home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

– Ну и чего ты этим визитом добился? – Принцесса уже поработала над своим транслятором, и на ней теперь был более подходящий для походных условий зеленый охотничий камзол. – И чего мы вообще здесь выжидаем?

Девушка сидела рядом с вольготно развалившимся на травке Денисом. Юноша мечтательно смотрел на плывущие в небе облака, изредка поглядывая на Алекса, маскировавшего на вершине холма свою аркебузу. На этот раз она, разумеется, была не заряжена, так как использовать предполагалось только ее насадку – оптический прицел.

– Отвечаю по пунктам, – начал излагать Денис. – Согласно пророчеству твоей Сивиллы, кто-то из окружения нашей Золушки…

– Кого-кого? – не поняла принцесса.

– Ангелики фон Дендри. Так как спать она предпочитает возле печки на золе, то в целях конспирации предлагаю дать ей погоняло Золушка, пусть так она и проходит по сводкам нашего родного управления. Договорились?

– Договорились.

– Так вот, согласно пророчеству, кто-то из окружения Золушки…

– Окружения барона, – поправила стажера Кэтран, – Золушка просто ключевая фигура в операции «Невеста для императора».

– Еще раз перебьешь, отшлепаю.

– А я тебя уволю. Ну и что дальше?

– А то, что мы теперь точно знаем, кто из окружения барона связан с Темным Мастером. Это его дражайшая супруга Ребекка фон Дендри. Обращает на себя внимание тот факт, что наша простушка Золушка занедужила сразу, как только ее папочка нашел ей вторую мамочку. По сообщениям моих агентов, – Денис опять покосился на секретаря, – до этого прискорбного события Ангелика фон Дендри была умница-разумница и писаная красавица. Тебе это ни о чем не говорит?

– Ясное дело, говорит! Вот ведьма старая! Околдовала девчонку.

– Ну для своего возраста Ребекка фон Дендри еще очень даже ничего, фигуристая мадам, – возразил Денис, затем, услышав недовольное сопение Кэтран, поспешил переключиться на другую тему. – Подозрителен и тот факт, что в замке барона очень мало слуг. Мы у его стен такой дебош учинили, а никто даже не вышел разобраться, в чем дело. Это меня настораживает.

– Чем настораживает? – спросила Кэтран.

– Всем. Любое дело может провалиться из-за недостатка информации, на которую опираешься при планировании операции.

Недостающую информацию ему тут же выдал Алекс, закончивший сооружать что-то вроде шалаша из веток над своей аркебузой.

– Баронесса всех слуг барона уволила сразу после свадьбы, – сообщил он, – сказала, что и ее слуг достаточно. А их у нее только трое было. Один дворецким стал, второй – конюхом, а третий за собачками ухаживает.

– Стоп, а кто ж тогда по дому убирается? – удивилась принцесса.

– Всю домашнюю работу на Ангелику свалили, – ответил секретарь. – Папаша ее, надо сказать, тюфяк. Я бы над своей родной дочкой так издеваться не позволил. Говорят, раньше он такой не был.

– Что и требовалось доказать! – глубокомысленно изрек Денис. – Мадам не стесняется в средствах для достижения неведомой нам цели. Лихо окрутила и женила на себе вдовца, вышвырнула за дверь его слуг, окружила муженька верными себе людьми, которые наверняка глаз с него не спускают, для надежности околдовала его и падчерицу и теперь без помех творит в захваченном замке свои черные дела.

– Как же ликвидаторы ее прозевали? – расстроилась Кэтран. – Ведь целую сотню сюда засылали!

– Враг хитер и коварен, – важно изрек стажер, – и вычислить его может только профессионал самого высокого, нулевого уровня. – Денис снял шляпу и погладил себя по голове.

– Трепло! – засмеялась Кэтран.

– Гениев при жизни никогда не ценили.

– Это верно, – вынуждена была согласиться принцесса, – тебе даже графа посмертно дали.

– Как ты думаешь, раз я ожил, у меня титул обратно отберут?

– Будешь себя плохо вести – лично походатайствую. Ты не ответил на второй вопрос: чего мы тут ждем?

– Удобного случая для более тесного контакта с юной баронессой Ангеликой фон Дендри. Ты же мечтала с ней пообщаться! Чтобы разговор был приватным, я намекнул баронессе, чтобы она ни под каким видом не отпускала нашу Золушку на бал, где юный принц будет выбирать себе спутницу жизни. Кроме всего прочего, я подготовил почву для еще одного визита в замок. Туда мы наведаемся, как только мамаша с дочками укатит на бал, и будем изображать оперативно-следственную бригаду, занятую расследованием очередного зверского покушения на жизнь несчастного барона фон Дендри. Слуги баронессы при этом обязаны слушаться графа де Ниса как отца родного и выполнять все его распоряжения! Я ясно излагаю?

– Более чем, – вздохнула принцесса. – Не пойму только, зачем нам торчать здесь до самого вечера? Раньше они на бал не поедут.

– Вы халатно относитесь к своим обязанностям, принцесса, – тоном строгого начальника сказал Денис. – А вдруг эти редиски, воспользовавшись нашим отсутствием, устроят какую-нибудь бяку? Нет, мы будем бдить! Алекс, они карету еще не запрягали?

Секретарь приник к подзорной трубе.

– Не запрягали.

– Бди дальше!

– Я бы бдил, но руки трясутся. Труба дергается.

– Ты что, всю ночь бухал?

– Нет. Это от голода. Кушать очень хочется. Ты ж поднял всех ни свет, ни заря и даже позавтракать никому не дал.

– О деле радею, – тяжко вздохнул Денис, – все мысли лишь о делах государственных. Кстати, а ведь кто-то грозился устроить нам пикник на природе. Обычно такие мероприятия сопровождаются шашлыками и неумеренными возлияниями.

– Да я ж ничего из продуктов с собой не взял, – заволновался Алекс.

– Так какие проблемы! Попроси своего кучера показать, как он в кабана превращается.

– Зачем?

– Ну пока он в кабана превращается, я костерок разведу, а ты аркебузу зарядишь.

– Да ты маньяк! – ужаснулся Алекс.

– И это я слышу от человека, который только что чуть не отправил на тот свет барона. И за что? Только за то, что ему не понравился его герб!

– Я случайно!

– Есть у меня по этому поводу большие сомнения. Кстати, а ты у нас кто?

– В смысле как кто?

– По должности кто? – уточнил вопрос Денис.

– Секретарь.

– Вот и еще один повод для раздумий. Какой ты секретарь? Настоящий секретарь должен заботиться о своем начальстве. Быть ему родной мамой, папой…

– …любовницей, – хмыкнула Кэтран. – Как был ты треплом, так им и остался.

Принцесса щелкнула Дениса по носу, спустилась к подножию холма и исчезла за каретой.

– Вот видишь, к чему привело твое безответственное поведение, – продолжил стыдить секретаря юноша, – любимая девушка с голодухи сбежала. Ищет небось сейчас жучков, паучков…

– Зачем? – не понял секретарь.

– На подножный корм перешла. Что еще ей остается делать? Так вот…

Язык у Дениса был без костей, а потому воспитательный процесс он мог вести до бесконечности, но уже через пятнадцать минут его прервал, так как ноздрей ликвидатора нулевого уровня коснулся восхитительный аромат жаркого, и парень сообразил, что уже давно слышит со стороны кареты слабое потрескивание костра.

– Алекс, если меня не обманывает мой нос…

Легкое дуновение изменившего направление ветра донесло божественные ароматы и до секретаря, который тут же забыл про свой пост и ринулся на умопомрачительные запахи вниз.

– Э! Куда поперек батьки в пекло?

Денис, разумеется, его обогнал. Картина, открывшаяся им за каретой, умиляла глаз. Там весело горел костер, а над ним сам собой медленно вращался насаженный на вертел маленький кабанчик. Кэтран сидела на траве в позе лотоса и нарезала охотничьим ножом хлеб, скидывая ломти в большую тарелку в центре импровизированного стола, которым служила белоснежная скатерть, расстеленная прямо на земле. Стол был скромный, без особых изысков. Немножко фруктов, четыре стопки и бутылка легкого вина.

Алекс поспешил пристроиться к столу, а Денис полез зачем-то на козлы кареты. Откинув крышку сиденья, он обнаружил там, около хитрого механизма, выталкивающего иголку, свободное пространство, в котором стояла початая бутылка с гномьей водкой, выудил ее оттуда и только после этого занял свое место у стола.

– Наливай, – мрачно сказал он, сунув бутылку Алексу.

– Что случилось? – встревожилась Кэтран.

Секретарь торопливо расплескал водку по стопкам. Денис прикрыл сверху одну из них корочкой хлеба и снял шляпу.

– Ну помянем. Хороший был кучер, – траурным голосом сказал он, поднимая свою стопку, и грустно посмотрел на вращающегося на вертеле кабана.

Алекс придушенно охнул и начал озираться, в надежде найти Пьера. Кучера нигде не было. Денис подтолкнул недогадливого секретаря в бок.

– Не чокаясь, – предупредил он и подал пример, залпом опрокинув содержимое стопки в глотку.

Алекс автоматически последовал его примеру.

– Да чтоб вас приподняло и прихлопнуло! – разозлилась принцесса. – Я его просто за хворостом послала.

– Фу-у-у… – облегченно выдохнул секретарь.

– Алекс, мы, кажется, ошиблись. Наливай. Будем пить за здравие.

На этот раз секретарь не растерялся. Он успел налить еще по одной, пока Кэтран не отняла у них бутылку, а после того как они выпили за здравие, Денис извлек из-за голенища сапога нож и пошел отрезать от хрюшки кусочек поаппетитней. Но ему не повезло. Из леса к костру вышел Пьер с охапкой хвороста в руках.

– Да что ж вы делаете, изверги?!! – Кучер швырнул на землю хворост, сдернул с огня кабана и потащил его в лес.

– Э! Куда закусь поволок? – обиделся Алекс.

– Каннибалы… – простонал в ответ Пьер.

Денис рухнул на землю и начал ржать.

– А все-таки куда? – не унимался секретарь.

– Пойду похороню, как положено по нашему обычаю, – откликнулся Пьер из-за деревьев.

– Алекс, – захлебываясь смехом, выдавил из себя Денис, – да не мешай ты ему. Пусть выполнит свои свинячьи обычаи. Наша закуска от нас не уйдет. Главное, проследи, где он ее захоронит. Мы потом выкопаем.

«И я его еще в чем-то подозревала», – Кэтран смотрела на радующегося жизни ликвидатора нулевого уровня, раздумывая: сразу дать приколисту по шее или сначала посмеяться вместе с ним над его детскими шуточками. Это был ее Денис – тот самый веселый обормот, каким она его знала год назад.

– Так, хватит дурью маяться! – решила она наконец прекратить веселье, наколдовала четыре аппетитно прожаренных куриных окорочка.

– Какая прелесть! С тобой не пропадешь! – одобрил действия подруги Денис и набросился на закуску.

Его примеру последовали Кэтран и Алекс, а вскоре и вернувшийся из леса Пьер. Против птичек кучер не возражал. Они входили в его рацион. Как только все насытились, Денис тут же дал нагоняй секретарю за то, что он без разрешения бросил наблюдательный пост, сделал выговор кучеру за пьянство на рабочем месте, послал воздушный поцелуй Кэтран, плюхнулся на траву, вольготно раскинув руки, и попросил его без нужды не тревожить, так как он занят очень важным делом. На вопрос принцессы: – «Каким?» – последовал лаконичный ответ в виде храпа. Надо сказать, что этой ночью Дэн практически не спал. После того как измученная любовными утехами Кэтран заснула, он до утра занимался подготовкой к проведению операции в замке барона и теперь, пользуясь спокойной обстановкой, спешил наверстать упущенное. Принцесса будить его не стала. Вместо этого она подтвердила распоряжение стажера, приказав Алексу и кучеру лезть на холм, чтобы бдить там по очереди, взмахом руки заставила исчезнуть скатерть с объедками и прикорнула рядом с Денисом. Она тоже мало спала этой ночью.

Проснулся стажер, когда солнце уже начало клониться к закату. Под мышкой у него уютно сопела носиком Кэтран, используя его руку в качестве подушки, но разбудило его не теплое дыхание принцессы, щекотавшее щеку, а возбужденные голоса с вершины холма.

– Ну дай! Дай! Теперь моя очередь.

– Да подожди ты! О!!! Вот это да!

– Отдай!

Юноша осторожно освободил руку, подсунув под щечку Кэтран свою шляпу. Ресницы девушки затрепетали, она повозилась, что-то пробурчала спросонок и опять заснула. Денис, стараясь не дышать, поднялся и поспешил на звуки. На вершине холма шла война между Алексом и кучером за право посмотреть в подзорную трубу. Силы были равны до тех пор, пока в их спор не вмешался Денис. Завладев трубой, в процессе борьбы отделившейся от аркебузы, стажер направил ее на замок и понял, что вызвало такой ажиотаж у его команды. В одной из комнат второго этажа с опрометчиво не зашторенными окнами баронесса с дочками готовилась к балу.

– О-о-о… – невольно вырвалось теперь уже у него, – да-а-а… – юные баронессы в тот момент как раз примеряли нижнее белье. – И не стыдно вам, а? Вроде взрослые люди, а занимаетесь черт знает чем. Извращенцы! – причмокнул Денис, наслаждаясь бесплатным эротическим шоу.

– Шеф, не будь жлобом, – взмолился Алекс, – посмотрел, дай другим посмотреть. И вообще это моя труба!

– Ладно, я не жадный. Будем следить за врагом по очереди.

И они начали следить по очереди, азартно комментируя действия «врага». Они комментировали так азартно, что умудрились разбудить Кэтран.

– О! До трусиков дело дошло! А трусики-то кружевные! Они что, их собираются демонстрировать прямо на балу?

– Надо быть идиотом, чтоб такое демонстрировать. Смотри, у той толстушки они не достали даже до талии!

– А ты нашел у нее талию?

– Нет. У одной талии нет, у другой – попы. Обалдеть!

Принцесса села, потерла кулачками глаза, подняла помятую шляпу стажера, начала расправлять ее и тут…

– А ну дай сюда трубу! – донеся до нее голос владельца шляпы.

– Опоздал, – злорадно откликнулся Алекс, – они уже бюстгальтеры надевают.

– А вот и не опоздал. Сквозь такие кружева трудно что-нибудь скрыть.

Принцесса сорвалась с места, взметнулась по холму вверх, вырвала из рук возлюбленного трубу, приникла к ней глазом и…

– Это чем вы тут занимаетесь, извращенцы?!! – ахнула она.

– Кать, ты не поверишь, – приложил руку к сердцу стажер, – но я им то же самое сказал: извращенцы! И взял всю самую трудную часть работы на себя, чтобы не разлагался коллектив непотребством всяким. А они гады…

Реакция у стажера была изумительная – он успел пригнуться. Подзорная труба просвистела у него над головой, но не разбилась: Алекс в прыжке умудрился ее поймать. Денис тоже поймал, но не трубу, а летящую вслед за ней в атаку Кэтран. Ему большого труда стоило успокоить разбушевавшуюся принцессу. У парня было против нее очень мощное оружие: поцелуи и хорошо подвешенный язык. Он сумел ее убедить, что они занимаются не тем, о чем она подумала, а очень важным делом – разгадывают замыслы злобного врага, и даже посетовал на то, что, к сожалению, не слышат, о чем эти враги между собой говорят. Кэтран сменила гнев на милость, поколдовала над своим транслятором, выудила из воздуха еще три подзорные трубы и «включила» звук.

– Ну Катюха! Ай да молодец! – восхитился юноша. – Растешь на глазах!

Теперь все четверо могли «врага» не только видеть, но и слышать. А слышимость была изумительная. Словно они находились в соседней комнате с распахнутыми дверями.

К тому времени девицы уже завершили свой туалет и теперь выслушивали наставления матери.

– Запомните. Как только вы окажетесь поблизости от принца, тут же начинайте его обработку. Сначала одна из вас обнажает кусочек ножки. Вот так… – Ребекка двумя пальчиками подняла подол платья и чуть вздернула его вверх. – Принц молоденький, совсем еще сопляк, а потому думает так же, как и вы, – не головой, а совсем другим местом. Он обязательно затормозит, и тогда вы делаете так! – Из руки баронессы на пол выпал кружевной платочек. – Теперь наступает самый ответственный момент. Пока принц нагибается, чтобы поднять платок одной из моих любимых дочек, вторая подталкивает его сзади в объятия первой, та затаскивает его на себя, они падают, и общее: «Ах!» Происходит поцелуй на глазах кучи свидетелей. Вторая при этом должна кричать: «Что вы тут творите! Вы обесчестили мою сестру! Теперь только венец спасет ее от позора!» Все поняли?

– Все! – решительно тряхнула кудряшками Ашхен. – Белинда, толкай на меня принца поэнергичней, чтоб не сумел увильнуть гад!

– Это почему это я должна толкать? – возмутилась Белинда. – Я падать хочу.

– Щас ты у меня упадешь!

Сестры покатились по полу. Во все стороны полетели обрывки бальных платьев и клочья волос.

– Алекс, – прошептал Денис, – на какую ставишь?

– На ту, у которой белые трусики с кружевами.

– На Белинду, значит. А ты, Пьер?

– На Ашхен. Она злее. Глянь, как она зубами подол Белинды рвет!

– Белинда у нее в долгу не осталась. Ух ты! До лифа на сестре платье располосовала! – азартно ухнул секретарь.

– Так я не понял, вы сколько ставите-то? – нетерпеливо спросил их Денис.

– Нашли время ставки делать! – отвесила им по подзатыльнику Кэтран.

– Кэт, тотализатор – это спорт, а заодно и очень выгодный бизнес, – укорил ее Денис.

– Сам-то ты на кого бы поставил, бизнесмен? – усмехнулась принцесса.

– На их маман.

Если бы друзья заключили пари, стажер непременно бы выиграл. Баронесса Ребекка фон Дендри смело нырнула в схватку и расшвыряла дочек по разным углам, как котят.

– Еще раз сцепитесь, обе будете толкать принца на меня! – рявкнула она.

– Так ты уже замужем, – тявкнула из своего угла Белинда.

– И не первый раз, – добавила Ашхен.

– Ради такого случая еще раз разведусь, – отрезала Ребекка, – второй комплект нарядов порвали! Сколько можно? Быстро переодеться и привести себя в порядок. И учтите, это последние. Больше бальных платьев у вас нет! Даже эта придурочная с такой скоростью шить не может, хотя ручки у нее золотые.

– Так, всем закрыть глаза и только слушать, – приказала принцесса.

– За врагом глаз да глаз нужен, – попробовал было вякнуть Алекс и тут же остался без трубы, которая испарилась в его руках.

– Смотреть за вас буду я! – отрубила Кэтран.

Денис благоразумно промолчал и честно прикрыл один глаз. Тот, который не был притиснут к окуляру подзорной трубы. Хитрость не удалась, и он тоже лишился подсматривающего устройства. Некоторое время до них доносилось только сердитое пыхтение переодевающихся сестер. Как только эта процедура закончилась, принцесса вернула Алексу с Денисом подзорные трубы.

– Значит так, мои дорогие. Ну-ка, встали рядышком. Я сама определю, кто из вас будет принцессой.

Ребекка фон Дендри окинула взглядом дочек.

– Ашхен, ты у меня старшая дочь, значит…

– Значит, я и буду принцессой, – обрадовалась Ашхен.

– Значит, ты здоровее, корова! Ты и будешь толкать.

– Я хочу быть принцессой!

– Ты будешь сестрой принцессы. Сестра принцессы – это тоже что-то значит. Не бойся. Потом мы и тебе найдем какого-нибудь короля.

Ребекка окинула критическим взглядом наряды дочек и заорала во всю глотку:

– Ангелика!!!

На ее зов в комнату вошла Золушка в своем сером, замызганном платье, больше похожем на половую тряпку.

– Что ма-а-ама? – Девушка пустила слюну, шмыгнула носом и вытерла сопли рукавом.

– Ну-ка посмотри опытным взглядом, чего в наряде твоих сестричек не хватает? Платья ты сшила хорошие, слов нет, но мне нужно, чтобы они выглядели на королевском балу поэротичней. Кажется, Ашхен наряд слегка полнит, а у Белинды ниже талии как-то слабо ощущаются женские прелести…

– Это про-о-осто, мамочка.

Золушка подошла к Ашхен и со всего размаху шарахнула деревянным башмачком ей по ноге.

– Оу-у-у… – взвыла от боли Ашхен.

Золушка поймала момент на выдохе и резко затянула ей пояс на талии. Эффект был потрясающий. Талия у толстушки Ашхен стала осиная, зато грудь резко увеличилась в размере, а глаза полезли на лоб. Увеличение бюста сопровождалось треском лопнувшего под платьем лифчика, который не выдержал нагрузки.

– Вообще-то ничего, – одобрила баронесса, – лучше, чем было, только вот не пойму, почему она синеть начала.

– Немножко перетяну-у-ула, матушка, – пояснила Золушка и слегка ослабила пояс.

Ашхен часто-часто задышала, и глаза ее начали возвращаться на свое место. Золушка двинулась к ее сестре.

– Не подходи!!! – запаниковала Белинда, но было уже поздно.

Удар под дых заставил ее согнуться пополам. Золушка спокойно помогла ей распрямиться, но до конца Белинде этого сделать не удалось, а потому она так и застыла с оттопыренным задом. Золушка отошла в сторону и начала ковыряться в носу.

– Прекрасно, – восхитилась баронесса, – вот так позу и держи. Очень эротично, очень! Мне теперь даже интересно, на кого из вас первую принц клюнет.

– Мама-а-а, а я поеду на бал? – Золушка вытерла козюльку о подол платья и уставилась на мачеху.

– Конечно, моя милая, конечно, моя золотая, – расплылась баронесса, – если захочешь, то обязательно пойдешь. А ты хочешь?

Золушка отрицательно покачала головой.

– Вот и умница. Чего там такой умненькой девочке делать? Но если вдруг захочешь, то езжай. Я не против. Только ты сначала два мешочка проса перебери, три мешочка гречихи, четыре мешка бобов, и самое главное – мешочек конопли просушить не забудь, а то чем я тебя, дуру, одурманивать буду?

– Хорошо-о-о, мама-а-а.

– У-у-у… – протянул Денис, – …кажется, нашей убогой требуются услуги нарколога.

– Ты это о чем? – не поняла Кэтран.

– Потом объясню. Ты посмотри лучше на это чудо. Впервые я вижу у нашей подопечной проблески интеллекта.

Золушка действительно о чем-то мучительно размышляла, тупо глядя в пространство.

– Что-то еще, моя милая? – спросила Ребекка.

– А на чем я на бал пое-е-еду?

– А ты чаек, который я тебе заварила, выпей, и сразу поймешь, на чем ехать, – пообещала баронесса, – только больше трех глотков не пей, а то совсем уедешь. Ну иди, дочка, иди, до бала ты совершенно свободна. А вы, девочки, за мной. Главное, позы не нарушать и тихонечко-тихонечко до кареты.

– Дэн, – прошептал секретарь, – я вот тут не понял, на чем Золушке посоветовали уехать?

– Алекс, поверь мне, тебе этого лучше не знать! И советую про это в своей сказке не писать. А то сказочка не детская получится…


* * * | Невеста для императора | cледующая глава