home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

НОЧНОЙ КОШМАР

Все тайные дела обычно вершатся ночью.

Цезарь Борджиа

— Нет! Я не хочу!!!

Истошный девичий вопль разнесся по огромной спальне. Эстерия забилась в угол роскошной кровати, а к ней приближался ее кошмар. Это ей снится! Нужно всего лишь сделать последнее усилие и проснуться! И тогда весь этот ужас исчезнет, прекратится! Надо только сделать одно-единственное усилие, открыть глаза — и конец кошмару! Но покрывшаяся холодным потом дочь герцога напрасно старалась — человек приблизился, стащил с лица маску, показав лицо, и тогда девушка отчаянно завизжала — это был он! Ее партнер по дискотеке!

— Кричишь? Зря.

От голоса в жилах замерзала кровь.

— Ааги всегда держат слово. Я — ааг.

Это слово она знала. Те, перед кем ниндзя из земных боевиков — детсадовцы перед спецназом. Те, для кого нет невозможного. Парень аккуратно присел на краешек кровати, прямо перед ней. Глядя в глаза, которых вращалась Бездна смерти, Эстерия замолчала. Животный ужас парализовал тело.

— Не бойся. Ты не умрешь. Так сразу. Солдаты твоего отца творят то, чему нет названия в человеческом языке. Если они делали такое же и на своей праматери Земле, то немудрено, что им пришлось уносить оттуда ноги.

Убийца зловеще усмехнулся.

— Не стану много болтать. Пора.

Он протянул руку, тускло блеснувшую в свете фонаря за окном чем-то багровым, и, неожиданно ухватив Эстерию, сжал в объятиях. Девушка попыталась вырваться, но это было все равно, что согнуть стальной рельс. А потом… Поцелуй был нежным, ласковым, а губы оказались на вкус такими… Чуть горьковатыми, и его чистое теплое дыхание… Затем парень ласково погладил ее по голове, отстранился. Коснулся бархатной щеки, вновь прижал к себе и шепнул на ухо:

— Не выходи из комнаты до того, как приедет полиция. Я не приказываю. Прошу…

Его голос был удивительно добрым. Против своей воли виконтесса слабо кивнула в знак согласия. Юноша поднялся, пересек бесшумным упругим шагом комнату и уже в дверях негромко произнес, обернувшись к ней:

— Я не убирал за собой, поэтому, если не хочешь увидеть смерть раньше времени — не выходи до прихода полиции.

— Д-да…

Слабо стукнули створки двери, закрываясь за ним…

Полицейские появились через тридцать минут. Белый, словно снег, офицер ввалился в спальню и, увидев застывшую в углу кровати девушку, закричал, обернувшись в коридор:

— Здесь живая!

…Потом ей накинули на голову непрозрачный мешок и вывели из комнаты. Когда Эстерия оказалась на улице, ее усадили на стул, объяснив, что в доме кроме нее не осталось живых. Все, слуги, охранники, те, кто сопровождал ее, оказались убиты. Виконтессу передернуло, разум отказывался верить в случившееся, но в это время к стоящему отдельно глайдеру потянулась вереница гравиносилок с длинными черными пакетами, в которых угадывались тела. Только тогда девушка поверила, что это — правда… Но почему же он не тронул ее? Только поцеловал…

Последнюю фразу она произнесла вслух, и командовавший операцией офицер побелел от ужаса:

— Поцеловал? О боги тьмы! Поцелуй аага!

Все шарахнулись от нее, глядя на девушку кто с жалостью, кто — со злорадством. Эстерия почувствовала, как внутри нее что-то зашевелилось.

— Что это значит? Что за «поцелуй аага»?!

Полицейские молчали, потом один из них глухо бросил:

— Это значит, что вы уже мертвы, госпожа.

— Мертва?!

Она опустила взгляд на пластобетон дорожки, на котором стоял стул. Врач молча собрал свои приборы и тоже сделал шаг в сторону. Было заметно, как у него дрожат руки.

— Что! Что это значит?!

Доктор отвернулся в сторону, потом заговорил:

— Вначале у вас начнутся нарушения психики. Вы станете видеть то, что не видно другим. Затем выпадут волосы. Ногти. Потом ваши внутренности начнут гнить изнутри. И вы позавидуете мертвым. Жестокая казнь. Кто-то очень много заплатил убийце.

— Я? Сгнию? Но как? Вот же я! Жива, здорова! Отец наймет лучших докторов! Мне сделают полную очистку! Я выживу!

Вдруг разрыдалась:

— Он меня еще погладил по щеке…

— Значит, у вас есть месяц жизни. Живущие во мраке всегда сообщают жертве, сколько ей осталось жить. И не тешьте себя надеждой. От поцелуя аага нет противоядия. Никто еще не выживал после такого.

— Но мой отец, он…

— Умирали и императоры. И вы умрете.

Эстерия внезапно поняла, что услышанное — правда. И ей осталось жить столько, сколько обещают эти люди. Она бессильно уронила руки вдоль тела, еле слышно прошептала:

— Неужели нет никакой надежды?

Врач вздохнул:

— Мне жаль вас огорчать, но спасти вас может только тот, кто подарил вам этот поцелуй. Прощайте, девушка. Да смилуются над вами светлые боги…

Он подхватил контейнер и растаял среди собравшихся вокруг Эстерии полицейских. Она подняла голову — да. Все смотрели уже сквозь нее. Сквозь мертвое тело…


…Алия шла за Александром по улицам Луманды. Она особо не таилась. Никто никогда не учил девушку этому. Его послание было передано вместе с теми, кто возвращался на корабль на челноке. А сама лейтенант случайно засекла его в последний миг лишь благодаря его огромной, по местным меркам, фигуре. Увидела через прозрачную стенку порта, как он шел по «рынку неудачников». Так назывались эти базары. На ее счастье, парень зашел в одну лавку и провел там несколько часов. Когда же вышел, лейтенант поразилась, как он изменился. Настоящий сноб! Шикарный костюм, модная обувь, дорогие аксессуары… Он вызвал такси и, сев в глайдер, исчез в наступающем сумраке. Как же ей повезло, что она запомнила номер! В компании девушке поверили, что она забыла сумку в салоне, и любезно сообщили адрес, куда машина доставила пассажира. Алия успела как раз вовремя, чтобы увидеть, как из ночного клуба выходит лейтенант. А потом у входа началась суматоха, группа людей, в которых Алия опознала охранников янки, вытащила свою клиентку и, запихнув в роскошный лимузин, куда-то умчалась. Впрочем, в плачущей, безвкусно одетой девушке лейтенант легко опознала дочь новоамериканского герцога. И узнать, куда дальше направится Александр, было проще простого. О том, что янки сняла виллу в дорогом районе, шумели все средства сетевой информации. Так и было. Девушка затаилась поодаль от ярко освещенного дома, вооружилась ночным биноклем. Но… Увидела только выходящую из дом бледную тень. Затем примчалось несколько полицейских глайдеров, началась суматоха. Потом кого-то вывели и плотно обступили полицейские, дальше из виллы стали выносить трупы. Алия почувствовала, как у нее вдруг закрутило желудок. Она насчитала шестьдесят семь покойников… Отвернувшись от этого зрелища, девушка некоторое время смотрела бессмысленным взглядом в усыпанное звездами небо, приходя в себя, затем, взглянув напоследок на дом, в котором раньше обреталась дочь герцога, заметила, что суматоха, царившая ранее, как-то очень быстро сошла на нет. Поняв, что ловить больше нечего и ничего больше она не узнает, Алия спустилась по склону и, отряхнув травинки с платья, осмотрелась — до ближайшей остановки такси было далековато, но дойти, в общем-то, было можно. Поэтому она зашагала по стеклобетону, вившемуся змейкой дороги по холму. Через час, спустившись к остановке, лейтенант устало опустилась на скамейку и нажала кнопку вызова машины на столбе. Теперь оставалось только ждать. Она вытянула гудевшие ноги, отвыкшие от нагрузок за время долгого пребывания в космосе, и принялась смотреть перед собой. Внезапно над ухом прозвучал голос Александра:

— Вам повезло, госпожа лейтенант, что я узнал вас.

— Т-ты?!

— Не простыли, лежа на земле в одном платье?

Он сбросил с плеч куртку и накинул на плечи девушке. Та с испугом взглянула на него:

— Ты… меня видел?

— С того момента, как зашел в магазин, госпожа лейтенант. И дальше я специально следил, чтобы вы не упускали меня из вида. Но давайте поговорим в другом месте. Как я вижу, у вас ко мне возникла куча вопросов?

Алия кивнула в знак согласия. Он усмехнулся краешком губы и как-то небрежно ответил:

— Что ж, я могу дать вам ответы. Но предупреждаю сразу — они вам не понравятся. И вы можете просто умереть от лишнего знания.

— Что?!

Внезапно он рванул в сторону, но было поздно — последнее, что услышала лейтенант, сухой треск станнера. «Выследили!» — мелькнула запоздавшая мысль, а потом наступила темнота…


Она пришла в себя лежащей под одеялом в мягкой удобной постели в большой, необычайно роскошной комнате. Стала подниматься. К ее удивлению, это удалось сделать без всяких проблем. Ни оков, ни силовых пут. Алия была абсолютно свободна. Только вот одежда. Под одеялом на ней ничего не было, кроме легкой рубашки. Что случилось? Где Александр? Взгляд скользнул по роскошному помещению и сфокусировался на аккуратном пакете, лежащем на тумбочке. Незнакомый логотип. Взяла, пластик упаковки легко распался в руках. Боги! Это… платье! Какая прелесть! А тут что? Туфли? Изящные, светлого золотистого оттенка с длинными ремешками почти до колен. И точно по ноге! Только сейчас лейтенант сообразила, что это женская спальня. Точно, женская! Набор косметики возле туалетного столика. Куча всяких дамских штуковин, некоторые из которых она видела впервые. Но куда делся Александр? Пропал?! Быстро набросила на себя платье, мельком отметив, что выглядит в нем роскошно. Именно так. Подбежала к выходу, хотя на высоких каблуках это было не очень удобно, рванула ручку двери и ахнула — она была на космическом корабле. Светлые боги! За огромным иллюминатором сияло звездное небо. Но… как?! Где «Неустрашимый»? Сколько времени прошло?! Внезапно перед ней возник маленький светящийся шарик. Померцал в непонятном ритме, затем отплыл в сторону и остановился, словно поджидая ее… Поджидая? Девушка шагнула в его сторону, и он вежливо отодвинулся, снова замерцал. «Да это же проводник!» — осенила ее мысль.

Послушно двинулась за проводником. Коридор был длинный, но за первым же поворотом шар остановился, приблизился к двери и просочился сквозь нее. «Сюда», — поняла она. Несмело коснулась сенсора, и створки разошлись в стороны. Еще одна комната. Нет, каюта. Но какая огромная! И роскошная…

— Проходите, не стесняйтесь, госпожа. Присаживайтесь. Саша сейчас подойдет.

Она не сразу заметила сидящего на диване возле столика огромного мужчину в военном мундире светло-серого цвета. Тот с любопытством рассматривал девушку, потягивая неспешно что-то из крохотной чашки.

— Не желаете кофе, госпожа…

— Алия. Алия Боркс.

— Очень приятно. Алексей.

— Вы…

— Это мой корабль. Вы у меня в гостях. И прошу прощения за нескромный вопрос: вы подруга моего сына?

— Сына?!

— Александра. Он не говорил, что у него есть отец?

— Он не знал его. И ничего о нем.

— Сейчас узнает. Я специально спрятал экипаж, чтобы парень сгоряча не наломал дров. Надеюсь, он вам сказал, что ко всем своим достоинствам он еще и ааг?

— Ааг?!

Это многое, если не все, объясняло. Мужчина улыбнулся, сделал еще глоток, затем прислушался, достал из небольшого ящичка две чашки и протянул руку к необычайной формы сосуду.

— А вот и мой оболтус.

Дверь раскрылась, и на пороге появился Александр, одетый в такой же мундир, что был на хозяине каюты, только погоны на плечах были другие. Было заметно, что парень напряжен, как струна, хотя при виде Алии, свободно сидящей возле мужчины, расслабился.

— Что все это значит?!

В его голосе прозвенел металл, незнакомый до этого момента лейтенанту. Мужчина поднялся с места. «Боги! Да они же…» Додумать мысль девушка не успела, движения Александра были столь стремительны, словно он размазался в воздухе. Но то, что произошло дальше, заставило ее широко раскрыть глаза — хозяин каюты и корабля тоже… растворился… И смертельный удар пришелся по воздуху. Парень замер, а мужчина усмехнулся:

— Не ожидал? И твой отец кое-что может.

Юноша вздрогнул, затем неуверенно переспросил:

— Отец?..

— Иура, твоя мать, уходя, ничего не сказала мне о том, что беременна. Зато умело спряталась. Если бы не твоя случайная встреча с сестрой, я бы и не узнал о том, что ты есть на свете…

— С сестрой? Но у меня…

И вдруг побледнел, он понял, кто была его сестра, и самое главное — кто перед ним. Парень опустился на диван, обхватил голову руками:

— Не может быть. Не может быть…

— Может, сын. Может.

— Но… Как… Я ничего не понимаю… Почему?

Мужчина присел рядом, положил ему руку на плечо.

— Прости, хоть я и не виноват. Надеюсь, что мы сможем наверстать упущенное. И… мама жива?

— Когда я улетал год назад, с ней все было нормально…

На лицо мужчины наползло мечтательное выражение.

— Я рад. Честное слово, рад!

— Да объясните мне, что все это значит?!

Не выдержала Алия.

— И я не подружка вашему сыну!

Юноша поднял взволнованное лицо:

— Она мой командир.

— Командир? — протянул отец и невольно улыбнулся: — А я принял ее за твою, гм… знакомую. Извините, госпожа. Обознались.

Девушка вспылила по-настоящему:

— Да что же это, темные боги?!

Александр окончательно пришел в норму и, подняв голову, взглянул на разъяренного лейтенанта:

— А вы так и не поняли, госпожа Боркс? Моя сестра — Юури.

— И что?

— Ах, да, вы же не знаете… Генерал попросил не распространяться. Юури — дочь князя терранского.

— Что из этого?!

Тут до нее дошло, и, слабо вскрикнув, Алия зажала себе рот, потом прошептала:

— Тогда…

— Да. Я — князь Терры, Алексей Медведев. А это — мой сын. Александр Медведев. Наследник престола.

— Я?!

— Ты мой единственный сын. И трон Княжества принадлежит только тебе!

— Но…

— Без но!

Голос князя зазвучал металлом:

— Ты — мой сын! И этим все сказано!

— Отец!

Голос парня дрогнул.

— Прости… Но я… Я не могу. Я — ааг.

— Я знаю. Уже сказал об этом. Твоя мать была аагом. Для меня это ничего не значит. Ты — мой единственный сын. У тебя есть еще пять сестер. С одной из них ты уже знаком. А с остальными — встретишься.

— Отец! Я… Я не могу! Ты видел, что творят янки?! Я и мой БР — единственная надежда этих людей на то, что новоамериканцы будут остановлены!

Князь усмехнулся:

— Твой БР? Это старье? Сын! Я дам тебе флот! И ты сотрешь Гейтса в порошок! Мне достаточно того, что он посмел поднять руку на наследника Княжества Терранского!

Лицо Медведева стало таким же ледяным, как и голос:

— На Земле существовал принцип — незнание не освобождает от ответственности. А этот… герцог… наворотил столько дел, что даже печи крематория ему мало. Сейчас мы отправляемся на Терру. А потом ты получишь под командование десять «суперов». И превратишь Новую Америку в пыль. Устраивает тебя такой вариант?

Парень заколебался.

— Алию мы доставим туда, куда она пожелает, если ты хочешь с ней расстаться.

Юноша вновь поднял голову, взглянул на девушку. Отрицательно качнул головой.

— Отец… Ты не понимаешь! Это будет не их победа, а твоя! Сейчас я — один из них, и если с ними, значит, эти люди сами завоюют свободу и освободят свои миры.

Князь спокойно сделал очередной глоток из чашки, сморщился.

— Остыл. Уже не тот вкус.

— Но…

Алексей чуть прикрыл веки, затем полоснул парня острым взглядом.

— Значит, несмотря на все свое воспитание, ты идеалист? А сколько людей погибнет из-за твоей наивности еще? Ты об этом не подумал?! Слышал про «пыльцу янки»? Нет? Задайся вопросом, сын: почему на порабощенных планетах не стало ни бунтов, ни восстаний? Даже случаев саботажа нет! Я сам хочу уничтожить это Герцогство больше всего на свете! Но не могу! Все средства массовой информации в СЗО поднимут дружный вой о вмешательстве Княжества в ваши внутренние дела, и Терра окажется козлом отпущения, а терранцы — самими ненавидимыми жителями Галактики!

Юноша вдруг остро осознал, что-то, что говорит вот этот мужчина, называющий себя его отцом, истинная правда. Но каков же выход? И есть ли он? Между тем князь продолжал речь:

— Именно поэтому я ждал, когда, наконец, миры Объединения осознают угрозу и начнут действовать. Мои специальные службы формируют подполье, закупают корабли, организовывают армию. Ваш генерал Бин Чарра… Он слишком прост для того, чтобы справиться с янки. У тех многовековой опыт таких вот мерзких методов, немыслимых для цивилизованных миров. А вы, вы все это забыли! Так что крови еще будет достаточно. Но я не хочу этого допустить. Поэтому предлагаю, нет, прошу тебя — летим со мной. Не навсегда. Я помогу твоим друзьям ресурсами и техникой. А ты займешь свое место возле меня…

Девушка закусила губу — этот терранец был прав. Абсолютно прав. Но… Она открыла, было рот, собираясь разразиться страстной речью, как внезапно в воздухе вспыхнула призрачная фигура:

— Ваша светлость! Только что получено сообщение: к нам приближается курьер из Княжества!

— Черт!

Оба гостя с удивлением взглянули на выругавшегося хозяина корабля. Смысл слова они не поняли, но вот тон, которым оно было произнесено, передавал содержание очень хорошо.

— Уже здесь! Надеюсь, не все?

Изображение офицера корабля вдруг дрогнуло и разбилось на множество кусочков, зато вместо него появилась целая женская делегация — две взрослые, чем-то похожие друг на друга ослепительно красивые сюзитки и целых пять таких же красивых юных девушек.

— И не надейся, дорогой!

Синхронно произнесли взрослые, затем перевели строгие взгляды на сидящую на диване парочку:

— Александр?

— Саша!

Одна из девушек радостно замахала ему рукой, и парень с удивлением узнал счастливо улыбающуюся Юури.

— Темные боги…

— Не ругайтесь, молодой человек. Алексей, не отпускай его никуда до нашего прибытия. Мы будем через полчаса.

Связь отключилась, и вновь появился давешний офицер:

— Ваша светлость…

— Не извиняйся, Петр. С ними даже я сладить не могу…

— Ваша…

— Готовься к прибытию.

— Понял, ваша светлость.

Сфера погасла, князь вновь повернулся к сыну:

— Видел?

Юноша молча кивнул.

— Вот так-то… Но пообщаться с княгинями тебе нужно. Они, насколько мне известно, лучшие сенсы во Вселенной. Так что… Пока предлагаю выпить кофе.

Алексей поднялся и начал священнодействовать у специальной плиты, что-то бормоча себе под нос. Алия ясно расслышала:

— Может, хоть это их смягчит…

Напиток оказался удивительным. Терпким, ароматным, обжигающе горячим, непривычным на вкус. Девушке он сразу понравился. Александр, напротив, потягивал из чашки медленно, словно смакуя, но на деле очень осторожно и прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Внезапно парень вскинул голову, двери раскрылись бесшумно, и в каюту вошло все княжеское семейство. Супруги Медведева бесцеремонно смерили Алию взглядом, затем перевели взоры на пасынка. Но, растолкав обеих мам, словно вихрь, промчалась Юури и бросилась прямо на шею парня, радостно визжа:

— Братик! Как я рада тебя видеть!..

Спохватившись, отскочила и спряталась за мамами.

Юноша догадался встать с дивана:

— Александр маун Ко.

Но жест оценили. Сначала ответили легким книксеном обе княгини. Причем практически синхронно. Затем склонила голову в поклоне старшая… сестра? И присели в таком же книксене, как и матери, младшие девочки. Князь облегченно вздохнул:

— Ну, почти познакомились. Это — Ари. Старшая. Далее — Юури, ты с ней знаком, и Нейя, средние. Младше тебя на год. А Тиа и Маэй — на два. Запомнил?

— Да.

Голос одной из княгинь был ниже по тембру:

— Яйли. Яйли ап дель ои Суер-Медведева.

Вторая обладала грудным голосом:

— Майа дель Соу-Медведева.

И обе синхронно:

— Добро пожаловать в семью, Саша…


…Эстерия бросила все: драгоценности, вещи… Оставила только документы и деньги. Ей нужно было спешить домой, на Новую Америку. Только папочка мог спасти ее! Только он! Целыми сутками она лежала на кровати в небольшой каюте нанятого ею за бешеные деньги курьера и с ужасом ждала, что скоро у нее появятся те симптомы, о которых говорил врач на Луминде. Ей казалось, что жизнь вытекает из нее по капле. Боже, скорее, скорее! Но корабль и так выжимал все, что можно, рискуя взорваться от перегретых двигателей. Быстрей, еще быстрей!..


…Рыдая, она рассказала отцу, что ее ждет. Гарри, герцог новоамериканский, был в шоке от услышанного. Он даже не стал обвинять дочь в самовольстве, безропотно заплатил огромные деньги измотанному пилоту корабля. Эстерию сутками просвечивали всеми видами излучения, брали анализы, и вот, наконец, сканер зафиксировал первые изменения — ее биоритмы начали вдруг меняться. До того момента оставалась хрупкая надежда, что все сказки об аагах и страшных поцелуях — блеф. Пусть убийца и оставил жуткую подпись в арендованном доме. Конец приближался с каждой секундой. Гейтса колотило — судьба дочери вдруг показала, что никто не вечен. Сбывалось жуткое проклятие — родитель переживал своего ребенка… В считаные часы герцог превратился из бодрого энергичного мужчины в старика. Он был готов на все — отказаться от титула, состояния, вернуть награбленное и наворованное, лишь бы единственная дочь осталась жива! Но все усилия, все граты были тщетны. Эстерия чахла на глазах. А ведь прошло всего две недели! Две недели с той жуткой ночи. Гарри всматривался в исхудавшее тонкое лицо, чуть впалые щеки. Идеальные черты лица. Точная копия покойной матери. Единственной женщины, которую герцог любил по- настоящему. И вот их дочка уходит от отца, как когда-то жена покинула мужа…

Зеленые глаза открылись. Прежде пышные волосы теперь жидким веером были аккуратно разложены слугами по пышной подушке.

— Папа?

Слабый, еле слышный голос. Гарри бросился к кровати:

— Что, милая?

— Мне плохо, папочка… Я умираю, как ааг и обещал… Прости, я была непослушной девочкой…

— Боже! За что?! За что?!

— Он… Он сказал, что это наказание…

— Он?! Как его имя? Скажи мне!

— Я… Не знаю… Включи новости…

— Но доченька! Тебе же станет еще хуже!

Умирающая всхлипнула:

— Папа.

Гарри сглотнул, затем щелкнул пультом. Сфера вспыхнула — передавали новости. Улыбающаяся дикторша сообщала:

— …Итак, впервые Алексей Медведев, князь Терранский представляет широкой публике наследника Княжества — своего сына Александра маун Ко-Медведева!

Вспыхнуло изображение. Заполненная народом площадь перед дворцом на Терре, дочери и жены князя, сам Медведев и стоящий рядом юноша, затянутый в мундир, немного смущенный таким всеобщим вниманием. Внезапно Эстерия вскрикнула, попыталась поднять руку:

— Папа! Нет! Это он! Он! Ааг!

Гарри, не веря услышанному, взглянул на правильные черты застывшего изображения парня, перевел взгляд на превратившуюся в обтянутый кожей скелет дочь и сжал кулаки — он мог многое. Но дотянуться до Терры невозможно. Но ведь нужно что-то делать! Спасать. Что толку, что он отомстит, люто отомстит! Ведь смысла его жизни больше не будет! Все, что герцог ни делал в своей жизни, хорошего, плохого, бесчеловечного, было ради дочери… Вбежавший врач сделал инъекцию обезболивающего бьющейся в истерике девушке, бесшумно вышел. Гарри взглянул на часы и поднялся. Пожалуй, впервые он выходил из палаты дочери на столь долгий срок… Сделал знак сиделке за дверью:

— Мне нужно по неотложным делам. Где-то на час.

— Да, ваша милость.

Женщина склонилась в поклоне, а герцог чуть ли не бегом поспешил к лифту — его ждал узел дальней связи. Правитель вошел в комнату, глубоко вздохнул и лично набрал номер. На другом конце линии откликнулись практически мгновенно:

— Канцелярия князя Терранского. Слушаем вас.

— Это герцог Новой Америки Гарри Гейтс. Я бы хотел поговорить с князем по личному, неотложному и срочному делу.

— Одну минуту. Соединяю…


Глава 8 Я — ААГ! | Наследник | Глава 10 РЕШЕНИЕ