home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

Они поднялись к хребту, образующему кромку Чаши, только во второй половине дня, а реку отыскали еще часом позже, после чего, продираясь через джунгли, отправились вниз по ее течению. Далеко внизу между деревьями иногда проглядывала бирюзовая гладь моря. При иных обстоятельствах такая прогулка по тропическому раю могла бы показаться очень приятной, но сейчас впереди их ждала война.

— Все это может оказаться пустыми хлопотами, — ворчал профессор. — Ваш голландский родственник, скорее всего, давно мертв, а с судна никто, кроме вас, не спасся.

— А как же друг Фу Шэна? — напомнила Финн. — Не можем же мы бросить его.

— Я лично считаю, что выживает сильнейший. И к тому же мне-то он не друг.

— Фу Шэн спас вам жизнь, — сердито бросил Билли.

— Так неужели теперь я должен ею пожертвовать? — возмутился Уинчестер. — Это вам не шоу на телевидении, молодой человек, это реальная жизнь. И я сохранил ее только потому, что три года никуда не совался и не гонялся за несбыточными надеждами. — Он покачал головой и потыкал бамбуковой палкой в грязь. — Мы могли бы сейчас сидеть в уютной пещере и набивать желудок пищей, а не отравленными стрелами.

— Послушайте! — не выдержала Финн. — Нам ведь надо хотя бы взглянуть на тех, с кем предстоит столкнуться. И мне бы очень хотелось сделать это до наступления темноты. Поверьте, ни один из нас не хочет бродить по острову ночью.

Она пошла дальше, все время глядя под ноги, поскольку тропинка была еще скользкой после недавнего дождя. По расчетам Финн они сейчас двигались в сторону пещеры и прошли уже примерно полпути. Если идти напрямик, до дома можно будет добраться часа за полтора. Значит, в запасе у них целый час светлого времени — достаточно для того, чтобы взглянуть на деревню и составить план кампании. Финн старательно прятала глаза от своих спутников. Говорила-то она очень уверенно, но сама мало верила в свои слова. Она устала, и ей было страшно.

На минутку Финн отвлеклась от своих бед и вдруг с удивительной ясностью представила себе луковые кольца в кляре из ресторана «Пальчики оближешь», что в Крауч-Энде. Если бы лорд Билли и его предок Вильгельм ван Богарт не ворвались так бесцеремонно в ее жизнь, она сидела бы сейчас в своей крошечной квартирке, жевала сэндвич с говядиной и луковые кольца и смотрела бы какой-нибудь старый детектив по маленькому телевизору, подключенному к антенне нелегально.

Кстати, сэндвич и кольца, а еще стакан дешевого вина из магазинчика Эмира сейчас пришлись бы очень кстати. Но вместо этого она тащится куда-то по сырым джунглям на почти необитаемом острове посреди Тихого океана и гадает, кто там впился ей в левое бедро — гигантская пиявка или просто очень крупный москит, решивший выпить всю ее кровь. Мысленно Финн поклялась себе, что если только выберется из этой передряги живой, то покончит с приключениями навсегда. Пока же можно благодарить судьбу только за то, что до сих пор она не наступила на какую-нибудь ядовитую змею.

— Все еще впереди, — буркнула Финн себе под нос.

— Что ты сказала? — вежливо переспросил Билли.

— Ничего.

Изогнувшись, она хлопнула себя по бедру и пошла дальше, все еще чувствуя носом призрачный аромат луковых колец.

К деревне они подошли, когда уже начинало темнеть, но приметы близкого жилья стали попадаться гораздо раньше. Сначала они обнаружили в воде верши для ловли рыбы, сплетенные из узких полосок бамбука. Ячея была достаточно крупной для того, чтобы в ловушке оставалась лишь взрослая рыба, а мелочь спокойно выплывала из нее — дешевый и хитроумный способ защиты окружающей среды. На прибрежном камне, похоже, недавно чистили рыбу, а чуть ниже по течению на сваях стояла небольшая хижина, насквозь пропахшая дымом.

Дойдя до хижины, они свернули в джунгли и дальше двигались вперед очень осторожно. Следов присутствия человека становилось все больше: клочки обработанной земли, поваленные деревья, еще одна коптильня и множество хорошо утоптанных тропинок. На одной из них им попался даже недавно брошенный огрызок какого-то фрукта. Скоро над деревьями показались струйки дыма, в воздухе запахло костром и пищей. Джунгли стали редкими, а потом и совсем закончились. Глазам путешественников открылся обширный участок расчищенной земли и высокий забор из толстых бамбуковых кольев, связанных веревками из ротанга. Над изгородью виднелись только остроконечные соломенные крыши тесно стоящих домов. Никаких признаков тревоги или необычной активности в деревне не наблюдалось. До опушки леса доносились только мирные, негромкие звуки — глухой стук деревянного молотка, смех, детские крики и сердитый голос матери, выговаривающей что-то ребенку. Язык был похож на китайский — резкий и гортанный в отличие от певучего тагальского, на котором говорили в Малайзии и на Филиппинах.

— И что дальше? — ни к кому не обращаясь, задумчиво спросил Билли.

Справа к деревянному частоколу вплотную подступали джунгли, слева начинался пологий спуск к реке. С опушки можно было разглядеть только краешек примитивного причала и несколько длинных, выдолбленных из цельного бревна каноэ. Среди них стояла и странная, напоминающая катамаран лодка из двух огромных бревен, соединенных сложным переплетением бамбуковых реек. На ней имелись массивная мачта и аккуратно сложенный парус, похожий на веер, — такой же, каким оснащены китайские джонки. Судя по виду, тяжелая лодка могла вместить как минимум сорок пассажиров или воинов.

— Это и есть то боевое каноэ, о котором вы говорили? — прошептала Финн.

— Да, — кивнул Уинчестер. — Только тогда на корме у него еще стояло что-то вроде трона. Сейчас его нет.

— На такой махине, наверное, не трудно пробраться сквозь рифы, — заметил Билли.

— Я тоже об этом подумала, — подхватила Финн. — Но мы ведь не знаем — может, они не хотят никуда уезжать. Может, им тут нравится.

— Не похоже, чтобы их очень встревожило наше появление, — вставил профессор. — Никакой охраны не выставлено, и патрулей в лесу не видно. Только тот стрелок у моста.

— А чего им волноваться? — пожал плечами Билли. — Нас всего трое, и никакой опасности для них мы не представляем. Похоже, им это известно.

Уинчестер беспокойно задвигался, взглянул на быстро темнеющее небо и недовольно сказал:

— Уже поздно. Пора возвращаться. Мы посмотрели все, что хотели.

— Надо как-то попасть внутрь, — твердо заявила Финн.

— Не валяйте дурака! — взорвался профессор. — Это самоубийство!

— Мы проехали полмира, чтобы найти Питера Богарта, и я не собираюсь отступать в последний момент.

— Он давно мертв!

— Тогда нам надо узнать это наверное. А потом, кроме него там могут быть и другие.

— Но мы же этого не знаем!

— Значит, надо выяснить.

— Ну и как же мы туда проберемся? — прервал спор Билли.

— Вы говорили, что существует два способа, профессор?

— Да, по реке или через ворота с другой стороны деревни, но там нам не пройти.

— Почему?

— Да потому, черт возьми, что ворота заперты и их охраняет часовой! И мы не сможем просто так зайти и устроить экскурсию по деревне.

— И не сможем перелезть через ограду, — размышлял вслух Билли, — потому что колья жутко острые и, возможно, отравлены.

— Ну и что нам тогда остается? — не унималась Финн.

— Можно прорубить дырку в ограде. — Билли потряс большим тесаком, снятым с пояса у Фу Шэна. — Это будет не трудно.

— Невозможно, — потряс головой профессор. — Они нас услышат.

— Значит, надо их отвлечь, — внесла предложение Финн.

— Как?

— Поднять шум. Устроить стрельбу в воздух или что-нибудь в этом роде.

— Может, пожар? — усмехнулся Билли.

— У меня есть увеличительное стекло, — сказал профессор, — но, к сожалению, солнце уже заходит.

— А я не захватила свое огниво, — расстроилась Финн.

— Зато я захватил, — похвастался Билли.

Он расстегнул карман рубашки и достал из него самую обыкновенную, ярко-синюю пластиковую зажигалку.

— Откуда она у тебя? — ахнула Финн.

— Сам не помню. Кажется, нашел в рубке и машинально спрятал в карман.

— И работает?

Билли щелкнул зажигалкой, и кверху взметнулся маленький столбик пламени.

— Дай мне, — попросила Финн и попробовала сама.

Тридцать девять центов в маленьком магазинчике на углу. Пластиковая корзинка рядом с кассой. И какая невероятная разница. Разница между каменным веком и цивилизацией. Между сырым и жареным. Между холодным и горячим.

Финн вернула зажигалку Билли и решила на время забыть об антропологии.

— Послушайте, какой у меня план, — сказала она.


предыдущая глава | Призрак Рембрандта | cледующая глава