home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11. О кровной мести и дуэлях

День второй. Мучения продолжаются.

Да-да, это было моей первой утреней мыслью. Тем более вспоминать окончание вчерашнего дня мне не хотелось. Почему? Я банально поругалась с Никой. Моя любимая сестричка умудрилась сломать себе руку, неудачно свалившись с высоты в полтора метра. В итоге, досталось и Спиросу, хотя я честно не собиралась с ним снова ссориться…

В общем, я замечательно со всеми «помирилась"… такими темпами и до объявления войны недолго осталось!

Раздраженно фыркнув и ударив со злости кулаком по одеялу, я уставилась на потолок. В отличие от вчерашнего дня сегодня все мероприятия планировались после обеда, а так как на время «магиады» все занятия были отменены… в общем, спешить мне было некуда, да и не хотелось, если честно.

Правда, это лишь с одной стороны, а вот если взглянуть с другой… не знаю, как, но мне необходимо поговорить со Спиром, при этом желательно, чтобы вампир не жаждал моей крови (хотя после вчерашней беседы на повышенных тонах это маловероятно). Потом не мешало бы еще разок обсудить с Амерли и Заком предстоящие соревнования, ибо, если им дать воли, они тут такого навоюют… Да и с Фиддой поговорить желательно, а то она ведь и обидеться может, что я так быстро забыла о своем обещании…

Н-да… вот вам и нет дел на сегодня! Видимо, придется все-таки выбираться из кровати и идти на поиски проблем… правда, еще вопрос, с которой из них безопаснее будет начать день?

После получаса размышлений и поиска всевозможных поводов отложить часть неприятных бесед на другое время, я решила начать со зла меньшего — с Фидды. С чего это я нашу кошечку стала причислять к одному из ликов зла? Все просто: влюбившись, она стала ужасающе настойчива и до умопомрачения (обычно моего) могла разговаривать о предмете своей страсти. И если поначалу (первые полчаса) это еще кажется немного забавным, то потом… нет, определенно, все влюбленные безумны, а значит, и понять их стороннему наблюдателю невозможно. В принципе.

И вовсе я не завидую, как считает Топя, просто не люблю, когда из сказанного мной воспринимают лишь десятую часть и ту как-то однобоко. Кстати, раз уж вспомнила об этой летающей балаболке, то не мешало бы поинтересоваться, куда ее унесло на этот раз.

Топь? — я мысленно обратилась к своей дайкае, не особо надеясь на отклик. По крайней мере, в последние дни она меня не часто баловала своим вниманием.

Чего тебе? — не очень вежливо откликнулась моя дракоша.

Ты сейчас где?

На охоте. Не отвлекай. Потом поговорим, — вот и весь сказ. Может, у нее там брачный сезон начался — вот она меня и игнорирует?

Ладно, раз уж моя дайкая со мной общаться не желает, то пойдем к Фидде. Решив так, я растеряно замерла на пороге. Смешно сказать, но я не знала, где она живет. Как-то так повелось, что мы всегда встречались на нейтральной территории… Пытаться найти ее через защиту Дома? Можно, конечно, но с ней я не связана никакими узами, а количество народу заметно увеличилось… в общем, я быстрее свалюсь от истощения, чем пойму, который из этих назойливых огоньков — Фидда.

Был, конечно, шанс, что я встречу нашу кошечку на кухне или в главном зале, но идти наугад мне не хотелось. Искать? Глупо и бессмысленно — не так уж и много у меня времени. Итак, значит, беседа с Фиддой на сегодня отменяется. Остаются Спирос (один вампир, злой, голодный, повышенной вредности) и ученики-приключенцы (две штуки, а потому и проблему они собой представляют двойную). Спир ближе (за стенкой как-никак), но злее и с утра с ним общаться может быть опасно для здоровья. Зак и Амерли находятся чуть дальше, но с ними надо всего-навсего провести воспитательную беседу и упросить не относиться к соревнованиям слишком уж серьезно.

Вот только следует внести одно уточнение: идти к ученикам слишком рано, да и жестоко с моей стороны будет лишать их заслуженного отдыха, тем более накануне второго тура «магиады».

Итак, методом обычного исключения мы имеем в первом пункте плана на сегодняшний день Спироса Саридэ. Замечательно! А ведь именно беседу с ним я бы предпочла отодвинуть на как можно более поздний срок.

Ладно, уж один неприятный разговор я как-нибудь переживу, а если повезет (ну о-о-очень сильно повезет) то даже верну всех на исходные позиции. По крайней мере, Спира иметь в числе врагов я не хочу. Кровная месть? Помню-помню, но постараюсь убедить его отказаться от столь опрометчивых шагов. Как? Хороший вопрос, очень хороший…

Прислушавшись к защите Дома, я убедилась, что Спирос своей комнаты еще не покидал. И, кажется, он уже проснулся. По крайней мере, установившаяся между нами связь сейчас пребывала в активном состоянии, что говорит о бодрствовании обоих участников договора.

Ну что? Рискнем?

Осторожно постучавшись, я напряженно вслушалась в тишину… дверь распахнулась так внезапно, что я против воли дернулась. Да, нервы у меня пошаливают. Хотя с моей жизнью и не то может случиться.

— Ну? — грубо спросил вампир, с легким недовольством гипнотизируя меня серыми глазами.

Странно, но вот сейчас я его не боялась, вместо этого чувствовала себя настолько виноватой, что не знала, куда себя деть. Да и что мне говорить? Извиняться? Глупо. Пытаться снова в чем-то обвинять его? Бесперспективно, ибо тогда он просто закроет дверь — и в следующий раз мы сумеем поговорить лишь через пару-тройку недель. Стоять и молчать? Судя по взгляду вампира, данная тактика так же провальная.

— Э-э… Спир… ну…

— Красноречиво. Сразу видно, что у тебя за спиной стоит ряд титулованных предков, — едко подметил он, как никогда за последнее время напоминая мне того гаденыша, что я встретила в подвале Школы в начале этого лета. Кажется, со мной мириться не собираются. Ну и отлично! Больно мне нужно было его одобрение! Я и одна прекрасно себя чувствую!

— Может, и стоят, но это ни в коем случае не должно беспокоить вашу княжескую персону, ибо на ваше внимание я и не претендую, — раздраженно бросила я и, резко развернувшись, предприняла попытку к бегству. Неудачную. И почему его всегда так тянет пораспускать лапы, когда я не намерена с ним беседовать?! Поставить себе пару синяков я могу и без его посильной помощи! По крайней мере, раньше с этой задачей я справлялась на отлично — Ника подтвердит. Ну, если, конечно, я с ней помирюсь когда-нибудь…

— Отпусти! — почти прошипела я, чувствуя, как мое раздражение выплескивается в магию и обретает реальное воплощение. Жаль, что когти против вампира — все равно, что зубочистка против дракона. Вот интересно, это нормально? Я же как бы Королева Зардии, а темные во все времена боялись и уважали жителей гор… в общем, в кого я такая беспомощная, а? Даже от какого-то князька отбиться не могу!

— Нет, — твердо ответили мне. — Ты пришла поговорить — и мы поговорим.

И почему это звучит как угроза?

— И о чем же? — чувство самосохранения, сделав ручкой, ушло в бессрочный отпуск. Ничем иным я объяснить свою язвительность не могу. А ведь всего каких-то десять минут назад я была решительно настроена с ним помириться…

Спирос смерил меня та-аким взглядом, что я с радостью бы сейчас оказалась в обществе папочки и «любимого» дядюшки, лишь бы не находиться здесь.

— Обо всем. Тем более ты первая выразила подобное желание.

Боги! И за что вы покарали меня таким напарником?! Иногда я его просто ненавижу!

Но чаще — просто боюсь.

— Когда я к тебе шла, я надеялась на адекватное общение, коего сейчас и не вижу!

— Как ты, так и к тебе, принцесса, — иначе и быть не может, — нахально усмехнувшись, произнес вампир. Он меня тут еще и воспитывать будет?! Ну это уже!..

Стоп! Как он меня назвал?!

Я, мигом забыв обо всех разногласиях, испуганно уставилась на своего напарника. Он же не знает, да? Он ведь не может этого знать… Не должен!

— Что именно тебе известно обо мне? И как намерен это использовать в дальнейшем? — максимально спокойно поинтересовалась я, теперь не уверенная, что имею право провоцировать хоть какой-то конфликт.

— Ответ «всё» тебя устроит? — по-прежнему издеваясь надо мной, спросил вампир.

— Нет, ибо я должна знать, что именно ты подразумеваешь под этим «всё», — спокойствие и только спокойствие! Теперь я не могу себе позволить ни одного лишнего слова, по крайней мере, до тех пор, пока не разберусь, как много ему известно на самом деле. И чем мне это может грозить.

— «Всё» — это действительно всё, Лика. Хотя, конечно, эта ящерка, — Спир небрежно отдернул рукав, указывая на метку договора, — и сбила меня с верного пути. Сложно было предположить, что Верликая Лизард укрывалась в этом семействе… но ты выдала себя, причем не один раз. Во-первых, ты слишком фанатично скрывала свое имя, при этом демонстрируя элементы аристократического воспитания. Во-вторых, сама признала, что в твоем роду были охотники, что уже само по себе является нонсенсом, ибо данный тип «святош» темных не переносит на дух. Далее, ты всегда откровенно отвечала на вопросы о своей семье, что позволило сделать определенную привязку…

— Это все? — хмуро уточнила я, понимая, что этот вампир действительно знает мою тайну. Интересно, как давно?

— Нет, я только начал. Помимо этого, ты умудрилась продемонстрировать близкое знакомство с Никой Эйрас, что при учете ее фамилии сразу же навело бы умеющего думать человека на определенные мысли. И это если исключить тот факт, что пахните вы абсолютно одинаково! Так что как минимум все находящиеся в Школе оборотни и вампиры могли проследить связь между вами. А от этого недалеко и до полного разоблачения одной излишне самоуверенной особы в твоем лице. Эйрас — довольно известная фамилия. Достаточно вспомнить Верховного Иерарха Церкви и все сразу же встанет на свои места — даже последний крестьянин знает, что Преподобный Джун является братом покойной королевы.

Он прав во всем, кроме статуса моей матушки. Вот уж кто живей всех живых. Хотя сие есть семейная тайна, а потому в нее посторонних никто не посвящал и посвящать не будет.

— И что теперь? — обреченно спросила я. То, что вампир как-то использует это знание, я не сомневалась — любой на его месте использовал бы.

— Ничего. Абсолютно ничего. Мы просто посвящены в некоторые тайны друг друга только и всего, — устало откликнулся вампир, словно в один миг весь его запал спал.

— Как давно ты знаешь? — неловко поинтересовалась я, снова не зная, куда себя деть. Я чувствовала себя странно и как-то неоднозначно: с одной стороны, я была рада, что не придется тащить этот груз в одиночку, но с другой — я так и не могла решить, насколько могу доверять своему напарнику.

— Как давно? С того дня в Фири, когда ты умудрилась напороться на чей-то кинжал.

Ох… давно, очень давно. Странно, что он так долго хранил чужую тайну, не пытаясь извлечь из нее хоть какой-то выгоды… впрочем, у него все впереди, ибо есть вещи, которые предавать огласке я бы не хотела…

— Даже не знаю, что сказать…

— Оно и видно, — в своей обычной манере откликнулся Спирос, но теперь я не ощущала его враждебности, хотя и было нечто странное в том, как он смотрел на меня. Словно чего-то… ждал? Ну вот, снова этот взгляд. И я просто не знаю, куда деваться в такие моменты, потому что он точно пытается что-то рассмотреть во мне — что-то чуждое и чужое.

— А что меня выдало? — задала я наиболее важный вопрос, хотя вычленить его из хаоса собственных мыслей удалось далеко не сразу.

— Кровь, — просто ответил вампир, взглядом дав понять, что продолжать эту тему не намерен. Ну, кровь — так кровь. Не думаю, что этот способ определения наследницы Нилама пригодится кому-нибудь еще. Хотя конечно любопытно было бы узнать, кто из моих предков умудрился стать обедом для данного кровососа…

Так надо срочно сменить тему! А то я точно сболтну что-нибудь такое, о чем потом сильно пожалею. Или задам один из тех вопросов, что с большей вероятностью ранят, чем приносят какую-то пользу.

— А что насчет кровной мести? — н-да, определенно я умею выбирать «безопасные» темы! Раньше хоть Топя следила за тем, что я болтаю!

Спирос снова усмехнулся. Он намерено меня раздражает? Определенно, так и есть! Ну и кто он после этого?! Хотя чего еще ждать от вампира? Странно, что он вообще снизошел до беседы с моей скромной персоной.

— Тебя так волнует этот вопрос? Или просто не нашла ничего иного для смены темы?

И как он меня так хорошо узнал за каких-то три месяца? Иногда мне кажется, что он просто в наглую меня читает, а потом использует почерпнутые знания против меня же самой.

— Давай будем считать, что оба варианта равнозначны, — чуть недовольно откликнулся я.

— С местью все далеко не так просто, Лик… — сразу же став намного серьезнее, неторопливо произнес Спирос, словно давая мне возможность понять, насколько все «непросто».

— Но ведь ни Нику, ни Маша ты не трогаешь!

— Ника — ребенок, еще не вступивший в наследие. Возможно, сия чаша ее еще и обойдет. Марикай всего лишь зард, приближенный к Королеве. Месть связала мой род с родом Лизард, остальные если и пострадают, то только в том случае, если будут втянуты во все это.

— Но… зачем? — сейчас я действительно не понимала. Как можно мстить всей семье за то, что совершил один-единственный ее член? Даже темные не столь мелочны и жестоки.

Спирос, видя мое замешательство, лишь едва заметно улыбнулся и покачал головой, словно удивляясь моей несообразительности.

— Ты так ничего и не поняла. А ведь все ответы уже перед тобой, надо только немного подумать и сопоставить информацию. Обленились вы, ваше высочество, раньше, помнится, вы были куда догадливее, — я бы обиделась, но он произнес это так по-доброму, что даже подобного желания не возникло. — Лик, Верликая должна была выйти замуж за моего отца. Они объявили о помолвке, понимаешь? Отец был связан с ней обязательствами. Ее побег был равнозначен полному уничтожению будущего для моей семьи — ведь верность вампира клятве это нечто неподлежащее сомнению.

А ведь действительно… то есть, я, конечно, и раньше знала об этом, но посмотреть на те события с этой позиции как-то не догадалась. Сбежав, Верликая обрекла одного из князей вампиров на вечное одиночество…

Стоп. Но ведь…

— А как же ты? Ты ведь сам сказал, что тебе только полтора столетия. Да и, насколько мне известно, вампиры остаются верны даже мертвым супругам, — меня действительно заинтересовал этот вопрос. Впрочем, новые знания — это единственное, что могло меня отвлечь от всего на свете.

— Обряд тэ'риль, — просто ответил он, словно это объясняло все и даже чуть больше. Впрочем, наткнувшись на полное непонимание с моей стороны, он все-таки пояснил, — Отец встретил женщину, сумевшую стать его тэ'риль, только поэтому на свет появились я и мой брат. Но маму так и не признали остальные вампиры. Они считают ее вещью отца. Всего лишь полезной вещью, которую демонстрировать постыдно, а выкинуть жалко. И в этой ситуации виновата Верликая. Зачем надо было соглашаться на этот брак? Чтобы потом сбежать? Она не могла не знать, чем это обернется для моего рода. Я не способен понять подобную жестокость, как и простить.

Я молча уставилась прямо перед собой. Взгляд утыкался прямо в плечо Спироса, но я была настолько сбита с толку, что даже не понимала этого. Он действительно имеет право на кровную месть, ибо поступок моей бабки бил, прежде всего, по всему его роду, а не конкретно по одному человеку. Верликая своим побегом лишала жениха какого-либо будущего, она не могла не знать об этом. Но почему-то все-таки сделала… почему?

— Извини, но я еще хотел обсудить кое-какие вопросы с Алексой. Сейчас она как никогда нуждается в моей помощи, — произнес вампир и, чуть отстранив меня со своего пути, покинул нашу общую гостиную.

Кажется, мне действительно есть над чем поразмыслить. И, боюсь, ко многим вещам мне придется пересматривать свое отношение в корне.

К обеду я не вышла, о собственных учениках даже не вспомнила. Я перебирала в памяти все известные мне события, связанные с Верликаей Лизард и не находила ни одной веской причины для подобного поведения. Прочитанные мною дневники оставляли после себя довольно приятное впечатление, она многому давала свою оценку и не боялась высказывать зачастую довольно критичное мнение.

Вот только эти дневники и события, ставшие причиной для объявления кровной мести, отделяли почти полтора столетия. Могла ли она измениться за это время? Могла. Но почему тогда не вернулась к жениху?..

Стоп. К тому моменту уже родились Спир и его брат — возможно, она просто не желала вмешиваться в чужую уже устоявшуюся жизнь. К сожалению, это знание мне ровным счетом ничего не дает.

Где-то за полчаса до начала соревнований в гостиную вошел раздосадованный моим отсутствием на обеде директор. Кажется, он был заранее недоволен тем фактом, что пришлось мне отдельно ото всех объяснять условия следующего этапа «магиады». Я слушала его вполуха, не забывая кивать каждые пару минут. А он твердил что-то о дуэлях и их правилах, о составленных парах и о планах проведения соревнования. Вот только в данный момент это меня интересовало меньше всего.

Абрахас, так и не дождавшись от меня внятного ответа, просто отконвоировал меня до «дуэльного зала» и, усадив на кресло рядом с собой, продолжил негромко разглагольствовать о соревнованиях, чье начало, как и конец, я умудрилась пропустить в виду собственной задумчивости. Впрочем, и середину состязания я была настолько занята собственными проблемами и переживаниями, что даже не всегда вовремя реагировала на те или иные высказывания директора.

Да, беседа со Спиросом оставила у меня в душе весьма неоднозначный след… и мне пока только предстояло понять, что он мне сказал, а на что лишь чуть намекнул, походя бросив мне на откуп очередную загадку.

Он знал слишком много для стороннего наблюдателя. Да и это легкое чувство повторяемости… словно что-то подобное уже случалось… но когда?! Я ведь точно помню, что прежде не встречала этого вампира! Да, он мне кажется знакомым, но это скорее игры сознания, чем отражение реальных событий, потому что мне просто негде было познакомиться с одним из князей вампиров! Конечно, лет так шесть назад было посольство, но я прекрасно помню всех его членов — и Спира среди них не было!

А тут еще и эта ситуация с кровной местью! Как будто без нее мне не о чем было беспокоиться! И все-таки не нравится мне эта история с Верликаей, мы явно что-то упускаем…

— Лика… Лика! Ты меня слышишь?! — директор, видимо, не дождавшись с моей стороны каких бы то ни было ответных действий, чуть сжал мое плечо.

Я повернула голову и непонимающе уставилась на загорелую руку. Редко кто приближался ко мне так близко — и это все еще раздражало. И только присутствие Спира я всегда считала чем-то естественным, почти правильным… странно: как можно бояться и одновременно — доверять? Еще одна загадка? Или игры крови, которая помнит больше своей обладательницы?..

Ох, опять отвлеклась, а ведь Абрахас не тот человек, что позволит в легкую себя игнорировать.

— Директор? — я попыталась выдавить из себя улыбку, но вышло, видимо, не очень.

— Я всего лишь хотел обратить твое внимание на тот факт, что дуэли закончены. И оба твоих ученика прошли в следующий тур. Ты пропустила на редкость занимательное зрелище, Лика… очень занимательное…

Кажется, кто-то из «моих» деток выкинул что-то действительно интересное, раз даже Абрахас признал это. К сожалению, мне сейчас было не до чужих тайн — со своими бы разобраться… а дуэлей в моей жизни будет еще немало — налюбуюсь. И лучше бы — издалека.


Глава 10. «Магиада» | Спецшкола для нечисти | Глава 12. Стремление к победе