home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26

К стольному граду ликвидаторы подкатили при полном параде. Денис с Лансом щеголяли в почти новых порках и косоворотках, Кэтран, прикусив губу, чтобы сдержать смех, теребила тонкую ткань сарафана, из-под которого выглядывали лапти, подаренные Матреной. В такие же лапти были обуты и ее друзья. Никола по их просьбе притормозил по дороге у ручья, дав ликвидаторам возможность отмыться от сажи, так что они, можно сказать, теперь сверкали чистотой и были готовы окунуться в столичную жизнь неведомого измерения, в которое их вышвырнул портал. Оказавшись в городе, друзья отпустили с миром Николу и начали озираться, соображая, что делать дальше.

– Ну и столица, – пробормотала Кэтран, вертя головой. – В моей империи в деревнях дома добротнее ставят.

– Это ты еще царского терема не видела. Да, живут небогато, зато народ здесь сердцем не очерствел, – обиделся Денис.

– А ну прочь с дороги, деревня!

Несшийся во весь опор молодчик в красном кафтане взмахнул плеткой, за нее же был пойман и сброшен на землю. Лошадь поскакала дальше уже без всадника.

– Как посмел на царского гонца руку поднять, смерд? – попытался вскочить на ноги добрый молодец и тут же заткнулся, схлопотав лаптем в челюсть.

Бурливший народ шарахнулся в разные стороны.

– Убили!!! – заголосила какая-то баба.

– А кто такой смерд? – спросил у Дениса Ланс, ломая кнутовище о колено.

– Сейчас стража навалится и тебе это отдельно объяснят, придурок, – прошипел Денис. – Валим отсюда!

– Где, кого убили?

Те, кто не был свидетелем щекочущего нервы зрелища, начали напирать на тех, кто стремился удрать с места происшествия, чтобы, не приведи Господи, не подумали на них, и около пострадавшего началось настоящее столпотворение.

– Ланс, ну чего встал?!! – надрывался Денис. – Уходим!

– Погоди, смотри, какие у него сапожки добротные, и кафтан тоже ничего. – Ланс шагнул было к лежавшему в пыли гонцу, но стажер схватил его – за шкирку, Кэтран – за руку и потащил их прочь, спеша унести ноги.

Они с трудом пробились сквозь мятущуюся толпу, нырнули в соседний проулок, и там Денис перешел на нормальный шаг.

– Так, делаем невинные рожи и спокойно топаем вперед, – скомандовал он. – Мы ни в чем не виноваты. Поняли? Мы мирные селяне, тупые, неграмотные крестьяне. Идем себе спокойно, смотрим по сторонам и любуемся столичными чудесами.

– Значит, говоришь, народ здесь сердцем не очерствел? – усмехнулась Кэтран.

– Конечно! – уверенно сказал стажер. – Народ, он такой, в сердцах и на вилы поднять может. А уж царь-батюшка, ежели что не по нем, так сразу голову долой! Что делать? Сатрапы, они все такие. А ты, придурок, – постучал костяшками пальцев Денис Ланса по голове, – на его слугу верного руку понял. Так что плаха… нет, виселица нам обеспечена, если поймают.

– Виселица? – возмутился Ланс.

– Извини, погорячился. Смердов здесь на кол сажают, – поправился стажер.

– Э, ты серьезно? – заволновалась Кэтран.

– Спрашиваешь!

– Тогда, может, нам где-нибудь укрыться? – Перспектива оказаться на колу Лансу тоже не понравилась.

– Замечательная идея. Именно это мы и сделаем. Вот здесь!

Денис подхватил под руки друзей и плавно завернул с ними в первый же попавшийся кабак, который он учуял еще издалека по характерному гулу голосов и запаху спиртного.

– Дэн, зараза, – прошипела ему на ухо Кэтран, – если ты примешь хоть один грамм…

– Катенька, родная, поверь мне, на Руси граммами не пьют. А это Русь, зуб даю. Да ты не волнуйся – к гномьей водке и сам не коснусь, и Лансу не позволю. Мы все-таки на работе. Все будет чинно, благородно, без эксцессов. Обещаю. Нам просто надо временно где-то укрыться и разобраться, что к чему.

Друзья вошли в полутемное помещение, огляделись. Посетителей здесь было пока немного, но гул стоял такой, словно кабак был забит до отказа. Все пили, чавкали, произносили шумные здравицы, кто-то заливисто смеялся, и что приятно, никто не обращал внимания на ликвидаторов, что устраивало Дениса от и до.

– Ой, а чего это они все такие… небритые? – тихо спросила Кэтран.

– Так здесь принято, – успокоил ее Денис.

Нащупав взглядом свободный стол возле окна, стажер потащил туда друзей, и не успели они усесться на широкой лавке, как к ним тут же подошел дородный кабатчик. Пухлый, плешивый и, как положено на Руси, очень бородатый. Несмотря на плешь, вид у него был внушительный.

– Чаво изволите? – прогудел кабатчик.

– Нам бы покушать, – сказала Кэтран.

– Это можно, – благодушно кивнул хозяин кабака, – щи есть из свининки домашней, каша гречневая с молочком есть, пироги с ягодами лесными, стерлядка…

– О! – округлил глаза Ланс. – А может, у вас и икра есть?

– Есть. Вам какую – красную или черную?

– И ту, и другую, – потер руки Ланс.

– А заморская, баклажанная есть? – ухмыльнулся Денис.

– Ты чё? С печки упал? Она ж бешеных денег стоит. Ента страсть токмо для царского стола предназначена.

– Ладно, обойдемся без изысков, – не стал напрягать кабатчика стажер. – Тогда тащи сюда самое лучшее, что у тебя есть, а там мы сами разберемся. Главное, не забудь квас и бражку на стол поставить.

Кабатчик окинул клиентов внимательным взглядом.

– А денежек у вас на самое лучшее хватит? – хмыкнул он.

– Еще и останется. – Стажер выудил из кармана золотой и небрежно кинул его кабатчику.

Кабатчик поймал монету на лету, попробовал ее на зуб и застыл с выпученными глазами.

– Настоящая… – выдохнул он.

– Естественно, – пожал плечами Денис.

– Сейчас… я сейчас… – Кабатчик запустил руку в карман, выгреб оттуда горку серебряных и медных монет, выложил их на стол. – Это сдача, – дрожащим голосом сообщил он, – ждите, сейчас все будет, боярин!

Сунув золотой в опустевший карман, кабатчик метнулся на кухню и зашумел там на половых, отдавая распоряжения.

– Кажется, золотишко здесь в особой цене, – хмыкнул Ланс. – Дэн, ты поосторожней монетки раскидывай. Кто знает, насколько мы тут застрянем?

– Ненадолго, – успокоила его Кэтран, глядя на сдачу. – Дэн, ты понимаешь, что это значит?

– Да это же серебро! – дошло и до Ланса.

Денис повертел между пальцами серебряную монетку.

– Это значит, что мы уже не в темных мирах. Поздравляю. Кэт, в тебе магия еще не проснулась? Только осторожней. Здесь нравы дикие. Сочтут за ведьму – вмиг на костре очутишься.

Девушка огляделась по сторонам и, убедившись, что за ней никто не наблюдает, попытался вызвать фаербол. Между тонкими пальчиками мелькнула слабая искра и тут же пропала.

– Проблески есть, но, к сожалению, это пока все не то, – удрученно вздохнула она.

– Тем не менее мы уже гораздо ближе к свету. – Денис сгреб мелочь в карман и радостно потер руки. – Чую, дело идет к развязке.

Тут к ним подскочили половые, с грохотом пододвинули к их столу еще один стол, вдвое увеличив полезную площадь столешницы, накрыли ее белоснежной скатеркой и начали устанавливать на нее блюда с яствами. И чего на этих блюдах только не было: и жареный поросеночек, и гусь с яблоками, и огромная стерлядь, блюдо с которой заняло чуть не четверть стола, огурчики соленые, помидорчики моченые, пироги с самой разнообразной начинкой, еще какие-то незнакомые лакомства, и, разумеется, икра красная и икра черная в огромных мисках, из которых торчали деревянные ложки. Между блюдами стояли кувшины, источающие изумительные ароматы.

– Это что такое? – уставился на нежданное изобилие Ланс.

– Почки заячьи верченые, головки щучьи с чесноком, – начал перечислять сияющий трактирщик, – икра черная, икра красная…

– У нас обычно икру намазывают на хлеб с маслом, – пробормотала Кэтран.

– А у нас это делают так, – засмеялся Денис, зачерпнул полную ложку икры и отправил ее себе в рот. – Налетай, братва, подешевело! – прошамкал он. – А ты пока свободен, – кивнул он кабатчику, – потребуешься, позовем.

Кабатчик дал знак половым и поспешил удалиться вместе с обслуживающим персоналом. Оголодавшие за эти беспокойные сутки ликвидаторы начали торопливо насыщаться. Денис, предварительно обнюхав кувшины, наполнил глиняную кружку Кэтран квасом, а себе и Лансу плеснул бражки.

– Надеюсь, не спиртное? – строго спросила Кэтран.

– Да ты что! Катюха! – возмутился Денис. – Здесь все по уму. У тебя квас, у нас бражка.

– А бражка – это что? – потребовала пояснений принцесса.

– Ну… это что-то типа кваса, только для мужчин. Для женщин квас, для мужиков бражка, – пояснил стажер и поспешил опорожнить свою кружку, пока не отняли.

Глядя на него, Ланс тоже душевно хлебнул.

– Надо же, какая вкусная! – удивился он. – И главное, сладкая!

Кэтран отхлебнула из своей кружки.

– А мне кислая попалась.

– Я ж говорю, это специальный напиток для дам, – глядя честными глазами на принцессу, сказал Денис.

Кэтран тут же заподозрила неладное, плеснула из их кувшина в свободную кружку себе чуток браги, лизнула…

– Ну вы и гады! Так, к этой сладкой дряни чтоб больше не касаться! Пейте квас, – приказала она.

Ликвидаторы тяжко вздохнули, но вынуждены были подчиниться и начали насыщаться, запивая обильную трапезу квасом.

– И что теперь? – откинулась от стола насытившаяся Кэтран.

– Теперь будем ловить этого гада, – сыто икнул Денис.

– Извращенца? – спросил Ланс, косясь на кувшин с брагой.

– Нет. Инспектора, который за каким-то чертом прибыл в это измерение, чтобы проконтролировать работу образца № 6,– любезно пояснил стажер. – Думаете, я ради праздного любопытства лабораторный журнал Франкенштейна читал, рискуя подпалить задницу? Не исключено, что данный образец и есть моя будущая теща.

– Будем мочить! – кровожадно сказала принцесса.

Громкие голоса за окном, заставили ликвидаторов насторожиться.

– Вот тати! Царского гонца средь бела дня чуть не убили!

– А чё гонец-то хотел?

– Как очухался, сказал, что царь на подходе. Да не один. Прынцессу себе заморскую нашел. Шамаханскую царицу. В походе с бою взял. Скоро свадьба будет. Вот-вот царь-батюшка наш в город со своей дружиной прибудет.

Друзья переглянулись.

– Уважаемые дамы и господа, – важно сказал Денис, – сердцем чую – это зрелище нам пропускать нельзя. Я хочу присутствовать при этом эпохальном событии. Ну что? Организуем комитет по встрече?

– Запросто, – бесшабашно махнул рукой Ланс.

Принятая на грудь бражка бурлила в его жилах.

– Едуть!!! – послышался истошный вопль за окном. – Едуть!!!

– Блин! – подпрыгнул Денис. – Неужели опоздали?

– Куда опоздали? – встревожилась Кэтран.

– На встречу. Если я правильно все просчитал, это произойдет на въезде в город.

– Что произойдет? Не говори загадками, Дэн, – дернула парня за рукав косоворотки принцесса.

– Некогда объяснять. За мной.

Ликвидаторы выскочили из кабака и помчались вслед за толпой, которая стекалась к центральной улице, вдоль которой должен был проехать царь Дадон со своей молодой невестой и дружиной, дабы приветствовать державного радостными криками и поглазеть на заморскую «прынцессу». Они все-таки опоздали. Царь со своей избранницей уже ехал по городу в открытом экипаже, и пробиться сквозь толпу, чтобы рассмотреть это шоу поближе, было практически невозможно. Денис покрутил головой, заметил в отдалении над крышами домов шпиль высокого терема, на котором вращался флюгер, выполненный в виде золотого петушка, вытянул друзей обратно на параллельную улицу и помчался в направлении царского терема.

– Не получилось на входе, будем брать на выходе, – прорычал он на бегу.

Ланс с Кэтран молча бежали рядом, ни о чем больше не спрашивая. Они уже поняли, что куда-то явно опаздывают, и старались не мешать своему предводителю пустыми разговорами. Зазвонили колокола, и юноша понял, что процессия уже приближается к царскому терему.

– Поднажали! – крикнул он.

Ликвидаторы поднажали, с ходу ввинтились в толпу, окружавшую терем, и оказались в первых рядах. Дальше пройти было невозможно, так как площадь была оцеплена суровыми дружинниками в сверкающих латах и кольчугах. Тем не менее позиция для наблюдения была что надо. Отсюда было прекрасно видно приближающуюся процессию и кучку бояр в высоких шапках, поджидающих царя-батюшку с хлебом-солью в руках. Денис начал озираться.

– Кого ищем? – деловито спросил Ланс.

– Еще сам не знаю, – честно признался стажер, – если заметите знакомую морду из другого измерения, сразу толкайте меня.

– Сделаем, – кивнула принцесса.

Ланс с Кэтран тоже начали крутить головами, однако знакомых физиономий на горизонте пока не наблюдалось. Тем временем экипаж приблизился уже настолько, что ликвидаторы смогли рассмотреть лица царя-батюшки (старого сморчка) и его невесты.

– Твою мать! – процедил сквозь зубы Денис.

– Что такое? – тревожно спросила Кэтран.

– Ты не поверишь, но я эту знойную красавицу в прозрачных шароварах уже видел, – кивнул на Шамаханскую царицу стажер.

– Где?

– Можно сказать, в дурном сне. Это она меня чуть на перо не посадила в домике Валькиной бабушки. Она… нет… у той волосы в косички заплетены были, а у этой распущены… Да нет, точно она! Знакомься. Твоя будущая мачеха. Образец номер шесть. Творение безумного Виктора Франкенштейна. Обкатывает в этом измерении программу обольщения озабоченных мужиков. По мелочам не работает. Предпочитает вдовствующих царей, императоров и королей. Опасная стерва. Двоих мужиков, детишек этого царствующего старпера, кстати, она уже угробила, если верить моему информатору.

– Кто твой информатор?

– Один кудрявый метис. Проходит в моем мире под погонялом Пушкин.

– Убить гадину!

– Спокуха, Катька! Рано. Мы еще контролера не вычислили.

На ликвидаторов никто внимания не обращал, так как все были заняты изъявлением своих верноподданнических настроений. Толпа кричала, шумела и подкидывала шапки в воздух. Искомый ликвидаторами координатор появился очень эффектно в тот момент, когда царь Дадон начал вылезать из своей царской колесницы. Яркая вспышка на мгновение ослепила всех, а затем из серой дымки прямо в воздухе проявилась фигурка согбенного старичка в голубой мантии и такого же колера колпаке. Мантия и колпак были украшены золотыми звездами и серебряными полумесяцами, что говорило о его профессии. Для всех присутствующих он появился именно из этого тумана, но обладавший магическим зрением Денис сразу засек, что старик вышел из портала, наведя на толпу элементарный морок.

– А вот и наш мудрец, – хмыкнул Денис, – и, если верить Пушкину, заодно звездочет и скопец.

– Да это же наш извращенец, – ахнула Кэтран.

– Точно, Оле-Лукойе, – подтвердил Ланс, всматриваясь в лицо гнома.

– Ну и чего мы ждем? – занервничала принцесса. – Вот они, тут рядом. Надо брать их в оборот!

– Рано, – отрицательно мотнул головой Денис, – извращенца и без нас завалят.

– Кто? – сердито спросила Кэтран.

– Царь-батюшка собственной ручкой благословит. Смотри, какой у него жезл тяжелый. Если верить моему информатору… хотя информатор тоже не всегда бывает прав.

– В чем неправ? – нетерпеливо дернула плечом принцесса.

– Насчет сексуальных возможностей извращенца. Если верить Пушкину, он был скопец, а из нашего министра культуры молочко так и брызжет…

– Да тьфу на тебя! – разозлилась принцесса. – Нашел, о чем в такой момент говорить.

– Тихо, Кэт. Лучше настрой свой транслятор на возвращение домой.

– Куда? – ахнула принцесса.

– Во дворец или в академию ЛТПМ, без разницы.

– Да у меня здесь магия почти на нуле.

– Настрой, говорю! У тебя на нуле, у меня – нет. Я свою магию добавлю.

Кэтран извлекла транслятор из-за ворота своего сарафана и начала сердито отстукивать на нем код возврата. Закончив, она подняла голову и замерла.

– Дэн, – прошептала принцесса внезапно севшим голосом, – кажется, у нас проблема.

– В чем дело? – Денис оторвался от созерцания царя Дадона и «звездочета», застывших друг напротив друга как изваяния, и проследил за взглядом Кэтран. – Ну и что? Флюгер как флюгер, обычный золотой петушок…

– Да это такой же петушок, как и ты.

– Что? – возмутился Денис.

– Это крылатый карликовый василиск. Редчайшая порода.

Похоже, общение с транслятором добавило девушке магических сил, и она увидела то, что не сразу заметил стажер. Золотой петушок был явно не золотой. Денис увидел, как на ветру трепещут его желтые перья. Василиск сидел на шпиле, закрыв глаза, и к чему-то напряженно прислушивался.

– Тварь страшенная, – прошептала Кэтран, – убивает взглядом и любую опасность чувствует за тысячу верст. Я с ним без магии не справлюсь.

– Не дергайся, – успокоил подругу стажер, – есть мнение, что он не на нас заточен.

– А на кого? – подал голос Ланс.

– Думаю, его главная задача – защищать посланника Темного Мастера, контролера. Извращенца не трогать! – Денис выудил из-за пояса револьвер, крутанул барабан, проверяя наличие в нем патронов. – Наша задача – Шамаханская царица. Вот ее надо завалить однозначно.

– Дэн, ты с ума сошел, – заволновался Ланс, окидывая жадным взглядом восточную красавицу, – а вдруг ты ошибся, и это не она невеста для императора?

– Она, – уверенно сказал стажер, наводя оружие на цель.

– Прекрати!

Ланс ударил Дениса по руке, а так как стоял практически вплотную, невольно шаркнул локтем по груди друга. Под косовороткой стажера тихо щелкнула крышка серебряного медальона, выпуская на волю рога Темного Мастера.

– Идиот, – прошипел Денис.

Глаза парня начали наливаться кровью.

Пока они между собой препирались, царь Дадон нарушил наконец молчание:

– Ну здорово звездочет. Что хорошего мне скажешь?

– Ничего. Где мой расчет? Помнишь, за мою услугу обещался мне как другу волю первую мою ты исполнить как свою? Подари же мне девицу, Шамаханскую царицу.

– Во гад, – расправил плечи Денис. В глазах его уже полыхало адское пламя, – прямо по Пушкину шпарит. Увижу Вальку, прибью за такой наглый плагиат.

Требование «звездочета» так взбесило царя Дадона, что он сразу озверел, и в дальнейшем диалоге кудрявым метисом уже не пахло.

– Да ты что, опупел, старый хрен? Импотент чертов!!! Скопец недоделанный! – завопил царь. – Ты за кого меня принимаешь? Жену отдай дяде, а сам иди к бл…?

Нет, диалог не получился. Получился монолог, который до диалога так и не дорос, так как отвечать царю батюшке было уже некому. Сраженный царским жезлом извращенец рухнул на землю, пару раз дернулся и затих. Пораженная таким зверством толпа дружно ахнула.

– А вот теперь настал наш черед! – Денис еще раз поднял револьвер и навскидку выстрелил в василиска.

Звук выстрела хлестнул по напряженной толпе, как удар кнута, и она с визгом и криками начала разбегаться в разные стороны. Заметались по площади дружинники, выискивая глазами опасность. С огнестрельным оружием этот мир дела еще не имел.

– Его-то зачем? – выпучил глаза Ланс на падающего со шпиля «Золотого петушка».

Точный выстрел стажера сразил его наповал. Перед смертью он от боли широко распахнул глаза, чтобы посмотреть на свою рану, и окаменел.

– А вдруг он эту стерву защищать вздумает? – отмахнулся Денис и двинулся прямиком к царской колеснице.

Тем временем окаменевший василиск в падении отскочил от козырька крыши, спикировал вниз, и… каменный клюв вонзился в плешивую голову царя-батюшки, и царь Дадон рухнул на землю как подкошенный с размозженным черепом.

– Царя убили! – завопила толпа под радостный хохот Шамаханской царицы.

Ее смех оборвал еще один выстрел. Из груди красавицы толчком выплеснулась кровь.

– Надоели!!! – прорычал Денис, стремительно приближаясь к выпадающей из экипажа Шамаханской царице. – Демоны, извращенцы – все надоели!!!

Вид его был так страшен, что дружинники в панике разбегались при его приближении.

– Дэн, ты сошел с ума! – завопил Ланс, пытаясь остановить друга.

Стажер нетерпеливо стряхнул его с себя, на ходу выпустив пулю в затылок гному.

– Теперь ты точно не встанешь, сволочь!

– Денис, остановись! – вцепилась в озверевшего стажера Кэтран, но парень успел сделать еще один выстрел.

Профессиональный контрольный выстрел в голову Шамаханской царице, уже лежавшей у подножки царской колесницы.

– Идиот!!! – замолотила кулачками по груди стажера Кэтран. – Так нельзя!!!

Один из ударов захлопнул крышку серебряного медальона под косовороткой стажера.

– Дэн, Кэтран, осторожно!

Ланс в прыжке смел друзей под прикрытие кареты, и по месту, на котором они только что стояли, ударила автоматная очередь.

– Ох, и ни хрена себе сказочку Пушкин написал! – пропыхтел опомнившийся стажер. – Откуда стреляли?

– Колокольня, – откликнулся Ланс, прижимая Кэтран к земле.

– Не высовывайтесь! – приказал Денис, выскочил из-за кареты, перекатился под прикрытие навеса над крыльцом царского терема, и тут же хлестнула еще одна запоздалая очередь.

Во время переката стажер заметил, как что-то белое мелькнуло на колокольне стоявшей неподалеку от царского терема церкви, а потому, на мгновение высунувшись, парень дал пару выстрелов в сторону нападавшего. Одна из пуль звонко шлепнула по колоколу, и он в ответ басовито загудел. Со стороны колокольни ответных выстрелов больше не последовало, и Денис рискнул осторожно выглянуть из-под навеса. Из-за колокола выступил ангел с белыми крыльями и в упор посмотрел на него. В одной руке у ангела был огненный меч, в другой – автомат Калашникова. Несколько мгновений они сверлили друг друга глазами, затем ангел перевел взгляд на крышу соседнего с царским теремом дома. Стажер тоже посмотрел в ту сторону и увидел выглядывающего с чердака Велеса, снимающего оптический прицел с берданки. Древний славянский бог в своей любимой телогрейке и шапке-ушанке посмотрел в глаза Денису, в которых уже затухали отблески адского пламени, погрозил ему кулаком, отрицательно махнул рукой ангелу, словно давая ему отбой, и исчез в глубине чердака. Ангел задумчиво посмотрел на стажера, словно сомневаясь: оставлять ликвидатора нулевого уровня в живых или нет, грустно вздохнул и растворился в воздухе.

– Ну ты, Кузьмич, даешь, – пробормотал юноша, – ангела в киллеры нанял. Обалдеть! И чем же это я тебе не угодил?

Денис вскочил на ноги и бросился к карете, за которой прятались его друзья.

– Подъем! Катька, доставай транслятор, уходим, пока местные блюстители порядка не опомнились.

– Что это было? – губы перенервничавшей принцессы прыгали. Девушку трясло как в лихорадке.

– Ты не поверишь, но наш общий друг Кузьмич меня ангелу заказал. Интересно, сколько ангел с него за эту работу запросил?

– Ну ты и дурак! – простонала принцесса, доставая транслятор. – Нашел время прикалываться. Ой, магия проснулась! – ахнула она. – Окончательно проснулась!

– Это тебе ангел крылышками помахал, – пробурчал Денис. – О! Кажется, нас сейчас будут убивать. Дружинники лучников подогнали. Катька, открывай портал!

Портал послушно распахнулся перед ними вязким черным маревом, в котором рождались желтые искорки и тут же гасли.

– Вперед! – собрался прыгнуть в портал Ланс.

– Стой! – Кэтран ринулась к убитому гному, но Денис перехватил ее поперек талии и потащил обратно.

– Куда, малахольная?!!

– У него туфельки!

– Черт с ними! Уже поздно!

– Туфельки!!!

Лучники спустили тетиву.

– Дура, ты же…

В отчаянии Денис швырнул навстречу стрелам награду Темного Мастера – орден Железного рога, сделал гигантский прыжок, снеся по дороге Ланса, и все трое ухнули в спасительное марево, а потому не видели, как Железный рог втянул в себя летящие в ликвидаторов стрелы и взорвался сразу, как только портал захлопнулся за их спинами…


предыдущая глава | Невеста для императора | * * *