home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

К предстоящей операции захвата извращенца ликвидаторы подготовились основательно. Сдачи с камушка Кэтран, после покупки изумрудного колье хватило на приличную, но неброскую одежду для обоих. Кэтран красовалась в заячьей шубке, Денис, в просторном овчинном тулупе, и теперь они ничем не выделялись из общей толпы горожан. За этот беспокойный день кануна Нового года они успели побывать во многих местах. Разыскали знакомого Ганса, который, получив свои посреднические, сразу повел их в ремесленные кварталы. Там Денис о чем-то долго шептался с гномами и только после этого позволил себе и подруге отдохнуть. Покинув окраины столицы, они замешались в толпу зевак и теперь неспешно бродили по центральной площади Копенгагена, разминаясь перед операцией захвата извращенца терпким пивом и жареными сосисками.

– Дикая страна, – жаловался Денис, уминая сосиску, – ни чипсов, ни соленых сухариков. Даже приличной воблы к пиву нет. Ты посмотри, соленый горох предлагают. Хорошо хоть сосиски есть.

– Зажрались вы, граф. Не забывайте, что соленый горох и дешевое пиво здесь бесплатно. А вы сейчас, ваша светлость, самую дорогую закусь хаваете, – осадила стажера Кэтран.

– Катька, не демаскируй. Какая ваша светлость? Мы обычные горожане.

– Ой! Дэн, ты посмотри – чего творит!

Девушка уставилась на бродячего артиста, ловко жонглировавшего пивными кружками подле пузатой бочки с ввинченным в нее краном.

– Так и дурак сможет, – хмыкнул стажер, – они же пустые. Вот если бы они полные были…

В этот момент ассистент жонглера сунул в руку артисту полную кружку и подставил под кран, из которого хлестало пиво, следующую емкость.

– Разольет! – азартно сказал стажер.

– Не угадал, выпьет!

Кэтран оказалась права. Артист продолжал жонглировать одной рукой, второй заливая пиво себе в глотку. Как только кружка была опустошена, она тут же взвилась в воздух и приняла участие в общем круговороте стеклянной тары, а в свободную руку артиста плюхнулась еще одна полная кружка.

– Интересно, на какой кружке он сломается? – оживился Денис.

Кэтран оценила количество мелькавших в воздухе кружек.

– Трудно сказать. Штук десять он уже точно выпил.

Артист сломался на тринадцатой, но его подвиг все равно был оценен громом аплодисментов благодарной публики.

– Слабак! – ревниво сказал Денис, допил свою кружку и пошел за добавкой. – Мы с Лансом в академии, помню…

– Эй, ты не увлекайся, – заволновалась Кэтран, – я еще первую пью, а ты уже третью наливаешь. Кустиков поблизости нет.

– У меня желудок крепкий.

– А мочевой пузырь?

– Тут ты права. В самый неподходящий момент подвести может. Ладно, пойдем в парк. Там соблазнов меньше. Опять же надо провести рекогносцировку местности. Нам еще извращенца за жабры брать.

Рекогносцировка местности привела Кэтран в уныние. Место для засады было не самое удачное, а учитывая, что захват придется делать на глазах огромного количества народа, миссия казалась вообще невыполнимой. Все надежда была на проснувшиеся в стажере магические способности, которые инициировал подарок Темного Мастера. Главное, чтобы извращенец оказался в пределах досягаемости рук ликвидатора. Остальное было делом техники.

– Так, до ввода объекта в эксплуатацию есть еще пара часов, – окинул взглядом эстраду летнего театра стажер.

– С чего ты взял?

– Видишь, столбы еще вкапывают.

Действительно, около деревянной лестницы, ведущей на подмостки, рабочие торопливо вкапывали столбы. Возле них крутился отчаянно матерящийся прораб с ленточкой в руках. Как понял Денис, именно эту ленточку будет перерезать извращенец при открытии летного театра. За эстрадой раскинулись шатры, внутри которых выписанные королем из разных стран артисты разминались перед представлением.

– Время есть. Пошли пока развлечемся.

– Какие сейчас могут быть развлечения? – возмутилась принцесса.

– Самые разнообразные. Нечего тут лишний раз светиться. Смотри, какой классный каток залили. Идем, покатаемся.

– А я не умею.

– А я научу. – Неугомонный стажер подхватил подругу под руку и потащил ее в сторону катка, откуда раздавался веселый детский смех. – Мальчишек радостный народ коньками звонко режет лед! – с пафосом продекламировал он.

– Сам сочинил?

– А то!

– Да ты еще и поэт!

– Спрашиваешь! Твой избранник не обделен талантами. На любое слово в момент рифму забацать может. Склянь – дрянь. Фуфло – мурло. Так, а где здесь выдают коньки?

Для тех, кто не принес собственные, коньки выдавали прямо на входе по десять пфеннигов за пару. В связи с праздником пользование катком было бесплатное, а потому это была залоговая цена, как им любезно пояснил служащий парка, которая будет возвращена после сдачи инвентаря обратно. Денис лично приспособил коньки к сапожкам Кэтран, плотно примотав их к ее ногам веревками.

– Уй, – простонала девушка.

– Нормально. Это поначалу непривычно, – пропыхтел стажер, прилаживая к своим сапогам коньки. – Ну с богом!

– С бо… ай!!!

Ножки Кэтран взметнулись вверх, как только она покинула снег и ступила на лед. Денис поймал ее на лету и выкатил на середину катка с принцессой на руках.

– Ты делаешь успехи, – подбодрил он ее под дружный смех мелькающей вокруг них детворы и величаво раскатывающих по льду взрослых парочек. – Так, ножки опустили. Не бойся, я тебя держу… Да что ж они у тебя так дрожат?

– Не знаю. По-моему, у меня неправильные коньки.

– Лучше скажи, что в них неправильные ноги.

– Тебе не нравятся мои ноги?

– О-о-очень нравятся… в постели. А вот на катке…

Уворачиваясь от затрещины, Денис отпустил Кэтран, и она застыла посреди катка враскоряку. Девица стояла, судорожно подергивая руками, пыталась сохранить равновесие и жалобно смотрела на своего мучителя.

– Дэн, – взмолилась наконец она, – увези меня отсюда.

– Айн момент!

Парень подкатил к подруге, взял ее за руки и осторожно повлек за собой. Он катился спиной вперед, накатом, делая плавные, волнообразные движения ногами, умудряясь при этом элегантно огибать все препятствия. Получив опору, девушка смогла распрямиться. Глаза ее заискрились, на щеках появился румянец. Это ей начало нравиться.

– Здорово ты катаешься. Где научился?

– Видела б ты меня с клюшкой в руках, не спрашивала бы.

– С клюкой?

– С клюшкой! Темнота…

Минут через пятнадцать Кэтран выдохлась. Не привыкшая к такому способу передвижения, принцесса опять взмолилась:

– Дэн, тащи меня обратно на снежок!

Коньки под нею вихлялись, и она из последних сил напрягала икры ног, чтобы не грохнуться на лед. Хитрый Денис радостно рассмеялся и выкатил ее на снег окраины катка, прямо напротив лотка с горячительными напитками. Напитки на лотке были очень горячительными. Здесь за звонкую монету торговали пуншем.

– Не желаете освежиться? – радостно спросил их торговец.

– Желаем, – тяжело дыша, обессиленно оперлась о лоток Кэтран.

Лезвия ее коньков увязли в снегу, давая блаженную передышку ногам.

На прилавок перед ликвидаторами плюхнулись два бокала.

– Ой! – уставилась Кэтран на огоньки пламени, мерцающие над их поверхностью.

– Не бойся, – успокоил ее стажер, сдувая со своего бокала пламя, – алкоголя там самый мизер. В основном сахарная пудра, соки и всякая дребедень. На базе чего делали? Ром, коньяк? – спросил Денис продавца.

– Гномья водка, – лаконично ответил торговец.

То, что в этом пунше сахара и соков было гораздо меньше, чем гномьей водки, ликвидаторы поняли только тогда, когда залпом выпили «освежающий» напиток. Сока там было совсем чуть-чуть. Его туда капнули как экзотическую приправу. Так, для вкуса.

– Зато теперь не замерзнем, – просипел Денис, дотянулся до ближайшего сугроба, сграбастал пригоршню снега и протянул Кэтран, которая стояла с выпученными глазами, ловя ртом воздух. – На, освежись.

– Ну ты и гад!!! – задыхаясь, прошипела принцесса.

– При чем тут я? Претензии не по адресу. Судебный иск предъявляй производителю. А я, как и ты, пострадавшая сторона.

Услышав про судебные иски, торговец тут же изменился в лице.

– Уверяю вас, уважаемые, никакого суррогата! Натуральная концентрированная гномья водка! Да вы посмотрите сами!

Торговец выдернул из-за пояса узкий кинжал и сунул его в бокал с еще не подожженным пуншем. Лезвие кинжала тут же свернулось в трубочку и пошло винтом.

– Кхе! Кхе! Вот видишь, Кэт, – прокашлявшись, благодушно сказал Денис, кидая на прилавок золотой, – все абсолютно честно. Нас даже не напарили. Ну как, тебе полегчало?

Кэтран выдохнула.

– Я ничего не подожгла?

– У-у-у… кажется, приплыли. Вижу по глазам, что тебя осенила какая-то идея. Надеюсь, она не очень разрушительная?

– Пока нет.

– Тогда копи энергию. Когда будем брать извращенца, твой разрушительный потенциал может пригодиться.

– Я вот тут думаю… – руки Кэтран начали делать странные движения, словно она пыталась слепить невидимый снежный шарик из воздуха.

– Если ты о ежиках, – понял ее по-своему Денис, – то уверяю тебя, что они это делают иначе. Я недавно смотрел передачу «Секс в мире животных».

– Какой еще секс! – отвесила ему подзатыльник Кэтран. – Я о папе с мамой думаю!

– Не думал, что они у тебя такие продвинутые в этих вопросах, – искренне порадовался за своего будущего тестя и тещу стажер.

Принцесса захихикала. Пунш из концентрированной гномьей водки потихоньку делал свое черное дело.

– Не, я просто так мысль кручу, – пояснила Кэтран.

Принцессу шатнуло, но стажер был начеку и не дал ей упасть.

– Н-да-с… кажется, уже пошли проблемы. Так какую мысль ты крутила?

– Я все думаю, как моему папе невесту подсовывать будут, если покушение на маму удастся. А то мы носимся как угорелые за какими-то туфельками, а толку ноль. Системы нет!

– В чем?

– В поисках ответа на поставленные мною вопросы. Отвечай, гад, как невесту подсовывать будешь?

– Может, ей еще налить? – спросил Дениса продавец, пододвигая к Кэтран второй бокал. – Вдруг полегчает?

– Я тебе налью! А ну ушел отсюда быстро! – рявкнул на него стажер.

Торговца вместе с лотком как ветром сдуло.

– Теперь вроде никто не подслушивает, – успокоился Денис, – так что тебя интересовало?

– Как бы ты устранял моего папашу?

– Ты что, хочешь мне его заказать?

– Да тьфу на тебя! Как бы ты действовал на месте Темного Мастера? Ты же с Земли, из Центрального Мира, вокруг которого все крутится!

– Слава тебе, Господи. А то я уж подумал: совсем упилась.

– А вот и ничуточки… ик!

– С тобой все ясно. Однако ладно. Давай рассуждать. С одной стороны, они действуют достаточно профессионально. Суди сама – как только убирается твоя мама, моя будущая теща, то тесть остается один, и если убитому горем старику подставить хорошо обученную девочку, этакую «невинную» блондинку с широко распахнутыми наивными глазами, и он на нее клюнет, то из императора можно будет потом веревки вить. Он сейчас в таком возрасте, когда легко западают на клубничку.

– Какую клубничку?

– Вкусненькую, молоденькую. С ножками, растущими от ушей.

– Во уродина!

– Дело вкуса. Итак, продолжим. Как только эта клубничка окажется в постели твоего батюшки, она сразу настоит, чтобы он на ней женился, и вот империя получает новую императрицу, повинующуюся воле Темного Мастера, а ты – молодую симпатичную мачеху, которая, сладко улыбаясь, постоянно норовит подсыпать в твой бокал яд. На хрена ей нужна такая агрессивная падчерица, которая даже своему любимому жениху подзатыльники раздает?

Денис тут же получил по затылку, флегматично почесал пострадавшее место и продолжил:

– В принципе именно это я и имел в виду. Ну я-то еще стерплю, а вот потерпит ли твоя мачеха? Иметь в падчерицах ликвидатора двенадцатого уровня…

– Тринадцатого, – мрачно буркнула Кэтран, – недавно присвоили. Я сейчас, если надо, и отца Феннигана вместе с Дежавю завалю… ик!

– Хорошо, что я этого лоточника прогнал. Еще один бокал, ты и меня бы до кучи завалила.

– Не, – девушка подтянула к себе стажера и смачно поцеловала его в губы, – тебя я, заразу такую, люблю. Но если увижу хоть раз с этой мачехой в одной постели… ик! Точно завалю!

– У-у-у… Кать, есть смысл рассказывать, как бы я действовал на месте Темного Мастера, дальше?

– А то! Рассказывай!

Девушка, чтобы не упасть, вцепилась в отворот бобровой шубы стажера и требовательно уставилась в его глаза, словно готовилась вытрясти из своего избранника душу.

– Тихо, тихо… успокоились. Подхожу к самому главному. Потом я бы на месте Темного Мастера через эту клубничку убрал твоего папашу, и она стала бы правительницей целой империи. Но! Такую девочку не так просто найти, и ее еще надо обучать. Обычную ведьму или демона наслаждения, типа суккубочки из темных миров, ведь не пошлешь! Около императора куча магов, академия ЛТПМ – сразу раскусят! Если я был бы в своем мире, то сляпал бы что-нибудь на основе генной инженерии, но рогатому туда доступа нет. Значит, ему эту клубничку надо сотворить здесь, в темных мирах. Что-то такое ужасно симпатичное, без малейших намеков на темную магию и полностью подконтрольное лично мне, Великому рогатому!

– Это как? – потрясла головой Кэтран, пытаясь привести мысли в порядок.

– Ну представь себе черный замок. Подвалы. Кафельный пол, натертый хлоркой…

– Ик!.. Зачем?

– Дезинфекция. Стоят непонятные приборы, релё… ребо… тьфу! Реторты… – Пунш из концентрированной гномьей водки добрался и до стажера. – Колбы, все кипит, бурлит, вокруг больничные каталки, а на них тела симпатичных дев во-о-от с такими буферами, – раскинул руки стажер и тут же схлопотал еще раз по загривку. Размер буферов вызвал в Кэтран нездоровую зависть.

– Ик!.. Не увлекайся!

– Да я-то чё? Тут главное – чтобы понравилось твоему папаше.

– Да ты показываешь то, что понравилось бы тебе! Ик! Моему папе нравится моя мама!

– А что, твоя мама на двух ходулях и плоская?

– Нет! Моя мама вся в меня! – Кэтран попыталась дать стажеру еще одну затрещину, но задумалась, да так глубоко, что даже перестала икать. – Только она чуток по… э-э-э… погабаритней… а ведь ты прав. Такая действительно папе понравится. Продолжай.

– И вот среди этих аппаратов ходит доктор в белом халате…

– Какой-нибудь старый пердун?

– Нет, я думаю, это молодой, амбициозный врач, который хочет добиться всего и сразу, – начал рассуждать Денис, – в чем-то гениальный, но жутко жадный до денег и власти, а потому связался с Темным Мастером. И сидит он сейчас где-то в своих подвалах и выращивает твою будущую мачеху-гомункула на радость рогатому… а может, уже и вырастил.

– Гомункула?

– Гомункула. У вас это так называется. А у нас евгеника и генная инженерия… это, считай, одно и то же – что в лоб, что по лбу. Короче, выращивает что-то средненькое между человеком и демоном, которого ваши маги не засекут.

Что-то зашевелилось под тулупом стажера, и уже слегка захмелевший Денис прихлопнул это что-то, даже не сообразив, что прикрыл створки амулета, из которого рвались наружу рога взбешенного Темного Мастера, жутко расстроенного тем, что его зловещий план одним махом раскрыл какой-то жалкий человечишка в пьяной эйфории.

– А туфельки тут при чем?

– Так в них же отравленная иголка! Кто-нибудь дарит их моей теще, она брык! И вакантное место возле твоего отца свободно. Я остаюсь без тещи. А потом мачеха папашу твоего валит, я остаюсь без тестя, зато мачеха свободна, а тут еще рядом красавица жена… ух, какая шведская семья получится!

– На!

Стажер схлопотал под дых и, громко хохоча, плюхнулся на снег, увлекая за собой Кэтран.

– Все! Пошли гасить этого молодого, амбициозного, – пропыхтела принцесса, отплевываясь от снега.

– Его еще надо найти. – Денис сел рядом с принцессой. – Где он? В каком мире? У нас с тобой одна наводка – извращенец и туфельки. Вот по этому следу и надо идти.

– Кой черт туфельки! Ты тут такого наговорил, что мне страшно стало. – Чувствовалось, что принцессу действительно пробрало. – Может, сразу во дворец и предупреждаем отца?

– Хороший вариант. А как?

– Как, как! Через портал. Ты же выкинул Алекса отсюда обратно в одиннадцатое измерение. Вот и давай нас так же туда же. А уж там и моя магия заработает.

– Катька, – виновато вздохнул стажер, – у меня в прошлый раз получилось случайно. Зол я был и шел по свежему следу в точке, где портал для нас сюда открылся. А вот получится ли обратно…

– Но ты хотя бы попробуй!

Денис переместил под полой шубы на грудь Железный рог, взялся за него и честно попробовал, но, как ни напрягался, ничего не получилось.

– Вот здесь, в этом мире – куда угодно, – сдался наконец он, вытирая выступивший на лбу пот, – а в светлые миры не могу. Извини. – Стажеру было невдомек, что в прошлый раз дополнительную силу ему придали рога дьявола, беснующиеся в данный момент в серебряном саркофаге на его груди. – Так что придется действовать через Оле-Лукойе – порождение извращенной фантазии Ганса Христиана Андерсена. Будем брать его за жабры.

– Ну хорошо, предположим, мы добудем у него туфельки, а если он будет молчать? Что дальше?

– Эх, Катюха! Не знаешь ты жизни! Думаешь, я с ним душеспасительные беседы буду вести? – Будь стажер чуть-чуть трезвее, ни за что не выдал бы следующую фразу, но концентрированный гномий пунш явно заблокировал тормоза. – Если вас поставить раком и зажать соски в тиски, пи… пардон… долбануть доской по сайке, вы помрете от тоски.

Глаза у Кэтран стали круглые.

– И ты еще смеешь называть Оле-Лукойе извращенцем, – ужаснулась принцесса, – да он рядом с тобой агнец божий.

– Да брось ты! Я просто прикалываюсь. И вообще, когда мы его возьмем в оборот, могу доверить тебе вышибать из него информацию. Ты, главное, когда допрашивать будешь, представь себе, что от его показаний зависит жизнь твоей матери. Интересно, что после этого от него останется?

Кэтран представила.

– Да я ему, гаду такому, яйца в дверной косяк засуну…

– Крашеные яйца на Пасху хороши, сейчас не сезон, – поспешил тормознуть подругу стажер.

– Оу-у-у… – с омерзением потрясла головой опомнившаяся принцесса, – нет уж, лучше ты допрашивай.

– Не желаете освежиться?

Кет с Денисом автоматически взяли бокалы, дружно сдули с них пламя и залпом выпили.

– С вас золотой! – радостно сказал торговец, незаметно подкравшийся к ликвидаторам сзади со своим лотком.

– Ап… ап… – опять начала ловить воздух ртом Кэтран.

– Убью, зараза! – вскипел Денис.

– Сначала расчет, а потом все что угодно!

– Тьфу! – стажер кинул лоточнику монету. – Брысь отсюда! Еще раз увижу тебя рядом, точно убью!

Получив мзду, лоточник шустро отбежал в сторону и начал ждать, когда щедрый клиент в очередной раз дозреет.

– Э! – толкнула в бок стажера принцесса. – По-моему, за нами следят.

– Кто? Ткни незаметно пальцем.

– Ща.

Кэтран с трудом поднялась и абсолютно «незаметно» ткнула пальцем в гномика, который раскатывал на своих коньках взад и вперед вдоль кромки льда, усиленно подмигивая Денису. Увернуться гномик не успел, а потому покатился дальше, уже сидя задом на льду, отчаянно матерясь и выразительно крутя пальчиком у виска, сердито глядя при этом на стажера.

– Зря ты его так, – вздохнул Денис, тоже поднимаясь на ноги, – чую, обойдется нам это в лишний алмаз. Ну пошли принимать товар.

– Какой товар?

– Сейчас увидишь.

Стажер подхватил принцессу под руку и потащил ее за собой обратно на лед.

– Только не это! – взмолилась Кэтран. – У меня уже ножки болят!

– Терпи, Катюха, так надо. Сейчас ты увидишь, как работают настоящие профессионалы. Тебе шпионской деятельностью заниматься приходилось?

– Нет.

– Тогда смотри и учись. Первое дело: правильно сказать пароль и получить на него правильный отзыв. Погнали!

Денис сунул принцессу под мышку и вместе с ней подъехал к гному, продолжавшему, сидя на пятой точке, изрыгать ругательства в пространство.

– Мы с вами сегодня одинаково небрежно одеты, не правда ли? – учтиво спросил он гнома, дыхнув на него свежачком.

– Ясен хрен! Штаны теперь точно менять придется! Я небось уже дырку на заду из-за вас протер! – свирепо прорычал гном. – Деньги! – протянул он руку.

– Товар! – потребовал Денис, подумал и для убедительности показал гному кукиш.

– Это как понимать? – опешил гном.

– Не будет товара, не будет денег, – расшифровал пальцовку стажер.

– Что за времена пошли! – начал возмущаться гном. – Ну никто на слово не верит! Ладно, иди туда, – показал он глазами на лавочку в глубине парка, неподалеку от катка, на которой сидели три задубевших гнома.

– Ясно. – Стажер взял гнома за бороду и рывком поднял его на ноги. – Но смотри, борода, если попробуешь напарить, я тебя побрею. Причем во всех местах сразу.

– Да ты чё? – возмутился гном. – За тебя же Ганс подписался! Мы с ним в свое время такие дела крутили!

У Кэтран глаза стали квадратные.

– С Гансом Христианом?

– Ну да! – пожал плечами гном.

Денис радостно рассмеялся, съехал с катка на снег и потащил ее за собой в сторону лавочки.

– Ну что, снеговики, замерзли? – весело спросил стажер, приближаясь к бородатым коротышкам.

«Снеговики» дружно затрясли головами.

– И давно тут сидим?

– Д-д-давно, – отстучал зубами один из них.

– Ч-ч-часа два уже, – добавил другой.

– Товар при вас? – строго спросил стажер.

– Там, – кивнул на сугроб третий гном.

– Понял. Катюха, разыгрываем резвящихся детей.

– Зачем?

– За надом. Товар проверять будем.

Денис подхватил Кэтран и с размаху воткнул ее в сугроб, после чего прыгнул за ней следом.

– Ты что делаешь?

– Лежи, барахтайся и смейся.

– Какое смейся! Мне снег за шиворот попал!

– Это очень даже хорошо. Распушись, пока выгребать его будешь, а я тем временем…

Денис извлек из сугроба промасленный сверток и осторожно развернул его.

– Так вот почему у тебя руки были все в чернилах! – дошло до Кэтран.

В свертке вместе с непонятными механизмами дикой конструкции лежали промасленные корявые чертежи, начертанные явно рукой стажера.

– Извини, но чертежник из меня хреновый. А гусиное перо, оказывается, так здорово чернилами брызгается!

– И что это за такое? – спросила принцесса, вытрясая из-за шиворота снег.

– Многозарядный арбалет с автоматической подачей стрел и ускоренной перенатяжкой тетивы, – гордо сказал Денис, – очень действенное оружие против нечисти. Я на наконечники для стрел почти весь кинжал Ланса спустил, – продемонстрировал он девушке резко сократившийся в размерах серебряный кинжал.

– Странный аппарат.

– Но действенный. Стрелять будет как пулемет!

– Я не знаю, что такое пулемет.

– Поясню на более простом примере. С какой скоростью у вас лучшие лучники стреляют?

– Если эльфы стреляют, то выстрелов сорок в минуту.

– А эта игрушка, – Денис любовно погладил магазин арбалета, в котором была упакована сотня коротких болтов, – за десять секунд веером все стрелы отправит в полет. Целую толпу разом положить можно, не напрягаясь. Точность и дальность полета, правда, не очень большая, но нам это и ни к чему. Мы ведь в толпе будем работать. Прячь под шубу!

Оружие исчезло под одеждами «резвящихся детишек».

– Слышь, хозяин, пора бы рассчитаться! – сказал один из гномов.

– Оружие перед продажей проверяли?

– Нет.

– Но вы все точно по чертежам сделали? – требовательно спросил гнома стажер.

– Обижаешь, начальник! Все тютелька в тютельку!

– Тогда держите.

Стажер отсчитал шесть камней – по три алмаза за арбалет. Гномы тут же испарились, и тут шум и гам со стороны летней эстрады привлек внимание ликвидаторов.

– Катька! Мы, кажется, главное веселье прозевали!

Денис торопливо перерезал веревки кинжалом Ланса, освобождая свои сапоги и сапожки Кэтран от коньков, помог ей подняться, и они поспешили на шум толпы. Кэтран слегка покачивало, и, чтобы не упасть, ей приходилось опираться на крепкую руку стажера. Двойная порция концентрированного гномьего пунша медленно, но верно делала свое дело. Организм Дениса был в этом отношении более закаленный, но градусы и на него оказали свое влияние, а потому он не почувствовал пронзительного взгляда в их сторону. Размалеванный яркими красками клоун на маленькой лошадке, которому смеющиеся родители подсаживали на холку лошади трехгодовалого малыша, подбадривал слегка робеющего ребенка, изредка стреляя глазами в Дениса и его подругу. Кэтран опять занесло. Чтобы удержать равновесие, юноше пришлось слегка затормозить, и его взгляд случайно упал на клоуна. Тот поспешил отвести глаза.

– Бесплатный аттракцион! – закричал ярмарочный шут. – Детишки, которые хорошо учатся и слушают своих родителей, садятся спереди, непослушные детишки, которые плохо учатся, садятся сзади!

Сзади к нему пристроиться никто не спешил, а потому клоун тронул вожжи, и лошадка начала делать стандартным прогулочным шагом направилась вокруг занесенного снегом фонарного столба городского парка.

– Ну ты чего? – дернула за рукав стажера Кэтран. – Пошли скорее! Там уже король приехал. О, и Ланс с Фионой появился. Пошли, пока лучшие места не позанимали! Представление скоро начнется!

– А ты уверена, что мы за этим сюда пришли? – удивился Денис.

– Ой… верно! Пошли извращенца гасить. Он где-то рядом должен быть, зараза! – начала извлекать арбалет из-под шубы принцесса.

– Вот это другое дело, – одобрительно кивнул стажер, заталкивая арбалет обратно ей под шубу, – но оружием размахивать рано. Стрелять только по моей команде!

И бравые ликвидаторы начали рассекать толпу, прорываясь к подмосткам летней эстрады, где извращенец, он же Оле-Лукойе, уже перерезал ленточку под гром аплодисментов.

В целых безопасности правый ряд деревянных лавочек был выделен для благородных жителей Копенгагена, и от простонародья их отделял строй солдат личной гвардии короля. Сам король Карл I сидел в первых рядах в специально доставленном в парк для церемонии открытия летнего театра кресле. Рядом с ним в таких же шикарных креслах расположился Ланс с Фионой. Ланс тревожно крутил головой, выискивая друзей глазами. Что-то тревожило его, и он явно волновался. Оле-Лукойе с обрезком красной ленточки в руке осторожно пощупал ножкой первую ступеньку датского долгостроя.

– Всех строителей, на хрен, поувольняю, – прошипел он себе под нос.

Убедившись, что ступенька его держит, извращенец рискнул подняться на сцену и, лучезарно улыбнувшись, начал речь:

– Уважаемые дамы и господа! Наконец-то свершилось это долгожданное событие! Сегодня, в канун Нового года, мы открываем этот замечательный летний театр. Это знаменательное событие почтил своим присутствием наш горячо любимый король Карл I и его высокопоставленные гости. Поприветствуем нашего короля Карла I и их королевские величества Ланселота I и его красавицу жену королеву Фиону.

Толпа разразилась дружными аплодисментами, а Денис и принцесса еще сильнее заработали локтями, увидев цель.

– Представление начинается! – воскликнул министр культуры, восторженно раскинув руки, и на сцену тут же выбежала группа продрогших на морозе артистов.

В этот момент Ланс увидел друзей, рвущихся к лестнице, ведущей на подмостки. Король скрипнул зубами и вцепился в подлокотники кресла так, что костяшки пальцев на руках побелели.

– Что с тобой, дорогой? – тревожно спросила Фиона.

– Все нормально, – процедил Ланс, и тут взгляд его упал на шута, который уже не возил детишек на лошадке, а почему-то оказался в строго охраняемой зоне и корчил забавные рожи датскому королю, заставляя Карла I, наблюдавшего за его ужимками, складываться от смеха пополам.

Ланс перевел взгляд на друзей и внезапно по их суматошным действиям понял, что они абсолютно пьяные! От Дениса он такого еще мог ожидать, но от Кэтран!

– Идиоты… – Лицо Ланса начало стремительно бледнеть.

А шут тем временем не только рожи корчил. Он умудрялся, не прекращая приплясывать перед королем, жестами давать указания каким-то темным личностям в черных балахонах, которые ввинчивались в толпу, пробираясь к упившейся в зюзю гномьим пуншем парочке.

Тем временем на сцене начался парад-алле. Все артисты в красочных костюмах уже были там и дружно показывали свои номера. Вот по телу мускулистого мужчины с длинным шестом на лбу взметнулась вверх вся его семья: мама, сын и дочка – они начали крутиться на этом шесте, как обезьянки. Вот фокусник вытащил из пустого ящика кроликов и голубей. Вот метатель ножей принялся поражать деревянную мишень, которою радостно размахивала его ассистентка. Вот в руках жонглера замелькало не менее десятка булав. А рядом с ним силач тоже жонглировал, только не булавами, а тяжеленными пудовыми гирями…

Оле-Лукойе, завершивший торжественную часть, начал спускаться по лестнице как раз в тот момент, когда к ней прорвались Кэт и Денис.

– Иди сюда, родной, – поманил пальчиком стажер.

– Не-а, – отрицательно мотнул головой извращенец и попятился по лестнице назад.

– Иди сюда, сказал!

– Не-а! – гном стал затравленно озираться.

Глаза шута вспыхнули красным, демоническим огнем. Он уже не ублажал короля своими ужимками.

– Взять их, идиоты! – проревел шут.

Как ни был пьян Денис, среагировал на этот вопль мгновенно. Рывком развернувшись, он выхватил из-под полы шубы арбалет, но стрелять уже не было смысла. Ланс с диким воплем взвился со своего кресла и с размаху метнул серебряный клинок в спину демона.

– Прости, Фиона! – крикнул он. – Я не могу изменить присяге! Там мои друзья!!! Дэн! Нас окружают!

Серебряный кинжал свистнул в воздухе и пронзил капюшон одного из нападавших, с хрустом войдя в затылок. Кэтран вывернулась из-под падавшего на нее тела демона, бившегося в судорожных конвульсиях, одновременно выхватила свой арбалет, покачнулась… Толпа зевак с визгом и воплями рванула в разные стороны. Стража сбилась вокруг короля, спеша закрыть его своими телами, а в воздухе уже мелькали арбалетные болты, посылаемые стажером, которые разили наповал слуг Темного Мастера, со всех сторон рвущихся к эстраде, куда уже запрыгнул юноша, держа Кэтран под мышкой.

– Отпусти, дурак! – вонзила ему локоток в живот принцесса. – Лови бородатого! Я прикрою!

Тщательно продуманный Денисом план операции по захвату извращенца трещал по всем швам. Гномий пунш вносил в него свои коррективы.

– Кто допустил такое безобразие в моем государстве?!! – разозлился король. – Стража! Взять их!

Однако пробиться к сцене сквозь мятущуюся толпу было невозможно, да стража особо и не рвалась под обстрел арбалетных болтов, которые в данный момент посылала нетвердой рукой уже Кэтран, ибо били они не так прицельно, как стрелы Дениса. А потому, честно выполняя свой долг, доблестные гвардейцы подхватили на руки кресла короля и Фионы и потащили их от греха подальше к выходу из парка. Министр культуры тем временем как угорелый носился между артистами, уворачиваясь от загребущих рук Дениса. Ошалевшие от творящегося вокруг беспредела паяцы продолжали честно отрабатывать свои номера. Фокусник в очередной раз открыл «пустой» ящик, и оттуда выпрыгнул черный козел, на которого с разбегу запрыгнул извращенец. Глаза козла тут же вспыхнули адским пламенем. Крутые рога резко выпрямились, превратившись в две смертельные пики. Козел не по-козлиному, а словно бешеный бык, всхрапнул и, низко пригнув голову, ринулся на Дениса.

– Торе! – воскликнул юноша, срывая с себя овчинный тулуп, и резво отпрыгнул в сторону.

Рога с треском пронзили овчину, тулуп облепил морду козла, и теперь монстр метался по сцене вслепую. Увидев несущееся на него чудище, силач кубарем скатился со сцены, забыв про свои мелькающие в воздухе гири, одна из которых финишировала точно на рогатом лбу, и хотя тулупчик Дениса смягчил удар, козлику этого оказалась достаточно. Рога увязли в деревянном настиле подмостков летнего театра, а гном по инерции пролетел вперед, торпедировав своей лобастой головой метателя ножей. Это послужило сигналом к паническому бегству артистов со сцены, что и помешало Денису схватить извращенца. Пассом руки опомнившийся министр культуры прямо посреди сцены сотворил портал и рыбкой ушел в него.

– А, черт! – взревел Денис. – Катька, за мной! – Юноша оглянулся. – Да провалиться…

Окончательно окосевшая Кэтран сидела на подмостках сцены и давила на спусковой крючок, искренне удивляясь, почему из арбалета больше не летят стрелы. Тетива азартно щелкала зря, так как магазин был уже пуст.

– Я возьму ее! – Ланс сгреб принцессу в охапку, перекинул ее через плечо и ринулся к начинавшему смыкаться порталу.

– У, ты зараза! – промычал Денис, глядя на сжимающийся портал, и пьяно мотнул головой.

Двойная концентрированная доза гномьего пунша наконец-то ударила по его мозгам со всей силой. Тем не менее юноша чисто инстинктивно швырнул на подмостки сцены арбалет, схватился одной рукой за Железный рог, а другой за край портала и с силой рванул его на себя, не давая сжаться в точку.

Портал послушно раздался вширь, и они все втроем очертя голову дружно прыгнули в неизвестность, не заметив, что вслед им летит серебряный кинжал Ланса, выдернутый одним из недобитых демонов из затылка своего собрата…


предыдущая глава | Невеста для императора | cледующая глава