home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Приложение 3. Обзор теории взаимосвязи с Орионом: Составлял ли угол наблюдения 52,2° к югу от направления на восток?

Крис Теддер


Данная статья была написана Крисом Теддером и публикуется с его любезного согласия без каких-либо изменений.


История вопроса


В 1983 году Роберт Бьювэл заметил сходство между расположением группы из трех звезд в созвездии Ориона и расположением трех комплексов пирамид на плато Гиза. Это наблюдение легло в основу "теории взаимосвязи с Орионом". По рекомендации доктора Эдвардса статья Роберта Бьювэла "Генеральный план трех пирамид Гизы основан на конфигурации трех звезд пояса Ориона" была опубликована в журнале "Discussions in Egyptology", том 13, 1989.


Более широкое тематическое видение?


Не сохранилось никаких чертежей или документов, которые могли бы пролить свет на причины появления революционной конструкции "настоящей" пирамиды с плоскими гранями - центральной составляющей царского погребального комплекса или предоставить текстуальные свидетельства возможного тематического видения группы пирамид в Гизе или связей с другими полями пирамид вдоль западного берега Нила. Отсутствие текстовой информации ограничивает наши возможности в интерпретации археологических останков этого волнующего периода архитектурных инноваций. Тем не менее разнообразные ключи, найденные в расположении трех комплексов пирамид, в древнем небе Египта и в самых древних погребальных текстах царей, вырезанных внутри пирамид начиная с конца Пятой Династии, позволяют предложить более широкий тематический взгляд на группу пирамид в Гизе. Эти тексты дают идеологическую основу теории, что общее тематическое видение вдохновлено ярким созвездием Ориона, а если точнее, то заметной группой из трех звезд, известной как пояс Ориона.


Угол наблюдения


Пирамиды Гизы ориентированы по сторонам света, и поэтому было бы естественно попытаться связать расположение пирамид с расположением трех ярких звезд Ориона, когда звезды располагались строго на юге. Однако в эпоху Древнего Царства (приблизительно 2686-2160 годов до н. э.) - периода, когда были построены пирамиды Гизы, - такого соответствия не наблюдалось. Прямая, проведенная из центра пирамиды Хуфу к центру пирамиды Менкауры, проходит под утлом 52,2 градуса к югу от направления на восток, тогда как при расположении трех звезд пояса Ориона на юге угол между соответствующими звездами Альнитак и Минтака составлял лишь 16,2 градуса. Поскольку меридиан север - юг не соответствовал расположению пирамид Гизы, пришлось скомпенсировать прецессионный сдвиг, вернув Орион на восемь тысяч лет назад, то есть приблизительно к 10 500 году до н. э., когда это созвездие занимало самое нижнее положение в прецессионном цикле. Однако и этого сдвига оказалось недостаточно, чтобы получить точное соответствие - требовалось сдвинуть Орион еще на тысячу лет назад, чтобы расположение его звезд соответствовало расположению пирамид Гизы.

Маловероятно, чтобы в эпоху Древнего Царства египтяне знали о прецессии и ее воздействии на Орион за длительные периоды времени, чтобы представить, как выглядело созвездие в нижней строчке траектории, и отобразить его в Гизе. Также маловероятно, что план Гизы был задуман за девять тысяч лет до эпохи Четвертой династии. Однако совсем не обязательно забираться так далеко в прошлое, чтобы найти требуемое соответствие - его можно обнаружить и во времена Четвертой династии, но не строго на юге.

При восходе Ориона в определенной точке на юго-востоке неба звезды Альнитак и Саиф образуют вертикальную линию, что служит ориентиром при необходимости выделить три звезды пояса Ориона. Когда Альнитак и Саиф выстраиваются по вертикали (52,2 градуса к югу от направления на восток), расположение звезд пояса Ориона напоминает расположение пирамид Гизы.

Интересно, что линия, соединяющая пирамиды Хуфу и Менкауры, тоже расположена под углом 52,2 градуса к югу от направления на восток. Согласно "Текстам пирамид", "Поле Приношений", на котором находились "вечные звезды", было основано при помощи отвеса ("Тексты пирамид", 1196). Вполне возможно, что это аллюзия на вертикальное расположение звезд на небе, которое служило ориентиром при разметке погребальных комплексов царей.

Эта связь между планировкой Гизы и созвездием Орион подчеркивается еще одной интересной особенностью, которая относится ко всем полям пирамид, от Саккары на юге до Абу Руаша на севере. Если смотреть на юго-восток от пирамиды Джедефры в Абу Руаше, в восьми с половиной километрах к северо-западу от пирамид Гизы, получается, что все поля пирамид на западных склонах холмов, нависающих над долиной Нила, выстроились по обе стороны прямой линии, которая начинается от пирамиды Джедефры (сына Хуфу) на севере и заканчивается у пирамиды Усеркафа (сына Менкауры и правнука Хуфу) на юге.

Погребальный комплекс Усеркафа был построен у северо-восточного угла комплекса Джосера, доминирующего в некрополе Саккары. Когда три звезды пояса Ориона располагаются над комплексами Усеркафа и Джосера, при взгляде вдоль этой линии их расположение точно соответствует планировке Гизы, если смотреть на нее с севера.

Интересно, что расположение звезд, когда они находятся точно на юге, совпадает с планировкой Гизы, если смотреть на нее с северо-востока вдоль линии, расположенной под углом 52,2 градуса к югу от направления на восток. Прямая линия между пирамидами Джедефры и Усеркафа расположена под утлом 52,2 градуса к югу от направления на восток и проходит через поля пирамид в Гизе и Абусире. Оба этих поля пирамид вытянуты вдоль линии, направленной на северо-восток к границе холмистых склонов, и приблизительно ориентированы на древний религиозный центр Иуну. Совершенно очевидно, что на расположение полей пирамид повлияла линия холмов, протянувшаяся в северо-восточном направлении, однако точного соответствия не наблюдается. Две пирамиды в Завьет-эльАриане расположены у границы холмов, погребальный комплекс Джедефры на расстоянии двух километров от нее, а погребальный комплекс Менкауры на расстоянии километра.

Обычно погребальные комплексы строились на возвышенностях, чтобы их было видно с большого расстояния - египтяне явно не прятали свои гробницы, как в последующие эпохи.


Пирамиды в качестве "звезд"?


Пирамиды служат заметными ориентирами, и в первоначальном виде, когда белые облицовочные плиты известняка отражали свет солнца, луны и звезд, они ярко сверкали среди моря песка днем и светились неземным светом ночью. Когда солнце поднималось над восточным горизонтом, его первые лучи освещали вершины пирамид, сверкавшие, подобно звездам, над еще темной местностью - это были впечатляющие звезды-маяки вдоль западных склонов холмов. Тот же эффект наблюдался и при заходе солнца, когда освещенными оставались вершины пирамид, а все остальное уже погружалось во тьму.

В южном конце линии, вдоль которой выстроились поля пирамид, находится погребальный комплекс фараона Джосера из Третьей династии, носящий имя "Гор - звезда во главе неба" (Квирк/Хелк) или "звезда Гора, главнейшая в небе" (в "Текстах пирамид" Гор называется "Утренней Звездой"). Пирамида Джедефры (Раджедефа) в северном конце линии называлась "Звезда Раджедефа" (Дж. П. Аллен). Одна из двух пирамид в Завьет-эль-Ариане, примерно на полпути между Абу Руашем и Сакка-рой, носила имя "Небка - звезда" (Эдвардс).

Истинное значение этих звездных названий становится понятным при знакомстве с самыми древними из сохранившихся погребальных текстов, вырезанных внутри пирамид конца Пятой династии. Фараон Унас (первый из царей, на картуше которого присутствует титул "сын Ра") очищал себя прохладной водой звезд и купался в звездном небе ("Тексты пирамид", 138). "Вечные звезды" возносили Унаса на небо ("Тексты пирамид", 139), а Унас направлял "вечные звезды" ("Тексты пирамид", 373). Унас был рожден как звезда и появлялся в виде звезды ("Тексты пирамид", 262). Унас открывал свое место на небе, поскольку был "Одинокой или Единственной звездой" ("Тексты пирамид", 251). Атум,

"отец" Унаса, приписал его к величайшим и мудрейшим богам, "вечным звездам" ("Тексты пирамид", 380). Он был сыном Сепедет (персонификация Сириуса, самой яркой звезды на небе Египта) ("Тексты пирамид", 458), а свидетельство Великой Власти ему вручил Сах (Орион), "отец богов" ("Тексты пирамид", 408).

Этот текст, относящийся к речению 273-274, считается одним из древнейших в корпусе текстов, найденных внутри пирамид с Пятой по Седьмую династии. Имея в виду речение 273-274, Бадеви писал: "По меньшей мере одно из речений пирамид упоминает Орион как принадлежащий к древним богам, поскольку это имеет место в контексте так называемого "каннибальского гимна" (Бадеви, 1964, стр. 9).

"Свидетельство", врученное Сахом царю, может быть аллюзией на небесную или "загробную" версию документа, который держал царь во время ритуального бега на празднике хеб-сед, то есть юридического документа, узаконивавшего право царя владеть Верхним и Нижним Египтом, или, как выразился Ленер, "закладной на весь Египет" (Ленер, 1997:2).

Под ступенчатой пирамидой, датируемой Третьей династией, и ее "южной гробницей" были найдены изображения Джосера, совершающего ритуальную пробежку с "юридическим документом" в руке. "Многочисленные архитектурные элементы ступенчатой пирамиды предназначены для того, чтобы увековечить роль царя в загробной жизни. Символика указывает, что это царский дворец, откуда царь мог править вечно. Элементы, связанные с празднованием хеб-сед (праздника обновления царства), выражают желание сохранить власть царя в загробном мире" (Вегнер, 2002, стр. 72).

Из текста, найденного в пирамиде фараона Пятой династии Унаса: "Сах (Орион) окружен Дуатом, чистый и живой на горизонте, Сепедет (Сириус) окружен Дуатом, чистый и живой на горизонте. Я (царь) окружен Дуатом, чистый и живой на горизонте. Это хорошо для меня и для них. Это приятно для меня и для них - быть в руках моего отца, в руках Атума" ("Тексты пирамид", 151).

Идеограмма Дуата (№ 15) представляет собой пятиконечную звезду внутри круга - точно так же царь, появлявшийся в виде звезды, был окружен Дуатом. Аналогично пятиконечной звезде, украшавшей царские погребальные комплексы, форму пирамиды также определяют пять точек - четыре угла и вершина. Три наиболее древние пирамиды носят имена, явно имеющие отношение к звездам. Текст конца Шестой династии свидетельствует о том, что сама пирамида считалась телом царя и что царь после смерти возрождался в виде звезды и появлялся как звезда: "О Атум, возложи свои руки на царя, на это сооружение и на эту пирамиду как руки Ка, чтобы суть царя была в ней вечно" ("Тексты пирамид", 1653).

Пьянков отмечает: "Пирамиды персонифицировались (С. Wilke, "Zur Personifikation von Pyramiden", ZAS, LXX [1934], 56-83), и титулы цариц Шестой династии демонстрируют, что названия пирамид совпадали с именем умершего. Так, например, дочь Унаса носила титул "царская дочь тела (пирамиды) "Прекрасны Места Унаса"; см. П. Монте "Reines et Pyramides", Кеті, XIV (1957), 9256-83Ю1 (из Пьянков "Pyramid of Unas", 1968, стр. 4).

Названия пирамид "Звезда Джедефры" и "Небка - звезда" предполагают, что на погребальную идеологию царей существенное влияние оказало звездное небо в эпоху Четвертой династии. В то время среди царей все большую популярность приобретал бог солнца Ра, и имя самого яркого из небесных тел стало составной частью имени сына Хуфу, Джедефры. Однако звездное имя его пирамиды свидетельствует также о том, что в погребальных верованиях царей важную роль играли звезды. Царь появлялся в виде звезды - яркой звезды, которая путешествовала в дальние края и ежедневно приносила оттуда пищу Ра ("Тексты пирамид", 263).

Копирование ночного неба в планировке Гизы в эпоху Четвертой династии привело к тому, что расположение трех звезд в поясе Ориона, когда они находятся под углом 52,2 градуса к югу от направления на воеток, соответствует расположению трех пирамид в Гизе.

Линия полей пирамид вдоль западных склонов холмов также указывает на связь с этой группой звезд, поскольку линия от пирамиды Джедефры на севере к пирамидам Усеркафа/Джосера на юге также ориентирована под углом 52,2 градуса к югу от направления на восток, что повторяет планировку Гизы. Это значит, что "Сах" (Орион), "отец богов", располагался вертикально - всходил "живой" после пребывания "мертвым" на востоке. Эту метафору египтяне использовали для того, чтобы проиллюстрировать, как царь воскресает из мертвых, поднимаясь живым в своем небесном царстве.

Главными божествами, связанными с Гизой, были Гор, Хатхор (буквально: дом Гора), Сет, Тот и Анубис. Имя бога Хнума встречалось в полном имени фараона, Хнум Хуфу, что свидетельствует о влиянии этого божества. Имя бога солнца Ра стало частью имен сыновей и внука Хуфу, Джедефры, Хафры и Менкауры, но впервые встречается в имени фараона Джедефры, что указывает на важную роль Ра еще в эпоху Четвертой династии, хотя его культ достиг своего расцвета при Пятой династии. По свидетельству более поздних "Текстов пирамид", Ра был братом Саха (Ориона) и Сепедет (Сириуса) ("Тексты пирамид", 2126).

Сах, Сепедет и северные "вечные звезды" играли важную роль в погребальных верованиях царей, а "звездные" имена пирамид фараонов Третьей и Четвертой династий свидетельствуют, что это утверждение справедливо и для той эпохи. Если верхняя южная шахта пирамиды Хуфу связана с Сахом (Орионом), а планировка группы пирамид в Гизе была реализацией тематического видения Гизы, которое включало в себя Сах, то все это есть отражение одного аспекта сложной системы верований древних египтян.


Так называемые "звездные шахты"


Возможную связь между пирамидами Гизы и Сахом (Орионом) заметил не только Роберт Бьювэл. В 1954 году египтолог Александр Бадеви предположил, что связь между пирамидой Хуфу и созвездием Орион заключена в самой конструкции пирамиды. Он высказал гипотезу, что верхние шахты пирамиды Хуфу должны были "рассматриваться как открытые пути для души царя, позволяющие ей достичь околополярных звезд на севере и созвездия Орион на юге" (Бадеви, 1954, стр. 138). Бадеви обосновал связь между погребальными верованиями древних египтян и звездами в своей работе "Звездная судьба пирамиды Хеопса" (1964), а в сопроводительной статье астроном Вирджиния Тримбл показала, что три звезды Ориона "один раз в день проходили через зенит точно над южной шахтой Великой пирамиды в эпоху ее постройки".

Доктор И.Е.С. Эдвардс, почетный хранитель отдела египетских древностей Британского музея и один из ведущих экспертов по пирамидам, отмечает: "Символизм был одной из важных особенностей египетской архитектуры гробниц и храмов. Его интерпретация нередко сталкивается с трудностями из-за того, что мы слишком мало знаем о его источнике, а также из-за того, что эти элементы превратились в стилизацию, за которой нелегко различить их происхождение. Доктор Бадеви посвятил несколько статей различным аспектам этого вопроса, продемонстрировав глубокое понимание менталитета древних египтян и традиций, которых они придерживались. Его статьи о так называемых воздушных шахтах Великой пирамиды проложили путь к окончательному прояснению смысла этих шахт, которые так долго ставили исследователей в тупик".

Если предположение Бадеви верно и верхние шахты, отходящие от камеры с саркофагом, связаны с созвездием Ориона на юге и околополярными звездами на севере, то, как показала астроном Вирджиния Тримбл, возможна астрономическая датировка пирамиды.

Если группа из трех звезд в, созвездии Орион и Полярная звезда действительно являлись "целями" шахт, то можно вычислить время создания этих шахт - 2570 + 10 год до н. э., что согласуется с периодом правления фараона Хуфу (2590-2550 + 10 годы до н. э.).


"О, царь, у тебя есть гробница, которая принадлежит сердцу Того, чье место скрыто. Он открывает для тебя двери неба, он распахивает для тебя двери небесного свода, он предоставляет тебе дорогу, посредством которой ты можешь вознестись в общество богов, ты живешь в форме птицы" ("Тексты пирамид", 1943).


Мелкие архитектурные детали погребального комплекса могли иметь отношение к Саху (Ориону), "отцу богов", и северным "вечным звездам", которые в царских погребальных текстах описываются как ах (души) и боги. "Тексты пирамид" эпохи Древнего Царства рассказывают, как царь возносится на небо к "вечным звездам"; его сестрой была Сепедет (Сириус), а проводником "Утренняя Звезда", и они брали его за руку на "Поле Приношений" ("Тексты пирамид", 1123). Гор Дуата, или "Утренняя Звезда" ("Тексты пирамид", 1207), назначал царя главным среди ах "вечных звезд" северного неба… ("Тексты пирамид", 1220).

Для царя среди "вечных звезд" была установлена лестница в небо ("Тексты пирамид", 1941), и он поднимал ся по ней к северным "вечным звездам" ("Тексты пирамид", 818с).

Царь направлял "вечные звезды" ("Тексты пирамид", 373) и был главой ах "вечных звезд" ("Тексты пирамид", 656с). Царь становился "вечной звездой", сыном богини неба, которая жила в "Доме Селкет" ("Тексты пирамид", 1469а). На менее древних "астрономических" потолках Селкет изображалась на северном небе вблизи от созвездия Месхетиу, или Плуга (Большой Медведицы), которое тоже считалось "вечным" ("Тексты пирамид", 458).

Сах (Орион) был одним из по меньшей мере двух ярких созвездий в южной части неба, которые египтяне включили в свои погребальные верования. В самых древних погребальных текстах, найденных в пирамидах фараонов Шестой династии, Сах называется "отцом богов" - вероятно, имеются в виду ах умерших царей, которые становились "вечными звездами", или богами. Царь был великой звездой, компаньоном Саха (Ориона), путешествовал по небу вместе с Сахом. Царь появлялся на восточном горизонте неба, обновляясь и омолаживаясь в положенное время года, а небо несло на себе царя вместе с Сахом ("Тексты пирамид", 882883).

Древние египтяне наблюдали за небесными циклами и использовали их для определения даты праздников и времени проведения обрядов. На фрагменте барельефа, относящегося к камере А из святилища мастабы Кауаба (Четвертая династия), изображен лунный серп (№ 11), расположенный горизонтально над пятиконечной звездой (№ 14), и все вместе это составляет идеограмму "месяц". По мнению Гардинера, это изображение "времени, на которое указывают звезды". Это значит, что наблюдение за звездами было важной частью храмовой службы, позволявшей определить должное время проведения обрядов и вести священный календарь. Возможно, строка 269 из "Текстов пирамид" является аллюзией на наблюдение за звездами с целью отсчета времени: "О ты, кто над часами, кто перед Ра…" Звезды сопровождают бога солнца Ра в его путешествии по небу, но свет восходящего солнца делает их невидимыми. На кенотафе фараона Сети I есть следующая надпись: "Когда он (Ра) уплывает в сумерки, эти звезды позади него… эти плывущие звезды позади него и появляются из него".

"Конец года приравнивался к смерти и погребению, начало нового года отождествлялось с возрождением. Праздник Уаг был великим праздником мертвых. Во время этого праздника обряды и шествия проводились в храмах и некрополях" (Энглунд, 2002: 282). Важный праздник Уаг, введенный в эпоху Четвертой династии, упоминается в "Текстах пирамид" (716) - для царя забивали "тучных коров", а Сах (Орион) на этом празднике был "Господином Вина". Царь отождествлялся с Сахом - он рождался вместе с ним в свете утренней зари. Царь регулярно поднимался на небо вместе с Сахом в восточной области неба и регулярно опускался за горизонт на западе, а Сепедет (Сириус) направлял царя по небесным дорогам в Полях Камыша.


Понимание тематического видения Гизы


Для эффективного использования местности в районе Гизы необходимо спроектировать расположение трех построек на плато, оставив проект отдельных погребальных комплексов на усмотрение архитекторов, отвечавших за каждое из сооружений, - обычное упорядоченное планирование, при котором учитываются особенности ландшафта, близость каменоломен и возможное тематическое видение, отражающее погребальные обычаи царей. Это предполагает минимум суеты и спешки.

Люди, отвечавшие за проектирование и строительство погребального комплекса царя и за реализацию возможных тематических видений, были архитекторами и строителями. Они руководили каменщиками, рабочими каменоломен, транспортными рабочими и другими людьми, вовлеченными в сооружение каждого комплекса, и их основная забота состояла в том, чтобы каждый отдельный проект продвигался как можно быстрее. Иногда у них не получалось закончить погребальный комплекс в соответствии с первоначальным планом изза внезапной смерти царя. Тем не менее они обеспечили функционирование царского погребального комплекса, и царя могли хоронить внутри своей пирамиды. Высшие чиновники, отвечавшие за строительство царских гробниц, участвовали в нескольких проектах - примером тому могут служить придворные эпохи Древнего Царства, служившие нескольким фараонам.

При выборе плато Гизы требовалось обозначить определенные части каждого комплекса, такие, как центры пирамид, центры восточных базовых линий, где строились царские погребальные комплексы, или центры северных базовых линий, где, например, расположен вход в пирамиду Менкауры. Подробный проект каждого комплекса оставлялся на усмотрение архитектора, ответственного за его строительство. Согласованный общий план формировался постепенно, поскольку каждый архитектор следовал одинаковым правилам, диктовавшим расположение пирамид, строящихся в одном месте. Все это оставляет возможность отдельным погребальным комплексам по-своему отразить погребальные верования царей, в то же время обеспечивая общее тематическое видение. Это значит, что каждый царь строил свой погребальный комплекс в заранее определенном месте, удовлетворявшем практическим и идеологическим соображениям.

В любом случае планировкой комплекса занимался сам царь, и при строительстве выполнялись его желания. Идея придать комплексу дополнительную "магию", сделав частью общего плана, могла быть очень привлекательной - так, например, Усеркаф построил свой комплекс вплотную к северо-восточному углу внешней стены комплекса фараона Третьей династии Джосера. Похоже, он хотел связать свой "дом вечности" с этой священной громадой, доминировавшей в некрополе Саккары, как будто часть магии этого места могла перейти к нему.

Против теории общего тематического видения выдвигалось следующее возражение: почему тогда следующие цари не строили свои комплексы в Гизе? Доктор Яромир Малек предложил возможное объяснение, почему сменявшие друг друга цари не строили свои погребальные комплексы рядом.


"Можно привести лишь один пример, когда два следовавших друг за другом царя построили свои комплексы в непосредственной близости: это Сахура и Нефериркара. Отсюда следует неизбежный вывод, что новая пирамида строилась на некотором расстоянии от пирамиды предыдущего царя, часто в другом месте (деление Мемфисского некрополя на различные места представляет собой современную тенденцию). Наиболее вероятными можно считать следующие причины:

1. В случае неожиданной смерти предшественника строительная площадка его комплекса была загромождена остатками строительных приспособлений, особенно огромными пандусами, поэтому планировка места под новую пирамиду и ее постройка не могли начаться, пока препятствия не будут убраны.

2. Если пирамида предшественника была закончена к моменту его смерти, ее окружение уже было частично занято гробницами жрецов и сановников. Близость каменоломен, транспортные пути и доступ к будущей строительной площадке - все это имело большое значение, однако идеологическая составляющая была настолько сильна, что данные факторы не могли существенно повлиять на принятие решения. Другие предлагавшиеся объяснения, например, связанные с распрями внутри царской семьи или с расположением дворцов, еще менее убедительны. Гипотеза о том, что расположение пирамид обусловливается определенными идеологическими (религиозными, астрономическими и т. п.) соображениями, очень привлекательна…" (Я. Малек, "Орион и пирамиды Гизы", Discussions on Egyptology 30, 1994, стр. 101 - 114).


Против теории общего тематического плана для группы пирамид в Гизе выдвигалось возражение, что царей интересовала лишь постройка собственного комплекса, и они не обращали внимания на соседние. Действительно, каждый погребальный комплекс независим и замкнут, и архитектурные составляющие этих комплексов отражают определенные аспекты погребальной идеологии царей - вход с северной стороны, к примеру, мог указывать на связь с северными "вечными звездами" и/или прохладным северным ветром.

Каждый элемент царского погребального комплекса имел как практическое, так и идеологическое назначениє, однако общая планировка тоже могла отражать один из аспектов погребальной идеологии царей, которая, по всей видимости, представляла собой любопытную смесь старых и новых идей, иногда явно противоречивших друг другу, поскольку жрецы были постоянно заняты переустройством небесного порядка, чтобы приспособить его к представлениям царя о загробной жизни. В первую очередь эти представления, как старые, так и новые, группировались вокруг таких небесных явлений, как ночь и день, и для понимания архитектурных идей необходимо учитывать небо со всеми его удивительными особенностями.

Если планировка Гизы действительно была связана с созвездием Орион, тогда видимую в небе картину - три яркие точки, две на одной линии и одна чуть в стороне, причем крайние на одинаковом расстоянии от центральной - просто скопировали, и сделанный от руки эскиз вручили древним строителям, чтобы они реализовали его в масштабе в наиболее подходящем месте. Не было никакой необходимости в точных измерениях - достаточно было набросать эскиз. Считается, что древнейшее изображение трех звезд пояса Ориона изображено на потолке гробницы Сененмута в Дер-эль-Бахри. Здесь смещение дальней звезды составляет 3 градуса. Действительный угол отклонения последней звезды пояса Ориона равняется 7 градусам; в Гизе смещение центра пирамиды Менкауры по отношению к остальным составляет 11,5 градуса, а центра восточной базовой линии, где строились культовые комплексы царей, - 6,6 градуса.

Высказывалось мнение, что если планировка Гизы должна была стать символическим отображением этой группы звезд, то направления на север и юг поменялись местами - север на небе соответствует югу на земле, - в результате чего "Египет перевернулся вверх ногами", что сводит на нет предположение о символическом отображении созвездия. Однако если сохранить правильную ориентацию, то получается неестественное зеркальное отображение группы звезд, которое не является символическим отображением того, что видно на небе.

Отображая реальный мир, древние египтяне брали каждый элемент и воспроизводили его как можно точнее и естественнее, не обращая внимания на возможные несоответствия.

Так, например, пруд в одной из фиванских гробниц изображен как бы сверху, а рыба, гуси и деревья - сбоку. Значит ли это, что египтяне думали, что рыба плавает на боку, а деревья растут параллельно земле? Разумеется, нет. Можно сказать, что они не могли одновременно изобразить и то и другое, и им нужно было либо изменить вид пруда, чтобы он соответствовал остальному изображению, либо изменить рыб, гусей и деревья, чтобы они соответствовали виду пруда.

Правила требовали, чтобы каждый элемент сцены был изображен максимально естественно - несмотря на явные противоречия. Портрет Хесиры, вырезанный на деревянной двери его гробницы (ок. 260 года до н. э.), также дает представление о мышлении древнеегипетских художников, а также о стилистических условностях или правилах, которых они придерживались. Соответственно на профиле лица глаз изображен так, как будто лицо нарисовано анфас. Верхняя половина тела, то есть плечи и грудь, развернута к зрителю, но руки и ноги движутся так, будто мы смотрим на фигуру сбоку. Поэтому на подобных барельефах египтяне выглядят плоскими и искаженными. Более того, египетские художники испытывали трудности с изображением ступней ног снаружи, и на деревянном барельефе Хесира выглядит так, как будто у него две левые ноги.

Если современному архитектору предложить задачу отображения трех звезд пояса Ориона на том месте, где стоят три пирамиды, он, по всей видимости, придет к тому же решению, что мы видим сегодня в Гизе. Если древние египтяне отобразили звезды в виде трех пирамид и связали их со звездами при помощи шахт, или "макетов" проходов от главных камер пирамиды Хуфу, то делали они это самым правильным и естественным для себя образом - несмотря на жалобы современных астрономов, что Египет перевернут вверх ногами, и на логические несоответствия в планировке.


Астрономические потолки


Сепедет (Сириус) и Сах (Орион) вместе с деканами группы Саха изображены в гробнице Сененмута (Новое Царство) в южной части потолка и в центре композиции.

Некоторые деканальные звезды Саха изображены в верхней части, или над Сахом, и в нижней части, или под Сахом. Если создатели этого астрономического потолка отождествляли верх с севером, то они изобразили бы деканальные звезды к северу от Саха.

Однако они этого не сделали, что свидетельствует об их интерпретации верха "над" и низа "под". Но это еще не все, что может рассказать нам астрономический потолок о том, как древние египтяне представляли себе небесные направления и как они изображали небо.

Плоский потолок разделен на северную и южную половины. Верхняя часть Саха (Ориона) в южной части потолка расположена дальше от северной половины потолка, чем южная часть Саха. Современные пуристы могут пожаловаться, что древние египтяне перевернули Египет вверх ногами - для правильного отображения неба южная часть потолка должна быть перевернута. Только в этом случае верхние звезды Саха (Ориона) окажутся ближе к северной части неба.

Как свидетельствует астрономический потолок эпохи Нового Царства, древние египтяне не связывали высоту звезд над горизонтом с севером или югом, и их не беспокоило, что на изображении Египет перевернут вверх ногами.

Гробница фараона Сети I, построенная через 180 лет после гробницы Сененмута, имеет такой же астрономический потолок, разделенный на две половины. Тем не менее разница между ними очевидна - потолок не плоский, а имеет эллиптический профиль, и та часть потолка, где изображены Сепедет (Сириус) и Сах (Орион), ориентирована правильно по отношению к другой половине потолка. Верхние части каждой половины соединяются в центре потолка, тогда как в гробнице Сененмута верхняя часть северной половины соединяется с нижней частью южной половины потолка.

Потолок в гробнице фараона Рамсеса VI (1143- 1136 годы до н. э.) похож на потолок гробницы Сети I, но потолок храма Рамсеса II в Луксоре аналогичен потолку в гробнице Сененмута, где верхняя часть Саха (Ориона) удалена от верхней части северной группы звезд. Изображения выполнены в виде полос, одна над другой, что очень напоминает водяные часы из Карнака, датируемые периодом правления Аменхотепа III (1390-1352 годы до н. э.), где астрономические изображения сгруппированы в виде трех полос - одна над другой, опоясывающих резервуар для воды.

Эти астрономические потолки не являются картами звездного неба, поэтому к любым выводам, сделанным на основе их анализа, нужно относиться осторожно. Сохранение материала, связанного с обычаями погребения, доминирует в наших представлениях о возможностях египтян. Ритуальное искусство гробниц и саркофагов, в том числе изображения звездного неба, отвечало религиозным/погребальным требованиям египтян - ритуальная магия и т. п. - и скорее всего не отражает реальной картины их технических знаний о небе, которые требовались для изобретения календаря, отсчета времени, ориентировки в пустыне и геодезических работ по ориентации священных зданий. Тем не менее эти примеры служат иллюстрацией мышления древних художников.


"Диагональ Гизы"


Египтолог Марк Ленер много лет изучал некрополь Гизы, и хотя ему не удалось обнаружить общего плана некрополя, он исследовал различные свидетельства, которые могли отчасти определять расположение пирамид по отношению друг к другу, а также к другим объектам внутри некрополя и за его пределами. "Когда пришло время строить пирамиду Хафры, ее расположение по отношению к пирамиде Хуфу могло быть выбрано сознательно. В то же время планировка некрополя, от одного комплекса к другому, была не столько определена с самого начала, с периода правления Хуфу, сколько стала результатом естественного развития, когда некие идеологические соображения приспосабливались к геологическим и топографическим ограничениям" (Ленер, 1985).

"Диагональ Гизы" была замечена Ленером. Линия, соединяющая юго-восточные углы пирамид Менкауры и Хуфу, параллельна линии, соединяющей центры пирамид Хафры и Хуфу. Северо-восточное направление "диагонали Гизы" составляет 43,3 градуса к востоку от направления на север, и это значит, что если продлить "диагональ" в северо-восточном направлении, то она укажет на Иуну. Интересно, что этот же угол имеет наклон грани пирамиды Хафры, а близкий к нему угол наклона отмечается в верхней части южной пирамиды Снофру в Дашуре, и это дает основания предположить, что при проектировании погребальных комплексов строители и архитекторы руководствовались одними и теми же правилами. Египтологи (включая Ленера), исследовавшие поля пирамид в Гизе и Абусире, поддерживают теорию, согласно которой обе группы пирамид ориентированы на крупный религиозный центр Иуну, расположенный на северо-востоке, на другом берегу реки. Если это действительно так, то все архитекторы, строившие почти десяток погребальных комплексов, придерживались одинаковой методики ориентации, остававшейся неизменной на протяжении многих поколений. Та же теория связывает расположение погребального комплекса с другими комплексами этой же группы - другими словами, могли существовать другие ограничения помимо чисто практических, которые определяли расположение каждого комплекса по отношению к другим комплексам группы. Идеологические факторы, расположение по отношению к соседним комплексам и удаленным группам, а также к священным местам за пределами некрополя, не говоря уже о практических соображениях, - все это могло влиять на общий процесс проектирования и строительства погребального комплекса царя.

В этом очень сложном и запутанном мире мы стараемся искать простые ответы, и поэтому аргумент "топографических ограничений" вместе с другими практическими соображениями представляется нам простым и логичным объяснением планировки некрополя Гизы, однако этот упор на чисто практическую сторону может отвлечь наше внимание от других важных факторов, хотя и не столь очевидных. Несомненно, принимались во внимание географические ограничения, а также требование, чтобы грани пирамид были ориентированы по странам света. Близость каменоломен также оказывала влияние на процесс принятия решения, однако, по словам Малека, "близость каменоломен, транспортные пути и доступ к будущей строительной площадке - все это имело большое значение, однако идеологическая составляющая была настолько сильна, что данные факторы не могли существенно повлиять на принятие решения".

Если в Гизе имело место общее тематическое видение, то это означает, что три человека, руководившие строительством трех отдельных погребальных комплексов, придерживались общего плана, объединявшего эти комплексы в единое целое. Начальники строительных работ нередко были близкими родственниками - например, отец и сын - и принадлежали к царской семье. От Снофру до Менкауры руководители грандиозных проектов царских гробниц, по всей видимости, принадлежали к замкнутому братству, объединенному общей целью. Они вместе работали над созданием революционных конструкций для царских гробниц, предполагавших архитектурные и строительные инновации и, возможно, испытывавших влияние изменений в погребальной идеологии царей. Некоторые высшие сановники служили нескольким царям, и их знания, опыт, а также тематическое видение передавались следующим поколениям архитекторов и строителей.

Погребальные комплексы строились для многочисленной семьи Хуфу в том же некрополе вдоль западного берега реки между "Белой Стеной" и Иуну, и если будут обнаружены свидетельства общности методов ориентации этих комплексов или их связи с Иуну, это не должно вызвать удивления. Группа архитекторов, строителей и начальников работ также могла реализо-вывать тематическое видение для Гизы, вдохновленная тем аспектом погребальной идеологии царей, который был обращен к небу - солнцу, луне, планетам и звездам - в надежде на загробную жизнь.


Приложение 2. О возможном открытии прецессионных эффектов в древней астрономии | Звездный сфинкс: Космические тайны пирамид | Приложение 4. Космический порядок, египетский календарь и христианство