home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Катастрофа, день тридцать первый

США, штат Флорида

База ВВС США Херлберт-филд, оперативный штаб

03 июля 2010 года

— Томас Дьюи…

Первым начал Лихач…

— Я мало про него знаю, сэр… Этот парень появился здесь в начале восьмидесятых. Фамилия у него была Николс, Лерой Николс. Если судить по его документам — он был из восемьдесят второй дивизии, служил там на ниве контрразведки, потом решил заняться серьезными мужскими играми. Звание у него было — когда я первый раз его увидел — первый лейтенант. Наград у него не было, совсем и держался он очень скромно. Тогда после Вьетнама у многих орденских планок было иконостас настоящий. Вот парни ходили по барам, за кружкой пива вспоминали Дурную землю, били морды гражданским. А Николс ни в чем таком не участвовал. Было в нем что-то такое… всегда старался не выделяться, сэр…

— Как он выглядел?

— Выглядел… Да никак он не выглядел. Среднего роста, не особо выделяющийся… лицо тоже такое, пройдешь мимо не взглянешь. Я вообще сейчас бы встретил на улице — не узнал бы…

— «Феникс»?[6] — предположил Мик.

— Возраст не тот… — не согласился я.

— Возраст… — скептически усмехнулся Котлер — я видел парней, которым было всего по восемнадцать с небольшим лет, и они неделями пропадали в ДМЗ.[7] А тот, кто сходил в ДМЗ, обратно целым не возвращался, даже если на нем не было ни единой царапины. Я уж не говорю про тех, кого ЦРУ затащило в Феникс…

Генерал Коттлер начинал военную карьеру с «Большой красной первой», где он прослужил первые свои годы и в составе которой поучаствовал в немалом количестве заварушек. Ходили слухи, что тогда за что-то с генерала сорвали погоны и он снова начал восхождение по карьерной лестнице со звания рядового. Кое-кто утверждал, хотя никто не знал точно — что так отомстили ЦРУшники за отказ Котлера участвовать в программе Феникс. Как бы то ни было — генералу пришлось начинать свою карьеру дважды.

— Возможно и участвовал — согласился Лихач — во Вьетнаме народ намного моложе был. Тогда армия по призыву набиралась, во Вьетнам совсем пацанов посылали…

— Гас, не отвлекайся — попросил генерал — возвращаемся к восьмидесятым.

— Так вот, восьмидесятые. Тогда в центральной Америке творились очень серьезные дела. Кубинцы, русские… Сначала полыхнуло на Гренаде. Потом Никарагуа. Вот в делах «контрас» этот самый Дьюи был замешан очень сильно. Очень. Он же имел отношение к тому, что творилось в Колумбии и Гватемале.

Центральная Америка восьмидесятых… Настоящий котел — что там только не творилось тогда. Ошибкой США был то, что в Латинской Америке мы действовали просто и бесхитростно, исходя из принципа: «пусть он сукин сын — но это наш сукин сын». Дебильность «политики сукиных сынов» уже дала о себе знать, когда мы потеряли Кубу — исключительно из-за жадности и предельной жестокости режима Батисты, откровенного уголовника, которого мы поставили на президентский пост. Потом это дало знать и в Никарагуа — когда народ устал терпеть продажный и жестокий режим негодяя Сомосы. В итоге — пришлось иметь дело с коммунистическим режимом совсем недалеко со стратегически важным Панамским каналом. Денег ЦРУ тогда не давали, прошла целая серия скандалов — и тогда ЦРУ начало зарабатывать деньги себе само. А когда разведка начинает «самофинансироваться» — она становится смертельно опасной. Тогда в соседние с красной Никарагуа страны на поддержку отрядов «контрас» шли грязные деньги, оружие с черного рынка, из Колумбии потоком шла наркота, огромные суммы наличными переходили из рук в руки. Рядом же была Колумбия, где прокоммунистические повстанческие боевики нашли общий язык с наркокартелями, став на порядок более опасными. И в это во все дерьмо были вовлечены американские разведчики и военные — не десятки, сотни и даже тысячи человек. Постоянно ходили «левые», никем и никак не учтенные рейсы военно-транспортной авиации. Самолеты С130 взлетали отсюда и из Аризоны и доставляли груз контрас, находящимся преимущественно в Сальвадоре. В Сальвадоре были свои проблемы. Президентом страны был некий Наполеон Дуарте, коррумпированный до предела — но проблема была не нем. Проблема была в Роберто Д'Обюссоне, достойном ученике «школы Америк»,[8] который одновременно был командиром местных «эскадронов смерти». Не то чтобы это было хорошо, просто… сложно объяснить такое, в общем. В Центральной Америке и с той и с другой стороны очень популярен мачизм, идеология мачо — этакого крутого бойца, которому все по плечу и на все на…ть. Льется кровь и людям от этого весело. Если старушке Европе хватило второй мировой, там все стали белыми и пушистыми, японцам хватило кампании на Тихом океане и после этого они тоже сточили свои зубы, нам за глаза хватило Вьетнама и мы не хотели повторения подобного то там народ был совершенно отмороженным. Рядом с Сальвадором была Никарагуа, там были коммунисты всех видов и мастей — русские, кубинцы, сами никарагунцы, поляки, чехи, румыны. Были там и специалисты, натренированные долгими годами войны с палачом Сомосой. Они «проводили опыление» — поставляли в соседние страны оружие, военных советников, сами напрямую участвовали в операциях. И единственным способом борьбы с этим была жестокость и неразборчивость в средствах — такая какую проявлял Роберто Д'Обюссон когда приказывал вырезать поселки и лично жег людям лицо паяльной лампой. Вот только американским сенаторам и конгрессменам из комитетов по разведки общаться с… палачом, а тем более давать деньги на все эти палачества не нравилось. Они сидели в своих кондиционированных кабинетах на Капитолийском холме, в окружении своих помощников, принимали мудрые законы и выслушивали умных людей в своих парламентских комитетах. ПО выходным они играли в гольф — недаром говорят, что вашингтонская политика делается на зеленых газонах в Анакостии. И запах поджаренного горелкой мяса или сгнившего в сельве трупа оскорблял их до глубины их нежной и чувствительной натуры.

Но все таки, кто-то должен был делать дело. И делали. Заранее ставя свою карьеру на кон — и все же делали. Колумбия, Гватемала, Сальвадор, Панама. Лучше и не вспоминать, ибо не было там героизма. А все что было — было заляпано грязью, жидкой и жирной как почва с сельве.

— В чем именно он участвовал?

— Сложно сказать, сэр. Тогда в Майами и здесь много темного люда обреталось. Президент Форд принял директиву, запрещающую лицам, работающим за дядю Сэма убивать или участвовать в заговорах, имеющих своей целью убийство. Но каждого за руку не поймаешь, не правда ли? Самым опасным был сбор и переправка оружия. Деньги давали богатые правые риз Техаса и из многих других мест. На эти деньги закупалось оружие, складировалось, переправлялось. Но все это делалось с гражданских площадок и под контролем гражданских ведомств. Дьюи же базировался здесь, то появлялся, то исчезал… думаю кто-то вел большую игру сэр. Кто-то — кто может позволить себе наплевать на запретительную директиву Президента.

— Все понятно, что ничего не понятно — подытожил Котлер — Дьюи занимался грязными делами тогда, похоже что он занимается ими и сейчас. Больше некому.

— Похоже так, сэр — сказал я — какие распоряжения?

Генерал покачал головой.

— Какие тут распоряжения… Ночь бы пережить. Последний раз у меня было такое дерьмо, когда был первым лейтенантом, меня довезли на вертушке до передового поста в районе Ан Лок и пнули под зад. Разбирайся сам и делай что хочешь.

— Тем не менее, сэр, обустраиваться нужно. Лучшего места для постоянной базы в окрестностях не найти.

— Хорошо… — генерал с силой провел руками по лицу — этим вы и займетесь завтра. Все хождения за пределы территории базы в ночное время запрещаю. Забаррикадироваться в зданиях, на улицу без необходимости — ни шагу. Маршалл — на тебе создание периметра обороны и взаимодействия. Я понимаю, что ты устал, кэп — но я предпочитаю, чтобы завтра утром у меня было бы столько же личного состава под началом, сколько и сегодня вечером. А никто лучше тебя с этим не справится. Возьми в помощь кого нибудь из местных, кто знает базу, кого…

— Я помогу, сэр… — кивнул Озказьян — если кто-то и знает это место, так это я, потому что все окрестности на собственном брюхе исползал….


Катастрофа, день тридцать первый США, штат Флорида База ВВС США Херлберт-филд, Лес | Ген человечности 3 | Катастрофа, день тридцать второй Херлберт-филд, Ночь на 04 июля 2010 года