home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Этот высокогорный район входил в зону ответственности вертолетного полка, базировавшегося в Джелалабаде, а конкретно — эскадрильи Екимова. Последовал приказ, по которому майору предписывалось немедленно выслать боевые машины и блокировать мятежников, а также перекрыть пути возможного подхода из Пакистана отрядов и караванов, идущих для поддержки восставших.

На дежурстве находилось звено Сереброва. Капитан со своим ведомым Кононовым находились в полной готовности. Они и взлетели, взяв курс на север, к высоченным горам Гиндукуша, в узкую долину реки Кунар.

А к вылету стала готовиться пара вертолетов капитана Паршина.

Майор Екимов хорошо знал эту высокогорную провинцию, летал над ее хребтами и скалистыми вершинами, покрытыми вечными ледниками и свежим снегом. Именно здесь Екимов впервые испытал, что из себя представляет такое явление, как попадание вертолета в «подхват»… Он понимал, что полеты в этих местах требуют от экипажей повышенного внимания и большого физического и нервного напряжение. Особенно в жаркое время дня, когда с вершин гор в долины стекают невидимые воздушные потоки. Но это еще не все. Чем выше, тем разреженнее становится окружающий воздух. Он тоже таит в себе опасность. Летчики называют его «жидким» или «разбавленным воздухом».

На разреженность воздуха любые вертолеты, и особенно тяжелые МИ-24, реагируют незамедлительно. Возникает внезапное падение мощностей двигателей, увеличивается время, необходимое для того, чтобы винтокрылая машина выполнила команду летчика. Вертолет не отказывает, но работает в странно замедленном темпе. Не зная этих важных особенностей, летчик может напороться на крупные неприятности…

Голос Сереброва донесся до майора в расчетное время. Капитан обозначил свои координаты и добавил кратко:

— Выхожу в заданный квадрат!

Немного погодя последовал доклад:

— Обнаружил на земле цель — два афганских вертолета.

Послышался приказ Сереброва, обращенный к ведомому капитану Кононову:

— Иду в атаку! Прикрывай меня!

А некоторое время спустя, прозвучало тревожное:

— Сильный встречный огонь душманов! Есть попадание! Горим!

И тишина. Вязкая, тягучая тишина. Потом непонятный шум.

В эфире зазвучал хрипловатый голос Кононова:

— Держись командир! Прикрываю!

И снова тишина.

Екимов хмурился, покусывая конец карандаша. Он чувствовал, что произошло непоправимое. Надо что-то быстро принимать. По радиотелефону майор связался со взлетно-посадочным сектором, обратился к капитану Паршину:

— У Сереброва пожар, — сухо сообщил Екимов. — Там действуют активные силы противовоздушной обороны.

— Понял! — ответил Паршин.

— К вылету готовы?

— Да, командир!

— Вылет разрешаю!


предыдущая глава | Черное солнце Афганистана | cледующая глава