home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Пока Денис с Алексом добирались до своего экипажа, карета Кэтран уже скрылась за поворотом лесной дороги. Это стажеру не понравилось. Зная необузданный характер принцессы, ему очень не хотелось упускать ее из виду.

– Алекс! – крикнул юноша, запрыгивая в свой графский экипаж. – У кабанов какая крейсерская скорость?

– О-о-очень большая, – пропыхтел секретарь, влезая на козлы. – Но нас гораздо больше должна волновать крейсерская скорость мышей. Это они сейчас Пьера за собой тянут.

Алекс взялся за вожжи, щелкнул кнутом, и карета графа де Ниса помчалась по лесной дороге. Судя по всему, крейсерская скорость заколдованных мышей была довольно приличная, ибо карету Кэтран они так и не догнали.

– Тпр-р-ру-у-у… – Алекс остановил взмыленных лошадей около ворот дворца его величества Вальдемара XVII.

К карете подошел офицер королевской стражи со свитком в руке.

– Ваш титул, зва… Алекс? – ахнул он, увидев сползающего с козел секретаря франкского посольства. – Что случилось? Вас разжаловали?

Из кареты вышел Денис.

– Вы не поверите, Ганс, но у него только что кучера угнали, – сообщил он оторопевшему лейтенанту. – Кстати, здесь очень эффектная девушка в хрустальных туфельках на карете в виде тыквы… тьфу! …в виде распустившейся белой лилии не появлялась?

– О да! – расплылся лейтенант. – Появлялась. Такая красавица! Пальчики оближешь. Она назвалась… – офицер уткнулся в свиток, – Прекрасной Незнакомкой. У меня такая в списке есть. Уверен, что она произведет фурор на балу. А что, ее не надо было пропускать? – заволновался офицер. – Что-нибудь не так?

– Все так, – успокоил его стажер, – не волнуйтесь. Давно она приехала?

– Минут двадцать назад. Это вы вот припозднились. Кстати, с кем имею честь?

– Наша первая встреча вчера на дороге была сумбурной, и Алекс даже не удосужился представить нас друг другу, – укорил секретаря стажер. – Граф де Нис к вашим услугам.

– Лейтенант королевской стражи Ганс Краузе, – щелкнул каблуками офицер, – рад знакомству. Желаю вам приятно отдохнуть, господа. Вы оба в списке приглашенных, и двери дворца для вас открыты.

– Окажите любезность, лейтенант. Как видите, мы остались без кучера. Прикажите своим людям припарковать где-нибудь карету, – попросил Денис.

– Припарковать? – растерялся Ганс.

– Поставить в удобном месте. Ну туда, где оставляют свои экипажи другие гости, – дополнительно пояснил стажер, – лучше всего рядом с экипажем Прекрасной Незнакомки.

– Не беспокойтесь, господа. Все будет сделано в лучшем виде!

Поблагодарив лейтенанта, Алекс с Денисом поспешили к парадному входу королевского дворца, где бал уже был в полном разгаре.

– Надеюсь, мы не опоздали, – пробормотал стажер. – Да пошевеливайся ты!

– К чему не опоздали? – спросил секретарь, с трудом поспевая за другом.

Они уже неслись по коридорам дворца, ориентируясь на гомон толпы и звуки музыки.

– Возились долго. Баронесса здесь уже давно. Вдруг она посылочку успела передать? Да и Кэтран нас здорово опередила. Наверное, уже принца охмуряет. Может, зря я просил ее отвлечь толпу на себя, пока мы будем разбираться с баронессой? Как бы не перестаралась.

Звуки музыки привели их в просторный зал, и сразу стало ясно, что опасения Дениса имели под собой основание. Кэтран отвлекала. Да еще как! Пользуясь тем, что находится в облике Золушки и краснеть за себя не надо, она, судя по всему, еще в карете сменила свой невинный, скромный наряд на более откровенный в стиле вамп и теперь зажигала в самом центре зала в окружении гостей. На преобразившейся «Золушке» было обтягивающее темное платье с разрезом с двух сторон до бедер и с глубоким декольте, приоткрывающим соблазнительную грудь, на ногах черные в сеточку чулки, а завершали ансамбль «хрустальные» туфельки, каждая выточенная из цельного алмаза, и алая роза в ярко накрашенных губах. Кэтран исполняла что-то среднее между танцем живота и фламенко, лихо отбивая «хрустальными» каблучками по мраморному полу чечетку.

– Охрене-е-еть… – Ошеломленный Денис в полной растерянности почесал себе грудь, застыв около колонны, сделанной в виде титана, подпирающего свод зала. Он был так увлечен танцем, что не заметил, как сколупнул серебряную крышку медальона с рогами Темного Мастера внутри и заставил его раскрыться. – Ты бы еще вокруг шеста повертелась, – покачал головой стажер.

Толпа ахнула. В центре зала появился золоченый шест, вокруг которого Кэтран тут же начала извиваться. Судя по ее круглым глазам, для нее самой это было неожиданностью, но она продолжала шоу. Да продолжала так эротично, что из уст представителей сильного пола невольно начали вырываться томные стоны, а принц, сидевший на почетном месте в кресле рядом с троном отца, принялся пускать слюну. Вальдемара XVII тоже разобрало.

– А может, она нам еще и споет? – азартно крикнул король.

«Ну да, – мелькнула в голове стажера ехидная мысль, – обязательно. Только что-то типа «Помоги мне» тут не хватает».

Музыка тут же сменилась, оркестр грянул неизвестную для этих мест мелодию, и королева бала хорошо поставленным голосом роковой женщины запела.

Слова любви вы говорили мне

В городе каменном,

А фонари с глазами желтыми

Нас вели сквозь туман…

Она пела так страстно, что представители сильного пола с горящими глазами начали сжимать вокруг нее кольцо, забыв про все приличия. Их не останавливали даже тычки представительниц прекрасного пола, с которыми они пришли на бал, возмущенных этим безобразием.

– Стража! Стража! – заволновался король. – Оцепление! Лицом к гостям, спиной к Прекрасной Незнакомке! Не подпускать к ней этих похабников!

Стражники соорудили вокруг Кэтран живое кольцо, хотя им и самим было невтерпеж.

Вы называли меня умницей,

Милою девочкой,

Но не смогли понять, что шутите

Вы с вулканом страстей…

Заканчивая куплет, Кэтран умудрилась сделать такой жест, что добила всех окончательно. Это было нечто среднее между пассажем Майкла Джексона и Элвиса Пресли.

– Голову, голову уберите! Мне не видно! – распалившись, заорал наследный принц Шульц IV, пытаясь сорваться с кресла, но папаша схватил его за шкирку и вернул на место.

Помоги мне, помоги мне,

В желтоглазую ночь позови.

Видишь, гибнет, ах, сердце гибнет

В огнедышащей лаве любви.

Глухой удар за спиной Дениса заставил юношу рывком развернуться. На полу лежал Алекс и глядел бессмысленными глазами в потолок. Его нервная система не выдержала волн животной страсти, исходящих от «Золушки».

– О Господи! – Стажер поднял секретаря, прислонил к статуе и начал приводить его в чувство проверенным методом пощечин.

Что-то мешало. Денис заметил, что его друга от статуи будто отталкивает, а сверху на голову секретаря падают мелкие камешки. Он поднял голову и увидел, что из раскрытого рта титана капает каменная слюна. Тут Алекса оттолкнуло от статуи еще раз, и на ногу стажера упал фиговый листочек. Листочек тяжелый, так как тоже был каменный.

– Да ё-моё! – запрыгал парень на одной ноге, пытаясь одновременно удержать секретаря. – Изнасилуют, вот закончит свою песню, и ее точно изнасилуют. Все скопом.

Тут он заметил на ярусе второго этажа зала куда-то очень сильно спешащую Ребекку фон Дендри.

– Алекс, гад! Держи оборону! – тряхнул он друга. – На тебе Кэтран.

Секретарь в ответ расплылся в улыбке, которой могла бы позавидовать Золушка, оставленная ими в замке барона фон Денди.

– Тьфу! Хотя бы не уходи отсюда никуда. Где я вас потом буду отлавливать?

Убедившись, что секретарь уже достаточно твердо стоит на ногах, Денис бросился к лестнице, ведущей на ярус второго этажа, и помчался за баронессой, прыгая через три ступеньки вверх. Его прыткому забегу никто не мешал, так как Кэтран отвлекала толпу очень добросовестно, а потому, взлетев на второй этаж, Дэн успел заметить, как подол бального платья Ребекки исчез за одной из многочисленных дверей яруса второго этажа. Юноша подкрался к ней. Дверь была приоткрыта. Оттуда до стажера донесся чей-то грубый голос:

– Заставляете себя ждать.

Денис осторожно сунул голову внутрь и понял, что это была не комната. Баронесса вела беседу с группой бородатых гномов около каменного постамента с вазой, в одном из длинных коридоров, которых было много в этом дворце. Гномы были маленькие, черные, на физиономии – ужас во плоти. Юноша сразу понял, что это цверги, осторожно скользнул внутрь и спрятался в нише стены за статуей женщины, задрапированной в римскую тогу. Судя по копью в ее руке, укрытием стажеру послужила Юнона-охотница. Остаться незамеченным ему помогла не только его природная ловкость, но и продолжавшая зажигать Кэтран, голос который доходил даже сюда.

Ямайским ромом пахнут сумерки

Синие, длинные,

А город каменный по-прежнему

Пьёт и ждёт новостей…

– Дамам положено опаздывать, – ответила на упрек гнома Ребекка. – Принесли?

– Принесли.

Самый толстый гном в блестящей кованой кольчуге до колен, который, судя по интонациям голоса, был со стороны цвергов тут за главного, кивнул, и его помощник, стоявший рядом, выступил вперед. В его руках было что-то накрытое покрывалом. Гном сдернул тряпицу. Под тонкой материей оказалась подушечка, а на ней стояли хрустальные туфельки. Точно такие же, какие наколдовала себе Кэтран. Разве что не алмазные, а именно хрустальные!

– Ну ни фига себе! – пробормотал Денис. – Туфельки плодятся как тараканы. Не многовато ли для одной сказки?

– А вы принесли? – строго спросил самый толстый гном.

– Разумеется. – Ребекка извлекла из складок платья маленький коричневый мешочек и распустила завязки.

– Да разве сюда все влезет? – возмутился цверг.

– Ишачья кожа, неучи, – презрительно бросила Ребекка. – Лучше всего поддается заклятию незримого уменьшения. Не волнуйтесь, все здесь.

Цверг смахнул с постамента вазу, весело зазвеневшую осколками по полу.

– Сыпьте сюда, – грубо сказал он, – буду проверять.

– Но я тоже проверю, – предупредила баронесса, высыпая на постамент герцогские сокровища.

– Проверяйте, – протянул ей туфельки гном.

Они совершили обмен и начали проверку. Баронесса подошла к окну и принялась вертеть в руках туфельки, просматривая их на свет.

Помоги мне, помоги мне…

На мгновение Денису показалось, что в длинном каблучке одной из хрустальных туфелек мелькнуло что-то черное, тонкое. Что-то очень напоминающее иглу. Но тут баронесса повернула туфельку под другим углом, и игла исчезала.

– Опаньки, да тут действительно заговор…

Денис почувствовал подозрительное шевеление на своем камзоле и скосил вниз глаза. Деревянная фигурка Велеса захлопнула крышку медальона на его груди, сердито посмотрела на стажера, погрозила ему кулаком и испарилась.

– Ну дела…

Все произошло одновременно. Вопли и шум со стороны зала, где Кэтран допела свою зажигательную песню, слились с ревом цвергов:

– Ты нас обманула!!! Здесь нет нашего колье!

Они уже хотели было наброситься на баронессу, но их опередили. Откуда-то из ниши, наподобие той, за которой скрывался Денис, выскочила маленькая фигурка в черном плаще со шляпой, надвинутой на глаза, метнулась к Ребекке, вырвала из ее рук туфельки и бросилась наутек, пряча на бегу добычу в карманы плаща. Баронесса и цверги сразу перестали Дениса интересовать. Он понял, что его главная задача – завладеть туфельками. Юноша покинул укрытие и кинулся вдогонку за похитителем. Однако маленький шустрик бегал так здорово, что Дэн начал отставать. Неизвестный на очередной развилке коридора нырнул в левое ответвление, Денис сделал гигантский прыжок и столкнулся нос к носу с «Золушкой», вынырнувшей из правого ответвления коридора, в результате чего они вместе покатились по полу. Из соседней галереи до них донесся дробный топот ног и голос короля.

– Держите ее! Это невеста принца! Чур, я первый!

Стажер вскочил на ноги, рывком поднял подругу, засунул ее в ближайшую стенную нишу и перекрыл проем своим телом, пытаясь изобразить статую. Мимо них прогалопировала толпа придворных с юным принцем и королем во главе. Что самое интересное, в последних рядах несся Алекс, решивший тоже поучаствовать в погоне. Дэн протянул руку, вырвал его из общей толпы и пристроил рядом. Теперь нишу прикрывали сразу две живые статуи. Как только топот толпы затих вдали, по спине стажера забарабанили кулачки «Золушки».

– Это ты, сволочь! А ну признавайся, шест – твоя работа?

– Да ты что, Кэт? Разве б я такое посмел? И магии у меня здесь нет, ты же знаешь.

– Врешь, гад! Хотя нет… куда тебе, нулевому. А ведь магия была. Темная! Так и полыхнула. Это, наверное, она меня там, в зале, так крутила, а потом сама собой куда-то ушла.

– Некогда лясы точить. Валим отсюда, – распорядился Денис, выуживая подругу из ниши. – Если по ходу дела увидите одного придурка в черном плаще, сразу хватайте!

– Зачем он нам? – поинтересовалась Кэтран. – Ой, а что это с Алексом?

Секретарь при виде «Золушки» опять начал уходить в астрал.

– Что-что! Ты хотя бы платье смени, – сердито прошипел Денис, подхватывая секретаря подмышки. – Скромнее надо быть, скромнее! Видишь, человеку совсем плохо.

– Как я его сменю, если я образ Ангелики и реквизит до 24.00 себе наколдовала? Сам же просил!

– Тогда у нас проблемы.

Юноша перекинул Алекса через плечо, взял за руку «Золушку» и поволок ее за собой. Они уже спускались по лестнице на первый этаж, когда услышали за спиной шум толпы, успевшей дать круг по верхним ярусам.

– Туфлю сними, – пропыхтел Денис.

– Чего?

– Туфлю, говорю, сними, дура! – простонал юноша. – Приманкой будет. Они ж, если тебя поймают, разорвут! И меня с Алексом вместе с тобой.

Как именно ее будут рвать, Кэтран сообразила быстро, а потому поспешила стряхнуть на ступеньки одну туфельку и захромала за Денисом, прыгая практически на одной ноге. Как только они спустились, юноша затолкал принцессу с уже начавшим трепыхаться Алексом под лестницу. Он сделал это очень вовремя, так как над головой уже грохотали сапоги преследователей. Решив направить их на ложный путь, юноша вылез на свет божий.

– Это она!!! Это ее туфелька! – Заветного приза первым достиг юный принц, жадно схватил его со ступенек и начал страстно лобызать.

– Она побежала туда! – крикнул Денис, показывая в сторону распахнутых дверей в противоположном конце зала. – Я сам видел!

Толпа ринулась в указанном направлении, а дальше… Того, что произошло дальше, ожидать не мог никто. В дверном проеме на пути толпы выросла маленькая фигурка в черной шляпе и черном плаще. Она резко взмахнула руками, распахивая полы своего наряда, и дала возможность толпе обозреть все, что находится под ним. А под ним находился абсолютно голый старый гном с длинной седой бородой, единственным элементом одежды которого кроме шляпы и плаща были красные в белую полосочку носки.

– А-а-ах… – ошеломленная толпа на мгновение затормозила.

– Ах ты старый развратник!!! – взревел король.

– Извращенец! – поддержали его придворные и рванулись вперед.

Гном неприлично взвизгнул, запахнул полы плаща, развернулся на сто восемьдесят градусов и ринулся наутек. Путь был свободен! Денис опять взвалил на горб секретаря и поволок за собой «Золушку». К счастью, принцесса догадалась снять вторую туфельку и теперь бежала босиком, держа туфельку в руке. Так бежать было гораздо легче. Они выскочили из дворца и помчались по направлению к воротам. А над дворцовой площадью уже звучал бой курантов, возвещая о приближении полночи.

– Ну до чего же шустрый гад! – расстроился Денис, увидев, что в ворота уже выскальзывает юркая фигурка гномика, закутанная в плащ, а королевская стража на нее даже внимания не обращает. Только один солдат заулюлюкал гномику вслед и погрозил ему в спину кулаком. – Так, его надо догнать!

– Зачем? – запаленно дыша, спросила Кэтран.

– У него наши туфельки.

– Наши?

– Пока не наши, – уточнил Денис, – но, если они не станут нашими, я кого-нибудь сегодня точно убью!

Парень был очень раздосадован тем, что провалил операцию, главной целью которой, как оказалось, были именно эти туфельки.

– Что случилось? – Ганс Краузе, увидев «Золушку» и Дениса с Алексом на плече, бросился им навстречу.

– Мой друг почувствовал себя плохо, – крикнул на бегу стажер. – Где наша карета?

– Там, – махнул рукой офицер в сторону ближайшего к королевской площади проулка. – И ваша карета тоже там, Прекрасная Незнакомка, – попытался расшаркаться перед «Золушкой» Краузе, но понял, что сейчас им не до него.

Лейтенант с сожалением посмотрел вслед удаляющейся троице и завистливо вздохнул:

– Ай да граф! Пришел один, а уходит с такой кралей!

Друзья добрались до своих карет в тот момент, когда куранты отбивали уже последние мгновения уходящих суток. Денис закинул внутрь своей графской кареты Алекса, «Золушка», поддавшись общему азарту то ли бегства, то ли погони, с ходу запрыгнула в свою и… уже в облике Кэтран плюхнулась прямо на свернувшегося калачиком Пьера. Во все стороны сыпанули мыши. Следом за ними галопом унеслась крыса.

– А? Что? – всполошенно замолотил руками кучер, заставив принцессу скатиться на булыжную мостовую.

– Через плечо не горячо? – рявкнул на него Денис, помогая подняться Кэтран. – Быстро на козлы, нарик! И если ты мне сейчас не догонишь одного кадра, я тебя…

Пьер понял, что шутки кончились, и мухой взлетел на свое рабочее место. Денис помог забраться в карету Кэтран, где уже поперек сиденья лежал Алекс, и крикнул Пьеру:

– Из проулка выезжаешь и направо! Я заметил – этот гад туда помчал!

Щелкнул кнут, лошади рванули, и карета понеслась в погоню за хрустальными туфельками работы цвергов…


предыдущая глава | Невеста для императора | cледующая глава