home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7.


Долго отдыхать не пришлось – завалился Гека.

-Спишь, что ли? На общее собрание идти планируешь? О, какая прелестная книга! Где ты ее раздобыл?

-Как где – в библиотеке, естественно.

-Уже туда успел забраться? Зря не пошел со мной – представляешь, здесь есть помещение для релаксации, что-то типа комнаты отдыха, хотя на самом деле – целая квартира из нескольких комнат. Выделено специально для студентов. Правда, телевизор там работает лишь как экран для видеомагнитофона, и компьютер не имеет выхода в Сеть. Прямой связи с внешним миром нет, видимо, элементали глушат радиосигналы. Соответственно, и от наших мобильников мало толку.

-Очень интересно. Не ожидал, честно говоря, увидеть столь современную технику. Откуда же они ее берут?

-Откуда и всё остальное – из внешнего мира. Как мне рассказали, снабжением ведает комендант, Мастер стихийной магии Фиттих. В его ведении не только сам замок, но и его обитатели. Через волшебников разных стран идет закупка товаров и оборудования и потом переправляется на остров. Подробностей узнать не удалось, да и не важно. Главное – если понадобится что-либо, можешь напрямую обращаться к нему.

-А где я его найду?

-Кабинет на втором этаже, не уточнил, правда, который именно. Так вот, – продолжил Гека свой рассказ, – помимо электроники, есть там и вполне традиционные развлечения – настольные игры, полка книг легкого чтива – детективы там всякие, фантастика, а также стопка газет, правда, не первой свежести, и по большей части на чуждых нам языках. Впрочем, они меня заинтересовали меньше всего – зачем, если есть с кем побазарить. Мы даже небольшую пульку в преферанс расписали, благо народ подобрался что надо. Карты притащил с собой Джо, прибывший из Америки, к тому же потомок коренных её обитателей. Вдвоём уговорили составить партию Отто и Фэна. Пришлось, правда, их вначале учить правилам – Джо немного умел играть в бридж, с ним проще оказалось, а вот Отто долго не мог врубиться. Но в конце концов заделали неплохую партию. Хорошие парни – я тебя потом с ними познакомлю. Удивительными все-таки путями люди сюда попадают. Фэн рассказал, что учился в Дайкинском университете на историческом факультете, интересовался религией и культурой древнего Китая. В начале лета в составе археологической экспедиции участвовал в раскопках храмового комплекса в Тибете. Нашли они там каменные скрижали с письменами на неизвестном языке, не имевшем ничего общего с древнекитайским. Как-то, разговаривая с местными жителями, упомянул о находке, и порекомендовали ему обратиться к живущему неподалеку старику-отшельнику – мол, если и тот не прочитает их, то и во всем мире едва ли найдется, кто сможет. И когда пришел он к старцу, тот долго и внимательно его разглядывал, не говоря ни слова, а затем произнес: 'Вижу, есть в тебе стремление узнать неведомое. Но слишком длинной дорогой идешь, и всей жизни не хватит, чтобы одолеть крохотный отрезок пути. Но, если желаешь, я помогу тебе попасть туда, где твой путь к истине станет намного короче'. И Фэн согласился.

Что касается Отто, то его история не менее занимательна. Когда-то в детстве, когда было ему лет шесть, сильно заболела его младшая сестра – так что врачи уже всерьез опасались за ее жизнь. И вот в ночь, когда стало совсем плохо, он попросил у родителей разрешения помолиться у постели сестры. И – о, чудо! – наутро та была совершенно здорова! Безумно обрадованные родители восславили Бога и тут же, собрав всех друзей и соседей, закатили пир горой. Один из приглашенных, пастор местной церквушки и давний приятель отца Отто, узнав о чуде, пожелал поговорить с виновником торжества. И сказал буквально следующее: 'У тебя есть дар, мой мальчик. И ты должен обратить его на пользу людям. Но еще слишком рано. Когда достигнешь совершеннолетия, сможешь поехать учиться туда, где помогут развиться твоим способностям'. И действительно, вскоре после того, как ему исполнилось восемнадцать, пришло письмо с предложением стать студентом Академии.

-Ну вот, а у нас и похвастаться нечем: подумаешь, объявление!

-Не волнуйся, у Джо тоже всё оказалось просто. Свое приглашение получил из Сети. Вначале подумал – чья-то глупая шутка, и уничтожил сообщение, но оно пришло вновь. Связался с мистером Пэтсоу, о котором упоминалось в письме, и тот подтвердил, что никакой ошибки нет, и послание адресовано именно ему. Поразмыслив, потомок краснокожих решил, что быть студентом все же почетнее, чем работать мойщиком автомобилей. Так что я нашей историей не очень-то их удивил. Отто лишь пожал плечами, дескать, мало ли чудес на свете бывает.

В дверь тихонько постучали, и в ответ на предложение войти на пороге появился улыбающийся узкоглазый паренек.

-На ловца и зверь бежит. Фэн, заходи, не стесняйся! Новый знакомый и Эрик пожали друг другу руки.

-Здравствуйте. Мое имя Фэн Чжи До. А вы Эрик? Ваш друг рассказывал, что вы вместе попали сюда, познакомившись всего месяц назад. Подумать только – в многомиллионном городе судьба свела двоих, обладающих способностями, и обоих забросила сюда! Я со своими землячками познакомился уже здесь, а раньше и понятия не имели о существовании друг друга.

-Нас из России на самом деле больше чем двое, но мы пока не знаем, кто еще.

-Мне кажется, один из них живет в 11м номере. По крайней мере, он назвался русским именем.

-И каким же?

-Алехандро. Приятели так и покатились со смеху.

-Запомни, Фэн, – назидательно произнес Гека, чуть-чуть успокоившись, – имя 'Александр' вообще-то греческое, и назвавшийся им вполне мог оказаться оттуда, а в произнесенной тобой транскрипции и вовсе являться уроженцем Италии или Испании. Я думаю, когда нас соберут вместе и устроят перекличку, все станет на свои места.

-Кстати, – заметил Эрик, – по поводу пресловутых 'способностей'. Интересно, как их можно разглядеть, ничего не зная о человеке.

-Значит, есть те, кто способен их увидеть. Или в поведении обладающих даром присутствует нечто особенное, чего сам индивидуум не осознает, но бросающееся в глаза другим. Например, если некто хорошо рисует, но никогда не видел чужих рисунков, он априори будет полагать, что и остальные люди рисуют не хуже. Вы проходили какой-нибудь тест перед тем, как попасть сюда?

-Попросили встать в магический круг, после чего он засветился.

-Каким цветом? Приятели смущенно переглянулись.

-Не помню точно. А ты?

-Тоже. Кажется, желтым, а может, оранжевым… А какой в том смысл?

-Вроде бы окраска надписи соответствует магии, к которой у тебя наибольшая склонность. Надо будет при случае узнать у кого-нибудь из учителей.

-Как они тут, не дюже строгие?

-Пока видел только одного и, по правде говоря, он меня немного напугал. Вчера вечером гуляю по второму этажу, рассматриваю портреты, вдруг сзади дверь тихонько скрипнула. Инстинктивно обернулся – смотрю, появляется мужчина с нахмуренным лицом, в красном плаще с черной каймой. Как взглянул на меня – честное слово, я не из трусливых, а тут захотелось сквозь землю провалиться, даже колени подогнулись. Что-то было в его глазах такое – словно до глубины души достал. Думал – если заговорит со мной, и двух слов в ответ связать не смогу, во рту все пересохло. Но, к счастью, пронесло – отвернулся и ушел. У такого не то что спросить, за километр обойдешь.

-Ладно, не переживай, может, он только с виду такой грозный.

-Будем надеяться. Я на самом деле зашел поинтересоваться – собрание у нас точно в двенадцать? Приятели переглянулись.

-Вроде бы. По крайней мере, нам так сказали.

-Ну тогда я побегу, надо успеть кое-что сделать до того момента. И Фэн, раскланявшись, скрылся за дверью.

-Что-то самому спать немного захотелось, – сказал Гека, зевая. – Может, ну ее, эту встречу, да покемарить малек?

-Хочешь в первый же день быть единственным отсутствующим? Соберись, выпей кофе.

-Ладно, уговорил. Но до двенадцати еще есть немного времени, я все же прилягу. Разбуди меня, когда пора идти, хорошо?

-ОК. Я тогда пока продолжу чтение.

Вслед за красочным описанием чудес Внеземелья пошел материал поскучнее, представляющий интерес скорее для профессиональных историков, чем для рядовых читателей. Несколько страниц, посвященных философским спорам о природе магии, имевшим место в Византии тысячу лет назад, Эрик пролистнул, лишь бегло пробежавшись по началам абзацев – потом можно будет прочесть повнимательнее. Куда больше его заинтересовало преследование катаров и положения 'альбигойской ереси'.

'Общеизвестно, что Церковь, на словах осуждавшая занятие чародейством, в действительности никогда не отказывалась от тайного практикования волшебства в таких областях, как целительство (лечение болезней, врачевание ран), магия Духа (миссионерская деятельность, вдохновляющие проповеди), иллюзии (сотворение чудес) и т.д. Подобная лицемерная политика порождала недовольство как внутри различных слоев населения, так и у отдельных священнослужителей, считавших, что двуличность в данном вопросе (и не только в нем) вредит Великому Служению и наносит Церкви урон больший, чем выгода, которую она получает, используя магию, пусть даже и для благих целей. Нарастание недовольства привело в конце концов к расколу: часть священников объявила о своем несогласии с официальной церковной политикой, потребовав либо легализации магических ритуалов, либо отказа от них вообще. Раскольников стали называть 'катары', что означает 'чистые'.

Под покровительством графа Тулузского Раймона, ставшего рьяным приверженцем их идей, катары основали свою собственную школу магии в г.Монсегюр на юге Франции, быстро ставшую популярной благодаря демократическому подходу к обучению, исключавшему принуждение – в те времена ученики магов очень часто подвергались настоящей эксплуатации, обслуживая домашнее хозяйство чародея в ущерб постижению секретов ремесла. Проповедуя невиданные для своего времени идеи свободы и духовного равенства, катары приобрели громадную популярность: под их знамена стекались тысячи людей самых разных сословий. Повсюду создавались общины, и все новые и новые проповедники устремлялись в путь, переправляясь через Ла-Манш, Рейн и Дунай, забираясь все дальше – в Малую Азию, земли русских князей и даже во владения монгольских ханов, и неся с собой благую весть о возвращении Истинной Веры и приближении царства всеобщей справедливости.

Осознав, что триумфальное шествие нового вероучения угрожает самому факту ее существования, Церковь от слов (предание еретиков анафеме, публичные проклятия в их адрес, увещевания не верить катарам и обещания адских мук тем, кто поддастся на их призывы) перешла к делу. Созывая очередной крестовый поход, папа Иннокентий III призвал обрушить его карающую длань на головы отступников. Рыцари-авантюристы и наемники всех мастей, готовые за золото и индульгенции на любое злодейство, охотно откликнулись на призыв – особенно те, кто участвовал в набеге на Константинополь, надеясь вновь на захват богатой добычи.

Начало похода оказалось для них удачным: крестоносцы без труда захватили несколько мелких городов, огнем и мечом истребляя местное население и не особо вдаваясь в подробности, кто еретик, а кто добропорядочный прихожанин Церкви. Правда, дальше победоносный ход слегка затормозился: жители окрестных сел разбегались при одном известии о его приближении, а по ночам нападали на обозы. Редеющее воинство постепенно растягивалось и распадалось на отдельные отряды, плутавшие по всему Лангедоку, не в состоянии добраться до более-менее крупного города, где можно было бы отдохнуть и пополнить запасы. Как стало известно потом, монсегюрские маги активно использовали заклинания Иллюзорная Местность и Отвод Глаз. В конце концов, деморализованные горе-вояки дезертировали почти поголовно, и поход сам собой тихо завершился.

Однако папа сдаваться не собирался. Призвав на помощь магов, сохранивших верность тиаре, он набрал новую рать. Война, в которой обе стороны применяли магию, оказалась затяжной – почти четыре десятилетия велась с переменным успехом, пока наконец папа Иннокентий IV не предпринял решительный шаг: изрядно раскошелившись, привлек на свою сторону нескольких крупных французских феодалов. Армия альянса прорвала оборону лангедокцев и заняла Альби, Монпелье, Нарбонну и Тулузу. Дольше всех сопротивлялся Монсегюр, окруженный магической защитой. Даже в кольце плотной осады крестоносцам понадобилось почти полтора года, чтобы ее преодолеть, пробить хорошо укрепленные стены города и сломить сопротивление его защитников. Каково же было их удивление и разочарование, когда во всем захваченном городе не оказалось ни одного человека! Последнюю линию обороны держали големы, элементали Земли в обличье античных героев, и живые доспехи. Пропали не только люди – все мало-мальски ценное исчезло бесследно, в том числе и библиотека сокровенных знаний, одна из лучших в тогдашней Европе.

Разъяренные крестоносцы разрушили и дотла сожгли город, не оставив и камня на камне. Попытки выяснить, куда подевались жители и их имущество, ни к чему не привели. Лишь столетия спустя стало известно, что верховные маги Монсегюра во главе с архимагом Атреном применили (впервые в истории) заклинание Сфера Телепортации. Позднее вариант данного заклинания использовали и в случае 'переселения' замка Штарндаль. К сожалению, 'место прибытия' спасенных обитателей Монсегюра осталось тайной, как и местонахождение большинства книг и артефактов. Лишь некоторые из них находились столетия спустя в разных частях света; поиски оставшихся не прекращаются и по сей день.

Со взятием Монсегюра движение катаров пошло на убыль. Тем не менее, Церковь еще долго продолжала упорно преследовать оставшихся на свободе 'еретиков', подавляя попутно очаги недовольства. И – проглядела новую, надвигающуюся с Севера, угрозу, куда более серьезную, чем катары…

Болота Ирландии и Шотландские горы в ту историческую эпоху уже давно имели прочную и, увы, печальную репутацию мест обитания темных колдовских сил. Адепты черной магии и некроманты облюбовали эти негостеприимные и малонаселенные края, где некому было помешать их нечестивым экспериментам. До поры до времени на них не обращали особого внимания, поскольку немного было желающих обживать и заселять те земли, да и сами чернокнижники вели себя относительно спокойно, пугая лишь крестьян на отдаленных хуторах. Все изменилось с приходом к власти барона Макдруена, фактически узурпировавшего шотландский трон. Его ближайшими советниками стали некромант Адеббаас и чернокнижник ДеФерой, способствовавшие захвату власти, а затем ее удержанию. Созданная под их руководством невиданная доселе армия нежити в 1314 году вторглась во владения английского короля. И хоть до грандиозных баталий, развернувшихся в континентальной части Европы, было еще далеко, данный год фактически является началом Первой Некромантской войны, в официальной истории человечество именующейся Столетней…'

Помнится, про что-то подобное упоминал Баджи. Надо будет при случае расспросить поподробнее.

Однако уже без пятнадцати двенадцать. Дальнейшее чтение придется отложить.


Глава 6. | Первые уроки | Глава 8.