home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Не дожидаясь, пока осядет пыльное облако, Александр, счастливо возбужденный победным исходом боя, выбрался из вертолета вслед за командиром. В лицо пахнуло сухим жаром афганского лета. Грузно выпрыгнул радостно сияющий бортовой механик.

— Жарища-то какая!

Подошли к командиру и втроем стали осматривать свою боевую машину. Своего зубастого «крокодила». Своего надежного и верного друга. Он не подвел, он выдюжил в сложной боевой обстановке.

Но и ему досталось. Весь в царапинах и отметинах. Летчики начали считать дыры и пробоины, которые темнели на железном теле вертолета.

— Восемнадцать пулевых и три пробоины, — констатировал Чубков.

Откуда ни возьмись, у вертолета оказался и замполит полка.

— Сколько, сколько насчитал пробоин? Восемнадцать? Так и запишем.

Паршин сразу нахмурился, но промолчал. От замполита не жди ничего хорошего.

Подполковник Корниловский, заместитель командира полка по политической части, был роста невысокого, плотный телом, с чуть наметившимся брюшком, тонкие ноги циркулем, или как в народе говорят, в раскорячку. Он удивительным образом умудрялся везде побывать, сунуть свой нос во все дела, а, главное, обожал давать указания и раздавать оценки.

Сам же замполит не летал. Пару месяцев назад он прибыл из Кабула, привез «для поднятия боевого духа» несколько десятков коробок мясной тушенки и печенья, хотя на продовольственном складе они имелись в достаточном количестве, и совершил, как отметили летчики, «внутреннюю диверсию». На элементарном заруливании, двигаясь на стоянку, подполковник умудрился отрубить лопастями вертолета хвостовые винты на двух «крокодилах», которые готовились к боевому вылету. А на своем Ми-8 вывел из строя несущий винт…

Начальство, конечно, постаралась замять это, из ряда вон выходящее чрезвычайное происшествие. Рядовому летчику такого проступка никогда бы не простили и многие годы портили бы ему кровь, частенько напоминая о содеянном. А замполиту все сошло с рук. Повреждения списали на «обстрел аэродрома душманами», хотя в тот день никаких обстрелов и не было. С тех пор подполковник Корниловский не летал и в боевых действиях не участвовал.

В благодарность за свое «спасение», подполковник стал весьма подобострастен перед начальством, подчиненных же допекал постоянными придирками и поучениями.

— Так, значит, восемнадцать дырок! Ничего себе! — повторил замполит. — Боевой вертолет умудрились превратить в решето! Воевать как следует не умеете, товарищи коммунисты! А главное, не цените народное добро, сложную и дорогостоящую государственную военную технику, которую вам доверили! С этим надо разобраться, обязательно разобраться!

Хорошего настроения как не бывало. Экипаж стоял, как оплеванный. Незаслуженно обиженный, униженный и без вины виноватый.

На душе у Александра стало муторно. Навалилась усталость. Хотелось завалиться под первый же кустик, махнуть на все рукой, и закрыть глаза. Вздремнуть хотя бы часик…


предыдущая глава | Черное солнце Афганистана | cледующая глава