home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

ВЕСЫ СУДЬБЫ

Есть долг. Но стоит ли он судьбы? Иногда — да. Если он истинен. И нет, если долг ложен.

Алексей, князь Терранский

…Князь молча кивнул головой. — Все пленные, кого мы захватили до Битвы, в один голос клянутся, что Ужасный Митрал — реальность. А еще — что нас не оставят в покое.

— Это понятно…

Александр повертел в руках опустевшую чашку.

— Еще?

— Если можно.

Князь потянулся к турке, налил еще по порции напитка.

— Так что выхода у нас нет. Придется драться. Не знаю, что Олмер выкопает на Кочевье. И непонятно, почему они не взорвали этого монстра, если совершили массовое самоубийство. Неужели не понимают, что мы воспользуемся их технологиями?

— Действительно, непонятно. Впрочем, логика у них другая. Хотя есть кое-какие аналогии в земной истории… Про монгольское нашествие на Русь ты, скорее всего, не слышал…

— Почему? Изучал…

— Ах да. Ты же в нашей академии учился. Тогда легче. Короче говоря, это вторжение очень сильно напоминает нашествие Батыя. Примерно такая же структура общества. Отношение к пленным. Кодекс чести воина. Хотя, и вполне естественно, масса различий. Ладно. Ушли в сторону. У меня к тебе дело, сынок, касающееся моих жен… которое я могу доверить только тебе. Согласишься?

— Я же твой сын. А они — моя семья… Думаю, что незачем спрашивать. Выкладывай…

И князь рассказал. О том, почему стал двоеженцем, что такое сенсы по-сюзитски. Немного поведал о легендарном Последнем Императоре Сюзитии. И о тайнике дворца ап дель ои Суер, где скрывались таинственная библиотека и запас живых камней…

— Короче, нужно тайно прилететь туда, извлечь все, что хранится в тайнике, и доставить на Терру. Я надеюсь, что присутствие такого количества живых камней поможет поднять супруг на ноги и возвратить их таланты. А они сейчас нам очень нужны.

— Ты их любишь, отец? — тихо произнес Саша.

— Не хочу говорить громких фраз, но вряд ли я смогу жить без них…

Александр опустил голову. Глухо произнес:

— Я не спрашиваю, как бы ты поступил, если бы они умерли. Благодарен тебе за то, что принял меня и назначил наследником, за все твои милости. Но… у меня просьба, отец.

— Говори.

— Отдай мне Эстерию. Совсем.

Отец помолчал. Затем вздохнул:

— Так и будет. Я распоряжусь. Да, прости, что перехватил тебя по дороге. Мама просила передать, что у нее для тебя сюрприз.

— Почему сама мне не сказала?

— Воспитание.

Кивок согласия.

— Тогда мне нужен корабль и мой последний десантный наряд.

Бровь удивленно взлетела вверх.

— Именно он?

— Понимаешь, мне с ними легко и понятно.

— Ааги?

— Угадал.

Отец вновь вздохнул.

— Не знаю, как тебе сказать… но их академии больше нет. Как и учеников, так и преподавателей. Чужаки уничтожили всех. Так что фактически, как единственный живой Мастер, ты стал главой Клана.

Александр вздрогнул: он стал главой Клана? Последним хранителем искусства? Боги…

— Я подумаю над твоими словами, отец. Но если с твоими женами так плохо, то нам нужно поторапливаться.

— Имэй тоже в критическом состоянии.

— И она?!

Алексей отчего-то нервно дернул щекой.

— Практически все сенсы Княжества выведены из строя. Выброс негативной энергии при одновременной гибели миллиарда человек оказался столь велик, что очень многие и многие получили непоправимые повреждения. Найти библиотеку и тайник с камнями — единственная возможность спасти их. Так что, сын, на тебя вся надежда… Корабль — вот.

По столу прокатился кристалл главного ключа.

— Экипаж надежный. Почти половина — родственники моих друзей. Сам понимаешь, кому попало я доверить такое дело не могу.

Сын, соглашаясь, кивнул головой в знак согласия со словами отца.

— Шестой орбитальный блок. Вторая парковочная. Нуль-лифт в моем кабинете.

— Тогда пошли…


— Командир на борту!

Александр, едва выйдя из транспортной капсулы, услыхал четкую команду и рефлекторно вскинул руку к обрезу форменной пилотки. Как оказалось, это было правильным выбором. Он ожидал всего, только не этого: команда выделенного ему монитатора состояла сплошь из чистокровных землян…

— Старший офицер корабля генерал авиации Александр Столяров.

— Главный артиллерист корабля Владимир Столяров.

— Старший штурман корабля Серго Берия.

— Главный инженер корабля Макс Отто Шрамм.

— Старший аналитик Всеволод Соколов…

Все как на подбор молодые. И только присмотревшись, майор понял, что на самом деле это «омоложенные». Да… Отец постарался подобрать самых-самых.

Эти люди его никогда не предадут! Стоп! Столяровы? Берия?!

— Вы не родственники генерала Михаила Столярова?

Один из братьев помялся, потом выдал:

— Они самые.

Второй добавил:

— Вся семья здесь, кроме оболтуса нашего.

Оставалось только вежливо кивнуть головой и, пройдя на мостик, занять свое кресло:

— Старший офицер, начать процедуру выхода в поход!

Тот отдал честь и склонился над микрофоном:

— Корабль к бою и походу изготовить!

Моментально в воздухе рубки что-то изменилось.

Все предыдущее исчезло, воцарилась четкая боевая обстановка. Склонились над приборами и датчиками головы, засияли панели, в воздухе почти мгновенно вспыхнул куб главного экрана. Старший офицер обернулся:

— Разрешение на расстыковку и отход получено. Поступила маршрутная карта.

— Вывести на экран!

— Есть!

В сияющем пространстве произошли изменения. Исчезло марево режима ожидания, четко проявились звездные системы, пролегла полоса пути синей чертой.

— Машинное?

— Ходовые генераторы на десятипроцентной мощности. Разогрев чашек в норме.

— Начать расстыковку. Маршрут прохода два-два пятнадцать, двадцать четыре, плюс семь.

— Расстыковка в норме. Замечаний нет.

— Движение на трех процентах мощности!

Главный штурман мягко тронул сенсоры управления, и все почувствовали легкий толчок. Впрочем, через мгновение все пропало, вновь привычная сила тяжести, никаких иных ощущений. А между тем за бортами уже все пришло в движение. Бесконечный борт военной причальной базы начал убегать назад, теряясь в пространстве. Корпус монитатора совершил плавный разворот, не меняя траектории движения.

— Легли на курс. Идем по коридору.

— Так держать…

Еще несколько томительных минут, и, наконец, главное:

— Вышли за пределы системы!

— Главные ходовые — полный ход!

— Включить компенсаторы на полную мощность! Машинное отделение — стопроцентная мощность!

— Штурман, расчетное время прибытия?

— Восемь часов, командир!

— Отлично…


Яой откинулась на спинку удивительно удобного дивана в холле, ее глаза остекленели. Это крах. Орда уничтожена. Поход провален. Кочевье захвачено. И у нее нет ни малейшей возможности вернуться домой, свершив свою месть. Как ей поступить? Что выбрать? Так и остаться до самой смерти этой самкой червя или все же выполнить Клятву? О, Ужасный! Прости меня за секундную слабость! Она распростерлась ниц на ковре. Я испугалась, но разве не долг истинной митритки — сдержать обещание? Прости, Ужасный! Я отомщу! Обязательно отомщу! За смерть жениха, за гибель отца и матери. За всех моих собратьев в Орде. Да свершится месть во благо Ужасного…

А ведь так все удачно складывалось! Экзамен по боевой подготовке она сдала на отлично. Не зря ведь была дочерью Вождя! Любое оружие, казалось, было продолжением ее рук, и инструкторы одобрительно гудели, когда девушка превращала в хлам мишени на стрельбище или ловким и сильным ударом отключала спарринг-робота в рукопашной. Иура, оказавшаяся матерью наследника, только одобрительно щелкала языком при виде ее успехов. Хуже было с техническими средствами. В Орде не поощрялось стремление воинов овладеть навыками Колдунов, но здесь, как ни странно, помогла память самки червя. Так что и с этим тестом девушка справилась неплохо. Приговор аттестационной комиссии был единогласный: подходит по всем параметрам. Принять в качестве кандидата. Проверки по базам данных Новой Америки Яой не боялась — Орда потрудилась над планетой на совесть. Так что оставалось только входить в доверие к матери наследника и ждать своего часа. Убийство единственного сына князя! Его преемника! Да что может быть лучше и слаще? Тем более что Иура как-то раз, будучи очень довольной ее успехами, уже пообещала познакомить их после возвращения сына. И вдруг такая невероятная, просто невозможная весть… О, Ужасный Митрал! Поддержи меня и дай мне силы свершить задуманное.


Алексей вновь склонился над прозрачным колпаком медицинской капсулы. Под прозрачным пластиком в струях анестезирующего газа виднелось любимое лицо. Малышка Ми. Рядом, в точно такой же ванне — Крошка Я. Так он звал своих женщин в минуты счастья. А оно они ему дарили ежедневно. Яйли, дочь почившего императора. И Майа, баронесса той же Империи. Две сюзитки, две его жены. Если первая более решительная, привыкшая повелевать, то вторая — нежная и ласковая, хлебнувшая столько лиха, что не каждому дано. Теперь между ними нет недомолвок, нет тайн. Пять дочерей эти женщины подарили ему. Простую семейную радость. Князь всегда мог положиться на своих супруг во всем. Когда ему было плохо, они делали все, чтобы облегчить его ношу. Когда же хорошо — радовались вместе с ним…


Логгер тихо пискнул. Значит, вновь ухудшение. Если так будет продолжаться дальше, то он станет вдовцом. Проклятие! Ну почему?! Кто же знал, что массовая смерть вызовет такую реакцию? Хотя митриты преступили грань разумного. После того, как князь увидел документальные кадры, снятые на захваченном Кочевье, его самого трясло почти сутки. Переходы, забитые раздувшимися, заледеневшими трупами мужчин и женщин, детские тела со стеклянными глазами. Тысячи и тысячи. Миллионы. Почти миллиард. Жутко. Воля их Бога. Обрекшая на смерть столько разумных… И теперь его жены, воспринявшие весь этот ментальный удар на себя, в коме. Сын хочет помочь. Но успеет ли он? И найдется ли в библиотеке что-либо, могущее найти лекарство для их выздоровления? Он очень надеется на это. Фактически это все, что у него осталось. Дочери ночами плачут у себя в комнатах, все дни напролет проводят в этой комнате, где лежат их матери. Атрофируются нервы. Отмирают все чувства. Память начинает гаснуть. По существу, супруги становятся растениями…


Алексей вновь замер у капсулы, провел по стеклу рукой, затем повернулся, коснулся второго стекла. Лежащая в углу собака Яйли Лэй, чистейших кровей восточно-европейская овчарка, привезенная с Земли, чувствуя состояние хозяина, тихо заскулила. Поднялась, подошла к нему, застывшему между двух цилиндров, лизнула опущенную руку. Вновь отошла в угол, снова тихонько проскулила, опять легла, положив голову на вытянутые передние лапы. Ему показалось, или в желтых глазах стоит нечеловеческая тоска? Ведь Лэй умница… Она все понимает. Врачи были против нахождения животного в стерильной комнате, где стояли медицинские машины, но едва собака появлялась здесь, как распад тканей приостанавливался, а иногда и замедлялся. Чтобы потом начаться вновь. Что же сын? Сможет ли он найти и раскопать хранилище? А главное — успеет ли?

— Питаемся, командир?

Александр поднял голову — старший артиллерист. В прошлом — генерал. Столяров, Владимир.

— Нужно. Нам еще долго идти. Так что стоит поддерживать силы.

— Все верно. Не возражаете, если я составлю вам компанию?

— Разумеется. Присаживайтесь, пожалуйста.

— Благодарю.

Офицер снял пилотку, аккуратно сложил ее и сунул под погон, украшенный золотым шитьем и большой звездой с непривычной эмблемой. Затем поднял руку. Моментально появился робот-многофункционал, выслушал заказ, пискнул, умчался исполнять.

— У вас ко мне вопросы, господин генерал?

Острый взгляд пронзительно зеленых глаз, потом утвердительный кивок.

— Вы правы, командир. Есть. И немало. Впрочем, как я вижу, у вас ко мне тоже. Кто начнет первым?

Вновь возник робот с уставленным тарелками подносом. Офицер снял его с манипуляторов и переставил на стол. Взял в руки приборы для еды, затем принюхался.

— Проклятье, опять на кухне недосолили. Попадись мне этот программист, который составлял меню, он бы у меня из туалета не вылезал!

Наследник удивился:

— Вы умеете определять соленость пищи по запаху?!

— Э, родишься на Севере, да поживешь с мое — научишься не только этому.

— На Севере?

Генерал усмехнулся:

— На Земле доводилось бывать?

— Вообще-то нет.

Столяров с аппетитом работал ложкой, уплетая наваристый густой борщ. Прожевав, кивнул головой:

— Ну, а представление о географии планеты имеешь?

— Конечно.

— Вот я на Севере России и родился. Потом учеба. Война. Думал, в сорок пятом она закончится… Какое там! Так до шестьдесят седьмого и воевал, считай, без перерыва. То одно, то другое. То союзники, то наемники, не в обиду тебе будь сказано. Ну, а когда совсем старым стал, в отставку ушел. Хорошо хоть, успел жену найти да сына родить. Знаешь его? Впрочем, кто же его не знает…

Довольно улыбнулся. А командиру вдруг стало не по себе. Он хорошо знал, чего стоила стране отца победа в той войне. Какой ценой она досталась… Знал и то, что до вторжения митритов все «омоложенные» категорически отказывались идти в армию и флот. Вообще занимать любые военные посты и должности. И вдруг — едва появились чужаки, как ветераны встали в строй. Причем, как твердили все в один голос, дрались до последнего и пощады не просили. И сами не давали. Почему?

— Почему, спрашиваешь?

Лицо танкиста, как, наконец, определил по эмблемам Александр, стало вдруг жестким:

— Одно дело, когда между собой разбираешься. Нам тут делать нечего. И другое дело — когда Родина в опасности. Защищать ее — долг каждого, у кого совесть есть. И не важно, страна это на маленькой забытой планете, сама планета или Галактика.

Внезапно лицо ветерана вновь изменилось, стало вдруг мягким, добрым. Проследив за взглядом, парень увидел вошедшую в столовую молоденькую девушку в форме связиста. Та явно искала кого-то. Завидев, наконец, нужного человека, решительно направилась к нему. Им, как и ожидалось, оказался Столяров.

— Прошу прощения, командир. Могу я обратиться к старшему артиллеристу?

— Конечно, э…

— Лейтенант Бригитта Столярова. Инженер по связи.

— Да, лейтенант. Обращайтесь.

Девушка чуть наклонилась и что-то шепнула Владимиру на ухо. Тот тут же подскочил, торопливо натянул пилотку на голову, затем спохватился:

— Простите, командир, семейные дела…


…Монитатор плыл по дальней орбите. Подводить его ближе было рискованно, поскольку это грозило природными катаклизмами на этой планете. Все ожидали возвращения командира. Он отправился вниз, взяв с собой только пилота челнока. И больше никого. Впрочем, как экипаж успел разобраться, начальник у них был интересный. Мало того, что внебрачный сын князя, так еще и свои погоны получил не просто за происхождение, а по-честному. За заслуги. И не зря корабль отправился в секретную миссию без десантного наряда, который должны были забрать именно здесь. Тишина. Ни сообщений снизу, ничего. Старший офицер уже начал нервничать, но в этот момент из динамиков громко прозвучало:

— Радарный пост. Фиксирую старт с поверхности нашего челнока.

Александр Столяров шумно выдохнул воздух. Напряжение немного спало. Командир отправился снизу точно по графику. Так что вроде бы все нормально. Чуть помедлил, переключил сенсор внутренней связи:

— Санитарный отсек?

— Слушаю. Дежурный врач Кострикова.

— На всякий случай приготовьте пару капсул. Насколько я знаю Медведевых, они могут притащить кого- нибудь, кто будет нуждаться в неотложной помощи.

— Вас поняла, мостик…


Толчок от причалившего челнока был неощутим. Дождавшись, пока пройдет стандартная процедура шлюзования, а массивные створки уползут вверх, старший офицер вздрогнул от удивления — вдоль борта маленького, по сравнению с маткой, километровой длины матового корпуса выстроился длинный строй людей. Их что-то роднило. Но что? Непонятно. Встретившись глазами с одним из них, Владимир вдруг успокоился — профессионалы. Да, кажется, из наследника будет толк… А вот, кстати, и он: уже спешит из распахнутых дверей кораблика, а рядом с ним, как и положено, девушка. Симпатичная. Даже очень. Вскинул руку к виску:

— Старший офицер Столяров, докладываю — за время вашего отсутствия ничего существенного не произошло.

— Отлично.

Показал на свою спутницу:

— Познакомьтесь, командир десантного наряда Юлэй Оти. Тоже ветеран.

Владимир щелкнул каблуками, склонил голову в коротком поклоне. Голос у девчонки был бархатный, с этакой сексуальной до ужаса хрипотцой:

— Прошу прощения, господин генерал, мне нужно разместить моих людей, получить на всех форму, оружие, снаряжение и определиться с местом для проживания и тренировок.

Вот дьявольщина! Таким голоском не смертоносные игрушки просить, а что-нибудь этакое…

Внезапно майор рассмеялся, шутливо хлопнул девушку по плечу:

— Хватит играться, лейтенант, господин генерал мало того, что омоложенный, так еще и женат.

Девушка тоже рассмеялась в ответ.

— Прошу прощения, господин майор, господин генерал?

На сердце старого воина отлегло, и он тоже улыбнулся.

— Сейчас все организуем.

Поднес к уху коммуникатор:

— Это Столяров. Мостик, дежурного офицера в шестой шлюз…


…Планета внизу была грязной. В атмосфере беспрестанно крутились какие-то смерчи, по небу плыли грязные облака. И руины. Сплошные руины на месте когда-то цветущих городов. Десять лет назад отсюда, со Старой Метрополии, вывезли последнего обитателя, согласно договора с Рамджийской Республикой. Теперь нет ни Старой Империи, ни самой Республики. Уцелевшие планеты Рамджа вошли в состав Терранского Княжества, а их столица была полностью выжжена аннигиляционными бомбами кочевников-митритов.

— Запустить зонды.

Короткая команда старшего офицера. Ей ответили несколько вспыхнувших светлячков на центральной консоли. Затем вступил в действие корабельный логгер, начавший принимать информацию и обрабатывать ее. Еще несколько микросекунд, главный экран сменил изображение, и Александра невольно передернуло — перед ним была мертвая поверхность. Всюду пыль, потеки застарелой лавы, красно-рыжие пятна ржавчины, в которую превратились металлические конструкции.

— Чуть выше. Нужна панорама.

Картинка сменилась. Застучал акустический сигнал, отбивающий кратность уменьшения.

— Стоп! Достаточно. Запустить нейтринный сканер!

Изображение вновь изменилось, теперь в кубе повис разрез поверхности. Мгновения ожидания — и восхищенный крик оператора:

— Есть пустоты!..

Радость оказалась преждевременной. Это было не то, что ожидалось. Всего лишь остатки городских коммуникаций. Майор выругался. Неужели они ошиблись? Но карта была вручена ему лично отцом, и на ней сама Яйли изобразила место, где стоял раньше дворец императора. Александр коснулся сенсорной панели, перехватывая управление. Перевел окуляр влево, вправо. Очертил крест, стоп! Еще один кратер!

— Отсканировать вон ту дырку.

— Вас понял.

Вновь томительные Мгновения ожидания, затем недоуменный голос оператора:

— Сканер не берет, господин майор!

— Не берет?!

Изумленный возглас старшего артиллериста. Внезапно Александр успокоился. Все напряжение куда-то исчезло.

— Это там. Приготовить челноки. Корабль — на геостационарную орбиту. Десант — на посадку.

— Есть!


Он торопливо обмундировался в защитную броню. Внизу, конечно, дышать можно. Но вот фильтры для дыхания просто необходимы, иначе радиоактивная пыль так забьет внутренности, что отдашь концы очень быстро. Тот, кто скинул бомбу на дворец, видимо, специально выбрал игрушку погрязнее: долго возле кратера находиться нельзя, схватишь дозу на раз. Кинул в рот антирадиационную пилюлю, торопливо глотнул воды. Проверил личное оружие. Все в норме. Аптечка заряжена. Батареи — до предела. Регенерационные патроны — максимум. Легко ступая массивными, но невесомыми на деле ботфортами двинулся к лифту.

Вот и шлюз. Два больших челнока, готовые к выходу. Возле трапа одного из них застыла знакомая фигура Юлэй. При виде Мастера склонила голову:

— Все готово, господин.

— Тогда — двинули…

Едва устроился в противоперегрузочном кресле, вибрация показала, что генераторы запущены. В иллюминатор было видно, как дрогнули ворота, расходясь в стороны, вспыхнули и повисли в воздухе стартовые голограммы, обозначая поле действия магнитной катапульты. Табло вспыхнуло в воздухе алым светом, отсчитывая мгновения. Три. Два. Один…


Давно уже метрополия не видела ничего подобного: раскачиваясь на опорной тяге, на ее поверхность садились два больших, в километр каждый, металлоновых бруса. Вот отстрелились посадочные лыжи, зеленые столбы под днищами близнецов стали угасать, бережно опуская наездников на грунт. Касание. И в тот же миг челноки окутались клубами серебристого хладагента, мгновенно замораживая расплавленную огнем почву. Еще чуть, в корме откинулись массивные аппарели, и по ним помчались, выстраивая оборонительный периметр, закованные в глухую боевую броню фигурки, рассыпаясь по местности. Мгновение, местность полностью контролируется. И только тогда наружу вышли машины. Вначале — массивные БРы, гордо прошествовавшие в сознании своей неуязвимости к границам контролируемой зоны. Затем — несколько танков, ощетинившихся квадратными стволами счетверенных орудий. Последними вышли две саперные платформы, начавшие устанавливать силовые эмиттеры по сторонам квадрата. Тридцать минут, и в воздухе повис радужный куб защитного поля. Едва только все заработало, как внутри куба включились специальные установки, начавшие очистку воздуха и доведение его до пригодного уровня…

— Я — Земля. Первая фаза прошла успешно. Периметр пробит. Приступаем ко второй стадии.

По этому сигналу монитатор вновь запустил груз с орбиты. На этот раз стартовала мощнейшая землеройная техника. Томительные минуты ожидания, и вскоре где-то в вышине послышался дикий рев рассекаемой атмосферы. В отличие от первого выброса, в этот раз людей на кораблях не было, и можно было не церемониться с ускорением и гравикомпенсаторами…

Александр скосил глаза на забрало — два часа. Что же, неплохо! Вновь включил связь:

— Всем, циркулярно. Вторая смена — пошла! Первая — на отдых.

Практически незаметная посторонним суета смены дежурных. Сейчас те, кто стоял в первом карауле, будут отдыхать внутри челноков. Их заменила смена, до этого спавшая. Третья очередь наряда сейчас просыпается, приводит себя в порядок. Их черед бодрствовать.

— Что, Юлэй?

— Мастер, а как же вы? Вам тоже нельзя здесь долго находиться.

— Я знаю, малыш. Сейчас запустим землероек, и пойду.

— Тогда я с вами.

— Нет. Лучше приготовь кофе.

Вновь почтительный поклон, и девушка оставила его одного. Впрочем, Александр не собирался нарушать обещание. Да, как только перфокроты начнут работу, он сразу пойдет в защищенный челнок…


Глава 21 В СЕРДЦЕ! | Наследник | Глава 23 ПОСЛЕДНИЙ ВРАГ