home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Кэтран полюбовалась на гарцующий следом за каретой эскадрон бравых вояк, на ломовых лошадей, впряженных в огромную пушку, убрала свою мордашку из окошка кареты и круглыми глазами уставилась на Дениса.

– И как понимать этот конвой?

– Это не конвой, это резерв главного командования, – самодовольно погладил себя по голове Денис. – Пришла пора взять за жабры людишек Темного Мастера в этом измерении. Учись, Кэтран. Одна короткая, задушевная беседа с властями предержащими, и я уже в фаворе у короля. Гляди, какую бумагу из него выбил! Читай!

Кэтран развернула бумагу и медленно вслух прочла.

– То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и на благо государства. Я своей королевской волей даю ему полномочия применять все средства вплоть до убийства во исполнение его высокой миссии. Он имеет право проводить массовые ликвидации заговорщиков, арестовывать, расстреливать, вешать… Офи-геть!

– Это у него подпись такая – офигеть? – заинтересовался Денис.

– Нет, это я говорю – офигеть! – пояснила потрясенная принцесса, разглядывая подпись короля. – Это ж надо ж быть таким идиотом, чтоб такому пройдохе…

Денис выхватил бумагу у Кэтран, сообразив, что она собирается с ней сделать.

– Отдай! Или порви сам! – рассердилась Кэтран.

– Да ты что, Катюха, это же наша индульгенция!

– Наверняка с твоих слов писанная!

– А моего тестя с тещей под ликвидацию никак подвести нельзя? – сунулась в окошко передней стенки кареты голова кучера. – Это еще те свиньи. Как пить дать в заговоре участвовали.

– Уйди отсюда! – вытолкнул его голову обратно Алекс. – Ты рули давай! Слушай, Дэн, а дворянские грамотки король тебе не дал права выписывать?

Увлеченные беседой, они не заметили, как доехали до замка барона фон Дендри.

– Господин Эркюль… э-э-э…

– Зови меня просто граф де Нис, Ганс, – высунул голову из кареты стажер. – Ну что тут у нас?

– Врагов вокруг замка не наблюдается. Все окна закрыты ставнями, а ворота заперты изнутри, – по-военному четко доложил лейтенант.

Юноша покинул карету, помог выбраться оттуда Кэтран. Следом за ними на землю спрыгнул Алекс. Денис осмотрелся, напряг слух. За высоким каменным забором царила полная тишина. Даже собаки не гавкали, словно замок вымер, но парень был уверен, что те, кто ему нужен, находятся внутри.

– Кажется, нам здесь не рады, – из глубины души стажера опять начала подниматься клокочущая волна ярости, чувства, абсолютно несвойственного ему. – Лейтенант, ломай ворота!

– А может, сначала постучаться? – почесал затылок Ганс.

– Что-о-о?!! Ты кому перечить вздумал? Я кого только что от козла отмазывал? А приказ короля забыл? Быстро, заряжай пушку и прямой наводкой…

– А может, мы лучше тараном? – взмолился лейтенант. – У меня пацаны молодые, не воевали, еще ползамка разворотят.

– Ладно, – махнул рукой Денис, – давайте тараном, только поскорее.

Королевские стражники спешились, нашли подходящее бревно на окраине вырубки, подхватили его и с криками: «Ура!!!» – пошли на таран. Ворота оказались запертыми на простую щеколду, а потому штурмующие без проблем преодолели первое препятствие и, не сумев затормозить, с разбега вмазались в парадную дверь замка. Таран пробил прочную дубовую дверь и застрял в ней, намертво заклинив засов.

– Ваша светлость, задание выполнено, – отрапортовал лейтенант, – только войти вы теперь не сможете.

– Идиот! Говорил тебе, пушкой надо было! – набросился на лейтенанта Денис. Гнев, клокотавший внутри, затуманивал мозги. – А ну, быстро заряжай!

– Никак нельзя, – всполошился Ганс, – у меня бойцы необстрелянные. Они и с двух метров по дверям не попадут!

– Что за бред? – возмутился стажер. – Королевские стражники, лучшие из лучших, и не попадут?

– Да какие они лучшие! У нас вместе с начальником всех его подчиненных под сокращения подводят. И кавалерию, и канониров. А я благодаря козлу уже седьмой на этой должности. Мои орлы совсем сопляки в ратном деле, свежего призыву. Они даже заряжать пушку толком не умеют!

– Тьфу! – Денис вспомнил, как разорванное дуло аркебузы Алекса приняло форму распустившейся лилии после его первого выстрела в прошлом году, и решил, что лучше не рисковать. – Ладно, тогда в топоры…

Кэтран, со стороны наблюдавшая за творившимся вокруг беспределом, наконец не выдержала, треснула «хрустальной» туфелькой стажера по затылку и решительно оттащила его в сторону.

– Ты что, придурок, совсем с ума сошел? – прошипела она. – Там внутри невинные люди, а ты – в топоры!

– Спокойно, Кэт, – пропыхтел Денис, отнимая у нее туфельку, с которой принцесса не расставалась от самого дворца, – о! Хорошо, что ты мне про нее напомнила. Есть у меня идейка, как развязать язычок баронессе. Я ей такую пытку устрою!

– Дэн, я не узнаю тебя. Откуда столько зверства?

– Ты хочешь спасти свою мать? – сверкнул глазами Денис, и на мгновение Кэтран почудилось, что в них полыхнуло пламя.

– Хочу, – прошептала она, невольно отстраняясь.

– Тогда не мешай мне! Дуй с Алексом в карету и напряги все свое магическое чутье. Не доверяю я цвергам. Это такие гады, что в любой момент подлянку устроить могут. Пьер тоже пусть принюхается. У оборотней чутье и интуиция сильно развиты.

– А ты что будешь делать?

– Доберусь до баронессы через кухню. Она в замке, точно знаю. С пушкой я действительно переборщил. Дурь какая-то из меня поперла.

– Одного не пущу! – решительно сказала Кэтран. – С Алексом пойдешь. Слышишь, Алекс? От него ни на шаг и, если опять в дурь попрет, сразу ему по шее. Я разрешаю.

– Это я завсегда пожалуйста, – радостно потер руки секретарь, – только ты ему скажи, чтобы сдачи не давал. Он тебя послушается, я знаю.

– Размечтался, – осадил его стажер, плюхая ему в руки отвоеванную у Кэтран туфельку, – прибереги. Хоть на что-то сгодишься. А теперь за мной! Пойдем через черный ход. А ты, Катька, в карету!

Юноша решительно двинулся в обход замка. Следом семенил секретарь, пытаясь на ходу затолкать туфельку в карман.

– А нам что делать? – крикнул им вслед лейтенант.

– Держите оборону двери. Никого не впускать, никого не выпускать, – отмахнулся Денис. – И на хрена мне вас король навязал? Только под ногами путаетесь.

Обогнув замок, они оказались в уже знакомом дворике и сразу наткнулись на Золушку, танцующую среди тыкв своего любимого огородика в обнимку с котом. Танцевала она, по-видимому, уже давно и при этом так страстно прижимала своего партнера к груди, что он уже даже мявкать перестал.

– Ваше высочество, я вам нравлюсь? – Золушка поцеловала замордованного кота в усатую морду и еще сильнее прижала его к груди, не переставая кружиться в танце.

– Чего это она? – шепотом спросил Алекс у Дениса.

– Не видишь, что ли? С принцем танцует. У нас был свой бал, у нее – свой. Подозреваю, что баронесса ей еще «чайку» заварила. Ты здесь лучше не тормози. Болезнь заразная, возможно, передается воздушно-капельным путем, так что двигаем, мне с ее мачехой пообщаться не терпится.

Секретарь внял предупреждению и рванул в распахнутые двери черного хода, обогнув огородик по широкой дуге. Он так спешил, что сумел обогнать Дениса, который шел напрямую, и первым вломился в кухню. Что-то зашуршало в углу.

– А-а-а!! Мыши! – завопил и без того перепуганный секретарь.

– Это цверги, – поправил его Денис, входя внутрь.

– А-а-а!!! Цверги! – согласился с ним Алекс.

– Чего орешь? Барона разбудишь, – дал ему подзатыльник стажер.

Секретарь повернулся и увидел на бледном лице шефа горящие адским пламенем глаза.

– А-а-а!!! Дэн!!! – завопил он еще громче.

– Да, это я, идиот, – заткнул ему рот стажер, ткнув пальцем в солнечное сплетение.

– Ап… ап…

– До чего ж вы сегодня нервные. Что ты, что Катька. Докладывайте, – повернулся Денис к цвергам.

– Докладываю, – откликнулся Горм, поигрывая молотом, – никто не входил, никто не выходил. Вы первые. Правда, какие-то придурки в парадную дверь ломятся. Пострадал один наш.

– Как?

– Да дурак! Дверь подпирал.

– Пошли, посмотрим. Алекс, за мной.

Денис решительно двинулся в глубь замка и скоро получил возможность полюбоваться на приплюснутого к стене бревном гнома, которого зажало в простенке. Он около парадной двери был не один. Остальные гномы, не обращая внимания на пострадавшего, деловито замуровывали парадную дверь каменной кладкой изнутри. К моменту прибытия стажера они уже аккуратно обмазывали торчащее из двери бревно раствором.

– Ребята, вы там на кухне случайно ничего не пили?

– Пили, – кивнул Горм, – пока бежали сюда, жажда замучила, а там такой вкусный отвар был. На чай похож…

– С вами все ясно. Вы этот чай больше не пейте. Да и бревнышко вот здесь рекомендую подпилить, пока у вашего друга глазки до конца из орбит не вылезли.

– А это идея!

Пил у цвергов не было, а потому они начали «отпиливать» бревно топорами.

– Да-а-а… – почесал затылок Денис, – Алекс, это действительно заразно.

– Граф! – послышался из-за двери встревоженный голос Ганса Краузе. – У вас там все в порядке?

– Лучше не бывает, – успокоил его юноша. – Стой, где стоишь.

«Отпиленный» кусок бревна рухнул на пол, а вслед за ним рухнул и пришпиленный к стене гном.

– Так, Алекс, Горм, за мной, – приказал Денис, – остальные здесь.

– Куда идем? – с готовностью откликнулся Горм.

– Баронессу трясти. Она наверху?

– Да, в гостевой комнате вместе со своими дочерьми. Мне кажется, когда мы замок захватывали, она успела магического посланника отправить.

– Ну что ж, послание дошло до адресата, – кивнул Денис, вспомнив про доставленный королю пакет. – Э! А она не удерет?

– Я около нее трех самых лучших воинов с кувалдами оставил, – успокоил его гном, громыхая сапогами по лестнице вверх.

– С кувалдами?

– Ну да. Согласно вашему приказу. Пусть только попробует сотворить портал!

– Молодец!

– Рад стараться!

Они вошли в гостиную, освещенную лишь несколькими торчащими из канделябра свечами, свет которых не пробивался наружу сквозь плотно закрытые ставни. Баронесса сидела в кресле ни жива, ни мертва, а над ее головой висела кувалда. Денис присмотрелся и заметил за спинкой кресла гнома, который эту кувалду держал. Еще два гнома стояли за диваном, держа под прицелом своих молотов Ашхен и Белинду. Вжавших в плечи головы девиц трясло так, что под ними вибрировал диван.

– Граф! – воскликнула баронесса, увидев Дениса. – Скажите им, что я своя! Я так же, как и они, предана великому делу Темного Мастера!

Волна черной, беспричинной злобы опять начала захлестывать Дениса. Он перешагнул через чучело медведя, которое так никто и не удосужился поставить на место, и вперил огненный взгляд в баронессу.

– Есть у меня в этом сомнения. Очень большие сомнения, – прошелестел его мрачный голос по комнате.

Ашхен и Белинда сотряслись еще сильнее, а Алекс шарахнулся от шефа и поспешил вжаться в стенку.

– Я все могу объяснить… – зачастила баронесса, но стажер так посмотрел на нее, что баронесса тут же заткнулась.

– Разумеется. Объяснить вам придется многое, – прошипел Денис, вытаскивая из кармана смятую бумагу. Стажер разгладил ее и начал медленно зачитывать вслух: – Ваше величество, меня преследуют темные силы. Прошу у вас о защите и помощи… – Парень прервал чтение и вперил огненный взор в баронессу. – Про какие темные силы вы там говорили? Я так полагаю, вы имели в виду меня?

– Ну что вы, нет! – запаниковала баронесса.

– А я полагаю – да. Вам известно, что у нас полагается за измену?

– Я буду жаловаться королю! – в отчаянии воскликнула Ребекка.

Ничего глупее в тот момент она сказать не могла.

– Во-первых, вам никто такой возможности предоставлять не собирается, – с ледяным спокойствием сказал Денис, хотя внутри у него все клокотало, – а во-вторых, у меня на этот случай есть еще один документ. – Стажер извлек из кармана вторую бумагу и торжественно, словно зачитывая смертный приговор, ознакомил баронессу с ее содержимым. – То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и на благо государства. Я своей королевской волей даю ему полномочия применять все средства вплоть до убийства во исполнение его высокой миссии. Он имеет право проводить массовые ликвидации заговорщиков, арестовывать, расстреливать, вешать, посылать на плаху и казнить иными способами врагов народа государства Датского без суда и следствия. Король Вальдемар XVII. – Денис закончил читать, аккуратно сложил индульгенцию и вернул ее в карман. – Что-то мне говорит сударыня, что вы очень смахиваете на врага народа. А вы не находите?

– Нет! – взвизгнула баронесса.

– А вот Темный Мастер считает, что да! Жалоба ему от цвергов поступила. Кто-то круто напарил его верных слуг, обещанное им не отдал…

– Но вы же сами приносили мне эти драгоценности! Все, что было, я отдала!

– Тогда как вы объясните, что вот это, – Денис извлек из кармана усыпанное бриллиантами колье, – оказалось у иностранного посла?

Цверги, увидев колье, заволновались.

– Мне стоило больших денег выкупить его и много усилий, чтобы разговорить нового владельца этого сокровища, – продолжил нагнетать обстановку Денис. – И вы знаете, франкский посол утверждает, что действовал по вашему приказу. Странно, не правда ли? По-моему кто-то ведет двойную игру и играет не на стороне Темного Мастера.

Как ни был напуган этой новой ипостасью шефа Алекс, он все же не мог не восхититься. Шеф так ловко перевел ответственность за их аферу с больной головы на здоровую и перевернул все с ног на голову, что секретарь с большим трудом удержался от аплодисментов.

Денис кинул ожерелье Горму.

– За работу, – коротко сказал он.

Цверг поймал свое сокровище на лету.

– Свершилось! Мы добыли его!!! – восторженно заорал он.

– Молодцы, ребята, молодцы, – одобрительно кивнул Денис. – Вы действительно хорошо поработали. Темный Мастер не обойдет вас своими милостями. А скажите мне, любезные, как у вас поступают с предателями?

– В смоле варят!

– Заживо в каменоломнях замуровывают!

– В домну кидают! – начали делиться богатым опытом цверги.

– Что ж, мне ваши способы казни по душе. Но я думаю, мы поступим иначе. Алекс, туфельку!! – щелкнул пальцами Денис.

Секретарь поспешил отделиться от стенки и сунул ему в руки алмазную туфельку работы Кэтран. Стажер ее взял так, чтоб ладонь перекрыла каблук, не давая распознать отсутствие в нем иголки на пружине.

– Надеюсь, вы хорошо сделали свою работу, господа цверги?

– Все по уму, – заверил его Горм, – не извольте беспокоиться.

– Проверим.

Денис задумчиво посмотрел на дочек баронессы, затем перевел взгляд на их мать.

– Вы ничего не хотите мне сказать?

– Ни… ничего… – и без того бледная Ребекка начала сереть.

– Ушли в глухую несознанку. Прискорбно. Вы думаете, что я буду вас пытать, выбивая правду? Ошибаетесь. Я так грубо не работаю. Мы просто попросим примерить эту туфельку одну из ваших дочерей.

– Нет!!! Не надо! Я готова искупить! Я все что угодно сделаю!

– Понятное дело, сделаете.

– Что вы хотите знать?

– Меня интересует маленький, бородатенький извращенец, – отчеканил Денис, – который пытался украсть эти туфли. Я ему тоже хочу предъявить счет! А еще я хочу узнать, как вы так талантливо чуть не провалили задание Темного Мастера? Не торчат ли из этой истории откуда-нибудь ушки ликвидаторов?

– Что вы, что вы, нет!

– Объяснение неудовлетворительное. Ну-с, пока вы будете придумывать более содержательную версию, мы, пожалуй, начнем примерку, – с садисткой улыбкой проинформировал баронессу стажер.

– Нет!

– Ну почему же нет? Я их даже заставлять не буду. Они это сделают сами, – вкрадчиво сказал Денис. – Девочки, – повернулся он к дочерям баронессы, – а вы знаете, что та, кому эта туфелька придется впору, выйдет замуж за принца? Никто примерить не хочет?

– Я!

– Я!

Юные баронессы, сразу забыв про свои страхи и кувалды над головой, ринулись к заветной туфельке, отпихивая друг друга.

– Спокойно, – губы Дениса раздвинулись в хищной улыбке, – начнем по старшинству. Кто из вас старшая?

– Я! Я! – обрадовалась Ашхен и выхватила туфельку из рук Дениса.

– У, корова! – замахнулась на Белинда.

– Не надевай ее! – заголосила Ребекка.

– Еще чего! Хочешь помешать моему счастью? Завидно стало, да?

– Дурочка, погибнешь!

Однако Ашхен ее уже не слушала. Она, пока у нее не отняли приз, поспешила плюхнуться обратно на диван и начала напяливать на свою ногу туфельку. Однако на ее пухлую лапу туфелька лезть категорически отказалась. Мешал палец большой ноги. Денис поманил к себе Горма, выдернул у него из-за пояса кинжал и кинул его на диван рядом с толстушкой.

– Возможно, это тебе поможет.

Ашхен дикими глазами посмотрела на нож, перевела взгляд на палец и…

– Оу-у-у… – зажал себе рот секретарь, борясь с тошнотой.

Кровь из ноги брызнула фонтаном. Ашхен загнала кровоточащий обрубок в туфельку и победно посмотрела на сестру. Но торжествовала она недолго. Скрюченная болевым шоком нога конвульсивно дернулась, и туфелька слетела с изуродованной ступни юной баронессы.

– Так тебе и надо, – злорадно воскликнула Белинда, ловя окровавленную туфельку на лету, пристроилась рядом со стонущей сестрой, баюкающей свою ногу, и тоже занялась мазохизмом.

– Дэн, что ты делаешь? – простонал Алекс.

– Я? – удивился стажер. – Абсолютно ничего. Ты же видишь, стою спокойно. Они все делают сами. Девочкам очень хочется стать принцессами. Флаг им в руки и барабан на шею.

Пока он разглагольствовал, Белинда пыхтела, заталкивая ногу в туфлю. Ее ножка была худосочней, чем ножка сестры, но зато гораздо длиннее. А потому носок пролез в туфлю сразу, а вот пятка в ней не помещалась. Так как окровавленный нож лежал рядом, то дальнейшее предугадать было нетрудно. На этот раз Алекса все-таки вывернуло. Такого зрелища его нервная система выдержать не смогла.

– Какая умница, – восхитился Денис, – а теперь встань, топни ножкой. Надо проверить, выдержит она твой вес или нет? Если выдержит – быть тебе принцессой!

Лицо Белинды было искажено гримасой боли, но она мужественно попыталась встать, но не успела. Ребекка сорвалась с места и в длинном гигантском прыжке дотянулась до дочери, сорвала туфельку с изуродованной ноги и отшвырнула ее в сторону. За ее спиной запоздало тюкнула кувалда гнома, вдребезги разнеся кресло, на котором только что сидела баронесса. Окровавленная туфелька отлетела прямо в руки Алексу, утиравшему рот рукавом. Он тупо посмотрел на нее, закатил глаза и брыкнулся в обморок.

– Пощади! Я все скажу! Все! Только оставь их в покое! – Ребекка подползла к стажеру и начала биться головой о пол.

– Хорошо, пощажу твоих дочек, – в глазах Дениса бушевало пламя, – но с одним условием.

– Все что угодно!

– Сейчас ты снимаешь заклятие с Золушки, а потом идешь со мной.

– Куда? – робко спросила баронесса.

– Туда, куда я тебе прикажу! – проревел Денис. – Снимай заклятие!

Ребекка что-то прошептала себе под нос и сделала пасс в сторону заднего дворика, где в этот момент находилась ее падчерица, и оттуда донесся голос Ангелики:

– Папа, где ты? Я спешу к тебе на помощь! Папа, моя мачеха – колдунья! Она замыслила страшное!

Денис рывком поднял Ребекку с колен и толкнул ее к выходу из комнаты.

– Алекс, за мной!

Секретарь слабо зашевелился на полу. Цверги поспешили помочь ему подняться.

– А? Что?

– За мной, говорю! – Денис вырвал из его руки окровавленную туфельку и поволок за собой стажера.

– А нам чего делать? – спросил Горм.

– Ноги! Вы мне больше не нужны, и ваше присутствие здесь не обязательно.

Не заботясь больше о судьбе маленького народца, Денис грубыми пинками погнал перед собой баронессу, поддерживая чувствительного секретаря, постоянно норовившего бухнуться в обморок. Спустившись по лестнице, они наткнулись на Золушку, спешившую в апартаменты своего батюшки, чтобы предупредить его об опасности. Увидев мачеху в окружении незнакомых людей, девушка замерла. В ее облике произошла разительная перемена. Нет, она была все той же грязной замарашкой, но даже грязь не могла скрыть нежные черты необыкновенно красивого лица, которые искажала раньше дебильная ухмылка.

– Это тебе, – кинул ей в руки туфельку Денис, – отмой ее от крови и отмойся сама.

Девушка брезгливо посмотрела на залитый кровью подарок.

– Он принесет тебе счастье, поверь!

Денис продолжил движение к выходу. Уходить он решил не через черный ход, а как и положено благородному джентльмену – через парадный. Сделавшие свое дело гномы там уже не толпились, а потому юноша, не церемонясь, сделал пасс рукой, уверенный что все получится. Мощный заряд магии вышиб двери вместе с бревном и каменной кладкой гномов, раскидав в разные стороны королевскую гвардию.

– Что это было? – вскочил на ноги Ганс, хватаясь за шпагу.

– Это была завершающая стадия операции, – пояснил Денис. – Можете слать к королю гонца. Передайте, что лучший сыщик всех времен раскрыл зловещий заговор против короны, поймал затаившуюся здесь ведьму… – Стажер схватил дернувшуюся было в сторону Ребекку за шиворот и тряхнул ее так, что у баронессы клацнули зубы. – …И что теперь здесь безопасно. Принц может приезжать снимать мерки с ножек представительниц прекрасного пола. Можете даже намекнуть, что его Прекрасная Незнакомка скорее всего здесь. Да, и не забудь передать, чтобы готовили гонорар за оказанные услуги.

– Сделаем! Стоп! Погодите, но если она злая ведьма, то ее надо немедленно на костер!

– В следующий раз. Она мне еще нужна. Обещала сдать один наркокартель.

– Ух, ты! А что это такое?

– Эх, лейтенант, учиться тебе еще и учиться. Долго объяснять, а мне некогда заниматься ликбезом.

Денис подошел к карете, из которой на него во все глаза смотрела Кэтран, бесцеремонно закинул в нее баронессу, запихнул туда же бледного до синевы Алекса и залез внутрь сам.

– На Лысую Гору, – коротко бросил он Пьеру и, как только карета тронулась, с силой пнул под ребра лежащую на полу Ребекку, заставив содрогнуться Кэтран. – Сейчас ты расскажешь нам все, что знаешь про этого маленького извращенца, и объяснишь, как он ушел через портал в темные миры. А теперь пой, ласточка, пой, я внимательно тебя слушаю, и если твоя песня мне не понравится – прощайся с жизнью.

В его голосе было столько лютой злобы, что Кэтран вжалась в стенку кареты, стремясь быть подальше от своего возлюбленного, и начала покрываться холодным потом…


предыдущая глава | Невеста для императора | * * *