив все дела внизу, он связался со своим крейсером, и тот появился на орбите через сутки. Огромная туша, по сравнению с которой корабли Герцогства казались мальками рядом с китом, возникнув из пустоты, потребовала проход на стационарную орбиту, пояснив, что прибыла за наследником терранского княжества. Командующий силами вторжения едва не наделал в штаны, осознав, что могло случиться внизу. Роскошный адмиральский катер спокойно спустился вниз, и Александр, предъявив вытянувшимся физиономиям таможенников свой идентификационный браслет, проследовал в него и вернулся на корабль, где его встретили восторженные крики команды.

Но едва крейсер стартовал с орбиты, как поступил срочный вызов по правительственной связи с Новой Америки. Абонент требовал наследника. Правила предписывали ответить, и парень нехотя удалился с мостика в свою каюту. Включил связь. Когда голосфера показала абонента, он с трудом сохранил самообладание — на него смотрели зеленые глаза погибшей Эстерии. Нащупав рукой графин, налил себе стакан воды и залпом осушил его. И было от чего взволноваться — по всем законам природы девушка должна была быть мертва. Либо от «поцелуя аага», либо от взрыва, устроенного диверсантами. Между тем виконтесса чарующе улыбнулась и заговорила:

— Я вижу перед собой наследника терранского Александра маун Ко-Медведева?

— Да, госпожа. Это я. Но… как?!

— Я — репликант. Но это я, Алекс.

Репликант! Как же он не сообразил! Восстановленная по генетическому остатку копия! Ничего себе! Да, отец действительно ее любит! Теперь понятны его усилия! Вот почему появился стимул к дальнейшей войне, да и рассчитываться за восстановление всему Герцогству придется очень и очень долго! Эстерия вдруг замолчала, всматриваясь в него. Точно, репликантка. Та, предыдущая, на подобное усилие была неспособна. Ограниченная девочка. А эта… Восстановление пошло ей на пользу. Явно рамджийская работа. И, похоже, что ее слегка геномодифицировали. Не полностью, как отца и его соратников. Но частично. Впрочем, и этого достаточно, чтобы она стала очень опасным врагом.

— Алекс, я хочу встретиться с тобой.

— Зачем?

— Скажем так, я очень заинтересована в этом. И думаю, что у нас есть возможность увидеться. Чтобы кое в чем разобраться.

Наконец юноша полностью овладел собой…

— Я не думаю, что эта встреча нужна мне.

Нажал на последнее слово. Но Эстерия иронично усмехнулась:

— Уверен? А мне так не кажется. Я знаю, что твоя мать у нас. И если ты не согласишься на разговор со мной, я заставлю отца уничтожить все живое на Фаати.

— Угрожаешь? Это не лучший способ заставить меня принять твое предложение.

— Подумай, Алекс.

Секундное ожидание.

— Что тебе нужно?

Победная усмешка.

— Ничего. Ты не поверишь, но совсем ничего, кроме совместного ужина в любом месте, где ты назначишь. Естественно, кроме Терры. Выбирай любую планету, время, ресторан. Мне нужна короткая беседа. И все. Взамен я обещаю, что тебе не станут чинить препятствий по поиску и возвращению твоей матери. Устраивает?

Александр задумался, потом тряхнул головой.

— Рамдж. Двенадцатый квадрант. В столице есть ресторан «Башня». Отец мне рассказывал про него. Так что ровно через тридцать дней в восемнадцать часов я закажу там столик. Не опаздывай. Другого случая может не представиться…

Сфера погасла, а он остался сидеть, погрузившись в размышления. Чего все-таки хочет эта репликантка?..


…Эстерия выключила связь и откинулась на спинку кресла. Да… Кажется, она начинала понимать свою предшественницу! Ну что ж, до Рамджа две недели пути. Надо пока кое о чем позаботиться. Она нагнулась к селектору и произнесла:

— Господин Бзежинский? Это Эстерия Гейтс. У меня для вас особое задание. Что вам известно о Фаати? Нужно найти одного человека. Да. Женщина. В районе тридцати-сорока лет. Правильные черты лица. Нет. Не знаю. Я никогда ее не видела. Зато я знаю ее фамилию. Маун Ко. И она — ааг. Да, ааг. Точно-точно! Не волнуйтесь, господин Бзежинский. Ее не надо арестовывать. Ни в коем случае. Наоборот, ближайшие месяцы требуется, чтобы она была жива и здорова. Так что присмотрите за этим, и очень внимательно!..

Снова откинулась назад. Да что же с ней такое?! Почему, едва она просто поговорила с ним по дальней связи, ей стало не по себе? В чем дело?!


Парень закончил свой доклад об итогах визита на Кориду. Алексей внимательно следил за его речью — его радовало, что сын так быстро растет. Не в физическом смысле, вовсе нет. Растет как человек и как честный политик. Конечно, кое-какие упущения есть, но это из-за неопытности. Его изначальное одиночество, замкнутость начали очень быстро таять после того, как он привез с собой из поездки эту девочку. Похоже, что она положительно на него влияет. Да и сама умница. Хороший выбор, у парня есть вкус! Да и все женщины князя одобрили Алису… Впрочем, после такой академии ожидать чего-либо другого было бы странным. Вот и признанный наш экономический гений, Лаврентий Павлович, только одобрительно головой кивает. Нет, Сашка — молодец! Будет достойным наследником!..

Все собравшиеся попрощались и вышли из кабинета. Александр аккуратно собрал кристаллы логгера, затем внезапно спросил:

— Папа… У меня… Мне нужно с тобой посоветоваться.

— Что-то новое, о чем ты еще не рассказал? Это связанно с коридцами?

— Нет. Это вопрос личного характера.

Что еще случилось?! Князь заволновался, неужели у молодежи начались размолвки? Очень жаль, Алиса так нравится всей семье…

— Эстерия Гейтс… Ее реплицировали. И она желает встретиться со мной на нейтральной территории.

— Что?!

Новость действительно была очень важной. Алексей задумался: значит, теперь у Гарри полностью развязаны руки. И в любой момент может разразиться атака с массовой наркотизацией… Это страшно!

— И какое ты принял решение?

— Я дал согласие. Мы встречаемся через двадцать дней в Рамдже. В «Башне». Не возражаешь?

— Ты уже взрослый. Поэтому я всецело тебе доверяю. Полетишь один?

— Еще не решил. Но думаю, что Алису нужно взять с собой.

— Кстати… У тебя ведь день рождения через двенадцать дней? Как считаешь, не пора ли представить девушку широкой публике?

Юноша покраснел от смущения, но удивительно застенчиво кивнул в знак согласия…


Едва сын умчался домой, князь с грустью посмотрел ему вслед — юношеский пыл… Впрочем, он тоже любит обеих своих жен, подаривших ему таких чудесных дочерей. Так же, как и тогда, когда они только стали жить вместе. Через многое пришлось пройти, процесс притирки характеров долгий и сложный. Но все сложилось просто отлично! И у Саши все будет хорошо…


Зал дворца был полон. Уже довольно давно, с самой встречи Нового года, в его стенах не было столько людей и высокопоставленных персон со всех уголков Галактики. Сияли драгоценности, дорогая материя дамских нарядов и мужских камзолов. Строгие парадные мундиры военных, разноцветные из-за своей принадлежности к разным родам войск. Молодежь начала группироваться стайками, оживленно обсуждая предстоящее событие — большой княжеский бал в честь совершеннолетия наследника. Сегодня ему исполнилось восемнадцать. Многие присутствовали на таком пышном мероприятии впервые, особенно суетились мамаши, представлявшие впервые своих дочерей. Отдельной стайкой держались послы и атташе из СЗО и, как ни странно, Новоамериканского Герцогства. Поговаривали, что среди них присутствует и дочь самого герцога. Тот, впрочем, почтить своей персоной праздник не пожелал. А может, не смог по причине войны… Терран это не особенно волновало. Обладая сильнейшей армией и флотом, огромным техническим превосходством, а главное — единством, Княжество было неуязвимо. Все прекрасно знали, какое государство способно диктовать свою волю во Вселенной остальным, и благодарили всех богов за то, что Терра настолько миролюбива.

Грянули фанфары, давняя традиция двора. Огромные двери распахнулись, и в них появилась княжеская семья. Первым — сам князь со своими супругами, как обычно блещущими экзотической сюзитской красотой и в одинаковых по покрою, но разных по цвету платьях. Следом — похожие друг на дружку пять девушек. Одна — заметно старше остальных и четверо — погодки. Двери закрылись, и по залу пронеслось недоуменное гудение, словно ветерок. Ведь было столько разговоров о наследнике! И сам бал в его честь! Так, где он? В чем же дело?! Что произошло?!

Между тем семья князя спокойно проследовала через расступившуюся толпу, поднялась на возвышение, где располагались троны и сиденья для членов семьи, и расселась по своим местам. Алексей вскинул руку, и ропот оборвался:

— Друзья мои! Уважаемые гости! Я благодарю всех, кто почтил своим присутствием этот бал. Сегодня моему сыну Александру исполняется восемнадцать лет. Поэтому прошу вас приветствовать его и его невесту Алису Грейс!

Снова серебряными голосами запели фанфары. Но наследник и его будущая супруга вышли не из дворцовых покоев, как все ожидали. Полотнища входных дверей медленно разошлись в стороны, и на пороге появились высокий широкоплечий юноша в военном мундире, а рядом с ним — юная, но ослепительно прекрасная девушка в строгом белоснежном платье. Кое-кто из стоящих поблизости заметил, что она волнуется и ее пальчики чуть подрагивают. На одном из этих дрожащих пальчиков было надето кольцо в знак обручения. Будущий супруг словно прикрывал свою избранницу от сотен и сотен глаз.

Они прошли по вновь раздавшейся толпе, освободившей им проход, и приблизились к возвышению, где восседала семья. Князь поднялся с трона, подошел к сыну и крепко обнял, затем ласково поцеловал будущую невестку в щечку. Следом то же самое проделали остальные члены семьи. Алексей вновь вскинул руку, и из боковых дверей появились еще два тронных кресла. Их моментально установили на помосте. Александр помог сесть своей спутнице, затем занял свое место. Князь широко улыбнулся, затем объявил:

— Итак, бал начинается!

Грянула музыка, и через мгновение большой зал наполнился танцующими парами. Юноша поднялся и подошел к Алисе:

— Прошу вас…

Та зарделась, словно маковый цвет, и протянула ему свою руку, кивнув в знак согласия. Через минуту они уже кружились в плавном течении бессмертного вальса…


Глава 14 ЧЕРНОЕ И БЕЛОЕ | Наследник | Глава 16 ОБЕЩАНИЕ