home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

НАЛЕТ

От случайностей зачастую зависит жизнь.

Филипп, царь Македонский

Князь поднялся из-за стола. Последнее время у него появилась привычка излагать свои мысли, неторопливо прохаживаясь вдоль большого панорамного окна с великолепным видом на раскинувшуюся внизу Столицу.

— Итак, господа, хочу констатировать тот факт, что наше княжество, наконец, вышло из зачаточного состояния. Мы успешно завершили переселение почти двадцати миллиардов человек из Старой Империи и Новой Сюзитии. Естественно, процесс затянулся на несколько лет, а конкретно — на четыре года. Но хочу отметить, что мы проделали колоссальный объем работ. Сейчас обеспечен уверенный прирост населения не только за счет эмиграции, но и за счет бурного всплеска рождаемости. Только за последний год экономика Терры возросла в объеме почти на тридцать процентов. Совершен ряд глобальных, основопреобразующих открытий, и не в последнюю очередь благодаря находке чужого корабля. Конечно, можно было бы с уверенностью заявить, что терранцев ждут впереди благоденствие и процветание. Рамдж практически раздавлен. Свободное звездное объединение не собирается с нами воевать в обозримом будущем. Однако…

Алексей обвел взглядом сидящих за столом соратников: сосредоточенный, как обычно, Николай Сазонов, адмирал флота; его суровый тезка Мыскин; иронично улыбающийся Михаил Столяров, глава контрразведки Княжества; неразлучная парочка репликантов — Берия и Шпеер в своих гражданских костюмах. Их вид придал уверенности, и князь продолжил речь:

— Но в обозримом будущем во Вселенной возникнет новая угроза. И имя ей — Новая Америка. Поэтому я хочу предложить следующее: ввести всеобщее воинское школьное обучение. Понимаю, что это потребует колоссальных затрат на оборудование, тренировки, оснащение кабинетов, перестройку программы обучения. Тем не менее, мы вынуждены пойти на такую крайнюю меру. Далее. В ближайшее время мы начнем полное переоснащение нашего флота. Возникает вопрос: куда девать совсем новые, но уже устаревшие корабли? Продать? Не вижу смысла. Не исключено, что они когда-нибудь повернут свое вооружение против нас. Пустить на слом? Но это просто экономически не оправданно. Законсервировать? Но какой смысл хранить то, что вскоре станет ненужно вообще? Хотелось бы услышать ваше мнение.

Первыми выступили экономисты. Быстро перебрав все за и против, Лаврентий и Альфред предложили использовать высвобождающиеся корабли в качестве учебных для школьников. Речи о том, стоит ли вводить военное обучение, даже не возникло. «За» высказались все. Двое это предвидели. Остальным хватило и того, что данное предложение поступило от обеих княгинь. Затем князь взял слово вновь — начальник контрразведки прислал объемную аналитическую справку по Новой Америке. Тогда, пятнадцать лет назад, янки не пожалели ничего, лишь бы покинуть Землю. Да и то, по правде говоря, после падения и развала СССР они умудрились в кратчайшие сроки вызвать к себе вместо зависти всеобщую ненависть. За каких-то десять лет прозрел весь мир. И слово «американец» стало символом ненависти и отвращения. У них просто не оставалось другого выхода, как бежать с Земли. А тут подвернулся удачный случай: на орбите появились чудом уцелевшие корабли разгромленных наемников Рамджа… И судьба США была решена. Десятками, сотнями рейсов тщательно отобранных белых американцев вывозили на девственную планету, находящуюся в секторе влияния СЗО. Что станет с остающимися на родной планете неграми, китайцами, потомками испанцев и португальцев, англосаксов и ирландцев, никого не интересовало. Им было плевать на многотриллионные долги. После них — хоть потоп. И когда колонисты перебрались в новый мир, то все повторилось. Правда, с учетом старого опыта. Теперь янки работали более тонко и иезуитски верно, внедряясь во все структуры СЗО, в какие только могли, постепенно проникая на все более и более высокие посты, покупая и воруя технологии и ученых. Кроме того, по примеру Терры они назвали свое государство Американским Герцогством. Но поскольку отдавать бразды правления кому-то одному власть имущие не захотели, то четверка самых богатых семей образовала Высший совет Герцогства, из которого быстро выдвинулся один из членов, Гарри Гейтс, потомок знаменитого своими тупиковыми программами Билла Гейтса…


Герцог Гейтс удовлетворенно посмотрел на себя в зеркало. Вот и свершилось! Он заставил этих старых богачей признать, что молодая кровь превосходит их дряхлую жижицу! Более беспринципный, более жестокий, он не останавливался ни перед чем, чтобы завоевать место под солнцем. Именно его отец выдвинул идею переселения, когда Великая Америка рухнула под напором внешних долгов. И его сын воплотил эту идею в жизнь… Поправил пышную мантию, искусно уложенную на плечах, словно крылья. Тщательно выровнял корону на уже тронутых сединой волосах, чуть прищурил глаза — хорош! Даже сам себе нравлюсь! Истинный властитель! Чуть крючковатый нос, синие глаза, строгая прическа — словно тот самый, типичный Дядя Сэм с пропагандистских плакатов старой Земли. Истинный белый американец!.. Набрал полную грудь воздуха, повернулся к двери, сделал несколько шагов. Вышколенные слуги распахнули створки высоких дверей, богато украшенные резьбой. Гарри вышел на балкон гостиницы, вскинул руку в знак приветствия быдла, беснующегося за толстым пуленепробиваемым стеклом:

— Народ мой! Настоящие, стопроцентные американцы! Сегодня ночью совет постановил признать меня, Гарри Гейтса, высшим, полным и абсолютным властителем Новой Америки, верховным герцогом!..

Беснующиеся внизу люди словно получили очередную дозу наркотика, их энтузиазм был неподделен… Что же, радуйтесь! Уже немного осталось. Скоро, очень скоро наши высоколобые закончат испытывать новый наркотик, который поможет настоящим американцам завоевать власть во Вселенной! Он уже практически готов. Осталось чуть! И тогда за дозу порошка нам принесут все! И не помогут даже пилюли «второго шанса» проклятых терран! От нашей «волшебной эйфории» лекарства нет. И не может быть… И тогда… У Гейтса захватило дух, когда он на мгновение представил миллиарды и миллиарды послушных рабов, готовых за крошечную дозу нового наркотика на все: убивать, жечь, грабить, насиловать… Не имеющих никаких сдерживающих принципов и морали, лишь бы получить еще синтетического счастья… И эти толпы мяса он бросит на завоевание Вселенной!

Вернувшись в комнату, новоиспеченный герцог вновь посмотрел на себя в зеркало. Да… воистину — Правитель. Разве может этот терранец, бывший наемник, сравниться с ним?! Его отец создал из ничего, из гаражной фирмы величайшую компанию мира, завладевшую монополией на программное обеспечение. Все дело в пиаре. Главное было — убедить людей в том, что лучше его продукции нет ничего на свете. А уж в умении убедить Биллу Гейтсу не было равных. Чего стоила только одна его страшилка про перемену дат при миллениуме! Заставила миллионы людей выбросить огромные деньги за воздух. Ничего… Его сын покажет, что он стоит отцовской славы! Построит величайшую империю во Вселенной! И его дочь, наследница, она тоже стоит отцовских миллиардов. Главное, что именно он, Гарри Гейтс, первым понял — на истощенном, отравленном шарике планеты-праматери больше делать нечего. Воистину, размах был гигантским, и задумка того стоила…

— Папа?

Герцог впервые улыбнулся настоящей, искренней улыбкой. Она разительно отличалась от того привычного репортерам оскала, который красовался на многочисленных плакатах и стендах. В комнату, копирующую Овальный кабинет в покинутом на Земле Капитолии, вошла невысокая, очень стройная девушка лет четырнадцати-пятнадцати на вид, в богато украшенном платье, с длинными, почти до талии, свободно распущенными пышными волосами натуральной блондинки. Она вежливо чмокнула отца в щеку, подставила в ответ свою для поцелуя. Затем устроилась на диване:

— Папочка! Я хочу…

Гарри вздохнул про себя. Опять ее капризы…


Герцог удовлетворенно ухмыльнулся — наконец-то! Испытания завершились полным успехом! Кто бы мог подумать, что ключ к эффективности новейшей разработки — таинственные споры, распространяемые рамджами медведеобразной расы? Да, его ученые не смогли воспроизвести искусственным путем сложнейший химический состав выделяемых железами коал феромонов. Но это ерунда: во Вселенной достаточно этих особей. А для использования в наркотической промышленности содержать живых медведей необязательно. Можно всего лишь удалить железы и посадить их на биопитание. А самих рамджей после этого уничтожить. Впрочем, оперированные после вивисекции не выживают. Самый сильный из подопытных протянул две недели. Остальные прожили от нескольких минут до нескольких дней.

Янки ухмыльнулся, глядя через толстое, в несколько сантиметров стекло окна на обшитое синтетическим ковром помещение, за которым бесновался человек. Тот что-то беспрерывно кричал, напрасно надрывая связки. Ни один звук не доносился из наглухо закрытой камеры, в которой содержался подопытный.

— А на остальных наше лекарство действует?

— Конечно, ваша светлость! Пройдемте дальше.

Главный ученый угодливо изогнулся, предлагая проследовать к остальным камерам, и Гейтс, сопровождаемый свитой, двинулся по расположенной над рядом тюремных блоков галерее. Всюду было одно и то же: люди, рамджи первые и вторые, сюзиты… Они кричали, умоляли, просили очередную порцию наркотика.

— И на какой период хватает действия одной дозы препарата?

Химик вновь угодливо изогнулся:

— Примерно на сутки. Разумный ощущает небывалое наслаждение, его мозг работает, словно лучший логгер, физическая сила увеличивается на несколько порядков. Так ему кажется…

— А в действительности?

— С точностью до наоборот, ваша светлость! Но это еще не все!

Ученый мерзко захихикал:

— Выявился очень интересный побочный эффект, ваша светлость. Если вы пожелаете, могу продемонстрировать.

Бровь Гейтса взлетела кверху:

— Да? Что ж, тогда показывайте…

Все прошли еще немного, оказавшись над комнатой гораздо больших размеров, чем виденные ими до этого; в разных углах помещения были двери. Несколько мгновений — и в проходы втолкнули четырех представителей различных известных рас…

— Какая прелесть!

Герцог ухмылялся, вновь и вновь окидывая комнату взглядом. Едва наркоманы оказались в камере, как бросились друг на друга. Каждый старался порвать врага на куски, душил, царапал, грыз зубами. А когда сильнейший из дерущихся побеждал, то, забыв обо всем, бросался пить еще теплую кровь…

— Понимаете, ваша светлость, в крови каждого из них присутствует какая-то часть нового препарата. Допустим, что для вызывания эффекта не хватает буквально микродозы. Но вот если получить недостающую часть из крови, как говорится, коллеги по лекарству… И вот вам результат — нарки, если настанет перебой с приемом все увеличивающейся дозы, начнут убивать. Вначале — друг друга, а потом и всех окружающих.

— Какая прелесть! — вновь повторил Гейтс, представив апокалипсическую картину.

— Получается, что правительства обработанных нами планет вынуждены будут либо покупать все больше и больше наркотика, чтобы давать его всем нуждающимся, либо уничтожать наркоманов без суда и следствия. А уж раздувать скандалы, тем более такие, наши люди научились еще на Земле. Значит, можно переходить к плану «Б».

Правитель Новой Америки повернулся к секретарю, и тот услужливо протянул ему коммуникатор. Герцог набрал короткий номер и четко произнес:

— Адмирал? — Выслушал короткий ответ и бросил небрежно в микрофон: — Приступайте к операции «Омега — Дум».

Не глядя, бросил аппарат за спину…


…Александр уже привычно провел карточкой-пропуском по считывателю и, кивнув знакомому охраннику, перешагнул через рамку проходной. Тогда, год назад, он так и остался работать у Шака Сооти, а потом стал его студентом, поступив в институт. Через полгода профессор, убедившись, что юноша — упорный и, главное, умный студент (скорее всего, за это время спецслужбы планеты успели также проверить прошлое парня), привлек Александра к работе над военными проектами. Академия аагов давала фундаментальные знания по всему имеющемуся в галактике оружию, и поэтому парню было несложно оказывать такую помощь Сооти, что тот постепенно стал считать его соавтором и доверять самые сложные разработки. Вот и сегодня, несмотря на свой день рождения, парень спешил в лабораторию. Когда он известил маму о своем решении остаться и о поступлении в университет, та с ним согласилась, хотя и всплакнула, как парень догадался. Но что делать — сын уже взрослый, и ему нужно строить свою жизнь, тем более что Клан почему-то не присылал ему заказов. Можно даже сказать — его оставили в покое, и это было невероятной редкостью, тем более что за всю историю существования аагов юноша вторым получил звание Полного Мастера сразу после окончания обучения… Вот и так хорошо знакомая дверь, ввод данных. Сканер тихо пискнул, проверив рисунок сетчатки, и щелкнул замком.

— О! Привет имениннику!

А это сюрприз! Стол в центре помещения был освобожден от приборов и оборудования и заставлен напитками и различными закусками. Его сокурсники, работавшие у профессора, дружно воскликнули:

— Поздравляем!

И из бутылок весело полились прохладительные напитки. Неожиданно для себя Александр понял, что ему это внезапное мероприятие нравится. Раньше ему не приходилось праздновать этот день, а тут… Его обступили, девушки целовали в щеки, ребята обнимали, затем преподнесли подарок. Невольно парень расчувствовался — ведь в первый раз…

— Приглашаю всех вечером в «Ночное небо».

— Ну, ничего себе!..

Ресторан был высшего разряда и далеко не всякому студенту по карману.

— Да ладно вам, короче — в восемь вечера!

Внезапно дверь в лабораторию вновь открылась, и в ней появился сам «дядюшка Шак», как его звали студенты. Он был не один, следом буквально ворвалась неизвестная девица чуть младше именинника, но старик властным жестом остановил посетительницу на пороге и открыл двери в свой кабинет. Та послушно застыла на месте, а молодежь притихла — они еще не видели своего преподавателя в таком возбуждении. Между тем девушка осмотрела всех слегка свысока и молча прислонилась к стенке, ожидая, пока профессор соизволит вернуться из своего кабинета. Веселье при посторонней пошло на убыль, а через пару минут и вовсе погасло. Перебросившись взглядами, все разошлись по рабочим местам…


Операционка быстро загрузилась, Александр ввел пароль допуска, и пока новые данные поступали с сервера, бросил быстрый взгляд на девушку. Та со скучающим видом смотрела в окно. Стройная фигура модели, длинные ноги под легкими брюками. Высокая для ее возраста грудь под белоснежной блузкой. Карие глаза и черные, смоляного оттенка волосы. Такое ощущение, что он ее где-то видел или девица на кого-то похожа. Темные боги, да что же это?! Внезапно взвыла сирена, затем протрещал динамик над входом:

— Внимание! Внимание! Нападение на завод! Нападение на завод! Всему персоналу проследовать в убежища! Охране приступить к ликвидации нарушителей.

— Что?!

Все, в том числе и гостья, тревожно вскинули головы. Александр рванулся к двери, но едва не споткнулся о чей-то выехавший из-под вскочившего с места студента стул, едва успел перепрыгнуть неожиданное препятствие. В это мгновение в кабинете профессора раздался взрыв. Двери вздрогнули, но выдержали, очертив свои контуры струями дыма из всех щелей. Парень рванул ручку, та поддалась, но, кинув в кабинет лишь один взгляд, тут же захлопнул дверь — внутри было кровавое месиво.

— Что? — Рванулась к нему Мейя. — Что с профессором?!

— Он мертв! Уходим!

— Ты уверен?!

— Мертвее не бывает! Все быстро наружу, в убежище!..

Переходы были забиты спешащими к укрытиям рабочими и служащими, слышалась заполошная стрельба, но натренированное ухо аага различило в бестолковщине и четкие, умелые выстрелы профессионалов. Вот же…

Он ловко лавировал в толпе, таща кого-то за руку за собой, наконец, все вывалились на галерею, ведущую наружу, и тут же по ушам ударила стрельба.

— Все туда!

Парень жестом указал на призывно распахнутую дверь, ведущую из здания, сам осторожно приблизился к краю и увидел развернувшуюся внизу картину.

— Проклятие! Этого нельзя допустить!

Незнакомый голос заставил отвлечься — гостья профессора! А ей какого темного бога нужно?! Кто-то из стрелков то ли заметил их, то ли каким-то чудом услышал, но по поручням ударила автоматная очередь. Александр едва успел распластаться на пластобетоне и сбить девушку с ног.

— С ума сошла?! Тебя пристрелят! Беги отсюда!

Рванул ее назад, заставил пригнуться. Внизу громко грохнуло и послышались ликующие крики, а затем вопли ужаса. Вновь осторожное приближение к краю галереи, и он едва сдержал рвоту: нападавшие рвали убитых и раненых зубами, пожирая их…

— Темные боги! Что это за твари?!

— 3-земляне…

— Что?!

Его спутница стучала зубами от ужаса. Парень влепил ей хлесткую пощечину:

— Успокойся! Уходим!

Эх, если бы у него было оружие… Вновь по галерее ударила очередь, высекая искры из стен. Опасно, надо выбираться. Снизу донесся гул генераторов, и юноша похолодел — звук был очень хорошо знаком! Это новейшая модель БРа, разрабатываемая покойным Сооти… Ухватил девушку за руку и, пригибаясь, просто поволок ее за собой. И вовремя — массивный манипулятор обрушил переход, и клубы пыли заставили их закашляться…

На улице было душно. Не только от уже привычного солнца. Пылали ангары, здания. Всюду лежали убитые и раненые, а самое страшное — повсюду кишели боевики неизвестного врага. Позади раздался грохот. Александр оглянулся — стена развалилась, словно сделанная из писчего пластика, и наружу выкатился покрытый пылью смертоносный механизм.

— Проклятье тьмы!

Его спутница, уже ничего не соображая, тихо подвывала от ужаса. И было от чего — изуродованные, залитые кровью трупы, растерзанные тела. Лихорадочно осмотрелся: что же делать?! Внезапно внимание привлек такой же контейнер, как и те, в которых хранились машины, захваченные врагами. И возле него шла стрельба — там еще были живые…

— Туда!

Вновь ухватил девицу, потащил за собой. А, проклятье! Только мешаться будет! Быстро толкнул ее в нишу:

— Сиди здесь! Я сейчас вернусь!

Та послушно кивнула, а он прикрыл отверстие листом валяющего пластика и рванул вперед. Вот и оружие… У одного из лежащих без признаков жизни нападающих в руке был зажат нож, короткий автомат был искорежен, а потому бесполезен. Выстрелы становились все громче, юноша скользил между обломками, умело прячась от пуль, с каждым метром приближаясь все ближе и ближе к цели. Ничего себе! Молодая женщина, одетая в рабочий заводской комбинезон, прячась за массивной стеной контейнера, вела отчаянную стрельбу по нападавшим. Не замечая того, что за ее спиной уже вырастает оскалившая зубы фигура…

— Берегись!

Руки не забыли вдолбленного учителями мастерства. Неуловимое движение кисти — и нож вонзился точно в глаз, заставив врага распрощаться с жизнью. Женщина вскинула оружие, наводя на парня, но в этот миг рядом свалился убитый. Александр могучим прыжком перемахнул через двухметровую стенку:

— Я свой! С завода!

Та еще не успела переварить сказанное, как в руках парня оказалось оружие убитого, и он открыл экономный меткий огонь по оставшимся нападающим. Внезапно в воздух взвился круглый предмет. Граната?! Тело действовало само: толчок ногой — и женщина падает внутрь, он валится следом сам, в падении задев ногой аварийный выключатель блокировки входа. Массивные бронеплиты кабины почти мгновенно захлопнулись, грохнуло. Вспыхнуло освещение кабины, и первое, что увидел юноша, — черный срез ствола.

— Ты кто?!

— Студент профессора Сооти, мы были в лаборатории, когда все началось.

— Это диверсанты! Американское Герцогство! Проклятые земляне! Решили захватить завод по производству новых машин!

— Завод?!

— Да, завод! Под институтом производство! Подвинься!

Она толкнула его за кресло водителя БРа, где был крохотный закуток, сама сунула руки в сенсорные перчатки. Закусила губу, с натугой включая генератор. Через мгновение машина начала оживать, засияли, наливаясь светом, экраны, вспыхнули приборы.

— Проклятье тьмы! Система управления не отлажена!

С легким подрагиванием машина пришла в боевое положение, поднимая свои орудийные башни. Женщина попыталась развернуться, но это ей было явно не по силам.

— Боги! На кого рассчитано такое управление?!

— Дайте мне!

— Что?! Ты соображаешь, что говоришь?!

— Дайте мне! Я работал с профессором над этой машиной!

Видимо, что-то в его словах и выражении лица убедило незнакомку, и она послушно выбралась из кресла. Одним движением юноша скользнул на ее место, ноги сами легли на педали управления тяги и направления, руки вошли в сенсорные перчатки, словно облитые второй кожей. Защелкали клавиши, Александр легко поднял стволы многоствольных мотор-пушек по бокам башни, затем нажал на спуск — короткая очередь снесла беснующихся врагов. В это время монитор вспыхнул алым значком — противник рядом! И верно — первый БР, который развалил стену здания, уже наводил на них свои пушки. Ну, уж нет! Взвизгнули моторы, послушно следуя развороту тела, метки совместились, и большой палец вдавил клавишу спуска. «А неплохая машинка получилась!» — подумал он про себя. В академии ему доводилось водить множество моделей, но такая послушная попалась ему впервые. Стволы его пушек между тем изрыгнули пламя, сбив вражеские орудия и покрыв корпус многочисленными отметинами.

— Вот же!

Кассета была заряжена осколочно-фугасными снарядами. Будь у него бронебойные… Нападавшие, увидев, что БР защитников завода ожил, начали перегруппировку, но в этот момент произошло чудо: земля невдалеке вздрогнула, потом вспухло облако пыли, и из него медленно выползла туша корабля, с ходу открывшая огонь по американцам…


Глава 1 НАЧАЛО | Наследник | Глава 3 ВЫБОР