home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

СДАЧА

Горе возомнившим себя непобедимыми.

Александр, наследник Терранский

Хайе Урук мата Орто вновь восседал в Зале Гнева, слушая почтительный доклад своих верных воинов. Вроде все прошло успешно, но одна деталь его насторожила: они бегут!

Взмахом руки оборвал слова и вперил свой взгляд в говорившего:

— Ираг Саау, ответь мне: куда бегут черви?!

— О, Великий… Я не знаю. Там ничего нет. Огромная туманность.

— Но ведь куда-то они прячутся? Вы глупцы, Ираги! В этой туманности Враг. Их последняя надежда. Если мы уничтожим ее, то эти миры — наши! Повелеваю: Ираг Гыргы, возьми ту Орду, которой командовал раньше. Иди и уничтожь их.

Клюв Туа, украшавший шлем командующего флотом, почтительно коснулся драгоценных плиток металла, украшавшего пол Зала Гнева.

— Убирайтесь, Ираги. Я недоволен вами.

Хайе презрительно плюнул перед ними, выражая высшее неудовольствие. Хлопнул в ладоши:

— Я удаляюсь…


Внутри личных покоев он позволил выплеснуться своему бешенству. Какие же глупцы! Не догадаться о такой простой вещи! Есть, есть там что-то, во что они верят, но ничего — его Воля и Воля Ужасного Митрала сотрут в порошок все. И Митрал возблагодарит Хайе своими милостями…

— Великий…

В покоях появилась младшая жена, почтительно склонилась в поклоне, махнула длинными, как положено, волосами, ритуально сметая прах с его ног. Урук протянул руку, ласково коснулся макушки. Хаисса выпрямилась.

— Великий, тебя ждать в покоях сегодня ночью, или ты опять проведешь время в молитвах воина?

Пойти в гарем? На мгновение Вождь Похода задумался, потом качнул высокой шапкой волос.

— Передай, я приду.

— Кто будет счастливицей, Великий?

— Я еще не решил, хаисса. Пусть ждут.

— Благодарю за благую весть, Великий…

Вновь почтительное обметание ног повелителя, и младшая супруга удалилась. Хайе задумался, почему-то на душе стало тревожно. Все ли он предусмотрел? Обо всем ли подумал? Ужасный Митрал вездесущ и всемогущ и не прощает ошибок. Об этом знают все. Праги сделают все, чтобы добиться победы. Впрочем, черви слабы. И поход обернулся легкой прогулкой…


Вождь залпом осушил сосуд с веселящей водой, вытер губы богато вышитым рукавом халата, поднялся. Хаиссы ждут. А ему предстоит нелегкий выбор. Кого предпочесть? Главную, от которой у него уже дочь-невеста? Среднюю, которая приходится родственницей казначею Ужасного? Младшую, самую юную и красивую? Или кого-нибудь из бесчисленных наложниц? Внезапно вспыхнул Всевидящий Глаз, и Хайе, не успев еще услышать голос, распростерся на полу ниц:

— О, Ужасный!

— Урук мата Орто, все ли хорошо в походе, отправленном моей волей?

— Ужасный, черви слабы! Они не могут противостоять твоим Ордам!

— Я доволен. Не разочаруй меня, Хайе…

Глаз потух. Хайе осторожно поднялся с прозрачных каменных плит, смахнул пот со лба. Воистину, Ужасный всеведущ… Но почему же он побеспокоился о том, как идет поход? Что он знает? И ему вновь стало нехорошо на душе, успокоенной визитом младшей жены…


Ираг Гыргы задумчиво смотрел на плотную стену, уходящую в бесконечность. Обычная газовая туманность в несколько ауркен плотностью. Но не достаточно густая, чтобы задержать его Орду. Одну из главных в Стойбище. Почти двести унирем, сто дирем, пятьдесят трирем и гордость Ирага — Разрушитель, почти такой же, как у самого Хайе, да святится имя его и будет благословенен он перед Ужасным! По данным прознатцев, беженцы стремились именно сюда. И здесь должны быть сотни, если не тысячи засечек от лучей поиска. Но где они? Смотрящий растерянно развел руками — Тьма пуста. Ничего нет. Значит, черви прошли через газовый полог. Помедлив, Ираг Похода качнул клювом Туа на своем шлеме:

— Передайте рамиту правого крыла — пусть пошлет две униремы внутрь полога.

Загомонили у своих пультов Говорящие. Затем старший из них почтительно доложил, что указание Ирага выполнено. Да Гыргы и сам видел, как две светящиеся точки медленно двинулись по шару Пути к желтой стене. Потекли мгновения ожидания. Все шло спокойно. Униремы прошли уже достаточно далеко. Что ж, пора и остальным кораблям Орды двинутся в поиск сбежавших червей. Вновь качнул клювом священного зверя Ужасного, Туа:

— Орда, вперед…

И ощутил плавный толчок: вышколенные Вожатые послушно подали рукояти Силы вперед, его Разрушитель двинулся с места…


Командующий Третьим Карательным удовлетворенно отвалился в кресле назад — враги клюнули! Не зря он добился разрешения отключить часть Резонаторов, чтобы заманить противника в ловушку. Только сканеры терран уверенно чувствовали себя в межзвездном газе, все остальные были слепы и глухи. И на этом Арни Шарцнигер и строил свой расчет. Сегодня Терра собиралась проверить врагов на прочность. На победу никто особо не надеялся, но то, что враг получит по зубам, не сомневался никто. Понятно, почему СЗО не могло дать никакого отпора: корабли чужаков были не намного меньше терранских. Другое дело, как они будут противостоять оружию терран? Может, у них сверхпрочная броня, и тогда снаряды главного калибра тяжелых кораблей Княжества словно дробинки крокодилу? Армада была огромной. Насчитали триста пятьдесят судов противника. В основном даже поменьше, чем терранские, но среди них был настоящий гигант, превосходящий тысячекилометровую станцию снабжения. И именно его опасался «железный Арни», зная, что в критический момент тот может врезать очень больно и переломить весь ход боя.

— Правое крыло — приготовиться к открытию огня. Левое крыло — приготовиться к торпедной атаке. Фронт — стоять насмерть!

— Вас понял. Вас понял. Вас понял…

Донеслась скороговорка подчиненных. Рука легла на рукоятку открытия залпа. Арнольд напрягся. Счет шел на секунды. Зеленые нули отсчета стали алыми, и в этот момент включились Резонаторы. Для выхода на боевой режим им нужны были мгновения, но… Ничего не произошло. Враг продолжал двигаться все дальше и дальше вглубь. Проклятие! Значит, их генераторы, или что там у них, хорошо заэкранированы! А он так рассчитывал на смятение. Ну что же…

— Флоту, циркулярно! Надерите им задницу! Огонь!..

И в мгновение ока желтоватый мрак на экране внешнего обзора вспыхнул ослепительным пламенем…

Пусть Резонаторы не сработали, как им и полагалось, но зато пушки терранских кораблей оказались на высоте: от прямых попаданий целые секции вражеских судов рассыпались в клочья. Ажурные стойки, поддерживающие вынесенные в стороны боевые модули, превращались в ничто. Время от времени ослепительно яркие языки пламени вспыхивали на черной броне, отмечая пробоины, через которые улетучивалась внутренняя атмосфера. Прямое попадание превратило в ослепительную вспышку большой, сравнимый по размеру с суперами корабль. Воодушевленные успехом артиллеристы усилили темп огня до немыслимой скорости. Вот она, всесокрушающая человеческая ярость! Это была победа! Залп за залпом, снаряд за снарядом. Ракета за ракетой. Единственное, что смущало Шарцнигера, так это гигант позади вражеских рядов. Он еще не сделал ни одного выстрела. И, еще чуть помедлив, видя, что каждая секунда ожидания работает на руку терранам, адмирал отдал приказ:

— Авианосцам — выпустить истребители. Снесите великану все, что можно. Монитаторы — отсечь подкрепления, идущие на помощь вражескому флагману. Штурмовикам приготовиться к абордажу! Левый и правый фланги — начать смыкание!..

Огненные точки, обозначающие корабли терран, медленно дрогнули и поползли по сфере обзора, показывая выполнение замысла Командующего флотом. Словно комариный рой вспыхнул в пространстве — это держащийся до последнего в тылу в качестве резерва новейший класс кораблей, называемый по аналогии с земными кораблями авианосцем, начал свою работу…

Массивные двери ангара дрогнули и разошлись, мгновенно озарив внутренности взлетной палубы непрерывными вспышками битвы. В вакууме вспыхнули направляющие вектора, генерируемые машинами, обозначающие взлетные дорожки. Еще миг, и ускоряемый стартовой электромагнитной катапультой с бешеной скоростью из ангара вырвался первый истребитель. Тупоносая машина без крыльев, поскольку кургузые обрубки по бокам корпуса нельзя было назвать крыльями. Зато на них базировалось почти все оружие — многочисленные мелкокалиберные скорострельные орудия, гроздья ракет ощетинились тупыми носами. Это когда-то в прошлом конструкторы заботились об обтекаемости и зализанности очертаний. В вакууме космоса это было ни к чему. Олмер впервые отказался от старого дизайна при постройке первых супердредноутов и оказался прав — функциональность корабля увеличилась сразу на двенадцать процентов. Так что…

Сбившись в боевой строй, истребители прорезали построение гибнущих врагов и устремились к флагманскому монстру врага. Капитан Терехов, когда-то водивший свой МиГ-29 в небе Афганистана, откинул предохранительную чеку с рукоятки, чуть коснулся педалей. Его губы искривились в зловещей улыбке, а затем большой палец вдавил гашетку — под плоскостями вспыхнуло пламя, и он не поверил своим глазам — начиненные антиматерией боеголовки взорвались с такой силой, что переломили огромный корпус почти пополам. Да что у них, картонная броня, что ли?! Истребитель задрожал, когда заработали пушки. Огненная полоса разрывов выросла на броне, полетели в разные стороны осколки покрытия. Открыли огонь и остальные истребители его эскадрильи. То, что случилось далее, напоминало избиение первоклассника боксером профессионалом. Ни ответного огня, ни какого-либо сопротивления…

Наконец, монстр вздрогнул, почти мгновенно вспух от внутреннего взрыва, по-видимому, чья-то ракета прошила защиту энергетической установки врага, а затем чудовище развалилось на куски…


Да, это было избиение. Враг пытался огрызаться, но залпы его лучевых пушек бессильно расплескивались по фасетчатой поляризованной броне терранской эскадры. Кинетических же орудий у чужаков не было. Арнольд устало откинулся на спинку кресла. Адреналин уже иссяк, и навалилась неимоверная тяжесть. Впрочем, как обычно.

— Прочесать поле боя. Убегающих — догнать и уничтожить. Выслать разведку на подбитые корабли. Попытаться найти живых и взять в плен. Командирам кораблей и соединений — доложить о потерях…

Отключил связь, повернулся — вестовой застыл рядом с чашкой горячего кофе.

— Спасибо.

Подмигнул парнишке:

— Кажется, мы их умыли.

— Да, господин командующий.

Арни вновь усмехнулся:

— Связист, частоты противника перехвачены?

— Да, господин адмирал, у них антикварная радиосвязь, оказывается…

— Передай на их волне одну фразу: «Я вернусь».

— Есть, господин адмирал!

Ну, а почему бы не вспомнить прежнюю жизнь хотя бы раз? Шарцнигер улыбнулся — коронная фраза Терминатора: «Я вернусь…»

— Командир! Он уходит!

— Комендоры! Развалите ему корму! Быстрее!

Монитатор вновь дрогнул. Еще раз и еще! Штурман чуть довернул корпус, давая возможность еще двум башням открыть огонь. Есть! Задние дюзы врага лопнули, рассыпая сноп зеленых искр. Следующий залп влип прямо в зияющую пробоину, и оттуда плеснуло пламенем. Агония. Отлетали секции, выворачивались наружу шпангоуты. Медленно закружились крошечные точки тел в вакууме и обломки внутренностей. Александр смахнул пот с лица. Да, это не фрегат. На нем ему не пришлось сражаться. Не успел он сформировать экипаж, как пришло новое предписание — корабль сдать обратно, явиться за новым судном. Коротких! рейс к «Винетте — три». Там он увидел чудо.

Он ожидал чего угодно, но не такого вот красавца. По мощности залпа новичок превосходил супера первых серий, а по экипажу был намного меньше. Да и остальные новинки оказались весьма кстати. Вообще монитатор был новейшим классом кораблей Терранского флота. Огневая мощь на уровне дредноутов подавления, наряд-десант в сто пятьдесят тяжеловооруженных пехотинцев и два БРа. Прибавить к этому маневренность эсминца и дальность корвета. Да, Олмер превзошел самого себя! По слухам же, ожидалась поставка еще более грозных кораблей. И если судить по этому сражению, чужим не поздоровится! Зря они сунулись к нам. А уж этот их Ритуал… Значит, захотели запугать? Просчитались вы, твари!.. Корабль обогнул гибнущий хлам, вышел в свободное пространство. Ага, впереди еще один! Какой-то странный. Таких еще не попадалось. Ну что ж…


— Командир! Приказ с флагмана — взять пленных по возможности!

— Понял.

Тронул мнемодатчик на виске:

— Юлэй, как там твои орлы?

— Все в порядке. Готовы в любой момент!

— Железный Арни жаждет увидеть пленных, а впереди какая-то странная плавучка. Даю команду операторам запустить нуль-лифт!

— Вас поняла, Мастер!

— Начинайте по готовности!

Монитатор легко нагнал пытающегося уйти чужака и двинулся рядом с ним практически вплотную. Расстояние между корпусами двух кораблей не превышало десяти километров.

— Аттрактор!

— Аттрактор включен! Есть захват!

Оранжевое сияние заволокло промежуток между двумя кораблями. Внезапно лицо Имэй исказилось от боли, и девушка смертельно побледнела:

— Командир! Немедленно отмени десант! Уходим! Уходим! Это брандер!

Брандер?! Корабль-смертник, начиненный взрывчаткой? Александр похолодел, мгновенно хлопнул по кнопке полного отключения всех систем, светящиеся столбцы работы механизмов начали гаснуть.

— Полный назад! Машинное — самый полный назад! Штурман, крути! Это смертник!

Корабль стал медленно крениться вправо. Взвыли гравикомпенсаторы, затем рассыпались хрустальным звоном.

— Проклятье тьмы!

Но, кажется, им повезло: монитатор начал заваливаться в сторону от ловушки, постепенно тормозя. Еще немного, еще чуть… Ну же! Командир не заметил, что пальцы, вцепившиеся в подлокотники кресла, белые от напряжения, а из-под ногтей даже выступила кровь. Внезапно старший офицер обмякла:

— Успели…

Тут же встрепенулась:

— Ощущаю живых. Штурман — два градуса влево, вниз четыре. Малый ход…

Корабль вновь дрогнул и плавно двинулся, обходя какую-то кучу обломков. В ней с трудом узнавался чужой броненосец большого класса. Сюзитка прикрыла глаза, время от времени подавая команды штурману.

Монитатор словно крался среди хаоса сплошного поля обломков.

— Стоп, машина! Отстрелить абордажные концы! Они там!

Повинуясь мысленному приказу, логгер корабля изменил изображение центрального куба на оптический диапазон. Картина, возникшая перед глазами, заставила всех вздрогнуть: это было нечто. Оплавленный, висящий застывшими в вакууме потеками металла корпус. Пар, бьющий из множества пробоин, время от времени вспыхивающие искры коротких замыканий энерговодов…

— Есть ли там кто живой?

— Есть! Я чувствую!

Старший офицер склонилась над переговорным устройством:

— Десант, вперед! Ищите их в глубине корабля, где еще есть воздух. Но будьте осторожны!

— Вас поняла. Запускайте нуль-транспортер.

Капитан подал сенсор телепорта вперед до упора.

Минуты ожидания тянулись бесконечно. Десять минут. Двадцать. Сорок… На исходе часа наконец-то ожил коммуникатор:

— Прошу принять на борт. Двадцать два семнадцать.

— Вас понял, командир Юлэй. Включаю обратный нуль-лифт.

Вспышка — на круглой платформе возникли закованные в броню фигуры. Александр торопливо пересчитал — пятьдесят десантников и… шестеро чужих. Вот они! Жестокие, беспощадные палачи и убийцы, находящие удовольствие в чужой смерти. Закованные в силовые путы пленные выглядели подавленно. Жаль, лиц не рассмотреть. Как и полагалось истинному аагу, Юлэй приказала натянуть им на головы мешки, чтобы не видели, куда они попали. Мало ли как повернется жизнь…


«А она молодец! — одобрением подумал о девушке командир. — Справилась лихо. Ни одной потери. Хотя, судя по залитому кровью снаряжению, мясорубка была еще та. И подчиненные на нее с уважением смотрят. Одобрительно. Это, впрочем, объяснимо: кто видел аага в рукопашном бою, никогда этого не забудет. Надо бы с ней как-нибудь поговорить в неформальной обстановке…»

Короткие команды, никакой суеты, лишних движений. Все скупо и предельно функционально. Настоящие профессионалы. Пленных уволокли в камеры, десантники направились приводить себя в порядок и отдыхать, Юлэй, коротко доложив, тоже собралась отдохнуть, но неожиданно Мастер, выслушав, внимательно посмотрел на нее. Взгляд длился всего мгновение, но… командир на подчиненного так не смотрит. Так смотрит мужчина на женщину. По спине пробежали сладкие мурашки. Но это длилось всего лишь мгновение… Уходя, девушка продолжала чувствовать на себе его взгляд.

Александр проводил аага взглядом, затем повернулся к старшему офицеру:

— Есть проблемы, лейтенант?

Имэй улыбнулась в ответ:

— Никак нет, господин капитан. Разрешите возвращаться на базу?

— Приказ был?

— Общий сбор.

— Ясно. Действуйте. Пленных изолировать наглухо, до прибытия людей из ведомства Столярова никого к ним не подпускать.

— Есть, господин капитан…


…Хайе был взбешен. Слуги, воины и рабы опасались попадать ему на глаза. Целая главная Орда, одна из десяти, вышедших в поход, исчезла! Без следа! Хотя нет, следы как раз были: груда обломков, скопления мертвых заледеневших тел, раздутых внутренним давлением. Кто?! Кто смог уничтожить митритов? Кто?! Хотя похода без потерь не бывает, но еще никогда не было такого, чтобы гибла целая ирала во главе с полным Ирагом до последнего человека! Причем, не успев подать никакого сигнала. Кто же их противник? И чем он воюет? И что сказать ему дочери, хаймине Яой, ведь это ее жених погиб в этой битве… Бросить кости жертвенного раба? Забить во славу Ужасного сотню червей? Вновь совершить Ритуал? Что ему делать? Что?! Митрал никогда не простит ему поражения, и может случиться так, что сейчас в покои войдут Тайные Слуги, предъявят ему Знак Покорности. А затем… Все войско пройдет по его коже, снятой с живого, на глазах окровавленного тела с вырезанными веками… И еще это странное сообщение на языке червей:

— I'all be back (Я вернусь).

Кто вернется? Или что? Та сила, которая превратила Орду в прах? Похоже, раз не нашли никаких обломков, принадлежащих противнику, бой шел, словно избиение младенца. Следовательно, сейчас полная темнота на Пути. Ясны лишь две вещи. Первое — это то, что у Кочевья есть противник. Второе — он прячется в этой огромной туманности, где слепы все локаторы. Поэтому нужно выманить его оттуда, и тогда война пойдет на равных. Ужасный Митрал воистину велик и могуч! Его корабли держат любой удар из самых разных лучевых пушек. Колдуны Ужасного непревзойденны в ухищрениях. Значит, рано или поздно митриты победят. Они всегда побеждают. Даже такого Врага, как этот, неизвестный… Но кто же он? И как его выманить из укрытия?..

Размышления Хайе прервала бесцеремонно распахнутая дверь в его покои. Кто посмел?! И тут же успокоился — это был единственный человек, которому позволялось делать подобное. Его дочь, Яой. Удивительной красоты стройная, грациозная девушка. Ужасный смилостивился над своим Хайе и дал ему утешение в старости — дочь. У многих из ирагов, рамитов, угаков, серри, отоев бледнели кончики носа, когда грациозным хищником она проплывала мимо них в своем платье хаймине. Но выбор отца пал на ирага Гыргы. Было объявлено о помолвке, да и самой Яой нравился умелый и удачливый военачальник, взятый на заметку ее родителем. Все шло к свадьбе, и вдруг… Ираг был убит. Хотя судьба воина такова, что он никогда не знает, сколько ему жить и когда умереть, но Разрушитель Ирага был неуязвим! И вот… Только слепившиеся в ком обломки и мертвые тела в пространстве. Все, что удалось найти…

Эти мысли мгновенно промелькнули в голове Вождя Похода, пока он поднимался со своего сиденья навстречу дочери. Та была в бешенстве. Алые пятна гнева на округлых щеках, искусанные до крови губы, сжатые в кулаки руки, усыпанные перстнями Власти.

— Кто это сделал, отец?!

Она выкрикнула это в лицо самому Хайе? Пусть он и отец, но, прежде всего — Вождь! Со всего маха Урук мата Орго влепил хлесткую пощечину дочери, преступившей в своем гневе все законы и обычаи митритов.

— Ты смеешь повышать голос на Хайе?

Яой опомнилась. Мгновенно приняла позу подчинения, склонила голову:

— Прости, Великий Хайе! Я виновна… Но ответь — кто убил моего жениха? Моего любимого Гыргы?

— Мы не знаем, дочь моя. Я послал двух отоев с униремами на разведку. Но вернутся ли они — неизвестно. Пока же остается лишь ждать.

— Ждать? Прости, Хайе, не проще ли взять червей и давить их до тех пор, пока они не признаются, что там, за стеной?

Хайе налил из кувшина веселящий напиток, глотнул, приводя в порядок скачущие мысли, затем вновь посмотрел на дочку:

— Мы знаем, что там находится богатое Княжество. Нечто вроде нашего Клана. Но вот уже двадцать лет оно не пускает к себе никого. Черви не имеют достойных веры сведений о них. Только имя их правителя, его жен и сказки о всяких чудесах. Ибо эти… терране отгородились стеной машин, уничтожающих все корабли, кроме их собственных, а торговлю вели на границах своих пастбищ.

Яой вскинула голову, ее глаза вновь гневно сверкнули:

— Значит, это они сделали меня вдовой, не дав выйти замуж? Я отомщу! Клянусь Ужасным!

Она произнесла это прежде, чем Хайе успел велеть ей замолчать. Проклятье Митрала! Теперь Яой нужно либо выполнить свою клятву, либо умереть. Третьего не дано. О, Ужасный! Почему ты так покарал меня за ошибки других? Впрочем, нет. Владыка прав. Если мои Ираги ошиблись, то это прямая вина Хайе, не распознавшего недостойных этого титула и его власти. Урук мата Орго вздохнул и склонил голову — теперь судьба Яой в ее собственных руках.

— Что тебе нужно, дочь моя?

Та выпрямилась — клятва была принесена, и теперь никто, даже сам Ужасный не имел права остановить ее.

— Отец, мне нужен колдун, который вложит в меня язык и обычаи червей.

Ее замысел мгновенно стал ясен Хайе, и невольно его переполнила гордость за достойную наследницу имени Урук. Яой будет искать возможность добраться до виновного изнутри. Она выдаст себя за червя. И станет прорываться в туманность. А уж там… Да благословит ее Ужасный и дарует удачу. Хайе позвонил в колокольчик, бесшумно в дверях покоев возник слуга:

— Воля твоя, Великий?

— Проводи хаймине к колдуну Ии.

— Твоя воля, Великий.

Вождь Похода кивнул дочери, давая знать, что та может идти…


Глава 18 ГЛОТОК НАДЕЖДЫ | Наследник | Глава 20 ЗАМЫСЕЛ