home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Катастрофа, день тридцать первый

Херлберт-филд, USAF Eglin

03 июля 2010 года

Готовясь к десантной операции мы разбились на снайперские группы, наскоро проверили навыки спуска по канатам — с вертолета придется десантироваться именно так. Для этого, несмотря на протесты техников, привязали к какой-то удобно расположенной антенне на острове (прим автора — так называется рубка на авианосце) канат, тот же самый что будет на вертолетах и полвечера посвятили лазанью по нему вверх и вниз. Надеюсь, что вверх лезть не придется, если придется — значит, мы в полном дерьме.

Оставшиеся полвечера посвятили боевому слаживанию команд и подбору оружия. Вообще, на авианосцах стрелкового оружия немного, у команды безопасности — короткие М4 commando или более новые Мк18, у летного состава пистолеты, в последнее время начали появляться пистолеты-пулеметы НК МР7 как оружие выживания. Есть также дробовики двенадцатого калибра, немного обычного штатного пехотного оружия и все. Спасло только то, что корабли шли из Персидского залива и на них были морские пехотинцы. А у морских пехотинцев снайперы всегда были в чести, даже когда в армии верили в силу «огневого вала».

Сформировали десять команд. И я и Мик естественно пошли снайперами, подготовка и у него и у меня позволяла. Снайперская винтовка у нас на двоих была одна — моя, немецкая НК. Хорошо, что проявили предусмотрительность и забрали с собой с танкера найденное там снаряжение взбесившейся и погибшей антипиратской команды. Там был ручной пулемет, М4 с подствольным ружьем двенадцатого калибра и самое главное — полуавтоматическая снайперская винтовка М14 SASS, похожая на Мк14 mod1, которой пользуется SEAL. Против одержимых — лучшего и не придумаешь, там нужна не столько точность, сколько скорострельность и возможность быстро повторить выстрел, если промахнулся. Пристреляли тут же, на палубе — сначала выставили несколько мишеней в самом дальнем конце палубы, у самого конца катапульты, потом сбросили несколько баллонов из под питьевой воды на воду и Мик расстрелял их с борта. Пристреляли, в общем. А мою НК и пристреливать не нужно было — она всегда у меня перед глазами была.

В напарники мне достался специалист из группы безопасности авианосца, лейтенант Роберт Калган. Как мне отрекомендовали — только с виду бесшабашный — выходец из Калифорнии, бывший пляжный спасатель, дает о себе знать. А так — неслабо отметился в Ираке в составе флотского спецподразделения, «ходил на войну» и неплохо себя зарекомендовал. В группу безопасности авианосца попал уже после серьезного ранения во время спецоперации против «хаджей». Название части или группы, где он служил в Ираке, мне не сказали, что само по себе говорило о многом. Ну, да ничего страшного, по ходу разберемся.

Несмотря на то, что действия в тактическом плане нам предстояли простые — снайпер охотится, причем на безоружные цели, второй номер прикрывает — взаимодействие мы отработали серьезно, не на шутку. И передвижение с прикрытием, и отражение внезапного нападения с фронта, с флангов, с тыла. Во время отработки этих действий я внимательно присматривался к новому напарнику — и доволен остался. Явно видна была школа, причем — иракская школа, школа засад и городских боев, когда пули могут полететь в любой момент и с любой стороны. Промедлишь секунду — и ты покойник. Чего ценного дает Ирак — так это то, что там нельзя расслабляться и любого прохожего ты воспринимаешь как потенциального шахида или террориста. Полезные, очень полезные навыки для выживания в новом мире.

Остальные снайперы были вооружены или М40А3 — стандартным оружием морской пехоты США или SAM-R, взводной снайперской винтовкой «марксмана», меткого стрелка. Последняя питалась стандартными патронами 5,56NATO из обычных магазинов для М4, сильно смахивала на кастомизированные винтовки гражданских стрелков и была даже полезнее, чем М40. Все равно на Херлберт-филд дистанций для М40 не так уж и много, учитывая то, как мы решили расположиться — чтобы не только отстреливать одержимых, но и иметь возможность прикрыть друг друга огнем. Места для снайперских позиций мы выбирали по аэрофотоснимкам, сделанным разведывательным самолетом, все — с таким расчетом, чтобы на крышах зданий и так, чтобы одержимые не могли туда забраться, тут было не до комфорта.

Взлетали на рассвете. Идти решили всего на одном «Морском коне», набившись в вертолет почти до предельной его грузоподъемности. В другое время запрягли бы два или даже четыре, группу прикрытия с собой взяли бы — но сейчас решили по-другому. Нечего зря авиационное топливо жечь и моторесурс тратить, топливо непонятно где еще возьмем и запчасти к вертолетам тоже. Вообще, с вылетами «полетаем просто для практики» следовало заканчивать, сейчас любой исправный боевой самолет или вертолет — на вес золота…


Катастрофа, день тридцатый Авианосец «Гарри С. Трумэн» | Ген человечности 3 | Катастрофа, день тридцать первый Над побережьем Флориды