home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Катастрофа, день тридцать седьмой

Флорида, USAF Hurlbert-field

09 июля 2010 года

Данные, которые мы вытащили из контейнера с разведывательной аппаратурой сбитого самолета-разведчика были настолько важными — что из-за них нее задержали букировку авианосца в Техас, на ремонт. Кстати — само изъятие контейнера с данными прошло на удивление гладко, да и снайперы пропали, и больше не объявлялись. Два дня если кто нас и беспокоил — так только одержимые…

Для анализа полученной информации мы собрались на предназначенной для этого комнате на базе Херлберт-Филд. База постоянно находилась в «боевом режиме», здесь готовили спецназ ВВС, экипажи ударных самолетов — поэтому, оборудование для брифингов и анализа данных было здесь самое современное. Ждали только генерала, который должен был прилететь с авианосца очередным и последним рейсом вертолета — с Техаса дошел буксир и сегодня ночью мФ собирались начать буксировку.

За последние два дня мы оборудовали базу для жизни в условиях изменившегося мира. Прежде всего — теперь летное поле окружал сплошной ров, да еще с колючей проволокой. Как мы успели убедиться — одержимые совершено не умеют плавать, они могут держаться на воде если у них положительная плавучесть — но не плавать. В итоге — хоть посты и не снимали, но последнюю ночь провели без стрельбы.

Перетащили пожитки байкеров на базу вместе с их прицепами, оттуда же перетащили ту технику, которая на что-то еще похожа. Сможем восстановить — будут бронетранспортеры, если нет — неподвижные огневые точки и укрытия.

Притащили на базу кое-какую технику. Прежде всего всю строительную, какую нашли, два бульдозера, экскаватор, грейдер. Три эвакуатора. Притащили два больших, тяжелых грузовика девятого класса и несколько поменьше. Еще притащили пару десятков машин — в основном выбирали старые американские внедорожники и пикапы, где-то конца восьмидесятых — начала девяностых годов выпуска. Машины хоть послужившие — но в них нет ничего такого, чего нельзя было бы отремонтировать в самой примитивной мастерской.

Кто-то попытался сунуться этой ночью к побережью — парой выстрелов из носового оружия моряки его утопили. Судя по тому, с какого румба шли неизвестные — гости из Мексики. Значит — и там кто-то уцелел. Кто-то, кто предпочитает являться не днем — а по ночам, тайком. Значит — туда ему и дорога.

Вчера вечером появились первые новости их Майами — на базу Эглин сел транспортник оттуда, причем поврежденный. По их словам на полуострове активно действуют кубинцы, но им мешают одержимые. Одержимых — просто безумное количество, в это время года постоянному населению. Майами присоединяются отдыхающие, и все это теперь — толпа одержимых кровью нелюдей. Часть позиций им пришлось оставить, но часть они уверенно держат, причем защищаются как и мы — системой каналов. Для полноты картины — над Метро-Дейд дважды видели Миг-29. Догадайтесь, откуда он там?

Самое главное — поставили на крыло Спектр. Спектр, плюс чуть ли не эскадрилья А10 из Техаса, плюс Хорнеты с флотского авиакрыла — можно сказать, что с воздуха прикрыты. Из Техаса пришла весть, что там расконсервируют и поднимают Б-52. Вот это я понимаю. Б-52 и Ф111, которых на базах хранения тоже было немало, и лучше которых в ВВС в роли тактического бомбардировщика так ничего и не появилось — сила. А вот с Мини-Спуки или Стингер-2 разочаровались. Все таки вооружения на нем не хватает.

Вертолет с генералом на борту, судя по звукам с летного поля уже приземлился, но генерал почему то не шел — и в ожидании мы сидели и разговаривали между собой, словно пассажиры в ожидании поезда — обо всем и ни о чем.

Рядом со мной сидел подполковник Холак.

— Сэр, что дальше? — тихо задал я сакраментальный вопрос, на который ни у кого сейчас не было точного ответа.

— Дальше? Дальше — это будет свободный штат Флорида. Как немного разгребемся — соберемся и подпишем Декларацию о независимости -2. Как думаешь — про нас будут говорить на уроках истории лет этак через сто…

— Вряд ли, сэр…

— А я думаю — будут. Отцы — основатели новой Америки.

Лично я в этом сильно сомневался. Любое крупное государство создается крупным для того чтобы своей величиной пугать возможных завоевателей и обеспечивать совместную оборону. А сейчас — какие враги? Все проблемы, которые были в США — всегда приходили из-за океана. Об этом, по моему мнению, следовало забыть лет на десять — это самый минимум.

Как будем жить? Наверное, в каменный век не свалимся. Жить все будут на земле небольшими поселениями. Все с оружием — но это традиция Америки, оружие у каждого. Почти все будут заниматься сельским хозяйством, той же техники хватит еще ой как надолго. А вот одежду и особенно обувь — придется научиться шит уже сейчас, на это спрос будет. Спрос будет на переделку машин, на оружие. Что-то надо будет делать с патронами — они закончатся быстро А у кого патроны — тот владеет миром, возможно даже патроны заменят валюту.

Армия? А какая к чертям армия? Чтобы содержать армию — нужно государство, а его то как раз наверное и не будет. Современная армия — удовольствие настолько дорогое, что если бы это не случилось — наверное бы мы обанкротились. Потому что армия США — это бездонная бочка. Будет же — примитивное народное ополчение. Лучшее оружие для него — то что можно унести на себе или увезти на машине. Танки долго не продержатся, там турбина — превратятся в неподвижные огневые точки. Вообще, надо выяснить, где складируется старая, еще времен Вьетнамской войны техника, без всяких новомодных наворотов. Может быть, удастся достать LAV-25 первых серий, морпеховский. Таким машинам сейчас — цены не будет. Авиации — тоже не будет, смысл? Нефть — того что в Техасе учитывая резко сократившуюся численность населения — надолго хватит. Плюс скважины в Мексиканском заливе…

— Сэр!

Задумавшись — успел подняться со всеми, приветствуя генерала. Несмотря на всю очевидную бессмысленность — традиции мы хранили и поддерживали. Традиции — это то немного, что нам осталось чтобы не рехнуться окончательно в рехнувшемся мире, то что связывает этот мир и тот.

Снимки рассыпались по поверхности просмотрового стола — выбирай на вкус.

— Липа — заявил генерал не тратя время на политесы — откровенная липа.

Подполковник Холак, наверное самый опытный среди нас офицер в этих вопросах, человек с хорошим опытом штабной работы, молча просматривал снимки один за другим. Остальные — все мы — ждали.

— Скорее всего, вы правы, сэр — сказал и он — нас заманивают в ловушку.

После того, как изображения просмотрели старшие — дошел черед и до нас. Просмотрев несколько, я сразу понял, почему был сделан такой вывод. Удивительно — но камера на самолете — разведчике почему то начала работать сразу после взлета — и теперь перед нами была полная и точная картина (насколько это было возможно) той самой базы, откуда взлетел сбитый нами разведчик. База, по справочникам числившаяся как законсервированная — буквально кишела жизнью. Техника, персонал, огромное количество вертолетов — их было столько, что они стояли лопасть к лопасти.

— Что будем делать сэр? — спросил Холак — понятно, что если мы не попытаемся атаковать базу, они свернут операцию по дезинформации и нанесут удар по нам всеми своими силами. Без авианосца нам не продержаться.

Мысль здравая. Настолько здравая, что хочется выть на Луну.

— Сэр, а что если мы примем игру? — сказал я.

— То есть.

— Нужно выиграть время, так? Мы должны сделать что-то такое, что поможет его затянуть, поможет им понять, что еет нужды торопиться, мы и так готовимся. Не надо нас бить, мы зайдем в ловушку сами.

— Ты говоришь про воздушную разведку? — догадался Холак.

— Да, сэр.

Генерал покачал головой.

— Если послать туда самолет — с ним сделают то же самое, что мы сделали с их разведчиком. Я ре пойду на такое хотя бы потому, что попавший в плен летчик с авианосца вскроет все наши приготовления, всю нашу дислокацию. Черт, я же не могу посадить в кресло пилота человека, который ничего про нас не знает. У меня просто нет таких!

— Сэр, я предлагаю другой план — сказал Холак — наземное проникновение.

— Цель?

— Разведка. Налаживание контактов с сопротивлением.

— Если таковое имеется…

— Сэр, возожжен еще и третий вариант — сказал я — мы может подобраться к этой базе, разведать ее. А по поступлении приказа — ликвидировать первое лицо. Это сорвет их планы.

— Разведать базу… Да у тебя не больше шансов, чем у того же самолета.

— Э, нет, сэр. Они не смогут заткнуть и десятую часть дыр из тех что у них есть. Сейчас никто не может ничего по-настоящему контролировать. Сэр, скажите — вы знаете, что происходит в десяти километрах отсюда?

— Откуда же мне знать? Но ведь эти парни готовились.

— Сэр, подготовка ничего не даст. Для того, чтобы контролировать какую-то территорию — нужна какая-то численность персонала причем опытного персонала. Мы в таких условиях, в каких не бывали уже давно. У нас почти нет людей и у нас куча одержимых. У нас нет ни нормальных разведывательных самолетов, ни доставки снаряжения, ничего. Технические средства контроля не помогут — полно одержимых. Не помогут и мины — из-за того же самого. Кто-то выпустил уголовников, они разбрелись по всем штатам. В таком бардаке, сэр — я буду удивлен, если не подберусь к ним на расстояние выстрела.


Тот же день Флорида, USAF Hurlbert-field Борт ударного самолета АС-27 | Ген человечности 3 | Катастрофа, день тридцать девятый Группа Альфа Флорида, двести восемьдесят пятая дорога