home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Май 1924

Бродяга, сидевший на унылой деревянной скамье, вскочил, едва завидев входящего комиссара:

— Мсье Рошаль! Мсье Рошаль! Это же я — Гаспар Шену! Ведь вы меня знаете! Я никого не убивал!

Рука дюжего жандарма вернула задержанного в исходное положение, тот шмякнулся о лавку и скривился от боли.

— Давно не виделись, Гаспар. — Окружной комиссар недобро посмотрел на воришку. — Между прочим, ты отвлек меня от законного ужина!

— Но мсье Рошаль! Я же не сделал ничего дурного! За что меня схватили на этот раз? Клянусь девой Марией — я ни в чем не виновен!

— С твоим послужным списком понятие невиновности столь же уместно, сколь невинность у портовой шлюхи. — Рошаль обратился к дежурному офицеру: — Где протокол?

— Вот. — Полицейский открыл картонную папку и протянул комиссару исписанный лист. — Задержан при попытке сдать антиквару часы, снятые с трупа.

— Очень интересно! Вы обнаружили труп?

— Увы, нет, — огорченно развел руками офицер. — Однако мы отыскали пальто жертвы.

— Пальто? В середине мая?

— Да, кашемировое летнее пальто. Оно прострелено со спины в трех местах.

— Где вы его нашли?

— Именно там, где указал Шену — возле монастыря Сен — Сульпис, за кучей строительного мусора. Там как раз чинят ограду.

— Угу, — кивнул Рошаль, углубляясь в чтение. — «Длинное белое пальто из кашемира». На дворе стоит замечательно теплая погода… Как по — вашему, что могло толкнуть жертву отправиться гулять в пальто?

— Понятия не имею, — пожал плечами офицер.

— Гаспар, ты утверждаешь, что нашел часы во внутреннем кармане?

— Клянусь вам, господин комиссар! — Бродяга ударил себя в грудь кулаком. — Я сам удивился, отчего это вдруг несчастному хозяину такой славной вещицы вздумалось носить жилетные часы в пальто!

— Вот видишь, даже тебе это удивительно!

Рошаль повернулся к ждущему распоряжения инспектору:

— Вы уже отправили вещественное доказательство на экспертизу?

— Нет, мсье комиссар, вас ждали. — Полицейский достал из — под стола сверток в грубой бумаге. — Место обнаружения сфотографировали, в протоколе все указано. Снимки сейчас в лаборатории.

— Я подожду. Давайте посмотрим, что у нас с этим удивительным пальто. — Комиссар Рошаль уставился на раздобытую коллегами улику, точно ожидал, что та сама ответит на роковой вопрос: как она до такого окровавленного состояния докатилась. — Занятно, вы не находите?

Рошаль осмотрел пальто с изнанки, затем вновь повернул лицевой стороной к себе.

— Скажи — ка, дружище, — обратился он к офицеру, — тебе тут ничего не кажется странным?

— Нет, а что?

— Гляди внимательно. Вот три входных отверстия. Все они, судя по месторасположению, находятся в верхней части туловища. А судя по многочисленным порошинкам — видишь эти черные точки вокруг отверстий, — стреляли почти в упор. Не больше метра. Пуля с такой дистанции, пройдя через грудной отдел, должна была выйти наружу, сопровождаемая множеством кровяных брызг. Мы предполагаем, что хозяин пальто носил его нараспашку, и потому выходных отверстий нет. Но кровяных брызг тоже нет! То есть крови много, но она совсем другого… Как бы это сказать, рисунка. Далее. Кинетическая энергия револьверного патрона 7–62, а судя по отверстиям, скорее всего мы имеем дело с ним, вполне достаточна, чтобы после одного выстрела с такой дистанции человек упал ничком и вряд ли встал без посторонней помощи. Если б это произошло в городе — скажем, где — нибудь на улице, то на пальто с изнаночной части должна была бы сохраниться въевшаяся пыль. Белый кашемир замечательно пачкается. Но здесь пыли

не видно. Прибавим ко всему вышесказанному часы во внутреннем кармане…

— И что?

— И то, мой дорогой друг, что кто — то нас попросту дурачит. Причем дурачит неумело, должно быть, не подозревая об успехах криминалистики за последние полсотни лет.

Рошаль указал на пальто:

— Отправьте на экспертизу, пусть установят, что это за кровь.

— Слушаюсь, мсье.

— Результаты отошлите ко мне на набережную Орфевр.

— А с этим что делать? — Полицейский указал пальцем на притихшего Гаспара Шену.

— Ничего. Отпустить. Он действительно ни в чем не виновен. Разве что в том, что сразу не принес находку в полицию.

— Вали отсюда, — пренебрежительно бросил воришке инспектор.

— Благодарю вас, мсье! Благодарю вас, мсье Рошаль! Вы — святой человек! Да продлит Господь ваши дни!

— Иди, иди!

Бродяга, не заставляя себя упрашивать, выскользнул за дверь.

— Признаться, я потрясен, господин окружной комиссар! — Полицейский восхищенно поднял большой палец. — И как только вы это все увидели?

— Никаких фокусов. Обычный навык, — отмахнулся Рошаль. — Вопрос в другом. Кому и зачем понадобилось подбрасывать нам столь нелепую улику?

— Может, это русский генерал? — Блюститель порядка достал из стола свежий номер «Пари трибюн». — Здесь статья об исчезнувшем банкире. Некий Вилли Спичек утверждает, что русский генерал, приезжавший к мсье Рафаилову незадолго до его исчезновения, в прежние годы был известен своей ужасающей свирепостью. Так, еще в России он лично расстрелял мирную демонстрацию, отправив на тот свет десятки каких — то горцев. Кто знает, что задумал этот зверь в человеческом облике? Быть может, он заключил банкира в подземелье и вымогает у него миллионы?

— Забавная была бы история, — скривился комиссар Рошаль. — Вот только генерал Згурский вскоре после встречи с Рафаиловым отбыл в Сент — Этьен. Его видели по дороге туда. Но версия не лишена остроумия. Хотя, друг мой, рекомендую вам не читать на ночь романы Гастона дю Террайля. Ладно, спокойного вечера, я отправляюсь доедать свой остывший ужин.

Комиссар приложил руку к кепи и вышел на крыльцо. Возле невысокой лестницы его поджидал, как привязанный у калитки пес, забулдыга — оборванец Гаспар Шену.

— Мсье комиссар! Я так благодарен вам!

— Пустое. Раз уж ты не нарушил закон, Французской республике нет до тебя дела.

— Я просто думал, может, вам пригодится…

— Что еще? — насторожился Рошаль.

— Там, у монастыря Сен — Сульпис я видел автомобиль. Он остановился, из него вышел мужчина. Хорошо одетый.

— Ты разглядел его лицо?

— Нет, я как раз был в подворотне на другой стороне улицы. Мужчина огляделся по сторонам, подошел к куче строительного мусора и бросил за нее пальто.

— Очень интересно! Ты заметил номер автомобиля?

— Нет, я и не смотрел на него. Но автомобиль темный такой, роскошный. Я в марках плохо разбираюсь, но опознать бы, пожалуй, смог.


ГЛАВА 12 | Внутренняя линия | Май 1924