home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

– Ну почему мне так плохо? – жалобно спросила Кэтран. – Какое-то странное в этом заведении молоко.

– Все, Катюха, – мрачно сказал сидевший рядом на кровати Денис, – теперь ты от меня никуда не денешься.

Им было уже немножко лучше. Промывка желудка дала положительный результат, да к тому же им после этого удалось еще и поспать часа четыре.

– В смысле? – не поняла принцесса.

– Ну в смысле – плохо?

– Плохо.

– По утрам?

– По утрам.

– Тошнит?

– Тошнит.

– Все симптомы налицо. Теперь ты от меня никуда не денешься. Залетела.

Несколько секунд Кэтран переваривала информацию, а потом завопила:

– Да ты что?!! Я ж еще не готова!

– Поздно, Катюха. Готовься. Пеленки, распашонки…

– Слышь, Дэн, – криво усмехнулся Ланс, – год прошел, а ты все такой же… ну ни капельки не изменился. Не верь ему, Кэт. Все гораздо проще…

– Тихо, – зашипел на друга Денис, – если она узнает, что вчера напилась со мной до поросячьего визгу, – все! Живьем съест. Пусть лучше верит, что залетела. По крайней мере, ответственность пополам.

– Ах, вот в чем дело… – округлила глазки Кэтран и отвесила стажеру хорошую затрещину, – а ну, колись, пьянь, как сумел меня напоить?

– Где ты видишь пьянь? – возмутился Денис, потирая затылок. – Я стекл как трезвышко… тьфу! Трезв, как стеклышко…

– То есть позеленевший, – добавил Ланс.

Цвет лиц у парочки действительно был все еще нездоровый.

– Кэтран, ну этого обалдуя я сто лет знаю, его уже не переделаешь, но ты-то, главный борец за трезвость в нашей команде…

– Да я сама не знаю, как это получилось, – недоуменно пожала плечами принцесса.

– И я не знал, что в тех кубках, – поспешил отмазаться Денис, – ну, пунш и пунш. В нашем мире он как газировка. Там алкоголя меньше, чем в пиве. В основном соки, сахарная пудра и еще всякая бурда для вкуса, а алкоголя там совсем чуть-чуть. Рома или коньяка сверху немножечко плеснут, подожгут – и последние градусы в атмосферу – вот тебе и газировка. Неужели ты думаешь, что я перед завершающей стадией операции по захвату извращенца буду нажираться, да еще и Катьку спаивать? Мне пьющая жена на фиг не нужна.

– Жена? – вскинул брови Ланс.

– Ну… можно сказать и так, – на щечках Кэтран заиграл румянец.

– О! Ланс, а ну смути ее еще чем-нибудь. К ней возвращается естественный цвет лица.

– Да ну вас! – окончательно покраснела принцесса.

– Поздравляю, ребята. На свадьбу пригласите?

– Спрашиваешь! Свидетелем будешь. Протокол, подпись, штепсель, все как положено!

– Это здорово… Да, все хотел спросить: чем вам Оле-Лукойе помешал? Ну брат его – понятно. Под дудку Темного Мастера пляшет, а этот вам зачем? Безобидный вроде гном. Министр культуры…

– Нам не нравится культура этого извращенца, – отрезала Кэтран. – И потом, этот гад участвует в заговоре против моих родителей.

– А мы его из-за этого пунша упустили, – виновато вздохнул Денис.

– И занесло нас непонятно куда, – махнул рукой Ланс и болезненно сморщился.

– Черт! – вспомнил Денис. – Дай посмотрю.

Осмотр показал, что дело плохо. Кровь из раны перестала сочиться, но края ее были воспалены.

– Врач. Нам срочно нужен врач! – озаботился Денис.

– Да, лекарь не помешает, – согласилась Кэтран.

– Лечебные процедуры, кстати, трактирщик обещал взять на свой счет, – сообщил Ланс, заправляя рубаху за пояс своих штанов, – так же как наше проживание в этих номерах и стол.

– И как тебе это удалось? – искренне удивился Денис.

– Столько лет возле тебя крутиться и ничему не научиться было бы грешно, – вздохнул Ланс, – вы сегодня поутру прямо за столом сумели отрубиться, ну я ему и намекнул, что вы его стряпней отравились. Вот он теперь грехи свои… нет, ваши грехи пред вами же и замаливает.

– Ланс! Я тобой горжусь. Растешь не по дням, а по часам. Моя школа!

В этот момент в дверь осторожно постучали.

– Можно? – донесся до них робкий голос трактирщика.

– Заходи, – крикнул Денис.

Трактирщик вошел и, увидев сидящих рядышком Дениса и Кэтран, сразу же расцвел.

– О! Я вижу, что вам уже лучше! А то я, понимаете, пытался вызвать вам врача, но он сегодня не выезжает на вызовы. Он, понимаете ли, за городом живет…

– А у вас что, один врач на весь город? – удивился Ланс.

– Да лекарей-то много, – поморщился трактирщик, – но их пациенты очень быстро оказываются на кладбище. А в свете утреннего инцидента это было бы нежелательно. Дурная слава моему заведению не нужна, потому я рекомендую вам хорошего врача. А он у нас только один. Настоящий кудесник. Может, вы сами к нему съездите, если чувствуете себя еще плохо?

– Плохо, – кивнула Кэтран.

– Ой, плохо! – подтвердил Денис.

– Карету я оплачу! – клятвенно заверил трактирщик.

– Лечение тоже, – строго сказал Ланс.

– Да-да! Конечно!

– А почему нельзя послать карету за врачом? – капризно спросила принцесса.

– Ну… – замялся трактирщик, – сам он вряд ли на вызов поедет. Тут, понимаете, с недавнего времени в городе нехорошие дела твориться стали. Люди пропадают.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался Денис, – а поподробнее можно?

– По слухам, – таинственно понизил голос трактирщик, – в городе поселилась сама Смерть.

– Неприятное соседство, – согласился стажер, – и как она себя ведет?

– Говорят, Смерть по ночам разъезжает по городу в черной карете. Сама Смерть на козлах сидит: высокая, страшная, в черный саван закутанная, а жертвы свои в карету кидает. Как проедет такая карета, на следующий день одним жителем в городе меньше. Этой ночью опять вот девушка пропала. Только одна туфля от нее осталась. На дороге полицейские поутру нашли. В последнее время смерть на девушек переключилась.

– Ужасы какие, – передернулась Кэтран.

Ланс с Денисом переглянулись. В отличие от принцессы, они прекрасно помнили промелькнувшую вчера перед их носом черную карету и выпавшую из нее туфельку.

– И давно у вас люди стали пропадать? – поинтересовался Денис.

– Три года назад первый случай был.

– А конкретно девушки когда стали пропадать?

– Год назад. Полиция с ног сбилась. Поэтому доктора я понимаю. Ему в своем замке пациентов принимать сподручней и безопасней.

– Но как врач он точно хороший? – требовательно спросила Кэтран.

– О да! Доктор Франкенштейн…

– Кто?!! – выпучил глаза Денис.

– Франкенштейн.

– Случайно не Виктор? – напрягся стажер.

– Он самый. Виктор Франкенштейн. Вы его знаете?

– Наслышан.

– Не удивительно. Слава о его лекарском искусстве далеко пошла.

– Вы даже не представляете, как далеко. – Глаза Дениса загорелись. – Это интересно. Ну и чего стоим? Где наш персональный автомобиль? Вы же видите, как нам плохо! Нам срочно нужен врач!

– С автомобилем тут проблема… – замялся трактирщик.

– Что значит проблема? – возмутился Денис. – Хочу автомобиль!

– У меня, понимаете, личный шофер приболел, ну и… Одним словом, если в автомобиль запрячь лошадь, то он, может быть, еще и поедет, но… езжайте лучше в карете. Поверьте, так гораздо быстрее будет.

– Ладно, подгоняй карету, – сдался стажер.

– Сейчас я распоряжусь. Через пять минут спускайтесь вниз. Все будет готово.

Трактирщик покинул комнату, и вскоре его каблуки застучали по ступенькам лестницы вниз.

– Слушай, ничего не понял, – нахмурился Ланс, – какой еще автомобиль? Что такое автомобиль?

– Самодвижущийся экипаж о четырех колесах на безлошадном ходу, – важно изрек Денис, – вопрос подкинул специально, чтобы проверить уровень технического развития аборигенов.

– Ну и как? Проверил?

– Проверил. Где-то конец девятнадцатого века моей горячо любимой родины. Но главное не это.

– Главное, что у тебя родился план. Я правильно поняла? – ткнула в бок Дениса Кэтран.

– Совершенно верно, радость моя. Значит, так, до кареты мы с тобой, Кэт, изображаем умирающих лебедей, а Ланс, наш заботливый друг, идет в качестве сопровождения. А вот у замка Франкенштейна быстренько меняемся ролями. Ланс, вы с Кэт – брат и сестра. Ты ранен… ну, скажем так… в банальной кабацкой драке, и безутешная, любящая сестра умоляет гениального доктора спасти любимого братца, причем за кругленькую сумму, которую оплатит местный трактирщик. А пока этот гад занимается твоим лечением, я оперативно обшариваю его замок снизу доверху, раскрываю все секреты и, как только он тебя вылечит, беру гада с поличным на месте преступления. Ну как вам план?

– Бред сивой кобылы, – фыркнула Кэтран.

– Полный дебилизм, – согласился с ней Ланс.

– Кстати, а почему он гад? – потребовала уточнения принцесса.

– Знаете, одно только имя – Виктор Франкенштейн, – говорит мне, что мы нашли автора, а заодно и изготовителя моей будущей тещи.

– Будем мочить! – тут же вскинулась Кэтран.

– Тс-с-с… рано. Горячиться не надо, – успокаивающе погладил ее по руке стажер. – А вдруг я ошибаюсь? Опять же он нашего Лансика еще не подлечил. Так, нечего тут рассиживаться. Подъем! Труба зовет!

Дэн с Кэтран помогли Лансу подняться из кресла и, старательно изображая умирающих лебедей, закинули его руки себе на плечи, потом вывели из комнаты и начали помогать спускаться по лестнице. Их другу становилось все хуже и хуже…


* * * | Невеста для императора | cледующая глава