home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

– Вы просто неправильно меня поняли, – оправдывался Ганс, поднимаясь по лестнице. Следом за ним сердито топали стажер и Кэтран. – Во-первых, я эту сказку еще не дописал, у меня пока по ней только наметки, а во-вторых, у нас принято разуваться у входа и потом уже в комнату входить в носочках, чтобы не разносить грязь. Я же не знал, что вы воспримете все так буквально! Хотя, надо сказать, вы предлагаете довольно забавное развитие сюжета.

– Я предлагаю? – возмутился Денис.

– А кто же? – добравшись до своей лестничной площадки, сказочник уставился на зонтик, застрявший в потолке, дотянулся до его рукояти, выдернул и поцокал языком, глядя на лезвие, из которого сочилась белесая жидкость. – Смотрите, и тут маковое молочко. Интересно, какое оно на вкус?

Дэн в последний момент успел вырвать зонт из рук Ганса.

– С ума сошел?!! – прошипел он, заталкивая сказочника в комнату.

– Вам можно, а мне нельзя? – обиделся тот. – Я же видел, как вы его лизали.

Денис подошел к окну и с размаху воткнул зонтик в цветочный горшок с фикусом. Фикус пару раз конвульсивно дернулся, согнулся пополам и распластался на подоконнике.

– Крутое у вашего министра молочко. Цветочек с одного укола нариком стал, и, судя по всему, у него передозировка. Так что лизать не советую.

– Это же нападение! – возмутилась Кэтран. – Покушение на убийство! Это карается смертью! А нападение на королевскую особу – мучительной смертью!

– Эк тебя проняло, – засмеялся Денис.

– Королевскую особу? – вскинул брови Ганс.

– Да, есть такой пункт в уголовном кодексе одного государства, – поспешил увести разговор в сторону стажер, незаметно грозя за спиной кулаком Кэтран. – Моя помощница собирается сделать карьеру на юридическом поприще и любит лишний раз козырнуть своими познаниями в этой области.

Принцесса усиленно закивала, вспомнив, что о ее высоком статусе Ганса Христиана никто не информировал, и вряд ли стоит это делать сейчас, тем более в темных мирах, однако от шпильки не удержалась.

– И что мы теперь будем делать, шеф? – с подчеркнутой почтительностью спросила Кэтран. – Задание мы под твоим чутким руководством с треском провалили. Извращенец удрал.

– Если бы кто-то не бухтел над ухом, – обиженно засопел Денис, – и не торопил, как на пожар, то мы бы сейчас держали его за вымя и высасывали из него информацию.

– Ладно, замяли, – вздохнула принцесса, признавая свою вину. – Так что делать-то будем?

– Валить отсюда, причем желательно в темпе вальса.

– Это как? – не понял Ганс.

– Ускоренным шагом. А если проще – бегом!

– Зачем? Мы как законопослушные граждане имеем право…

– Получить по зубам от легавых, которых скоро здесь будет целая толпа.

– Но за что? – искренне удивился Ганс.

– Наш извращенец занимает пост министра культуры, то есть не последнее лицо в государстве. Как вы думаете, кому скорее поверят – нам или ему?

– Конечно, ему, – пожал плечами Ганс.

– Вот видишь! А это значит, что он сидит сейчас в ближайшем полицейском участке и рассказывает, как во время благотворительной акции – ночного посещения мальчика Яльмара – на него набросилась толпа извращенцев, ограбила, – тряхнул Денис башмаками гнома, – раздела догола и… дальше продолжать?

– Нет, – удрученно вздохнула Кэтран.

– Позвольте! Но все было совсем не так! – гневно воскликнул Ганс.

– Слушай, тебя что, ни разу в участок не забирали? – удивился Денис.

– Нет.

– Сразил наповал. Значит, по почкам резиновой дубинкой еще не получал. Нет, как ты умудряешься книжки писать, абсолютно не зная жизни? – возмутился стажер. – Хотя да… ты же не книжки, ты сказки пишешь. Так, все! Разговоры окончены. Начинаем действовать. Ганс, у тебя в хозяйстве нет ничего скоропортящегося?

– Не понял?

– Ну продукты там какие не первой свежести.

– А вы знаете, есть. Фрау Хельга позавчера забыла здесь свою рыбу, и, кажется, она уже начинает пованивать. Хотел ее выбросить, да все руки не доходили.

– Кто такая фрау Хельга? – спросила Кэтран.

– Очень почтенная фрау. Раз в неделю приходит ко мне убираться.

– Ясно. Тащи эту рыбу сюда, – распорядился Денис.

Ганс нырнул в соседнюю комнату, покопошился там и скоро вновь появился перед друзьями со свертком в руках. От свертка действительно исходил не очень приятный запах.

– То, что надо! – обрадовался Денис. – Рыбка с душком.

Стажер лично развернул ароматный сверток и вывалил его содержимое прямо поверх бумаг на письменный стол.

– Что вы делаете? – ужаснулся Ганс. – Там же мои сказки!

– Они у тебя тоже с душком, – успокоил его Денис, – так что с рыбкой им нетрудно будет ужиться.

Юноша подскочил к камину, схватил совок и начал торопливо подсыпать в огонь свежие порции угля.

– А это зачем? – поинтересовалась Кэтран.

– Чтоб наша рыбка заблагоухала еще сильнее, – пояснил ликвидатор нулевого уровня. – Так, Ганс, – начал распоряжаться он, закончив работу, – быстро тащи сюда всю теплую одежду, какую найдешь в доме, одеваемся и уходим!

Ганс грустно посмотрел на свои изгаженные вонючей рыбой рукописи, подошел к стенному шкафу и начал выгребать оттуда свои шмотки. К счастью, жил сказочник не бедно, а потому в шкафу был не один комплект нижней и верхней одежды. Правда, вся она была мужская, и был в ней еще один недостаток: Денису она была мала, а Кэтран велика. Бобровая шуба висела на девушке, как на вешалке, а полы путались под ногами так, что идти было невозможно. Денис под горестные стоны Ганса и треск расползавшейся на нем по швам одежды, недолго думая, оттяпал ножом все лишнее на наряде принцессы, подбежал к окну, пристроил горшок с торчащим из него зонтиком в самом центре подоконника и только после этого поволок друзей за собой на улицу.

– Извините, друг мой, – пропыхтел Ганс, громыхая башмаками по лестнице, – а что это за странные манипуляции с фикусом?

– Про фикус забудь. Ему хана. А вот зонтик теперь ориентир. Будет индикатором работать. По нему определимся: есть в доме засада или нет.

Денис осторожно приоткрыл входную дверь, высунул нос наружу и, убедившись, что поблизости никого нет, махнул рукой, предлагая друзьям выйти на улицу.

– Теперь давай подальше отсюда, – распорядился стажер, – желательно в сторону ближайшего постоялого двора или гостиницы. Ганс, ты за проводника. Мы города не знаем. Кстати, ты куда направлялся перед тем, как нарвался на нас?

– Подарки покупать. Завтра же новогодняя ярмарка, – пояснил сказочник, становясь во главе процессии. – В этот день у нас положено жертвовать нищим и убогим, подарки им дарить и все такое прочее.

– Ярмарка, говоришь?

– Ну да. На Королевской площади. Праздник должен быть грандиозным. Карл I выделил на него большую сумму, заморских артистов пригласил…

– Карл I – это кто? – поинтересовалась Кэтран.

– Наш король, – удивился Ганс. – Вы действительно прибыли издалека. Впрочем, не вы одни. На этот праздник в гости к Карлу I приехала королевская чета соседнего государства, но эта чета, в отличие от вас, знает хотя бы имя нашего короля.

– Кэт, этому депрессивному по лбу сразу дать или подождать, пока он доведет нас до постоялого двора?

– Почему депрессивному? – обиделся Ганс.

– Ты порой такие сказочки пишешь, что взрослым плакать хочется, а уж детям на ночь их читать вообще преступление. Так что молчи в тряпочку и отвечай на четко поставленные вопросы.

– Ну если так, то я вообще ничего говорить не буду, – окончательно разобиделся сказочник.

– Надо же, – хмыкнула Кэтран, – у него амбиции.

– Сейчас я ему эти амбиции в одно место засуну, – посулил Денис. – А ну, колись быстро: что входит в программу празднества?

Ганс сразу догадался, в какое место ему будут загонять амбиции, пробормотал что-то типа «извращенцы» и начал шустро перебирать ножками в направлении центральной улицы, а по ходу действия колоться:

– Да ничего особенного в этой программе нет. Днем на центральной площади народные гуляния и ярмарка, в городском парке всякие аттракционы, а ближе к вечеру там будет открытие летнего театра.

– Летнего театра зимой? – удивился Денис.

– Ну что делать? Подрядчик малость проворовался. Получился долгострой, вот и подгадали к Новому году. А все общественные культурные сооружения положено открывать с помпой. Вот завтра его и откроют. Говорят, сам король там будет. Министр культуры, как положено, ленточку перережет, речь скажет.

Дэн с Кэтран переглянулись.

– Как интересно! – азартно потер руки стажер. – А еще подробнее можно?

– Ну какие еще нужны подробности? – пожал плечами сказочник. – На площади будут обжорные ряды, бесплатное пиво с соленым горохом. Горячие сосиски и пиво позабористей уже за деньги. Ну и самые богатые люди города будут заниматься благотворительностью: жертвовать на сиротские дома, на дома престарелых, на приюты для бездомных, раздавать подарки нищим. Все как обычно, короче. Вы мне как раз покупку подарков сорвали. Обидно. Я ведь не только нищим хотел. Родственникам тоже.

– Они нищие? – поинтересовался Денис, притормозив сказочника на повороте.

Парень высунул нос из проулка, убедился, что опасности нет, и только после этого дал знать, что можно продолжать движение.

– Ну не нищие, но и не из богатой семьи. Я за «Снежную королеву» целых сто золотых талеров получил. А сейчас еще и переиздания пошли, так что могу себе многое позволить. Должен соответствовать!

– Надо же, – искренне удивился Денис, – а мне Валька другое говорил.

– Что именно? – полюбопытствовал Ганс.

– Что на издательские гонорары хрен проживешь.

– Какая чепуха! – возмутился сказочник. – Писатели всегда во всех мирах были в почете!

– Да? Значит, Валька не в том мире живет. Так что ты там говорил насчет талеров?

– Стоп! – лобик Кэтран нахмурился. – Талеров?

– Да еще и золотых… – дошло до Дениса, и он тоже насторожился. – Ганс, ты не оговорился? Насколько мне известно, в Дании были далеры, а не талеры, причем далеры серебряные.

– Да вы что, с ума сошли? – чуть не шарахнулся от них сказочник. – Откуда вас вообще сюда занесло? Серебро под строжайшим запретом. Это дьявольский металл!

– О-о-о… – округлила глазки Кэтран.

– А чего ты хочешь? – хмыкнул Денис, молниеносно сориентировавшийся в обстановке. – Темные миры. Темному Мастеру серебро – нож в сердце. А золото… да за него души продаются!

– Откуда ты столько знаешь? – возмутилась принцесса. – Почему я этого не знаю?

– Эх, Катюха! Пожила бы ты с мое! – привычно начал ерничать стажер.

– Слушайте, – заволновался Ганс, – что вы все заладили: Темный Мастер да Темный Мастер. Давайте как положено – Светлый Мастер. Ну зачем нам неприятности?

Ден с Кэтран на бегу опять переглянулись. В прошлом году последователи дьявола, готовившие переворот в империи, именно так и называли своего покровителя.

– Как тут все запущено, – расстроился стажер. – Ладно, с этим потом разберемся. Далеко еще до постоялого двора?

– Здесь у нас в основном гостиницы и отели, – пробурчал Ганс, – но только места вы в них не найдете.

– Это еще почему? – насторожилась Кэтран.

– Так говорю же – праздник! Народу много съехалось.

– Найдем! – уверенно сказал Денис. – Причем самые лучшие номера в самой лучшей гостинице найдем!

– А чем расплачиваться будем? – хмыкнула Кэтран. – Все наши финансы в «Королевской Лилии» остались.

– Что, и камушки? – возмутился Денис.

– А ведь и верно! – Принцесса запустила руку под шубу и выудила оттуда мешочек с алмазами.

– Дай один, – потребовал стажер.

Кэтран выудила первый попавшийся камень, при виде которого глаза сказочника полезли на лоб. Алмаз был размером с голубиное яйцо.

– А я с вами гонораром хотел поделиться… – пробормотал он.

– Еще успеешь, – успокоил его Денис. – Так где тут самая лучшая гостиница?

– В конце улицы. Отель «Золотой Лев».

– Помпезное название, – из-под меховой шапки поблескивали сердитые глаза Кэтран. Привыкшая к более теплому климату принцесса мерзла даже в шубе.

– Чего вы хотите. Лев – родовой герб нашего короля, – пояснил Ганс, – потому этот отель самый лучший… да вот, кстати, он.

– Прекрасно, – Денис резко затормозил. – Кэт, дай еще один камешек.

Принцесса послушно извлекла еще один алмаз, протянула его стажеру.

– Не мне, ему, – кивнул на сказочника Денис.

– За что? – растерялся Ганс, вертя в руках крупный алмаз.

– За причиненные неудобства, – пояснил стажер. – После того как мы пощупали вашего министра культуры на предмет тапочек, возвращаться тебе назад уже не резон. Чревато последствиями. С нами тоже опасно. Можешь попасть в очень неприятную историю. Так что двигай отсюда куда подальше, лучше всего к своим бедным родственникам, и затаись, пока эта заваруха с Оле-Лукойе не закончится. Ты особо не светился, так что, может, и пронесет. А камешка тебе…

– Да мне тут лет на десять спокойной жизни хватит, да еще и останется!

– Тем более. Ну прощай, Ганс Христиан, – пожал сказочнику руку Денис, – удачи тебе и новых сказок. Желательно жизнерадостных.

– Да-да…. Конечно.

Обрадованный Ганс на прощанье еще раз энергично тряхнул руку стажеру, отвесил неуклюжий поклон Кэтран, развернулся и засеменил в обратную сторону, подгоняемый порывами ветра, швырявшего в его спину мелкую ледяную порошу.

– Не перестаешь удивлять, – зябко передернулась Кэтран, – то ты зверь, то проявляешь чудеса милосердия и щедрости. Зачем отпустил его? Мы ведь ни города толком не знаем, ни расклада сил в местных органах власти.

– Сами разберемся. Он не боец, Катька, а тут скоро, чувствую, будет горячо.

– Да уж скорее бы, а то я сейчас замерзну!

Денис рассмеялся, схватил подругу за руку и потащил ее к парадному входу роскошного трехэтажного здания отеля.

– Сейчас возьмем самый лучший номер, потребуем самого лучшего вина, нырнем в самую лучшую постель и будем в ней греться до утра! Я тебе не дам замерзнуть!

Однако только он взялся за ручку двери, как за спиной раздался топот.

– Подождите!

– Тьфу! – душевно сплюнул юноша. – Догадываешься, кто это?

– Чего ж там догадываться, – сердито буркнула принцесса, оборачиваясь.

Запыхавшийся Ганс подбежал к Денису и плюхнул ему в руку алмаз.

– Извините, я тут подумал и решил, что мне лучше с вами.

– А это как понимать? – подкинул в воздух и поймал обратно камень Денис. – Решили, что отступные маловаты?

– Не совсем так. Мы, датчане, народ прагматичный…

– Ну и?

– Вы тут насчет сказочек упомянули. Вот я и подумал: раз вы здесь появились, то можно рассчитывать на что-то очень оригинальное. А если я после этого смогу написать еще пару достойных сказок, то получу за них гораздо больше! Каждая книга – она меня всю жизнь будет кормить. Это же переиздание! Вы понимаете?

– Понимаю, – вздохнул Денис.

– Может, дать ему еще один алмаз? – неуверенно спросила Кэтран.

Стажер посмотрел в глаза Ганса и отрицательно покачал головой.

– Нет, все равно не отвяжется. Я эту породу знаю. Валька Шебалин тоже за хороший сюжет душу из любого вытрясет, – вздохнул он, засовывая камень в карман. – Но учти, – погрозил Дэн пальцем сказочнику, – спать будешь в отдельном номере, и к нам с Кэт до утра не соваться!

– О да! Конечно! Я все понимаю.

Денис распахнул дверь, и они поспешили войти в просторный зал отеля, спасаясь от пронизывающего ветра, но в холле им дорогу перегородили два дюжих охранника. Видно, внешний вид посетителей не вызвал у них должного уважения.

– Местов нет, – грубо просипел один из охранников, – и ваще здесь только для благородных…

Головы охранников с сухим треском врезались друг в друга, после чего их тела мягко осели на пол и украсили вход отеля уже в горизонтальном положении. Денис решительно двинулся к стойке администратора и грозно уставился на портье. Рядом с ним топтались Ганс и Кэтран. В своей мужской шубе с поднятым воротником принцесса выглядела очень комично.

– Нам тут только что деликатно намекнули, что «местов» нет. Насколько справедливо это утверждение, не скажете? – вкрадчиво спросил юноша.

– Но их действительно нет, – пролепетал портье, с ужасом косясь на неподвижные тела охранников.

– Вы в этом уверены? – Денис выложил на стойку алмаз.

В глазах портье мелькнул жадный блеск. Пальцы затрепетали и начали отбивать по стойке нервную чечетку.

– Ну… есть в резерве один номер…

– Мне нужно два! – жестко сказал стажер. – Причем самых лучших. Граф де Нис не привык ютиться в клоповниках. Так что быстро один номер моему другу, – кивнул он на Ганса, – и еще один нам, – обнял он за плечи Кэтран.

Глаза портье стали круглые.

– Извините, граф, но по нашим правилам в одном номере селятся только… – портье замялся, подбирая слова, – члены семьи, а проживание лиц одного пола…

– Ну-ка, повтори последнее? – подался вперед юноша. – Что-то я тебя не понял.

– Этот козел намекает, что я мужик, – сдернула с головы шапку Кэтран, заставив копну каштановых волос расплескаться по плечам.

– О! Прошу прощения, фройлен! – виновато воскликнул портье. – Прошу не держать на меня зла, – повернулся он к Денису, – но ваша подруга в этом наряде напоминала подростка мужского пола…

– Ты продолжай, продолжай, – ласково сказал стажер, засучивая рукава.

– Ганс, – воинственно тряхнула волосами принцесса, – я вижу вон в том камине очень симпатичную кочергу. Тащи ее сюда. Нам тут намекнули, что мы нетрадиционной сексуальной ориентации. Будем оправдывать. Сейчас мы эту кочергу засунем одному товарищу в одно место и засечем время. Как ты думаешь, Дэн, как быстро он сменит ориентацию?

– Да я и до трех сосчитать не успею!

– Да, Ганс! – крикнула Кэтран сказочнику уже шуровавшему около камина. – Не забудь кочергу накалить.

– Не надо! – пискнул портье.

– Не надо было расстраивать мою подругу, – сочувственно вздохнул Денис. – Видите, она уже немножко сердится.

– А когда не немножко? – пролепетал портье.

– Города обычно рушатся. А уж если зверствовать начинает, то пиши пропало… – сделал скорбное лицо Денис, – но у тебя есть еще шанс замолить грехи. Сейчас я задам тебе один вопрос, и ты должен будешь очень хорошо подумать, прежде чем на него ответить. Так что там у нас насчет номеров?

– Есть! – тут же отрапортовал побелевший от страха портье, сцапал со стойки алмаз, а вместо него выложил ключи. – Вот это вашему другу с кочергой. Второй этаж, одиннадцатый номер. А это вам, граф, и вашей подруге. Второй этаж, двенадцатый номер. Очень надеюсь, что инцидент улажен.

– Надейся, – пожал плечами Денис, сгребая со стойки ключи.

– Нет! – рявкнула разозленная Кэтран, запустила руку под шубу и начала рыться в карманах. Не найдя там то, что нужно, она повернулась к сказочнику. – Ганс, да бросай ты свою кочергу! Иди сюда. – Ганс послушно подошел. – Выворачивай карманы!

– Зачем? – опешил сказочник.

– Надо!

Ганс выудил из кармана горсть монет. Кэтран выбрала самый мелкий кругляш и выложила медный пфенниг на стойку перед портье.

– А это тебе на чай, козлина!

Принцесса презрительно фыркнула, развернулась и двинулась в сторону лестницы, ведущей в отведенные им номера. Дэн посмотрел на позеленевшего портье, ничего не понял и перевел взгляд на сказочника, надеясь, что он прояснит ситуацию.

– Бросить на чай мелкую монету – это оскорбление страшное, – зашептал ему на ухо Ганс. – Это выказать пренебрежение всему заведению. Лучше вообще ничего не давать. Если он доложит об этом хозяину, то нас отсюда выселят!

– Если они попытаются отсюда выселить Кэтран, – громко ответил сказочнику Денис, глядя при этом прямо в лицо портье, – то это заведение придется отстраивать заново. Ты меня понял?

– Понял, – поспешил ответить за Ганса портье, схватил со стойки пфенниг и прижал его к груди, как самый дорогой подарок.

– А мне тут начинает нравиться, – расплылся в благодушной улыбке стажер, – вижу, чаевые тебе понравились. Давай, любезный, отрабатывай. Лучшего вина и закуски в наши номера, и ходить при этом на цыпочках!

Юноша подхватил сказочника под руку и потащил его вслед за Кэтран, которая уже поднималась по лестнице.


предыдущая глава | Невеста для императора | * * *