home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Телефон звонил так сердито и настойчиво, что Валентин сразу понял, кому не терпится с утра пораньше вытрясти из него душу, а потому выскочил из ванны в чем мать родила и поспешил схватиться за трубку.

— Ну что, жених, готов к труду и обороне?

— Дашка, — просипел в трубку стажер, старательно изображая из себя умирающего лебедя. — Сегодня — никак.

— Что значит «никак»? — напористо спросила девица. — Ты что, хочешь, чтобы я осрамилась перед Стасом? Я — твой куратор, ты — мой ученик. Изволь слушаться!

— Дашка, я буду твоим самым послушным учеником, — взмолился Валентин, — но попозже. Сейчас — никак!

— Все-таки нахрюкался. И не стыдно? Как можно на поминках…

— Так это уже после поминок, — начал фантазировать пройдоха. — Я ж два года друзей не видел. Мы потом в кабачок с ними зашли и…

— И помянули дополнительно, — вздохнула понятливая Дашка. — Ладно, пей рассол. Сегодня, так и быть, занятия по облегченному варианту. До конца дня пройдешь троллей, эльфов, гоблинов и гномов. Завтра утром проверю.

— Тебе бы в инквизиции работать, — простонал юноша.

Из недр трубки до него донесся легкий смешок и короткие гудки.

— Вот не было печали.

Валентин прошлепал к окну, вскрыл замаскированный под подоконником сейф и вытащил из него солидный талмуд, выданный ему Абрамом Гедеоновичем под честное слово. Слово, правда, было подкреплено подпиской о возмещении убытков в размере астрономической суммы за любую порчу или, не приведи Господи, потерю. Валентин почесал затылок, затолкал талмуд назад и решительно сдернул с полки Энциклопедию сверхъестественных существ Кирилла Королева.

— Обойдемся ширпотребом. — Стажер кинул книгу на компьютерный столик и поспешил обратно в ванную комнату завершать туалет.

Приведя себя в порядок, Валентин поглотил легкий завтрак, состоящий из омлета и чашки кофе с бутербродом, после чего начал собираться в дорогу. Привычно застегнув на себе кожаные ремни, он выдернул из ящичка компьютерного столика пистолет, засунул его в кобуру под мышкой и натянул на себя сверху просторную джинсовую куртку, замаскировав оружие.

— Так, что мне еще с собой потребуется? — Юноша похлопал себя по карманам. — Удостоверение здесь, ключи от квартиры здесь, мобильник… вроде все…

Взгляд его упал на игрушку. Повинуясь импульсу, стажер взял ее в руки и, присмотревшись внимательней, заметил, что задняя дверца «ауди» висит уже на одной петле, свесившись так, что край ее коснулся постамента.

— Надо все-таки с тобой разобраться… — Юноша затолкал игрушку в целлофановый пакет, закинул туда же энциклопедию. — Ну, теперь точно все.

Он еще раз похлопал себя по карманам, и как только рука нащупала мобильный телефон, понял, что кое-что все-таки забыл. Чтобы Дашка так просто оставила своего ученика в покое до завтрашнего утра? Да ни за что! Стажер переключил все звонки с городского телефона на свой мобильный и поспешил к выходу.

Добравшись до стоянки, Валентин приветственно махнул рукой сонному после ночной смены охраннику, запрыгнул в свою «ниву», кинул пакет на переднее сиденье рядом с собой и завел мотор.

— Итак, разберемся сначала с Пашкой. Тут главное — на моих предков не нарваться. Обязательно затащат к себе и начнут приставать с расспросами.

Внезапная смена профессии папу и маму Валентина напугала, и они до сих пор пребывали в шоке. До армии Валентин жил с родителями на другом конце города рядом с тридцать девятой школой, которую он заканчивал вместе с Бахметьевым. Его друг жил в соседнем подъезде того же дома со своими дедушкой и бабушкой, которые воспитывали его практически с младенчества. Родители Пашки погибли в авиакатастрофе, когда ему было всего три года. А вот теперь и он за ними ушел… Стажер тряхнул головой, отгоняя горькие мысли, и повернул ключ в замке зажигания.

— Ладно, навестим дядю Влада и тетю Машу. Надо подбодрить стариков, а заодно кое о чем расспросить.

Машина тихо заурчала, плавно вывернула со стоянки и, набирая ход, понеслась в сторону центра города.

Дорога до родного дома много времени не отняла. Через двадцать минут он уже был на месте. Взлетев на третий этаж, юноша немного помялся у двери, мысленно прикидывая, что скажет предкам Пашки, а затем, решившись, надавил на кнопку звонка и с удовлетворением услышал шаги в прихожей. Кажется, ему повезло. Они дома. Дверь открылась.

— Тетя Ма…

Валентин замер. На пороге перед ним стояла абсолютно незнакомая женщина в домашнем халатике.

— Вы к кому? — спросила она.

— К тете Маше… э-э-э… к Марии Николаевне Бахметьевой.

— Она здесь не живет.

— То есть как не живет? — опешил Валентин. — А ее муж, Владислав Васильевич, дома?

Женщина отрицательно покачала головой:

— Эту квартиру купила я. Бахметьевы здесь с прошлого года не живут.

— А вы не могли бы мне сказать, куда они переехали?

— Нет.

— Почему?

— Потому что не знаю точного адреса.

— Но если вы купили ее у Бахметьевых, то…

— Я приобрела эту квартиру через риэлторскую контору и ваших Бахметьевых ни разу в жизни не видела. Правда, я слышала от соседей, что они купили себе дом где-то на Волынинских двориках…

— А где это?

— Ну что вы… — укоризненно протянула новая хозяйка квартиры, — это же новая рамодановская Рублевка.

— Меня два года в Рамодановске не было.

— Тогда понятно. Волынинские дворики недавно организовали. Там сейчас такая стройка развернута!

Элитный поселок. Двадцать километров от Рамодановска. Дорогу на Новолипеево знаете?

— Конечно.

— Ну вот. Не доезжая двух километров до Колонтаевки, это деревня такая…

— Я в курсе.

— Вот не доезжая ее — увидите этот поселок, а уж который там дом занимают ваши знакомые, извините, не знаю.

— С этим я теперь и сам разберусь, язык до Киева доведет. Спасибо вам большое.

— За что?

— За информацию, — улыбнулся Валентин.

— Не за что. Удачи вам, молодой человек, — улыбнулась в ответ женщина и даже дружелюбно махнула ручкой вслед прыгавшему через две ступеньки вниз Валентину.


* * * | Ангелы Миллениума. Игрушка наудачу | cледующая глава