home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Катастрофа, день пятьдесят девятый

Штат Арканзас, тридцатая дорога

30 июля 2010 года

После визита Дьюи я кое-что понял. Отчего упал духом — хотя и не показывал это. Понял, почему я до сих пор жив.

Ему нужны разработки моего брата. А я — заложник. Единственное, чего не хватает Дьюи для полного счастья — это вакцины. Вакцины, имитатора гена человечности, того что делает людей невосприимчивым к заразе. Как только это будет у него — он победил. Бесповоротно. Но пока этого у него нет, пока он вынужден довольствоваться лекарством, и не самым лучшим — он сам и все его королевство, созданное извращенным умом злобного гения — все оно хрустальное. Ударь посильнее — и рассыплется. Если у нас будет вакцина, а у него нет — значит его силы будут неизбежно таять, а наши — нет. Это значит — что рано или поздно мы его победим.

На этот раз мне не пришлось долго ждать — Томас Дьюи пришел снова, когда прошло по моим подсчетам два или три дня с предыдущего визита. На сей раз он был в десантной форме, с оружием. Все те же усталые, красные от недосыпания глаза.

— Скажите одну вещь, капитан… — сказал он сразу, не тратя время на любезности — только не лгите, я пойму. Вы что-то знаете о разработках вашего брата?

— Нет — сказал я, и это было правдой.

Мы долго смотрели друг другу в глаза. Он отвернулся первым.

— Да. Думаю, что вы и впрямь не знаете… А жаль.

Он шагнул из контейнера.

— Забирайте его…

На меня надели мешок на голову, пластиковые наручники, держа за руки, повели куда то. Шли мы долго, несколько раз я запнулся, но меня поддержали. Потом — повеяло прохладой, настоящим, свежим не кондиционированным воздухом — и я понял, что меня вывели на улицу, скорее всего на летное поле.

Потом меня посадили то ли в самолет, то ли в вертолет — очень странным был звук двигателей, ни то ни другое. В нем было довольно шумно, людно — скорее всего военный борт, заполненный до отказа, все с оружием. Потом, на взлете я понял — CV-22, конвертоплан Оспри, последняя игрушка воздушно-десантных войск.

Опыта полетов на нем у меня не было, поэтому примерно просчитать куда мы могли полететь я не смог. Летели минут двадцать, потом машина начала замедляться в переходном режиме — а потом и вовсе пошла вниз, по вертолетному.

Мимо, топая ботинками по полу, пробежали бойцы, высаживаясь и обеспечивая периметр. Потом кто-то взял меня за руку и повел наружу. Только когда сошли на землю- эта же рука сдернула с меня повязку…

Обмен!

Это было дорога — большое шоссе, но какое я не знал, дорога эта проходила над местностью на массивных бетонных опорах. Было тихо, места были холмистые и лесистые — а впереди, ярдах в двухсот дальше по шоссе примостилась туша громадного MH-53 Pawe Low. Эту машину прикрывало не меньше двадцати бойцов, с ними был генерал Бриггс. И эти… Гримшоу, Тассо и Тернер, почти так же как и я — с руками за спиной.

— Идите! — Дьюи подтолкнул меня в спину и я пошел.

Обмен прошел на удивление буднично, без эксцессов. Сначала мы с этими тремя разошлись на мосту, потом на нейтральной территории, между двумя вертолетами сошлись «главнокомандующие» — генерал Алистер Бриггс и Томас Дьюи. Говорили больше часа, спокойно и неторопливо, разговор завершили рукопожатием. Я в это время успел съесть гамбургер с ветчиной и сыром и выпить банку горной росы, «маунтин дью», которую мне предложил один из прикрывающих обмен стрелков. Небо над нами было расчерчено реактивными следами от боевых истребителей.

Наконец — переговоры закончились, генерал пожал руку Дьюи и направился к нам. Конвертоплан с Дьюи, тремя обменянными и группой прикрытия взлетел, и мы проводили взглядом его полет. Мы пока оставались на земле.

— С возвращением, капитан… — генерал чем-то был доволен — я рад что все обошлось. Предстоит до черта работы.

— Какой, сэр?

— По вашему профилю. На границе неспокойно. Вчера была пытка прорыва в районе Запаты. Мы взорвали все мосты, но они как то переправляются. С той стороны их не меньше десяти тысяч только на самой границе, в глубине страны черт знает что творится. Остатки армии и полиции объединились с эскадронами смерти Зетас и картелями, все они смотрят на наш берег. С этим надо что-то делать. Мы нашли и расконсервировали несколько старых Спуки, еще времен Вьетнамской войны, сейчас начинаем модернизацию С47, они оказывается, производятся до сих пор, но с современными моторами. Называются Basler BT-67, к ним легко раздобыть запчасти. Ставим несколько Миниганов — вот тебе и АС-47. Но нам нужны группы дальней разведки и наведения, способные действовать в отрыве от основных сил. Это будет ваша работа…

И тут я кое-что понял. Осознал. Никто не будет воевать, второй гражданской между Севером и Югом не будет. В ней нет смысла. Дьюи в чем то уступит — и мы в чем то уступим. Поменяем то что нужно нам на то что нужно ему. Какую-то торговлю наладим. Вот и все.

А карать злодея… да кому это надо. Никому. Это никому не надо разве что собственной совести. Да никто ее не будет слушать, не время сейчас для совести…

— Ваш брат передавал вам привет, капитан… не слышу! — вдруг повысил голос генерал Бриггс.

— Да, сэр! — ответил я — слушаюсь, сэр!

А что я еще мог ответить?


WEREWOLF 2010 г


Катастрофа, день пятьдесят шестой Форт Худ, штат Техас Вечер 27 июля 2010 года | Ген человечности 3 | Примечания