home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23

История, которую рассказал Фу Шэн, оказалась очень похожей на их собственную. Его судно, старый китобой «Педанг Эмас», тоже захватил тайфун, изрядно потрепал, забросил во внутреннюю лагуну и там, на песчаном берегу, расколотил в щепки. По словам Фу Шэна, выжить в этом кораблекрушении удалось только двоим — ему самому и хозяину по имени Хан.

Придя в себя, они разделились и отправились на поиски пресной воды. Вернувшись на место встречи, Фу Шэн успел увидеть, как его друга схватили люди, которых сначала он принял за дикарей.

Он последовал за ними на безопасном расстоянии и выяснил, что Хана отвели в небольшое поселение, расположенное у самого устья небольшой речки, что стекала со склона Чаши. По подсчетам Фу Шэна, в деревне обитало как минимум двести человек.

— Он говорит о японцах или о так называемых местных? — негромко спросил Билли у Уинчестера.

— О местных, — так же тихо ответил профессор.

— И как мы справимся с двумястами аборигенами? — вслух подумала Финн.

— Не говоря уже о японцах, — добавил Билли. — Эти выстрелы наверняка всполошили весь остров.

— Эти выстрелы спасли нам жизнь, — напомнила Финн. — Этот китаец не вызывает у меня особого доверия, но у него есть пистолет, и он явно умеет им пользоваться.

— Все-таки не мешало бы разработать какой-нибудь план, — вернулся к своей любимой теме Билли.

— Думаю, у этого малого он уже есть, — проворчал профессор, с трудом поспевая за коренастым китайцем, быстро шагающим прямо через кусты.

Больше часа небольшой отряд двигался на запад, обходя болото по периметру. Каждые несколько минут они останавливались и прислушивались, но до них не доносилось никаких звуков, кроме непрерывной, надоедливой трескотни обезьян и птиц. Если японцы и выслали людей на их поиски, то те вели себя очень тихо.

Наконец они остановились у пенистого потока, падающего с высокой и обрывистой стены Чаши. Из-за постоянных брызг его крутые берега были мокрыми и скользкими.

— Здесь, — прохрипел Фу Шэн и ткнул куда-то пальцем.

Финн повернула голову и увидела толстый канат, сплетенный из нескольких ротанговых лиан, с узлом через каждый фут. Один его конец был привязан к корню растущего на берегу дерева, а другой спускался к самой воде. Сквозь завесу брызг она разглядела и еще одно веревочное приспособление, на этот раз перекинутое через поток. Это был примитивный мост из двух канатов: верхний — для того чтобы за него держаться, а нижний, в два раза более толстый, — для того чтобы по нему идти. Через равные промежутки между верхней и нижней веревкой были вставлены распорки из тяжелых бамбуковых палок.

— Здорово придумано, — похвалил Уинчестер.

— Это же выбленки, — усмехнулся Билли. — Надо же, как они их приспособили.

— Выбленки? — не поняла Финн.

— Канаты с перекладинами, которые пираты использовали вместо трапов. А моряки поднимаются по ним на мачты.

— Наверное, что-то подобное имелось и на галеоне Чжэн Хэ, — догадался профессор. — Так сказать, наследие предков.

— Переходим, — скомандовал Фу Шэн. — По одному.

Сначала пошла Финн. По веревке с узлами она спустилась к потоку, а потом осторожно ступила на раскачивающийся мостик. Первые несколько шагов были неуверенными, но скоро она приспособилась и, крепко держась обеими руками за верхнюю веревку, быстро перебралась на другой берег. Все это время Фу Шэн держал пистолет наготове и непрерывно обшаривал глазами окружающие заросли. Вторым мостик преодолел Билли, а за ним отправился Уинчестер. Когда профессор дошел до середины потока, неожиданный порыв ветра пригнул верхушки деревьев и сбросил с его головы диковинный головной убор.

— Черт! — расстроился Уинчестер. — Моя лучшая шляпа!

— Небольшая потеря, — засмеялся Билли с другого берега.

Ветер принес откуда-то черную тучу, и из той немедленно хлынул настоящий тропический ливень, совершенно закрывший и профессора, и китайца. Финн и Билли за несколько секунд вымокли до нитки и бросились искать защиты под кроной гигантского дерева. Профессор с трудом добрался до берега по бешено раскачивающемуся мостику и поспешил присоединиться к ним.

— Проклятье! — возмущался он. — Ну что за климат!

Теперь уже втроем они наблюдали за тем, как Фу Шэн, засунув за пояс пистолет, спустился к воде и сделал первые шаги по канату. Дождь не затихал, а капли колотили по листьям с такой силой, что приходилось кричать. По крайней мере, он заставил замолчать неугомонных птиц и мартышек.

Фу Шэн был уже на середине моста, когда послышался слабый звук, похожий на жужжание какого-то насекомого, и в то же мгновение пират споткнулся и вскрикнул. Сквозь пелену дождя Финн не сразу разглядела ярко оперенное древко стрелы, торчащей у него из плеча, и темное пятно крови вокруг.

Она быстро обернулась, надеясь увидеть стрелявшего, но безрезультатно. Тогда она бросилась к мосту, и только в последнюю секунду Билли успел схватить ее за руку.

— С ума сошла! — рявкнул он. — Тебя же убьют!

Снова послышалось жужжание, и вторая стрела воткнулась в землю в футе от его ноги. Увлекая за собой упирающуюся Финн, он упал в низкий кустарник, и профессор проворно последовал за ними. Фу Шэн все еще неподвижно стоял на раскачивающемся мосту. Еще одна стрела пролетела мимо, едва не задев его.

Свободной рукой пират взялся за торчащее из плеча оперенное древко и одним движением сломал его. По-видимому, ему было очень больно. Стиснув зубы, Фу Шэн с трудом сделал несколько последних шагов и выбрался на скользкий пологий берег. На этот раз Финн вскочила на ноги и бросилась к нему на помощь. Она едва успела обхватить его рукой за талию, когда совсем близко просвистела очередная стрела.

— Помогите мне! — крикнула девушка.

Билли и Уинчестер кинулись навстречу и помогли ей дотащить пирата до густого кустарника, растущего у подножия дерева. Там, усадив Фу Шэна спиной к стволу, Финн осмотрела его плечо. На первом курсе искусствоведы изучают анатомию, и потому она быстро сообразила, что стрела угодила не в грудную клетку, а в дельтовидную мышцу. Рана оказалась не очень серьезной, хоть и болезненной. Во всяком случае, легкие и важные артерии не были задеты.

Мимо них друг за другом пролетели еще две стрелы. Одна из них воткнулась в ствол дерева.

Финн заставила Фу Шэна наклониться и осмотрела выходное отверстие. Она уже собиралась выдернуть стрелу за острие, но резкий окрик профессора остановил ее:

— Не делайте этого!

— Почему?

— Стрела может быть отравлена. Я видел, как они убивали такими кабанов.

— Вы уверены?

— А вы готовы рискнуть?

— Но нельзя же оставить ее там!

Фу Шэн быстро терял силы, а его лицо покрылось мертвенной бледностью.

Финн подняла с земли пригоршню травы и листьев и обернула ими острие, а потом одним быстрым движением выдернула обломок из раны. Фу Шэн дернулся от боли, но уже через секунду открыл глаза и даже попытался улыбнуться.

— Спасибо, леди, — прошептал он.

Толстая рука залезла под ремень камуфляжных штанов и вытащила оттуда автоматический пистолет. С трудом пират вложил его в руку Финн.

— Вы хотя бы представляете себе, как им пользоваться? — с сомнением спросил Уинчестер.

Это была египетская копия «Беретты-91» образца пятидесятых годов. Финн вспомнила, как Майкл Валентайн учил ее стрелять из большого старого кольта. Она сняла пистолет с предохранителя и сдвинула переводник на «полуавтомат».

— Да, я знаю, как им пользоваться.

— Нагрудный карман, — прошептал Фу Шэн. — Там еще три обоймы. По десять патронов в каждой.

Три патрона он истратил на рыбаков-японцев. Значит, осталось семь и еще тридцать в кармане. Тридцать семь патронов на двести противников. Финн вдруг ясно представила себе мальчика, которого у нее на глазах убили в каирских трущобах, и тело юноши, застреленного сегодня на пляже. Одно дело — уметь стрелять, и совсем другое — выстрелить в живого человека. Она снова поставила пистолет на предохранитель и засунула его за пояс. Стрелы из чащи больше не вылетали, а дождь уже затихал.

— Что это было? Случайный разведчик? — спросил Билли, не сводя глаз с джунглей.

Фу Шэн вдруг охнул от невыносимой боли, на мгновение привстал и схватился за грудь здоровой рукой, потом дернулся и замер. Финн нагнулась и нащупала сонную артерию на его толстой шее. Пульса не было. Он умер. Она взглянула на часы. Яд, попавший в кровь через небольшую рану, убил его меньше чем за три минуты.

— Нет, не разведчик. Они специально ждали нас у моста. Вероятно, слышали выстрелы и знали, что мы здесь появимся, — предположил профессор.

Финн отвела взгляд от тела Фу Шэна и повернулась к нему:

— Вы знаете, о какой деревне он говорил?

— Да, о самой большой из них. Я видел ее, правда с приличного расстояния. С трех сторон защищена стеной из бамбука, а с четвертой — рекой. В стене есть ворота.

— А стены высокие?

— Не очень. Может, футов пять, но перелезть невозможно. Колья острые, как эта стрела. — Он указал на валяющийся в траве окровавленный наконечник. — И скорее всего, тоже отравлены.

Финн осторожно подняла обломок и понюхала острие. Запаха не было, зато в мелких трещинках на бамбуке она разглядела какое-то густое белое вещество.

— А где они берут яд?

Профессор похлопал по узловатому стволу дерева, под которым они прятались.

— Прямо здесь. Сделайте разрез в коре, и скоро оттуда начнет сочиться жидкость молочного цвета, которую называют «упас». Сердечный гликозид. А дерево называется анчар ядовитый, если память меня не подводит. Их здесь много. Яд действует примерно так же, как огромная доза дигиталиса. Думаю, у нашего приятеля просто лопнуло сердце.

— Если яд жидкий, то он должен легко смываться дождем, — задумчиво сказала Финн. — Сомневаюсь, что они станут мазать им колья.

— Сомневайтесь сколько хотите, но предупреждаю, что через ограду я с вами не полезу, — заявил профессор.

— А если попробовать со стороны реки? — предложил Билли.

— Во-первых, в воде обитают очень недружелюбные твари. А во-вторых, вам придется проплыть не меньше трехсот ярдов — чего лично я сделать просто не в состоянии, — и в итоге вы окажетесь прямо посреди деревни. Насколько я успел заметить, вся их жизнь сосредоточена вокруг реки.

— Вы не в состоянии проплыть триста ярдов? — удивилась Финн.

— Вообще не умею плавать. Никогда не умел.

— И работаете морским биологом? — ахнул Билли.

— Не припоминаю, чтобы умение плавать требовалось при защите докторской степени, — сухо парировал Уинчестер.

— Но как же вам удалось выплыть, когда судно утонуло? — продолжал допытываться Билли.

— Взял себе за правило все время держать спасательный жилет под рукой. Остальные вечно надо мной потешались. Но выплыл-то только я один.

— Мы не можем бесконечно стоять здесь и спорить, — решительно заявила Финн. — Надо что-то делать.

— Я предлагаю вернуться в пещеру, — гнул свое профессор. — Численное преимущество явно не на нашей стороне, а благодаря этому Фу Шэну мы уже не сможем использовать фактор внезапности.

— Так ведь в том-то и дело! — горячо возразила Финн. — Теперь и японцы, и местные знают о нашем присутствии. Они станут нас искать и в конце концов обязательно найдут.

— Мы ведь даже не знаем, жив ли ваш голландец. Скорее всего, они убили его и этого Хана тоже.

— Кто-нибудь с нашего судна мог остаться в живых и попасть к ним в руки, — вмешался Билли. — Мы должны проверить.

— А потом найти способ выбраться с этого острова, — добавила Финн.

— Я уже говорил вам, — устало вздохнул профессор, — никакого выхода нет.

— Есть, — отрезала Финн.

Дождь закончился, и на небе снова сияло солнце. От земли поднимался влажный пар.

— Есть. Должен быть.


предыдущая глава | Призрак Рембрандта | cледующая глава