home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

Денис с принцессой быстро оттаяли около жаркого камина. Они вольготно расположились в креслах, потягивая из кружек темное, душистое пиво, и вели неспешную беседу со сказочником, который оказался на удивление приятным собеседником. Вернее, вела ее в основном Кэтран. Принцесса быстро расположила к себе Ганса и весело щебетала с ним о всяких пустяках, стремясь замять неприятный инцидент в подъезде. Однако Денису не терпелось приступить к делу, а потому, допив свою кружку, он спросил гостеприимного хозяина в лоб, бесцеремонно оборвав на полуслове Кэтран:

– Вот что, любезный, надеюсь, ты догадываешься, что мы оказались здесь не просто так, а привело нас сюда дело. Очень важное дело.

– И я этому несказанно рад, – приветственно поднял свою кружку Ганс. – Наша прошлая встреча, несмотря на некоторые разногласия, не только спасла меня от унизительного плена, но и принесла удачу.

– Понятно, рассчитываете поживиться еще одним сюжетом, однако давайте отставим пустые любезности в сторону и займемся делом. Мы с Кэтран заняты поисками особо опасного преступника, и его следы привели прямо к вам.

– Ко мне? – опешил Ганс.

– Ну не совсем к вам, – поспешила успокоить его Кэтран, – но мы можем смело утверждать, что в этом доме, а если точнее, в этом подъезде он точно был. Не поможете нам его поймать? От вас ничего особенного не требуется. Только помочь его найти. Остальное мы сделаем сами.

– Вы не могли бы мне его описать?

– Маленький, коржавенький, с длиннющей бородой, – лаконично обрисовал преступника Денис.

– Гм-м-м… задачка… под такое описание полгорода можно подвести.

– Да ну? – не поверил Денис. – Неужто у вас… а где, кстати, мы? – опомнился он.

– В моем родном городе, в Копенгагене, столице Дании, – пожал плечами Ганс.

– И чему я удивляюсь? – пробормотал Денис. – Наверняка этих Копенгагенов тут по всем измерениям пруд пруди… Так вот я и говорю: что-то мне не верится, что весь город состоит из коржавых коротышек с длиннющими бородами.

– Весь не весь, но половина точно, – заверил его Ганс. – Вы что, не знали, что в столице Дании самая большая гномья диаспора в мире?

– Впервые слышим, – честно признался Денис.

– Ну так знайте. И практически все гномы подходят под ваше описание.

– У-у-у… дело плохо. Крепись, Кэтран, кажется, наш извращенец – гном! Ну хорошо, давайте сузим круг поисков. Этот придурок… – Денис бросил взгляд на окно, за которым мела метель, – в летнее время обожает ходить в длинном черном плаще, черной шляпе, в одних полосатых чулочках, причем, заметьте, без башмаков. И еще одна самая убойная примета: ходит он именно в этот дом и в этот подъезд!

– Ах, вот вы о ком! – хлопнул себя по лбу Ганс и весело рассмеялся. – Ну вы даете! Опасный преступник! Уверяю вас, вы глубоко ошибаетесь! Это один из самых уважаемых в нашем городе гномов. Известнейшая личность! Меценат! Он так активно занимается благотворительностью, что на городском совете его выдвинули на должность попечителя детских домов! А вы говорите – преступник.

– Детских домов, говоришь? – насторожился Денис. – Ай, как интересно! Кэт, горячо. Кажется, это наш кадр. И что этому попечителю в вашем доме надо? Он тут живет?

– Нет, он сюда к мальчику ходит.

– Какому мальчику? – нетерпеливо спросил Денис. – Ганс, что, из вас все клещами тащить надо?

– К Яльмару. Хорошенький такой мальчик, симпатичный. На четвертом этаже живет.

– И как часто этот попечитель к нему приходит?

– По-разному. Последний раз три дня назад был.

– В какое время?

– Как окончательно стемнеет, так и приходит. Если надумает прийти сегодня, то где-то через час-два будет.

– Ясно, значит, мы вовремя. Ганс, твои апартаменты временно переводятся на военное положение. Мы вынуждены использовать их как место для засады. Кэт, к окну. Как только этот извращенец появится на горизонте, дай знать. Будем брать его с ходу, как только он поднимется по лестнице и окажется напротив квартиры нашего сказочника.

– Извините, – заволновался Ганс, – а вы уверены, что этот уважаемый человек – извращенец?

– Разумеется, – уверенно сказал Денис, – а то, что он попечитель над детскими домами, только подкрепляет наши подозрения.

– Он не только попечитель, он еще и министр культуры.

– Кошмар! Куда катится мир?

Денис подошел к сидящей на подоконнике Кэтран, отодвинул в сторону фикус, чтобы не мешался, и выглянул в окно. Некоторое время они вместе молча наблюдали за одинокой фигуркой дрожащей от холода девочки. Она топталась около ювелирной лавки, пытаясь спрятаться за его стеной от пронизывающего ветра, и, чтобы согреться, изредка зажигала спички. Кэтран не смогла вынести этого зрелища, спрыгнула с подоконника и отошла, пользуясь тем, что ее пост занял стажер.

– А вы не против, если я, пока вы сидите в засаде, немножко поработаю? – деликатно осведомился Ганс, усаживаясь за письменный стол, заваленный бумагами. – Эта мерзкая погода натолкнула меня на одну идею. – Сказочник говорил, а перо его уже порхало по бумаге.

– И как в вашу голову приходят идеи? – мрачно спросил Денис, не отрывая глаз от девочки.

– О! Мои идеи – результат многочасовых наблюдений за людьми. Вот недавно, например, сделал кое-какие наброски про моего соседа сверху – мальчика Яльмара и того самого министра, которого вы почему-то считаете извращенцем. Я вам как-нибудь обязательно их прочту, если вам, конечно, интересно.

– Очень интересно, – процедил Денис, не отрывая глаз от девочки за окном.

Принцесса, расхаживавшая по комнате, почуяла неладное.

– Дэн… – и тут, проходя мимо окна, увидела в стекле отблески двух красных огоньков, но они потухли прежде, чем она поняла, что это отражение его глаз.

– Ну вот и все, – с удовлетворением выдохнул Денис, – возмездие свершилось. Измена наказана.

– О чем ты? – насторожилась принцесса.

– А что вы там интересного увидели? – оторвался от своих записей Ганс.

– Да тут девочка со спичками на улице, – болезненно сморщилась Кэтран.

– А! Да-да! Я ее тут часто вижу, наблюдаю. И кстати, про нее как раз сказочку пишу. Так и называется «Девочка со спичками». Она, понимаете ли, спичками торгует. Из бедной семьи. Мать умерла, семья большая, отец пытается подработать, денег не хватает, вот он самую старшую дочку и заставляет спичками торговать. Я сейчас как раз к финалу подошел. Стоит она, домой без денег вернуться боится и, чтоб согреться, спички жжет. Осталось только эту сказку красиво закончить.

– Ты ее уже закончил, – мрачно сказал ему Денис.

– Как закончил? – опешил Ганс.

– Хреново! Померла твоя девочка. Только что ее последняя спичка догорела… вместе с душой.

Стажер кивнул в сторону улицы. Сказочник и Кэтран подскочили к окну и уставились на лежащую на земле скрюченную фигурку, которую уже начала заметать метель. Ганс схватился за сердце, а принцесса взорвалась:

– Как ты мог, Денис! Как ты мог? Да, враг, да продала душу дьяволу, но одно дело – сразить врага в бою, а другое – вот так. Ну и что ты сделал?

– А это не я сделал. Это он сделал, – ткнул пальцем в Ганса Денис, – ты ведь именно так хотел закончить свою сказку?

– Д-д-да… – отстучал зубами Ганс.

– Вот ты ее и закончил. Ну как, нравится тебе, Кэтран, его добрая детская сказочка?

Принцесса отрицательно замотала головой, с трудом сдерживая слезы.

– Мне тоже понравилась. Может, послушаем, что он там про мальчика Яльмара и нашего извращенца написал? Как сказочка-то называется?

– Оле-Лукойе, – с трудом выдавил Ганс.

Денис оглушительно захохотал.

– И как же я, болван, сразу-то не догадался! Ведь готовился специально, сказки наизусть учил и не распознал в этом извращенце доброго гномика Оле-Лукойе!

– А в чем дело? – начал возмущаться Ганс. – Что в моей сказке такого предосудительного?

– Кэт, будь судьей в нашем споре. Сейчас я тебе по памяти буду читать про нашего милого гномика сказочку этого писаки.

И стажер, не отрывая глаз от окна, принялся читать:

– Как только на землю спускается ночь и в небе загораются первые звезды, появляется Оле-Лукойе. В одних чулках… – Глаза Кэтран стали круглые. Денис улыбнулся и продолжил: – …он тихо-тихо поднимается по лестнице; потом осторожно приотворяет дверь, неслышно шагает в комнату, подкрадывается к маленьким детишкам сзади…

– О господи, – ахнула Кэтран, – и что он потом с ними делает?

– Знаешь, мне потом эту сказку так тошно стало читать, что я ее мельком взлядом проскользнул, книжку захлопнул и закинул в дальний угол. Он там еще за каким-то хреном дышит им в затылок и прыскает им в глаза сладкое молоко. Слава богу, из спринцовки, а не из того, о чем вы с Алексом в первый раз подумали. Якобы для того, чтобы детишки скорее заснули. Еще бы им не заснуть! От такого молочка можно и не проснуться.

– От какого такого? – потряс головой полностью деморализованный сказочник.

– От макового, милый мой! От макового!

– Так, подожди, – набрала в грудь воздуха Кэтран, – так этот вот попечитель Оле… или как его там… к детям в одних носках… сзади… ДА ЕГО Ж ВАЛИТЬ НАДО!!!

– Вот-вот. А мне тут какую-то баронессу припомнили.

Кэтран подскочила к Денису, схватила его за грудки и тряхнула так, что у него клацнули зубы.

– За нее все равно ответишь… После того как завалим этого гада!

Что-то царапнуло грудь юноши.

– Кэт, да осторожней ты! – Стажер выудил из-под камзола медальон, посмотрел на рога дьявола и захлопнул крышку. – Чуть медальон не сломала.

Ден запихал медальон обратно, внимательно посмотрел на Кэтран, внезапно рассмеялся и неожиданно чмокнул ее в нос.

– Эк тебя разобрало. Ну и правильно. Я тоже извращенцев не люблю.

Кэтран как-то сразу отмякла. Ей вдруг захотелось крепко прижать к груди этого родного человека, и тут…

– Кто-то едет, – насторожилась принцесса, заметив движение за окном.

Они прилипли носами к стеклу. Возле дома остановилась карета. Из нее вышел маленький господин в собольей шапке, запакованный в бобровую шубу, из-под полы которой торчала борода. Господин небрежно кинул пару слов извозчику, судя по всему приказывая ему ждать, и двинулся к входной двери подъезда, опираясь на зонтик, словно это была трость.

– Он! – сразу опознал извращенца Денис.

– Он, зараза! – подтвердила принцесса. – Идем валить!

– Какая кровожадность! – щелкнул ее по носу Денис. – Берем живьем, вышибаем из него туфельки и начинаем допрос с пристрастием.

Они бросились к входной двери и притаились за нею, навострив слух. Оле-Лукойе поднимался по лестнице, энергично топая ногами.

– Странно, – прошептал Денис, – он же в носках обычно ходит.

– Ну да, по снегу, – прошипела Кэтран. – Не отвлекайся. Он уже близко.

Шаги приближались.

– Давай! – пхнула Дениса в бок Кэтран.

– Рано.

– Давай, говорю!

Денис распахнул дверь, сделал рывок и… промазал. Недаром говорят – послушай женщину и сделай наоборот. Гном, нога которого в тот момент только ступила на лестничную площадку второго этажа, успел отпрянуть назад. Юноша с размаху налетел на перила, угрожающе затрещавшие под его плотно сбитым телом. Из зонта гнома выскочило длинное узкое лезвие.

– Берегись! – Кэтран, вылетевшая на площадку вслед за Денисом, ударом ноги выбила из руки Оле-Лукойе зонт, которым он попытался проткнуть юношу.

Зонт воткнулся в потолок.

– Га!!! – гном применил свое секретное оружие, распахнув полы шубы, надеясь, видать, очаровать Кэтран своим мужским достоинством, и, видя, что впечатления на нее это не произвело, применил другое оружие. В лицо Кэтран выстрелила тонкая струйка белесой жидкости. Теперь уже Денису пришлось спасать подругу. Он отдернул ее в сторону, выводя из-под удара наркотической струи, и рыбкой ушел вниз. Его руки сграбастали шубу, но гном ужом выскользнул из нее и ринулся по лестнице вниз, сверкая голым задом. Следующий рывок парень делал уже практически из положения лежа, и в этом отчаянном прыжке он сумел дотянуться до башмачков гномика, которыми тот тоже решил пожертвовать и дальнейшее бегство осуществлял уже в одних носках. Тех самых, полосатых. Оглушительно грохнула дверь подъезда.

– Но!!! Давай, залетная!

К тому времени, как Кэтран с Денисом выскочили на улицу, карета уже скрывалась за поворотом, и было ясно, что им ее теперь не догнать. Ликвидатор нулевого уровня горестно посмотрел на башмаки в его руках. Один из них был черный, другой белый.

– Ну Валька, сволочь! Даже Пьера Ришара в свою сказку сумел затолкнуть.

– Ну что, поймали? – высунулся из двери подъезда Ганс.

– Как же, с тобой поймаешь! – вызверился на него раздосадованный стажер. – Ты хоть думай, что пишешь! Какие носки? В башмаках он ходит! – сунул Дэн под нос сказочнику разноцветные ботинки.


предыдущая глава | Невеста для императора | cледующая глава