home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Конец мая 1924

По уверению словаря «Лярус», городок Понтиньи возник на месте римского военного лагеря, расположенного у переправы через Сену в десяти лье от Парижа, выше по течению. Долгие годы здешний трехбашенный замок контролировал водный путь из Шампани в Иль де Франс, и потому частенько переходил из рук в руки. Во время Великой французской революции замок сильно пострадал, и после реставрации Бурбонов вернувшийся из Англии наследник живописных руин поспешил избавиться от обременительной недвижимости, уступив ее местному хозяину ткацкой фабрики. Тот безжалостно расправился с куртинами[34] и крепостными валами, оставив лишь одну полуразваленную башню среди насаженного им сада. Но над новым особняком, как и над старым замком, висел тот же рок: за последующий век дом сменил шестерых хозяев, пока, наконец, не перешел в собственность банкира Рафаилова.

Когда нотариус де Мербёф расхваливал комиссару Рошалю этот прелестный уголок, он был недалек от истины. Мэтру просто не хватало поэтического таланта, чтобы передать, сколь уютное гнездышко приобрел себе русский финансист. За век сад разросся. Небольшой, но очень изящный господский дом утопал в зелени и был окутан ароматом цветов от огромных клумб. Здесь можно было родиться, жить и умереть в покое и благодушии, слушая птиц и наслаждаясь восходом солнца за дальними холмами по ту сторону реки.

Война пощадила имение, и это еще больше придавало Понтиньи вид оазиса благополучия, поэтому, когда окружной комиссар Рошаль переступил порог местной жандармерии, буднично завтракавшие бравые усачи просто онемели, узнав, что их маленький городок вдруг заинтересовал Сюрте. Побросав вилки, подтянув ремни портупей и на всякий случай зарядив оружие, они двинулись к господскому дому, спеша окружить и не дать выскользнуть никому. Правда, как утверждали жандармы, последнее время усадьба пустовала. Новый хозяин аккуратно платил садовнику, который был по совместительству и сторожем, но сам почти не появлялся.

Не дослушав заверений блюстителей закона, парижанин затребовал садовника, и тот начал божиться, что дом пуст, в нем никто не живет… Кроме «того китайца».

— Китайца? — переспросил комиссар Рошаль.

— Ну да, — закивал садовник. — Он здесь давно, без малого полгода. Как новый хозяин дом купил, так китайца своего и поселил.

При этих словах жандармы переглянулись.

— Да он тихий! — заметив их удивление, стал оправдываться садовник. — Сидит дома, никуда не ходит, разве что по саду прогуляется. Картинки рисует да в кабинете развешивает.

— Больше ничего? — испытующе глядя на аборигена, поинтересовался Рошаль.

— Да вроде ничего… Вот еще видел, как он поутру и вечером в саду танцует — без музыки и чудно так… Медленно, а потом все быстрее руками — ногами машет, аж ветер стоит!

— Проводи — ка нас, приятель, к этому китайцу, — потребовал Рошаль.

«Неужели промах? — стучало у него в голове. — Неужели же все логическое построение — карточный домик, плод моего воображения? Рафаилов окружил себя китайцами — это понятно. Они верные, исполнительные, неприхотливые и уж точно не продадут его русским. Вполне разумно поселить одного из таких слуг в загородном доме — стеречь хозяйское имущество. Поговаривают, китайцы очень ловки в кулачном бою. Но причастен ли этот слуга к чему — либо?

— А скажи — ка, друг мой, — шагая по вымощенной дорожке к особняку, спросил Рошаль, — за последний месяц этот китаец никуда не уезжал? Или, может, к нему приезжал кто — то?

— Вроде не уезжал, — задумчиво ответил садовник. — И чтоб сюда кто ездил — тоже не видел.

— Ты здесь все время караулишь?

— Нет, господин комиссар, только до заката. По ночам дом стережет Юй Ши. Так китайца зовут.

В душе комиссара снова затеплилась надежда.

— Понятно. Тогда скажи вот что: как по — твоему, китаец вправду охраняет или спит по ночам? Может, детишки в сад лазят?

— Да кто ж его знает… Решетка тут кованая, высокая. Так просто не залезешь. Но вот недавно да — в башне кто — то был. Знаете, там в саду. Башня, еще от замка.

— Почему ты так решил?

— Я на рассвете пришел, и к розам сразу — они, понимаете, такие капризные, буквально по часам поливать надо. Если с утра почва сухая, на солнце листья быстро вянуть начинают.

— Приятель, ты отвлекся.

— Да, так вот, пошел я к розам, а это в самый раз мимо башни идти. Смотрю — между камней окурок сигары. Я трубку курю, Юй Ши — тот и вовсе ничего такого, откуда ж окурку взяться? А сигара хорошая!

— Откуда ты знаешь?

— Ну, я окурок покрошил, да в трубку забил. Ох, забористый табачок!

— Ясно. — Рошаль повернулся к бредущим следом жандармам. — Рассредоточиться! Если кто — нибудь попытается бежать из дому — задерживать. При попытке сопротивления стрелять по ногам. Не забудьте, ноги — это то, что снизу!

Взбудораженные напором парижского начальства жандармы закивали, и комиссар с грустью подумал, что если из шести выпущенных из револьвера пуль хотя бы одна попадет ниже пояса, это будет немалой удачей.

Возле ограды особняка стоял полицейский автомобиль с тремя инспекторами «летучего отряда» Сюрте.

— Клебан, Фурли, — скомандовал комиссар. — Вместе с этим мсье идете в дом. Осмотрите все. Там должен быть китаец — задержите его и приведите ко мне. Я с Бетиньи обследую башню.

— Слушаюсь, шеф! — отсалютовал старший инспектор Клебан.

— С китайцем поаккуратнее — этот коротышка может быть совсем не так прост, как выглядит.

Старая башня, или, как величали ее местные жители, — «руина», густо обвитая виноградом, служила хозяевам особняка местом отдохновения в часы меланхолической грусти. Кусок разрушенной стены возле искусственного пролома являлся частью живописной беседки. Лужайка перед ней была вытоптана.

— Вероятно, здесь этот Юй Ши исполняет свои танцы, — предположил Рошаль, внимательно разглядывая примятую траву. — И сегодня тоже упражнялся. Бетиньи, фонарь с тобой? Глянь, что там в башне.

— Пусто, — через минуту сообщил инспектор. — Какие — то щиты висят, доспехи… Я попробовал — картон.

— Картон нас не интересует. Что — нибудь еще?

— Кажется, здесь кто — то ходил. Если китаец прыгал по лужайке, мог и сюда забрести.

Рошаль подошел к нему. Свет фонаря выхватил замшелый камень и макеты доспехов, развешанные на стенах в художественном беспорядке.

— Мог, — подтвердил Рошаль. — Вот только что ему тут делать?

— По нужде, — предположил Бетиньи.

— Тогда б следы были. А вообще странная штука получается: садовник находит окурок сигары возле башни — наверняка рядом с беседкой. Здесь же, как мы знаем, каждое утро и каждый вечер упражняется слуга Рафаилова. Сад большой, но китаец выбрал именно это место. Сам по себе такой факт еще ничего не значит, однако наводит на подозрения.

— А вдруг мсье Рафаилов прячется где — нибудь здесь?

— Похоже на правду. Во всяком случае, такой вариант объясняет наличие окурка и странное пристрастие Юй Ши именно к этому месту. Он просто доставляет еду хозяину. Непонятно другое — с чего бы вдруг Рафаилову прятаться от кого — то в своем доме?

— Может, он опасался, что садовник разболтает?

— Садовника он мог загодя уволить, мог заплатить столько, что тот и шагу бы не ступил за ворота. Или отправить его поправлять здоровье на Мартинику. Кроме того, если бы банкир опасался русских — того же генерала Згурского, — логично было бы предупредить всех жандармов в округе, что ему, Рафаилову, угрожает опасность. С такими — то деньгами… Можешь поверить, вся королевская рать ходила бы вокруг него, как вокруг рождественской ели. Здесь что — то не то.

— Шеф, вон Фурли бежит.

— Что там? — высунулся из башни Рошаль.

— Господин комиссар, в доме никого нет. И китаец…

— Что с ним?

— Простите, господин комиссар…

— Только не говорите, что вы его застрелили.

— О нет! Он все улыбался, кланялся, потом завернул за угол и исчез.

— Как это исчез?

— Ума не приложу. Я все вокруг общупал — никаких следов.

— Фурли, вы понимаете, что упустили свидетеля? А может, не свидетеля, а похуже!

— Господин комиссар, клянусь Девой Марией, я не виноват! Я вдруг запнулся о порог, а он ступил чуть вперед, и вот…

— Фурли, если бы мне это сказал кто — нибудь из тех красавцев за забором, я бы еще понял. Но вы — инспектор Сюрте! Послушайте только, какую чушь вы несете!

— Но господин комиссар!

— Так! Бетиньи, предупреди жандармов — возможно, тут где — то имеется подземный ход, и этот желтый черт им воспользовался. Пусть дадут знать в полицейское управление — если вдруг появится где — то в округе, хватать немедленно! Китайцу трудно проскользнуть незамеченным. Фурли, ты возвращаешься в здание, вместе с Клебаном обыскиваете его до последнего ящика в шкафу! Ищите потайные двери, пружины… Черт возьми, не мог же он в самом деле пропасть!

— Но он исчез, господин комиссар.

— Пошел вон, Фурли! И пришли мне садовника! Да! Тут на телефонной станции мне сказали, что в доме имеется аппарат. Позвони в Сюрте, пусть задержат того китайца, что остался в особняке на Елисейских полях!

— Слушаюсь, шеф!

Рошаль досадливо сплюнул и уселся на скамейку в оплетенной виноградом беседке.

«Проклятие, — думал он, — похоже, кто — то решил водить меня за нос. Я чувствую, чувствую — Рафаилов где — то близко. Где — то здесь». Он еще раз смерил взглядом развалины. Сквозь прорезанные в каменной толще бойницы внутрь башни пробивался дневной свет, придавая заброшенной руине романтический и таинственный вид. Рошаль встал, обошел башню, ища хоть какой — нибудь след.

— Мсье, мсье, вы звали меня? — запыхавшийся садовник подбежал к комиссару.

— Да. А скажи — ка, любезнейший, что там за история приключилась с Юй Ши?

— Господин инспектор говорит, что он пропал.

— Это он и мне сказал. Быть может, в здании есть подземный ход или потайная комната?

— В особняке — то? Там нет. Уж, во всяком случае, я не слышал. А вот тут есть.

— Что? — переспросил Рошаль, боясь, что ослышался.

— Это еще до прежнего хозяина было, когда я только на службу поступил. Тогда в башне ход вниз имелся. А хозяин велел сделать там комнату для свиданий — он с одной дамой встречался… Не хотел, чтобы об этом узнали. Но все равно о том стало известно, шумный развод был, вследствие чего особняк и продали…

— Это потом расскажешь. Ты знаешь, как отыскать потайную комнату?

— Ну я туда когда — то лазил — когда еще сам с девчонками встречался… Но в мои — то годы…

— При чем тут твои годы? Где вход? — не сдерживаясь, крикнул Рошаль.

— Сейчас, — испуганно выставил перед собой руки садовник. — Вот он, поглядите.

Старожил снял один из картонных доспехов и, взявшись двумя руками за крюки, потянул их вниз. Часть стены с тихим шипением въехала в глубь мощной циклопической кладки, открывая щель с ведущими вниз ступенями. Из щели пробивался свет.

— Вот так — так, — усмехнулся Рошаль, на всякий случай доставая пистолет. — А ну — ка, приятель, зови сюда старшего инспектора Клебана.

Он начал осторожно спускаться по лестнице. Снизу донесся голос. Кто бы ни был скрывающийся в подземелье затворник, кричал он не по — французски. Комиссар Рошаль не понял услышанного вопроса и продолжил спуск. На широкой кровати под балдахином, в комнате, освещенной множеством китайских фонариков, сидел давно небритый человек с всклокоченной шевелюрой и неподдельным ужасом в глазах. Увидев комиссара, человек вскочил и попытался спрятаться под кровать. Извлечь его удалось лишь с помощью подоспевшего здоровяка Клебана. Житель подземелья царапался, кусался, лягался, все время повторяя:

— Дракон! Дракон! Он все ближе! Юй Ши! Он пришел! Дракон! Генерал! Дракон! Это дракон! Юй Ши, где ты? Огонь! Он сожжет меня! Это дракон!

— Бедняга, похоже, не в себе, — заворачивая банкиру руки, пророкотал Клебан. — Драгун каких — то зовет…

— Явно не в себе, — хмуро отозвался Рошаль, вытирая рукавом кровь с разодранной щеки. — Чертов кретин. Ладно, главное — мсье Рафаилов найден живым и условно невредимым.

— Да уж лучше руки — ноги поломать, чем такое! — хмыкнул старший инспектор. — Что ж ему этот драгунский генерал сделал, что бедняга из ума выжил?

— Странная история, — покачал головой Рошаль. — До приезда в Понтиньи Рафаилов был в своем уме, точно. Такое впечатление, что это китаец его так запугал. Тем более… — комиссар задумался, — возможно, Рафаилов говорит не о драгуне, а чудовище — драконе. У китайцев драконы весьма в чести.

— Так это ж сказки.

— С Юй Ши бы поговорить об этих сказках.

— Шеф! Шеф. — По лестнице спускался Бетиньи. — Только что был звонок из Сюрте.

— Да, и что говорят?

— Наряд прибыл в особняк на Елисейских полях. Тот китаец…

— Не тяни.

— Тот китаец — Лай Гун, — он пропал.

— Тоже пропал?

— Да. На столе горячий чай, а китайца нигде нет. Все обыскали. Исчез, как в воздухе растаял.


ГЛАВА 27 | Внутренняя линия | Конец мая 1924