home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Подполковник Белозерский и майор Екимов вместе с другими командирами авиационных полков и эскадрилий, которые планировались для участия в операции, срочно были вызваны в Кабул.

В штабе десантной дивизии, на плечи которой ложилась основная нагрузка в этой операции, авиаторов познакомили с плановыми задачами по поддержке с воздуха сухопутных войск силами истребительно-бомбардировочной авиации и вертолетных подразделений. Конкретные задачи ставились каждому полку, каждой эскадрилье летчиков и вертолетчиков, детально отрабатывались различные вопросы взаимодействия с мотострелками, которые могли возникнуть в ходе ведения боевых действий. Согласовывались все моменты наведения авиации на цель, записывались позывные как летчиков и вертолетчиков, так и авиационных наводчиков, которые будут находиться в наступающих боевых подразделениях, устанавливались частоты выхода на радиосвязь.

В штабе, на широком столе с низкими ножками был установлен большой макет горного района. Крупномасштабный взгляд сверху на ущелье и его ответвления. На стенах — карты этой же местности с объектами воздействия и плановыми заданиями.

Командир дивизии пояснял авиаторам детали предстоящей операции и указкою показывал на картах и на макете где, когда и что будет происходить, кому и где надлежало быть и как действовать.

Загодя была проведена воздушная разведка и фоторазведка. Тут же на совещании каждому авиационному командиру вручили фотопланшеты. На них уже были проставлены цели первой очереди нанесения ударов с воздуха, как истребительно-бомбардировочной авиацией, так и боевыми вертолетами. Эти цели необходимо будет довести до летного состава, А летчики, изучив их, в свою очередь нанесут эти цели на полетные карты, определят схемы и очередность заходов для нанесения ударов с воздуха.

Панджшерское ущелье — не только глубокая и самая крупная по своей протяженности расщелина в горах Гиндукуша, оно, сложное по рельефу, имеет к тому же еще и множество боковых, разных по размерам ответвлений. По замыслу боевой операции и само ущелье, и все боковые ответвления должны были быть блокированы, одновременно их начнут прочесывать наши наземные подразделения.

Для проведения такой громоздкой операции требовалось много средств и большое количество сил не только мотострелковых и десантных частей, но и экипажей армейской авиации.

По своим масштабам и времени проведения — на все боевое мероприятие планировалось тридцать пять суток, — по величине привлекаемых сил и средств, это была самая крупная операция советских войск в Афганистане.

Разрабатывалась она скрытно и в тайне от главного командования афганскими вооруженными силами. А в период ее подготовки, афганцам, сохраняя секретность, дабы не утекла важная информация, не сообщали о том, где и когда операция будет проводиться.

В горные районы для визуального ознакомления с районами будущих боевых действий постоянно вылетали самолеты-разведчики и вертолеты. Многие командиры сухопутных подразделений, особенно те, кому еще не приходилось вести боевые действия в таких сложных горных местностях, настоятельно требовали повторных облетов «своего» района. А это, вполне естественно, еще больше нарушало секретность операции, сводило на нет эффект внезапности. Когда же командирам отказывали в предоставлении вертолета, они обращались в штаб армии, и оттуда следовал приказ с разрешением «совершить новый облет».

Чертыхаясь, Белозерский был вынужден эти приказы выполнять.

— Как же тут соблюдать секретность? — возмущался командир полка. — Только слепой или дурак не догадаются, что идет подготовка к крупной боевой операции.

— Думаю, что Ахмат Шах к их числу не относится, — грустно согласился Екимов.

— Что вы переживаете? — успокаивал их бравый полковник, командир мотострелкового полка, требовавший повторных вылетов. — Что могут противопоставить эти полуграмотные бородачи в длинных рубахах со своими древними пищалками времен царя Гороха нашей современной боевой технике? Да ничего!


предыдущая глава | Черное солнце Афганистана | cледующая глава