home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Только на следующее утро Финн очнулась от глубокого, как смерть, сна. Прямо над собой она увидела умытое синее небо с высокими белыми облаками, похожими на рваные полоски полотна, и утреннее солнце, яркое, как золотая монета. Тайфун прошел. На четвереньках она поднялась чуть повыше по полоске белого песка и обнаружила, что на ногах больше нет резиновых сапог. Наверное, их унесла та же свирепая волна, что смыла ее с «Королевы Батавии». Финн повернула голову и почувствовала резкую боль в шее.

Пальцами она осторожно ощупала больное место. Из шеи прямо под челюстью торчала острая деревянная щепка. Одним резким движением Финн выдернула ее и чуть не потеряла сознание от боли. Из ранки потекла кровь. Только почувствовав медный привкус крови во рту, Финн поняла, что щепка проткнула шею и вошла в горло. Рана не показалась ей особенно серьезный, но кто знает, что может оказаться серьезным на таком острове? Здесь можно умереть от простого пореза — аптеки-то под пальмой не видно. Финн зажмурилась и потрясла головой, стараясь поскорее собраться с мыслями. Она совершенно не помнила, как в нее воткнулась деревянная щепка. Она вообще ничего не помнила с того момента, как волна сбросила ее за борт и потянула на дно.

Финн пару раз кашлянула, выплюнула кровь, медленно поднялась на ноги и начала озираться. Шторм закончился, но большие волны все еще с грохотом ударялись о песок и вскипали белой пеной. Полотняные облачка быстро неслись по небу, а верхушки пальм сгибались от ветра.

Она напряженно вглядывалась море, но не видела судна ни среди волн, ни на зубьях торчащих из воды рифов. Тайфун ушел и унес с собой «Королеву Батавии», но она не пропала бесследно: весь берег был усыпан остатками кораблекрушения — ящиками из трюма, исковерканными и совершенно целыми, кусками разбитых спасательных шлюпок, кухонной утварью с камбуза.

Финн еще не поняла, радоваться ей или приходить в отчаяние. Не исключено, что впереди ее ждет судьба нового Робинзона Крузо. Она поспешила отогнать эту невеселую мысль и, слегка прихрамывая, двинулась по песку. Сейчас она не будет об этом думать, сейчас есть вещи и поважнее, и в первую очередь надо выяснить, удалось ли спастись кому-нибудь кроме нее. Финн стянула с себя сырой, грязный свитер и бросила его на песок, но, подумав немного, подняла и узлом завязала на талии. Ночи здесь могут оказаться холодными.

Она шла вдоль кромки воды, оставив за спиной высокий, заросший джунглями мыс. Примерно в миле впереди на воде виднелось какое-то мутное пятно — вероятно, там впадала в море река. Пройдя чуть больше ста ярдов, Финн натолкнулась на тело. Это был Куан Конг, кореец, помогавший Максевени в машинном отделении. За весь рейс Финн едва обменялась с ним десятком слов, но все равно находка потрясла ее.

Он лежал, вытянувшись на песке, и в его коротких седых волосах запутались влажные ленты водорослей.

Под жарким утренним солнцем живот и руки уже начали раздуваться, а глаза успели выклевать птицы. Финн с трудом поборола подступившую к горлу тошноту.

Приказав себе успокоиться, она опустилась на колени и проверила все карманы широких штанов и рубашки. В них не нашлось ничего полезного. Она подумала было, что надо похоронить тело, но потом решила, что это бессмысленно — прибой все равно скоро унесет его в море, а ей в первую очередь следует позаботиться о себе и о своем весьма туманном будущем. И еще одно. Стиснув зубы, Финн стянула с распухших ног трупа кроссовки «найк». Конечно, они оказались ей велики, но это было все-таки лучше, чем ничего. Ходить босиком по джунглям — дело рискованное.

Финн двинулась дальше и еще через сто ярдов набрела на несколько предметов, смытых с «Королевы». Первым оказалась поролоновая подушка в наволочке, а вторым — оранжевый пластиковый мешок, в который Тоши складывал пустые алюминиевые банки. Из наволочки и длинного куска пластика Финн тотчас же соорудила себе подобие головного убора, так как солнце уже ощутимо припекало макушку. Потом она спрятала пустую банку из-под колы в карман и закрыла его на молнию, а остатки наволочки порвала на куски и запихала в кроссовки. Потуже зашнуровав их, она попробовала сделать несколько шагов. Не слишком удобно, но ходить можно. Ничего, пока сойдет, решила Финн и отправилась дальше.

Теперь надо было найти воду и какое-нибудь временное укрытие. Днем солнце грело вовсю, но кто знает, какая тут погода ночью?

Еще полчаса — и Финн дошла до небольшого заливчика, который издалека приняла за устье реки. Оказалось, что это мангровое болото, довольно глубоко врезающееся в сушу. На его дальней стороне начиналась новая лента белого песка, уходящая далеко на север. На востоке, в открытом море, Финн увидела полоску белых бурунов и догадалась, что именно там скрываются подводные рифы, на которые напоролась «Королева».

Финн немного поколебалась на краю болота, решая, стоит ли преодолевать его. Она читала о мангровых зарослях достаточно, чтобы знать: там скрывается множество опасностей — от пиявок и крошечных ядовитых змеек до огромных крокодилов. Нет, болото пока подождет. Она решительно повернулась и направилась в глубь острова по узкой полоске песка, бегущей вдоль рощицы невысоких, ветвистых деревьев, которые поднимались из воды на искривленных корнях, как будто собрались прогуляться к морю.

Еще минут через двадцать Финн дошла до небольшой бухточки и там в самом деле обнаружила устье маленькой речки, скорее, даже ручья футов пятьдесят шириной. Она немного поднялась по течению, упала на колени, потом легла и жадно начала пить, пользуясь руками как ковшиком. Вода оказалась холодной и чистой, с легким минеральным привкусом.

Напившись вволю, Финн с удовольствием умылась и осторожно прополоскала ранку на шее, а потом отправилась вверх по течению. Идти пришлось в гору, а речка, весело журча, бежала по каменистому дну ей навстречу. В одном месте Финн увидела в воде неподвижно застывших рыб, похожих на золотисто-зеленые стрелки, указывающие вверх. Хвосты слегка шевелились, помогая им бороться с течением, а рты были заранее открыты в ожидании добычи. Вокруг ртов колыхались небольшие усики, и Финн решила, что это какие-то родственники сомов. Наверное, поймать их будет несложно.

Правда, у нее нет ничего похожего на крючок, но об этом она позаботится позже. Тут придется вспомнить и «Робинзона Крузо», и тот фильм с Томом Хэнксом, и еще раскопки неолитической стоянки на Аляске, на которые она ездила как-то летом от Нью-Йоркского университета. Если найдется подходящий камень, она живо изготовит себе каменный нож. Финн хорошо освоила эту науку, хотя, разумеется, не подозревала, что когда-нибудь найдет ей практическое применение. Недаром в детстве мама говорила ей, что алгебра может пригодиться, когда ты меньше всего этого ожидаешь. До алгебры, правда, дело пока не дошло.

Финн продолжала идти вверх по течению, озираясь в поисках какого-нибудь укрытия на ночь. Незнакомые ей деревья, похожие на открытые зонтики, подступали к самой воде. С высоких веток к земле опускались лианы и зеленые клочья мха. Между стволами росли гигантские папоротники и какие-то кусты с широкими листьями.

Довольно скоро она нашла то, что искала. В одном месте растительность немного отступала от воды, оставив маленький диск белого, чистого песка. Над ним, почти скрытая густой листвой, виднелась отвесная, изъеденная рытвинами стена светлого известняка. В тени деревьев Финн не сразу разглядела вход в пещеру.

Она немного постояла на пороге, не решаясь сделать первый шаг и вспоминая истории о летучих мышах-вампирах и прочей нечисти, населяющей пещеры. Потом решительно вздохнула, нагнулась и шагнула внутрь. Она только что пережила тайфун и едва не утонула. Чего ей еще бояться? Тут Финн запнулась, потому что вспомнила о скорпионах, пробежавших по ее ботинку в последний раз, когда она забиралась в пещеру. Укус скорпиона может быть смертельным. Но на этом острове ее наверняка поджидают и другие смертельные опасности. Так что теперь делать? И она смело прошла внутрь.

Пещера оказалась сухой и хорошо проветриваемой. Ее пол устилал мелкий речной гравий, ни скорпионов, ни летучих мышей не наблюдалось. Наружную стену покрывал сухой лишайник. Вход был чуть выше человеческого роста и такой широкий, что Финн могла стоять в нем, раскинув руки. Прямо за ним открывалось просторное и довольно высокое помещение со стенами и потолком из светлого известняка.

В дальнем углу Финн заметила отверстие, ведущее в следующее подземелье, но там было слишком темно, и она ничего не разглядела. Из отверстия слегка тянуло сквозняком — значит, у пещеры имелся и второй выход. Чтобы исследовать ее до конца, требовался огонь, и Финн даже улыбнулась при этой мысли. Уж с этим-то она справится, и получше, чем Том Хэнкс в «Изгое».

Она выбралась наружу и целый час собирала хворост и ветки. Потом при помощи плоского камешка наскребла сухого лишайника со стены, скинула куртку, достала из кармана подаренную Тоши плитку шоколада и пустую алюминиевую банку, сложила все это у входа и взялась за дело.

Воспитанная отцом-археологом и матерью-антропологом, Финн знала как минимум полдюжины методов добычи огня: и примитивный «огненный плуг», которым пользовался Том Хэнкс в фильме, и несколько более изощренный «огненный лук», придуманный североамериканскими индейцами, и замечательно простой и эффективный «огненный поршень» — способ, который она почерпнула в найденной у отца в библиотеке книге «Озерный край» — истинном кладезе полезной для путешественников информации, в котором не было забыто ничего: от устройства ловушек для кроликов до рецептов основных блюд индейской кухни.

И главное, она знала, что ни один из этих методов не дает гарантированного результата. У Тома Хэнкса трут наконец загорелся, но в фильме ни словом не упоминалось о том, что для успеха ему пришлось бы найти абсолютно сухое дерево двух разных сортов: твердое дерево для «плуга» и мягкое для основания. Для способа «огненный лук» тоже требовалось сухое дерево и тоже двух сортов, а кроме того — невероятное терпение и какой-нибудь материал, годный для тетивы. Что же касается «огненного поршня», то в детстве Финн так ни разу и не удалось его изготовить, хотя в «Озерном крае» имелся очень понятный рисунок.

В итоге — при отсутствии спичек, зажигалки или на худой конец увеличительного стекла — имелся только один совершенно надежный и испытанный метод, который она условно называла «огненная кола — шоколад». Финн научилась ему на Багамах у своего приятеля Такера Ноэ, а тот, в свою очередь, выиграл с его помощью не одно пари из тех, что заключаются у стойки бара. Способ был простым до идиотизма, но, как ни странно, работал и при этом не требовал особых усилий.

Такер тогда использовал банку из-под пива «Калик» и черный шоколад, но Финн решила, что кока-кола и плитка «Херши» тоже сойдут. При помощи кусочка шоколада и оторванной от самодельного головного убора тряпочки она начала круговыми движениями полировать слегка вогнутое дно банки. Через десять минут на алюминии начали исчезать все маленькие царапины, а через двадцать донышко засияло, как зеркало.

Финн нашла короткий прутик, ногтем расщепила его кончик, вставила в щель кусочек сухого лишайника. Минуту или две она ловила донышком солнце, искала нужный угол и оптимальное расстояние между донышком и трутом, и в конце концов ее усилия увенчались успехом — трут задымился, затлел и вспыхнул. Финн быстро сунула «спичку» в заранее собранную кучку лишайника и сухих веток, и уже через несколько минут в пещере у входа горел симпатичный костер.

Радуясь, что так легко сдала первый экзамен на выживание в экстремальных условиях, остаток утра Финн посвятила прогулке в окрестностях пещеры. В полдень она устроила себе сиесту, а потом занялась изготовлением простейших инструментов: расщепив несколько кусков слоистого камня, соорудила из них ножи и топорики.

При помощи нового каменного ножа Финн смастерила острогу из длинного куска бамбука и закалила ее острый кончик в огне. Уже в сумерках она отправилась на рыбалку и буквально в двух шагах от своего нового дома добыла отличную рыбину примерно в фут длиной. Запеченная на костре родственница сома оказалась изумительно вкусной, а на десерт у Финн еще остался слегка подтаявший кусочек шоколадки. В общем, ужин удался.

Теперь у нее было все необходимое — огонь, еда, кров и неограниченный запас пресной воды. Завтра можно будет заняться поисками и выяснить, удалось ли добраться до острова кому-нибудь кроме нее. Финн подбросила в огонь побольше веток, свернулась клубочком поблизости от костра и не без труда уснула, стараясь не думать о пропавших друзьях.


Было еще темно, когда ее разбудил громкий треск веток в джунглях. Она едва успела схватить свою острогу, когда к костру метнулись две огромные тени и принялись засыпать с таким трудом добытый огонь пригоршнями мокрого песка. Замахнувшись острогой, Финн бросилась на защиту своего очага, но один из нападавших повернулся и ловко выхватил у нее оружие. Она уже собралась закричать, но ее рот тут же зажала чья-то широкая ладонь. В нос ударил запах гниющего мяса.

— Молчи, а то они услышат! Надо поскорее убираться отсюда! — прошипел знакомый голос прямо ей в ухо.

Это был Билли Пилгрим.


предыдущая глава | Призрак Рембрандта | cледующая глава