home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


22

Карета медленно ехала к городским воротам. Трактирщик особо предупредил кучера, чтоб он не гнал лошадей, чтобы не растрясти по дороге болезных.

– Слушайте, ребята, а что вчера было? Я ведь с того момента, как мы с Дэном к эстраде пробились, толком ничего не помню. Почему Ланс раненый?

– Потому мы и живы, что он раненный, – виновато вздохнул стажер. – Он нас своей грудью прикрыл. Одного не пойму: прикрывал грудью, а нож словил в спину. Кать, не твоя работа?

Как Лансу ни было больно, он все же захихикал.

– Как ты его терпишь, Кэт?

– Сама не знаю. Так, ладно, он нас своей грудью прикрыл… ты что, бросил Фиону? – уставилась круглыми глазами на Ланса Кэтран.

– А что делать? – поморщился Ланс. – Вы были в лом, а на вас уже братец Оле-Лукойе нацелился. Пришлось его валить.

– Какие же мы свиньи, – покаянно сказала Кэтран. – А почему все-таки я с того момента ничего не помню?

Похоже, с амнезией, вызванной алкогольным отравлением, принцесса еще не сталкивалась, чем и не преминул воспользоваться стажер.

– О! Ты была великолепна! Палила из своего арбалета во всех подряд. Артисты только успевали уворачиваться. Ну вот жонглер свою булаву и упустил. Она тебе по кумполу – бах! Ты брык! Лансу пришлось тебя на горбу вытаскивать. Потому и кинжал словил.

– А ты что в это время делал? – требовательно спросила принцесса.

– Мужественно прикрывал тылы и делал противникам козу, пытаясь их запугать, – изобразил авантюрист соответствующую фигуру из двух пальцев.

– Врет он все, – опять сдал друга Ланс, – он в это время портал держал. Представляешь? Схватился за край портала, в который нырнул ваш извращенец, и начал его растягивать. Голыми руками. И ведь не дал ему свернуться! Я такого ни разу в жизни не видел. Как тебе это удалось, Дэн?

– Спроси у пунша, – попросил Денис, – по трезваку ни за что бы на такую глупость не пошел. – Стажер выглянул из кареты, которая уже покинула город и катилась по пыльной дороге в сторону мрачного черного замка, возвышавшегося над лесом. – Эй! Рулевой! Чего плетемся, как на похороны? – крикнул он кучеру.

– Приказано тихонько ехать, – откликнулся «рулевой».

– Приказ отменяю. Гони давай!

Кучер подхлестнул лошадей, и карета прибавила ходу.

– А теперь займемся делом – сказал стажер, как только за окнами кареты замелькали деревья. – Значит так, при подъезде к замку я выскакиваю и проникаю внутрь самостоятельно. На мне разведка и все прочее, о чем я только что говорил, а на вас…

– А на нас остается разборка с кучером, – рассердилась Кэтран. – Как я ему объясню, что в карету села отравившаяся некачественным молоком парочка с сопровождающим, а выйдет из нее сопровождающий с колотой раной в спине? Что он про нас будет думать?

– Думать будешь ты. Ты ж у нас начальник, тебе эту проблему и решать.

Юный нахал чмокнул принцессу в щечку и на полном скаку выпрыгнул из подъезжающей к замку кареты.

– Э! Ты куда? – всполошился кучер.

– Извини, друг, прижало! – крикнул Денис и скрылся в лесу, который почти вплотную примыкал к высокой крепостной стене замка Виктора Франкенштейна.

– Езжай, езжай, – высунулась из окошка Кэтран, – ничего страшного. Ему просто стало легче, и он с моим братом повздорил. Теперь придется братишку лечить.

– А что с вашим братом? – полюбопытствовал кучер.

– Да ничего особенного, – небрежно махнула ручкой Кэтран, – получил нож в спину.

– Так это ж надо срочно в полицию, – заволновался кучер.

– Из-за такого пустяка? – фыркнула девица. – Да они по десять раз на дню цапаются, и что, из-за этого постоянно полицию напрягать? Так что не спорь и езжай к доктору.

– Как скажете, мисс, – флегматично пожал плечами кучер, натягивая вожжи, – вообще-то мы уже приехали.

Кэтран помогла Лансу выбраться из кареты. Рана на его спине опять кровоточила, и на рубашке сзади выступили кровавые пятна. Кучер недоуменно почесал затылок, пытаясь сообразить, как нож смог проникнуть в тело, не повредив рубаху?

Денис, успевший вскарабкаться на стену, наблюдал сверху за действиями друзей, одновременно осматривая внутренний двор замка.

Кэтран начала нетерпеливо долбить кулачком в дверцу, встроенную в тяжелые дубовые ворота. На стук из замка вышел огромный детина – два с лишним метра ростом – и неспешно, вразвалочку двинулся к воротам.

– Ой… – тихонько пискнула Кэтран, увидев гиганта в дверном проеме.

Испугать детинушка мог кого угодно. Все его тело, по крайней мере та часть, которая не скрывалась под одеждами, была испещрена безобразными шрамами со следами грубоватых стежков, словно кто-то сшил огромную живую куклу из отдельных лоскутков, и это производило жуткое, отталкивающее впечатление. Гигант стоял, перекрыв проход, и мрачно глядел на незваных гостей.

– Нам срочно нужен доктор, – пролепетала Кэтран.

– Угу.

– Виктор Франкенштейн дома?

– Угу.

– Он принимает?

– Угу.

– Так можно пройти?

– Угу, – пробурчал гигант, не трогаясь с места.

– Тогда, может, в сторону отойдешь? – рассердился Ланс.

– Угу, – промычал гигант, освобождая проход.

Денис проводил взглядом исчезавших внутри замка друзей, дождался, пока за гигантским привратником закроется дверь, мягко спрыгнул вниз и метнулся под прикрытие стены замка, чтобы случайный взгляд из многочисленных окон его не засек.

– Так. Теперь надо срочно найти тещезаменитель. Где он прячет своих гомункулов? Да где угодно. Отсюда вывод: обшаривать придется все сверху донизу.

Парень быстро, как обезьянка, полез вверх, используя неровности каменной кладки в качестве лестницы. Энергичная работа мышц быстро разгоняла остатки хмеля, который выступал на его теле мелкими капельками пота. Два первых окна оказались закупорены наглухо. Однако с третьей попытки ликвидатору нулевого уровня удалось найти неплотно прикрытые створки, которые он сумел распахнуть. Стажер бесшумной тенью скользнул в коридор третьего этажа замка и осторожно прикрыл за собой окно, восстанавливая статус-кво. В первую очередь Дэн решил проверить, все ли в порядке с его друзьями. Не приведи Господи, этот доморощенный гений вместо лечения решит использовать их для своих изуверских опытов. Парень на цыпочках пробрался вдоль коридора до ближайшей лестницы и, затаив дыхание, начал спускаться на голоса, доносившиеся до него откуда-то снизу. Звуки шли со стороны первого этажа.

– Не волнуйтесь, мисс, подлечим мы вашего брата, – благодушно успокаивал кто-то Кэтран, – рекомендации Джона для меня больше чем достаточно. Счет я пошлю прямо в трактир.

– Так как мой брат?

– Говорю же – не волнуйтесь. Ничего страшного. Рана, конечно, неприятная и, к сожалению, уже слегка загноившаяся, надо было сразу его ко мне, но ничего, заштопаем. У меня есть чудодейственный бальзам, убивающий попавшую внутрь заразу. А чтоб рана быстрее заросла, придется поработать иголкой.

Денис осторожно выглянул из-за угла. Виктор Франкенштейн, бледный молодой человек субтильной внешности, рассматривал рану обнаженного по пояс Ланса, которого Кэтран поддерживала под руку, испуганно косясь на застывшую рядом с нею фигуру гиганта.

– Том, отойди в сторонку, не пугай девушку, – попросил врач.

Гигант послушно сделал два шага в сторону и застыл подле стены.

– Какой он страшный, – вздохнула принцесса, – что это с ним, доктор?

– Не повезло бедняге. Давайте пройдем вот сюда. Там есть подходящий диван. Вашему брату желательно лечь на него, животиком, так сказать, вниз. Будем готовить его к операции.

Виктор с Кэтран провели бледного, осунувшегося Ланса в комнату, возле которой и протекала беседа.

– Да, Тому не повезло, – донесся оттуда до стажера голос Виктора, – пострадал на пожаре. Детей спасал. Обгорел сильно, да еще и балка сверху упала. Привезли его ко мне чуть живого. Можно сказать, по кусочкам собирал. Вот пытаюсь его окончательно в чувство привести. Успехи уже есть. Даже говорить пытается и начинает помогать мне по хозяйству. Хороший человек. Старайтесь в него глазками не стрелять, а то он смущается. Внимание такой симпатичной девушки может вогнать его в ступор. Он еще к этому не готов.

Денис задумался. Как-то не вязалась добродушная речь доктора с образом злого гения.

– А чем вы его лечите? – спросила Кэтран.

– О! Новейшая технология, – гордо ответил врач, – мое изобретение. Метод шоковой терапии называется. Электричеством лечу.

Виктор высунулся из комнаты.

– Том, принеси из лаборатории спирт, нитки, чистые бинты… ну, короче, весь хирургический набор. Тебя учить не надо.

– Угу. – Гигант медленно кивнул и пошел за инструментами.

Двигался он в сторону Дениса, а потому парню пришлось метнуться по лестнице вверх, чтобы не попасться помощнику Франкенштейна на глаза. И тут ему в голову пришла мысль, заставившая его усомниться в докторе. Почему операцию он собирается делать в помещении для этого явно неприспособленном? Не на операционном столе, а в обычной комнате, на диване, где нет даже хирургических инструментов… нонсенс!

Дождавшись, пока гигант прошел мимо лестницы, стажер высунул голову наружу и посмотрел ему вслед. Том прошел до конца коридора, открыл своим ключом какую-то дверь и исчез внутри. Идти следом за ним Денис не решился. Коридор просматривался идеально, и шанс нарваться на гиганта, когда он будет возвращаться обратно, был очень велик. Как выяснилось, стажер оказался прав. Не прошло и тридцати секунд, как Том вышел из комнаты с большой металлической коробкой, в которой позвякивали хирургические инструменты, запер дверь и направился в обратный путь.

Денис был в смятении. С одной стороны, надо было срочно обшарить замок, а с другой – он всерьез опасался за жизнь друга: не приведи Господи рука у этого мясника «ненароком» дрогнет, и он траурным голосом сообщит Кэтран о внезапном осложнении с летальным исходом, и что, к сожалению, наука тут уже бессильна? Ему все меньше нравилась собственная идея лихого налета на замок Виктора Франкенштейна, который они только что учинили. Он, скотина такая, рисковал своими друзьями!!!

Пока стажер занимался самобичеванием, врач приступил к лечению.

– Мисс, если вы боитесь вида крови, то лучше подождите в коридоре. Зрелище, поверьте, не из приятных.

– Ничего, – сдавленным голосом сказала Кэтран, – я сильная, выдержу.

– Рад это слышать. Ну-с, приступим.

Ланс зашипел от боли.

– А вы что думали, уважаемый, зараза так просто от вас отцепится? Нет, без боя она не сдастся. Спирт по свежей ране – это неприятная, но обязательная процедура. Возможно, зараза уже попала в кровь, но ничего. Том, налей бальзам. Вот так. Умница. Пейте. Пейте, говорю! Пахнет омерзительно, зато для здоровья очень пользительно. Вот так. Умница. Ну-с, рану прочистили, можно штопать. Том, нитки и иглы вымочил в спирте? Какой ты у меня молодец. Давай их сюда.

Денис перевел дух. Нет, вроде пока все идет нормально. Врач действительно знающий и честно отрабатывает свой гонорар. Так, уже штопает. Надо спешить. Первый этаж обследовать было проблематично, а потому стажер метнулся на второй этаж и начал тыркаться во все комнаты. И тут его ждало разочарование. Все двери были заперты. Мало того, когда он попытался поковыряться в замочной скважине одной из двери ногтем, его довольно чувствительно шарахнуло током.

– Ого! – пробормотал Денис. – Товарищ действительно продвинутый. Замочки под током. Обалдеть.

Стажер прислушался. Лечебная процедура уже подошла к концу, и Виктор давал последние наставления пациенту и его «сестричке»:

– Думаю, теперь все будет в порядке. Через пару дней швы можно будет снимать.

– Спасибо вам, доктор. Вы даже одежду свою пожертвовали…

– Нашли за что благодарить! Не могу же я позволить своему пациенту покинуть кабинет в окровавленной рубашке! Да, если возникнут осложнения, сразу ко мне. Вас с братом я приму без очереди.

Денис, спеша опередить друзей, взлетел на третий этаж, выскользнул в окно, шустро спустился по стене замка, метнулся к каменному забору. Уже переваливаясь через него, стажер увидел покидавших замок Ланса и Кэтран. На лице друга играл румянец. Чудодейственный бальзам доктора влиял на него благотворно. В карету Денис заскочил раньше друзей, да так ловко, что кучер его даже не заметил.

– Ну? – нетерпеливо спросила принцесса стажера, как только карета двинулась в обратный путь. – Нашел что-нибудь?

– Я весь в сомнениях, – честно признался Денис, – с одной стороны, все совпадает. Чудище это болотное, из кусков слепленное, электрошоковая терапия, а с другой стороны – нормальный человек. Толковый практикующий врач. Замок как замок. С научной лабораторией, как я понимаю. Непонятно только, почему он нашего Ланса штопал не в операционной, а на обычном диване. Боялся, что вы увидите там что-то не то? Странно. Хотя… может, счел, что рана недостаточно серьезная для операционной? Не знаю, короче. Возможно, мы и ошиблись.

– Ты ошибся, – чисто из вредности уточнила принцесса.

– Я ошибся, – не стал спорить Денис, – но уж больно у него фамилия одиозная. Так этот доктор хорошо вписывается в операцию Темного Мастера «Невеста для императора»!

– Что за операция? – подал голос Ланс.

– Ах да, ты же еще ничего толком не знаешь, – опомнился стажер. – Кэт, будь ласкова, просвети его, а я пока подумаю.

Принцесса начала рассказывать о зловещих замыслах рогатого и их приключениях, стажер же напряженно размышлял. Как назло, ничего путного в голову не лезло. Все его мысли крутились вокруг личности Виктора Франкенштейна, и все говорило, что именно он идеальная фигура на роль злого гения, клепающего гомункулов в своих тайных лабораториях. И в сказку про доброго дядюшку Тома, спасающего детишек из огня, тоже не верил. Хотя…

– Черт бы меня разобрал! – энергично выругался Денис.

– Ты что? – прервала свой рассказ Кэтран.

– Идиот я, вот что! Сказки чуть не назубок учил, готовился к этому миру, как ни один студент перед экзаменом не готовится. Даже уроки фехтования брал, чтоб соответствовать, если окажусь в высшем обществе. А этот гад… – Денис скрипнул зубами.

– Какой гад? – осторожно спросил Ланс.

– Валька Шебалин. Франкенштейна нам подкинул. Тоже мне сказочка! Блин! Да я не только не читал, даже фильмов про него не смотрел. Знаю понаслышке, что создал один придурок монстра и тот его же, своего создателя, если не ошибаюсь, и прикончил. А этот Том как-то на злобного монстра не тянет. У них там мир и любовь.

– И что, теперь никаких шансов? – расстроилась Кэтран.

– Шансы всегда есть, – взял себя в руки Денис, – одна зацепочка осталась.

Карета остановилась около трактира, и на пороге тут же появился Джон.

– Ну как, вам полегчало? – бросился он к выходившим из кареты друзьям.

– Прогресс налицо, но до полного восстановления здоровья еще далеко, – строго сказал Ланс, а Кэт и Денис поспешили скорчить кислые мины. – Любезный, накрой нам стол в нашем номере и будь добр почтить нас своим присутствием. Есть дело.

– Все будет исполнено на высшем уровне, – подобострастно раскланялся трактирщик и поспешил раскрыть перед «страдальцами» дверь.

– Ребята, вам не совестно? – начала стыдить друзей Кэтран, как только они оказались в своем номере. – Я понимаю, безвыходное положение, но зачем так нагло обувать хозяина? Если б я была в форме тогда, ни за что бы вам этого не позволила.

– К счастью, ты была не в форме, – флегматично фыркнул Ланс, – а потому мы смогли задарма получить эти комнаты и бесплатное лечение.

– К несчастью, я тоже был не в форме, – удрученно вздохнул Денис, – если б за дело взялся настоящий профессионал, – погладил себя стажер по голове, – то обул бы этого работника общепита дополнительно еще на пару сотен золотых. Это как минимум.

– Успокойся, Кэт. – Ланс осторожно сел, стараясь не коснуться спинки кресла пострадавшей от ножа спиной. – Я как раз именно этот момент утрясти хочу.

– Это как? – вскинула брови принцесса.

– Очень просто. Здесь же лето?

– Ну.

– Значит, это тряпье, – кивнул Ланс на свою соболью шубу и заячью шубейку Кэтран, – нам без надобности. А вот соответствующей сезону одежкой обзавестись не мешает. Мне надоело чужие обноски носить.

– Вот что значит женатый человек, – наставительно сказала Денису Кэтран, – сразу стал хозяйственный, практичный…

– И до безобразия скучный, – сморщил нос уязвленный стажер.

В дверь осторожно постучали.

– Войдите! – крикнул Ланс.

В комнату вошел трактирщик. Следом за ним просочились половые, оперативно накрыли на стол и поспешили удалиться.

– Чем еще могу служить? – прогнулся Джон.

– Вы так искренне пытаетесь загладить свою вину и хорошо о нас заботитесь, – величественно сказал Ланс, – что я решил отметить ваше рвение. Вот эти шубы ваши, – кивнул он на верхнюю одежду – свою и Кэтран, висевшую на спинке кровати Дениса.

– Вещицы дорогие, – тут же включился в разговор Денис. – Вон та соболья шуба вообще цены не имеет.

– Да? – удивился Джон. – Соболя, конечно, хорошие, но…

– Да это же шуба с царского плеча! – сделал круглые глаза аферист.

– Царского? – опешил трактирщик.

– А то! В ней царь Горох когда-то ходил, пока его наемные киллеры того… не замочили! Да ты сам посмотри, на спине дырка. Через нее-то и проникло отравленное лезвие кровожадного убийцы! Да за такой раритет на черном рынке три таких трактира купить можно!

– Ну надо же! А вон за той заячьей шубкой никакой кровавой истории не тянется?

– Что значит не тянется? Да обладательница этой шубки царя Гороха и замочила! Да она ценней собольей будет, – возмутился Денис, – во-первых, не драная, во-вторых, принадлежала подруге Джека Потрошителя, знаменитой охотнице за головами Мате Хари, и за все про все мы просим какую-то жалкую тысячу золо…

Кэтран вонзила свой локоток под дых вошедшему в раж стажеру.

– Он у меня такой шутник. Короче, это ваше. Правда, взамен мы попросим об одной маленькой услуге. Если вы поможете с верхней и нижней одеждой нашему другу, – кивнула она на Ланса, – мы будем вам очень благодарны.

– Да не вопрос! – расцвел трактирщик, окидывая Ланса внимательным взглядом, мысленно снимая мерку. – Здесь неподалеку есть магазин готовой одежды. Я все устрою.

Джон подхватил «раритетные» шубы и хотел было удалиться, но его тормознул Денис:

– Подожди, любезный. Ты тут недавно заливал что-то насчет черной кареты. Не можешь рассказать нам об этом поподробнее?

– Ну началось все с того, – охотно начал посвящать ликвидаторов в местные ужасы Джон, – что три года назад стали находить разрытые могилы. Трупы оттуда стали пропадать.

– Кошмар, – передернула плечиками Кэтран.

– Вот именно, кошмар! Полиция с ног сбилась, никого не нашла. Поначалу думали на доктора. Врач все-таки. Вдруг анатомический театр у себя в замке устроил? Обыск сделали. Все чисто. Потом через полгода уже не трупы, а люди стали исчезать. Разные – и мужчины, и женщины. Потом было затишье, но недолго. Первая девушка пропала год назад, и с той поры и пошло, и поехало. Люди по ночам на улицу выходить бояться стали. Похищения только по ночам происходят. От последней жертвы одна туфелька осталась. Прямо напротив моего трактира нашли. Полиция по ночам засады пыталась устраивать. Так Смерть разве обманешь? Все ловушки обходит. Наверняка знает, где блюстители порядка засели. Одним словом, ужас что творится.

– Действительно, – кивнул Денис, – натуральный кошмар на улице Вязов.

– Не только на нашей улице, – успокоил его трактирщик, – это по всему городу происходит.

– А ваш трактир стоит на улице Вязов? – нейтральным голосом спросил стажер.

– Да. А что?

– Нет, ничего. Но если увижу кого-нибудь с длинными стальными когтями вместо ногтей, то, как вернусь на родину, лично Вальку убью, вот что, – посулил окончательно расстроившийся Денис.

– Ты собираешься обратно? – встрепенулась Кэтран.

– Нет, конечно, – сердито буркнул стажер, – но этот писака хренов вполне может мне такую подлянку устроить.

– А знаете, – задумчиво сказал Джон, – кое-кто из случайных свидетелей утверждает, что у Смерти, похищавшей свои жертвы, на руках были длинные стальные когти.

– Тьфу! – душевно сплюнул Денис. – Вот теперь точно прибью.

– Ну… я пошел, – заволновался трактирщик и поспешил улизнуть, пока страсти в номере неспокойных постояльцев не начали накаляться.

– Ты про эти кошмары на улице Вязов читал? – требовательно спросила Кэтран.

– И не читал, и не смотрел, – мрачно буркнул Денис. – Тоже все понаслышке. Ну не люблю я кошмарики, что делать? Я добрые детские сказки люблю. Мне и в голову не могло прийти, что этот придурок навалится на ужастики.

– О каком придурке речь? – поинтересовался Ланс.

– О Вальке Шебалине, – махнул рукой Денис, – о ком же еще. Так, у нас осталась только одна надежда. Я вижу единственный способ выйти на извращенца, который наверняка связан с нашим злым гением и похитителем девушки.

– Что за способ? – спросил Ланс.

– Взять эту Смерть за жабры, – решительно сказал Денис. – Объявлю ночной рейд, но… – стажер задумчиво пожевал губами, окинув внимательным взглядом друга. – Только тебе в таком состоянии на ночной охоте делать нечего.

– Еще чего! – возмутился Ланс.

– Он прав, – согласилась со стажером Кэтран. – Тебе еще два дня резких движений делать нельзя. Забыл, что тебе доктор сказал, братец? Так что на охоту мы пойдем вдвоем. Я и Ден. И ловить будем на живца.

– Опаньки, – насторожился Денис, – это кто тут себя в жертву принести хочет?

– Я! – решительно сказала принцесса. – Смерть ведь за девушками охотится? Вот пусть попробует меня поймать. Это, знаешь ли, не так просто, если меня пуншем, конечно, не напоить. И не спорь! – прикрикнула она на Дениса. – Не забывай, что на кону жизнь моих родителей. Тем более что я буду не одна. Надеюсь, ты меня подстрахуешь где-нибудь из засады.

– А я и не спорю, – задумчиво сказал стажер, – но кое-какие коррективы в план все же введу. Мы пойдем не вдвоем, а втроем. Лечебное заклинание я до сих пор помню. Наша светлая магия здесь не работает, так что придется обратиться к темной стороне. – Денис перекинул на грудь Железный рог, к которому за это время так привык, что перестал замечать его на своем боку. – Как же неохота к нему прикасаться, – невольно поморщился он, – а делать нечего. Ланс, подставляй спину. Будем лечить ее старыми, проверенными, магическими способами.

Кэтран помогла Лансу снять рубашку и бинты. Денис одной рукой решительно взялся за рог, а другую положил на рану друга, и под ней тут же затрещали швы.

– У, ё-моё!!!

– Терпи казак, атаманом будешь.

– Я и так король. Мне и этого хомута выше крыши, – простонал Ланс.

Денис с удовлетворением увидел, как рана на спине друга зарубцевалась, затем разгладилась, и, как только на ней появилась свежая розовая кожа, с омерзением откинул рог за спину, спеша избавиться от темной силы, поднимавшей волну черной злобы в глубине его души. На этот раз он сумел с нею справиться…


предыдущая глава | Невеста для императора | cледующая глава