home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

ЗДЕСЬ ЗАНЯТО!

Чтобы ни утверждали теософы, философы, различные теории и прочие мыслители, истина одна: все живое во Вселенной имеет единый генетический код.

Лиши маун Сео, провидец

Голова просто раскалывалась, кофе уже не помогал, а прибегать к помощи автомедика не хотелось. Но и ошибаться нельзя — ресурсы «Кали», несмотря на пополнение перед переносом, все же небезграничны. И рано или поздно перед экипажем и лично им, командиром и наследником, возникнет дилемма — сдаваться или бороться. Пусть терранский гений Ханти Олмер, создатель этого чуда, и заложил чудовищный, просто неимоверный ресурс в «Кали», но даже у супердредноута есть слабый элемент конструкции — люди. Экипаж.

Конечно, здесь отборные, надежные, самые лучшие. Проверенные не одним годом службы и огнем жестоких сражений не на жизнь. Чего стоят только война с пришельцами из другой Галактики или американская эпопея… Но здесь еще накладывается оторванность от своих, от родного дома. Осознание факта, что очень высока вероятность того, что больше никогда не удастся увидеть родных. Да и пребывание в закрытой наглухо коробке тоже не лучшим образом сказывается на психике. Не зря конструкторы и прочнисты ломают себе мозги над тем, чтобы вписать настоящие иллюминаторы в глухую броню, сознательно идя на ухудшение боевых качеств. Но факт, как говорится, налицо — ничто живое не может существовать в наглухо закрытом пространстве длительное время. Так что, даже временная база у людей на супере должна быть. С возможностью подышать натуральным воздухом, погреться на жарком солнышке либо, для любителей, померзнуть на лыжах. Просто побродить по земле. Ощутить твердую почву своими подошвами, послушать пение птиц или голоса животных. Так что нужна Планета… Темные Боги! Нет, я явно что- то упустил. И очень важное! Проклятье Тьмы! Внезапно его осенило — нужен «язык»! Тот, кто в курсе всех сплетен. Как любил смеяться отец, местный абориген. Либо — прямой выход на логгеры Империи или Республики, и скорее всего — Империи, поскольку Указ о репликантах издан в последней…

Невесело улыбнулся. Придется вспомнить старое искусство, намертво вбитое в него суровыми преподавателями Академии аагов… Внезапно мяукнул звонок двери:

— Командир, к тебе можно?

Ага, гоп-компания! Ведирцы пожаловали! Ну, наверное, это к лучшему, а то уже голова пухнет о дум…

— Заходите.

В раскрывшийся проем действительно ввалились Сола, Алия и Айно. В руках бывшего майора, впрочем, на его плечах вновь были погоны, соответствовавшие прежнему званию, находился большой пакет, в котором что-то подозрительно позвякивало. Он с порога сразу заговорил:

— Командир! Мы тут обеспокоились, что ты уже сутки носа не показываешь, и решили проверить, живой ты или нет.

— Сутки?!

Александр удивился не на шутку: неужели столько времени он не отрывался от голопроектора, жадно поглощая всю добытую информацию и строя планы на будущее? Ничего себе! Тогда понятно, почему ничего дельного не приходит в голову — удивительно, что мозги не закипели вообще!

— Что у нас с экипажем?

Сола вытянулась и отрапортовала:

— Все в порядке. За время вашего отсутствия происшествий нет, настроение бодрое, люди занимаются своими делами. Механизмы работают безупречно…

Это, кстати, всегда поражало бывших подданных давно почившей Ведирской Республики — невообразимая надежность всего, что было создано на Терре.

— Вольно. Без чинов и званий.

И это было правильно — в конце концов, они зашли к нему не как подчиненные, а как беспокоящиеся о своем товарище друзья. Майор подмигнул и водрузил вновь звякнувший пакет на столик:

— Ну что, командир? Снимем пробу? Медики дали полное одобрение!

На свет появились архаичные вычурные емкости, в которых что-то заманчиво играло в свете потолочных светильников каюты. Парень мгновение раздумывал, а потом решительно кивнул головой в знак согласия — напряжение требовалось снять безотлагательно. И как раз такими радикальными методами. Иначе последствия могли стать тяжелыми.

— Если по чуть-чуть — не вижу проблем. Сейчас закуску подадут. Кстати, что тут у нас?

Айно вновь улыбнулся:

— Судя по анализу, вино. Но есть напитки и покрепче, какая-то водка и коньяк.

— Водка?


…Бутылка, чуть поменьше литра емкостью, с прозрачной, словно вода, жидкостью, почему-то внушила доверие, и общий выбор остановился на ней.

— Пить охлажденной…

Прочитала Сола надпись на обратной стороне этикетки, подхватила бутылку, решительно пшикнула на нее из фризера. Тара мгновенно покрылась инеем, но, на удивление, жидкость осталась по-прежнему незамерзшей. Открывшая рот Алия удивленно моргнула:

— Здорово…

А майор опытной рукой вскрыл горлышко и понюхал:

— Ничем не пахнет. Ну, попробуем…

Капнул на тыльную сторону ладони пару капель, слизнул, прислушался к ощущениям, чуть прикрыл глаза.

— Жжется немного, зараза. Надо бы разбавить чем- нибудь попривычнее. Командир, у тебя в заначке ничего нет?

Александр задумался, потом просиял:

— Есть шампанское! Сейчас!

Почти моментально вытащил из холодильника пузатую колбу с надписью «Вино шампань», ловко разлил по высоким бокалам на треть. Тем временем роботы накрыли на стол. Айно задумался, рассуждая вслух.

— Тут значок стоит, сорок процентов. Значит, и разбавлять будем так. Только вот сорок процентов чего? Этой непонятной водки или шампанского? Поскольку неизвестный напиток жжется, то, мне кажется, что именно его требуется меньше. Все — за? Против — нет?

Народ дружно закивал головами, затем послышалось бульканье.

— За возвращение!

— За возвращение!

Все дружно поддержали тост командира и залпом осушили бокалы. Затем прислушались к своим ощущениям.

— Ничего. Только тепло стало.

— Да. Прямо жарко… Саша, скрутил бы ты мозги климатизатору, а то дышать нечем…

— Странный какой-то напиток. Может, надо дозу побольше?

Александр вновь наполнил бокалы вином, а Мирр долил таинственной водкой.

— Вздрогнем! И пусть наш путь будет чист!

— Да будет так!

Они вновь выпили смесь, затем, почему-то ощутив зверский голод, дружно набросились на еду… Вскоре раскрасневшаяся Сола распустила ворот комбинезона, Алия непрерывно смеялась, а Айно стал непрестанно рассказывать анекдоты, причем, если раньше он не опускался до непристойных, то сейчас такие истории с его уст слетали одна за другой. Странное дело, но девушки не возражали, а наоборот, дружно хихикали, требуя еще и еще… Бокалы наполнялись словно по волшебству, и в какой-то момент парень почувствовал, что начинает терять над собой контроль. Пожалуй, ему хватит. Он поднялся с дивана, понял, что координация движений нарушена, затем произнес:

— Ну, все. Мне хватит. Вы уж без меня.

И, не обращая внимания на запротестовавшую компанию, преувеличенно твердо ставя ноги, проследовал в свою спальню. Кое-как стянул одежду и рухнул в койку…


Утро было странным. Нет, голова больше не болела. Наоборот, он чувствовал себя очень неплохо, но…

К нему вернулось давно уже забытое ощущение, что в постели он не один. Словно бы рядом спит Эстерия, излечиваясь от «поцелуя аага». Вот же, совсем забыл про девчонку! Так, наверное, и сидит в тюрьме, ожидая своего конца… А теперь кто решит ее судьбу? И та митритка, так похожая на Алису… Проклятье тьмы! Выругался вслух и вдруг услышал слабый стон:

— Милый, незачем так переживать, все было чудесно…

Раскрыл глаза и подскочил, словно ужаленный: на соседней подушке покоилась рыжая, коротко стриженная голова Алии. Молодая женщина, не открывая глаз, сладко потянулась, одеяло при этом движении поползло вниз, обнажая крепкую большую грудь, и, мечтательно улыбаясь, произнесла:

— Милый, ты сегодня был неутомим… Как же мне было хорошо.

Затем ее зеленые глаза открылись, и счастливая улыбка на лице сменилась недоумением, а затем тревогой. В страхе она прошептала:

— Где я?!

Повернула голову и ахнула, увидев ошалевшего не меньше ее командира.

— Темные боги!

Ругательство из обоих ртов вырвалось одновременно, и в этот момент в спальню ввалился немного помятый Мирр Айно. При виде сладкой парочки его глаза округлились, и раскрывшийся было рот со стуком захлопнулся:

— А… Ва… Ой…

Как ни странно, первая собой овладела Алия — ничуть не смущаясь, она поднялась на кровати и прильнула обнаженной грудью к парню, повернувшемуся в сторону гостя:

— И что тут странного? Мы оба взрослые люди. Тем более что Саша мне нравился с самого Ведира…

Майор спохватился:

— Прошу прощения, командир! Из рубки поступила просьба подойти — нужно определиться с курсом. Если будем здесь болтаться слишком долго, нас кто-нибудь заметит.

— Возьмите курс на Терру, майор.

— На Терру?!

Александр уже овладел собой, тем более что к нему крепко прижимался кто-то очень теплый, очень голый и очень женственный. И это, Тьма его побери, было очень приятно!

— На местную Терру, майор. А вахтенному штурману передайте, что я скоро буду. Если за время моего отсутствия по пути попадется местная лоханка с экипажем, неважно, чьим, Имперским, Республиканским ли, захватить. Мне нужны пленные, чтобы окончательно решить, чем мы будем заниматься здесь. В этом мире. Так что — к Терре, майор. Планета должна быть и в этой Вселенной.


…Мягкая грудь прижалась еще крепче, но едва майор вышел из комнаты, отстранилась. Алия вновь нырнула в постель, залившись краской до корней волос. Александр выскользнул из-под одеяла, торопливо натянул на себя спортивный костюм:

— Слушай… А у нас и в самом деле дошло до этого самого?

Из-под одеяла глухо донеслось:

— Если бы…

Затем тон сменился на обиженный:

— Мне просто приснилось. Сколько я ни пыталась растормошить тебя ночью — бесполезно. Ты был просто бревном!

Парень развел руками, забыв о том, что сквозь ткань девушка не может увидеть этот жест:

— Ну, извини. Наверное, водка виновата, что у нас у всех крыша поехала.

— Угу. Когда Сола полезла на Айно, я обиделась и пошла спать. К тебе…

— В каком смысле «полезла»?

— Да в этом же самом…

— Проклятье тьмы!..


…Завтракали вдвоем, но напряжение между парочкой достигло такой степени, что сам воздух в каюте, казалось, звенел. Тем не менее, после трапезы Алия извинилась и ушла, а Александр переоделся в повседневный мундир и направился в рубку. При виде командира вахтенный начальник отрапортовал. Происшествий и неполадок не было. Парень сел на свое место, вывел перед собой куб тактического монитора и включил височный мнемопередатчик для связи с логгером. Несколько уточняющих вопросов, абсолютно, на первый взгляд, не связанных с данными местных компьютеров, и картина обстановки стала гораздо яснее. Что-то смутно забрезжило перед глазами, но пока наследник утверждался в одном: нужно узнать, кто такие «репликанты». Пока это не будет выяснено, ничего глобального не предпринимать.

— Мозг, у нас по пути есть какие-нибудь миры, принадлежащие Империи?

— Да, командир. Верайя. Сутсум. Каропис.

— Наиболее населенный из них?

— Сутсум. Вотчина маркиза Сутсума. Его дворец можно будет обнаружить, подойдя ближе к планете.

Парень удовлетворенно улыбнулся:

— Вот и отлично. Сколько нам идти?

— Двадцать часов.

— Ясно.

Внезапно взревели сирены нейтринного сканера, и в светящемся кубе появилась алая точка. Мгновенно Мозг сменил голос, докладывая масс-характеристики неопознанного объекта. Вес, тип тяги. Скорость и предполагаемый курс. Терранцам опять повезло — объект шел параллельным курсом, и «Кали» быстро, очень быстро его нагоняла. Палец коснулся сенсора объявления тревоги, и в отсеках вновь взвыла сирена. Супердредноут готовился к бою. Впрочем, вооруженного столкновения никто не ожидал, в смысле чего-либо серьезного. Одного появления терранского корабля хватило бы для того, чтобы экипаж самого мощного крейсера Империи или Республики дружно напустил в штаны…

— Истребители — перехватить и взять в плен неопознанное судно, следующее прямо по курсу. Десантникам — приготовиться к разоружению захваченного корабля.

…Его голос был нечеловечески спокоен, подкрепляя уверенность и надежду экипажа. Раскрылись двери шлюзов, вновь заплясали в пространстве голограммы маркеров стартовых дорожек, по которым промчались стартующие перехватчики.

— Десанту — в пятый трюм.

Колонна в черных глухих доспехах устремилась к лифту, чтобы попасть в указанное место. Несколько мгновений, и транспортер застыл в укзанном пункте. Можно было воспользоваться и нуль-лифтом, но при объявлении тревоги пользоваться им было запрещено. Это делалось для того, чтобы противник не мог включить перехват несущей волны и заставить транспорт отправить перемещающихся на ближайшее светило. Так что внутри дредноута действовала старая проверенная лифтовая система. Командир поднял забрало и отдал команду:

— Занять места согласно тактической схеме и — «вольно». Разрешаю сидеть.

С шутками и смехом бойцы потянулись к своим местам, высветившимся на внутренней стороне поликарбонатных забрал. Потянулись минуты ожидания до начала захвата…


…В рубке вспыхнул огонек внешней связи, докладывал командир истребительной группы:

— Наблюдаю чужака визуально. Ложусь на параллельный курс.

— На запросы не отвечать.

— Вас понял. Включаю камеры.

Тут же ровный свет центрального монитора сменился картинкой, транслируемой с камер штурмовиков. Александр жадно впился в нее глазами и вдруг выругался — похоже, что лайба была пассажирской! Мать темных богов! Повинуясь его команде, логгер укрупнил изображение, и в десятках бортовых иллюминаторов проявились любопытные лица пассажиров. Послышался треск антикварной радиосвязи, поскольку истребители оснастили радиопередатчиками еще при первой миссии, и в динамике захрипело:

— Неизвестный флот, идентифицируйте себя! Это пассажирский лайнер Империи Дома Юсте «Гелиополис». Неизвестный флот, мы мирное судно с двумястами пассажиров на борту и не несем оружия. Просим вас назвать свою принадлежность!

Постепенно в голосе возникли панические нотки, сменившиеся откровенным ужасом, когда крохотные по сравнению с «Кали», но сравнимые по размерам с местными эсминцами непонятные корабли вдруг в бешеном ритме закружились вокруг лайнера. Полыхнула предупредительная очередь по носу аборигенов, и те, поняв все правильно, стали тормозить. В иллюминаторах замелькали огни, похоже, что на борту вспыхнула паника. Да и биоискатели показывал хаотическое перемещение по коридорам и палубам лайбы желтых точек, обозначающих живые организмы.

— Не наломали бы дров с перепугу… — задумчиво произнес командир, затем повернулся к давно уже сидящей в соседнем кресле Соле: — Что у нас?

— Настигнем через сорок минут.

— Отлично…


«Марталия» зависла в пространстве неподвижно, как того и требовали неизвестные корабли, вдруг появившиеся из Бездны. Во всяком случае, так думали на борту, поскольку неизвестные сразу прекратили стрельбу после того, как поняли, что пассажирское судно тормозит. Между тем пять огромных, но невероятно юрких нападающих выстроились в незнакомом строю точно перед носом лайнера, время от времени, корректируя свое положение в вакууме дюзами маневровых двигателей. В рубку управления ввалился слегка помятый стюард:

— Капитан, пассажиры волнуются! Его светлость, маркиз Сутсума просто взбешен!

— А он видел это?!

Средних лет мужчина в белоснежной форме гражданского флота указал в стекло, за которым ощетинились вооружением пять огромных туш. Стюард кивнул, затем уныло добавил:

— Его светлость маркиз заявил, что ему плевать, даже если это республиканцы, он никого не боится, поскольку никто не решится угрожать аристократу Империи.

Капитан витиевато выругался, заставив стюарда завистливо вздохнуть.

— Если он такой идиот, то пусть ждет абордажа. Так ему и передайте, Колин.

Молодой человек уныло произнес:

— Хорошо, господин капитан…

Едва за ним закрылась дверь, как внезапно по всему лайнеру пронеслись стон и вибрация, заставив побледнеть старых космических волков — звук был слишком хорошо знаком тем, кто попадал в гравитационное поле небесного тела на хрупком, по совести говоря, кораблике.

— Откуда…

По глазам ударило ярко-оранжевым светом, заставившим всех зажмуриться на мгновение, а затем вдруг отчаянно завопил штурман:

— Капитан! Мы движемся! Нас затягивает!

— Куда?!

Тот буквально прорыдал:

— Если б я знал!..

Подрагивания корпуса усилились, теперь движение явственно ощущалось всеми, режущий глаза свет внезапно утих, и штурман первым вскрикнул:

— Смотрите!

В стекло рубки была видна появившаяся неизвестно откуда гигантская стена, выплывающая из пространства. Толчок, второй, скорость движения усилилась — аборигены не знали, что к бортам их лоханки уже прижались два огромных манипулятора, использующиеся для захвата поврежденных кораблей и оказания им помощи. Механизмы пришли в движение, бережно втягивая лайнер внутрь супредредноута…


Командир терранского наряда замер, глядя на неизвестное судно, когда в системе боевой связи прозвучало:

— Капитан, предупреждаю — нам пришлось ослабить гравитацию в трюме во избежание разрушения лайбы, так что будьте осторожнее.

Донеслась скороговорка подчиненных, получивших аналогичное предостережение. Десантник вздохнул, но в это время двери внутреннего шлюза распахнулись, и внутрь впихнули чужой корабль. Одного взгляда было достаточно, что никакой стрельбы не будет — единственного выстрела из штатного десантного бластера хватит, чтобы лоханка просто развалилась. Впрочем, солдаты наряда были опытны, и отдавать специальной команды не было нужды. Чуть качнувшись, чужак замер в выдвинувшихся адаптивных захватах, по которым заструилось марево выходящих на режим антигравов. К борту плавно подошел трап, по которому устремился многофункционал с молекулярным резаком. Несколько движений, и люк вывалился наружу, срезанный с петель. Его тут же уволокли в конвертер другие роботы. Заведенный порядок никто не отменял — все ненужное на переработку. Громадная фигура устремилась внутрь, гулко бухая по жалобно стонущему полу примитивного кораблика. Через мгновение донесся его рев, многократно усиленный специальными внешними динамиками:

— Всем лежать! Не оказывайте сопротивления, и никто не пострадает!..

Александр удовлетворенно откинулся на спинку стула — все же хорошо, что экипажу было приказано провести мнемоизучение основных языков. Два часа под излучателем во время сна, и оба местных наречия — словно язык родных краев. Спустя несколько мгновений из лоханки по трапу потянулись местные. Все испуганные донельзя, с руками за головой, под дулами штурмовых бластеров. Их сгоняли в угол и строили в шеренгу. Один из пленников заартачился. По богатой одежде, бывшей на строптивом, парень опознал одного из аристократов. Но попытка бунта была подавлена в зародыше — один из десантников сгреб пленника за грудки усиленной миомускулами рукой в боевой перчатке, затем просто швырнул в толпу. Тот грохнулся навзничь, и терранец заметил на лицах кое-кого из местных злорадные улыбки. Значит, точно аристократ…

— Петров, этого, наглого, — в медотсек и под мозговой сканер. Считать все на любом режиме.

Десантник качнул головой в знак того, что понял приказ, вновь поднял слабо шевелящееся тело и поволок его в указанное место. Наконец процедура изымания захваченных на корабле пленников закончилась, и в рубке прозвучал голос командира наряда:

— Командир, что делать с остальными?

— Пока — в карцер. А там разберемся.

— Вас понял…

Внезапно вмешался корабельный Мозг:

— Господин подполковник, в сканируемом образце опознан маркиз Сутсума.

— Отлично. Значит, надобности посещать планету не стало. Курс на Терру.

— Исполняю.

— Что-нибудь еще узнали?

— Пока только провели предварительный осмотр и считывание идентификатора.

Парень вздохнул:

— Мне нужна информация о репликантах. Кто они, где обитают и откуда взялись. Все остальное — пока несущественно.

— Вас понял. Как только что-либо выяснится, сразу вас извещу, командир.

Мозг отключился. Снова взгляд на изображение, передаваемое из трюма, где находилось пассажирское судно Империи. Людей уже увели, а от когда-то белого корпуса остались нелепые огрызки силового набора — многофункционалы старались вовсю! Ладно. По суперу раскатилась нарастающая дрожь выходящих на полную мощность реакторов, разгоняющих миллионнотонную тушу. «Кали» брала курс на координаты, по которым в родной Вселенной находилась Терра…


Александр удивленно читал данные с разведспутников: их Терра была занята. Но кто там? Неужели им опять повезло? Судя по данным, все корабли на орбите, а их очень много по местным меркам, военные, но находятся на консервации. Если это действительно репликанты, то он знает, что делать терранцам, оказавшимся в чуждом пространстве — времени…


…Юлэй вошла в дом. Здесь он жил… Два этажа. Несколько помещений разного назначения. Все носило отпечаток холостяцкого хозяйства. Теперь это принадлежит ей. Новое место для жизни. Новая работа. Новые знакомства. И новые родственники. Высоко же она взлетела! Ой, как высоко… Как бы падать не пришлось долго и низко! Но теперь девушка с захолустной планеты, ставшая аагом благодаря случаю, не вольна распоряжаться своей судьбой. Бежать? А смысл? Князь Терранский и его жены-сенсы — самые могущественные люди в Галактике. По крайне мере в этой. Объекты всеобщего поклонения и восхищения. Если бы не терранцы, миром бы правил тот неизвестный, но жуткий Ужасный Митрал, существо из другого пространства — времени. И его правление быстро бы истребило все живое вокруг. Так что, по крайней мере, Юлэй должна быть благодарна этому модификанту. Впрочем, князь ничего не требует от нее, наоборот, окружил заботой и лаской и ребенка, и его мать. Тогда что ее гложет? Возможное возвращение Александра? Сын, сидящий на руках, затеребил ее, требуя опустить на сияющий пол, который так манил себя потрогать. Вздохнув, молодая женщина решилась принять свою новую судьбу. Когда наследник вернется, пускай сам все решает. В любом случае она воспримет любой поворот своей судьбы как должно. И как подобает истинному аагу…


Глава 25 ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА | Наследник | ЭПИЛОГ