home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Джон Вудворд

Ода Мифическому Зверю

«Ода Мифическому Зверю» входит в дебютный сборник стихов Джона Вудворда «Мистер До-Свидания-Остров-Пасхи» («Mister Goodbye Easter Island»), с которым мы настоятельно рекомендуем ознакомиться всем любителям поэзии, сатиры и сюрреализма. Стихи Вудворда публиковались в «Сап We Have Our Ball Back», литературном обозрении «Konundrum Engine» и в «The Canary». Вудворд родился в 1978 году в Уичите, штат Канзас, учился в университете Колорадо, а сейчас живет и работает неподалеку от Бостона.

О Зверь, Мифический наш

Зверь, Сколь чуден ты собой!

Вокруг тебя мы собрались

Встревоженной гурьбой.

Тревожит будущее нас

Твое, и тает фонд,

И что готовит завтра нам?

Туманен горизонт.

(Нельзя с ошибками писать

То, как его зовут, —

Ошибки оскорбляют взгляд.)

Так что ж нам делать тут?

Финансы тают, как снега

На солнышке весной.

О, что нам делать, как нам быть,

Решаем над тобой.

«Нет денег, чтоб полировать

Копыта и шипы!» —

Вдруг заявил один из нас,

Таков был глас толпы.

Придется нам составить смесь,

На все про все одну —

Табаско-соус, пять частей,

И полировка для шипов,

Блеск для копыт и для рогов,

Чтоб не пойти ко дну.

Придется нам составить смесь

И с нею сдать бюджет,

Гляди, уж потускнел он весь,

Альтернативы нет!

Он не блестит, сиянья нет,

Так что же делать нам?

Прикрыть брезентом наш позор

И топать по домам?

Какой брезент, когда у нас

Почти что ни гроша?

Не наскребем мы на футляр,

О, как болит душа!

«Настал тот день,

И пробил час,

Пора Его будить, —

Сказал вдруг кое-кто из нас. —

Постойте уходить!»

«То катастрофою грозит!» —

Вскричал в ответ другой.

И вновь вокруг сгрудились мы

Встревоженной толпой.

Много идей прозвучало в тот день на тему «Что же нам делать»,

Всякий свое утверждал, но все равно страшились мы Зверя будить.

«Можно бы было фонтан с лимонадом открыть в его чреве,

Деньги б рекой потекли в наш иссякнувший фонд!» —

«Нужен кому лимонад, не смешите, коллега!

Всем лишь политика в мире этом нужна». —

«Но, лимонад покупая, мы политический акт совершаем тем самым». —

«Нет, монументы свергать — вот политический акт!

Свергнуть ли Зверя нам ниц? Что скажете, друже?» —

«Может, в Конгресс его выдвинуть нам?

Кандидатом пустить в президенты?» —

«Если стоишь недвижимо среди Диснейленда какого —

тем самым ты политический акт совершаешь».

«Да, коль стоишь недвижимо и сохраняешь секреты.

Так, тайну хранить и молчать!» —

«Да, но во чреве Зверя места довольно

 для двух Диснейлендов, коллеги, — взгляните же сами!» —

«Славен же будь, интуиции и восприятья союз!» —

«Деньги должно потратить, чтоб сделать новые деньги, — так засевают и пашню». —

«Я предлагаю побольше устройств к Зверю

скорей приспособить — пусть свисают из чрева!» —

«Да, но, простите, коллега, какая нам с этого польза?» —

«Я полагаю, польза уже от того, что болта…» —

«С-с-стоп! С-с-с-скажите мне быс-с-с-стро,

как зас-с-с-тавить его говорить нам?» —

«Может стихи он слагать? А небылицы плести?» —

«Кто, скажите на милость, станет печатать Зверевы произведенья?!» —

«С-с-с-сами его из-з-здадим. Вс-с-се с-с-сами.

Из-з-здательский дом мы ус-с-строим „Мифологичесс-с-кий зверь“». —

«„Мифологический“? Что вы несете! „Мифический“!

Сколько говорено было!» —

«Мифологичесс-ский!» —

«Что вы! Фондов не хватит для лишнего слога у нас!»

Кто он — тот, что шипит, откуда он взялся?

Когда в разговор он вмешался? Никто не приметил.

Да и на наших прошлых собраньях никто его раньше не зрел.

Больше того, и видеокамеры, что в очах у Зверя сокрыты,

Ни на одной из пленок его не засняли.

Сорок лет Зверю, напомню, и взоры его проникают повсюду,

Все он видит окрест, вот вам и политический акт.

 Видя, молчит, тайны хранит и не разглашает.

«Да, несомненно, если его мы разбудим — то политический акт.

Стойте, коллеги, а этот, зеленый, шипящий, куда подевался?

Вроде он только что был тут и реплики нам подавал!» —

«Может, на поле для гольфа, что в районе спины у нашего Зверя?» —

«В аэропорт городской? Вон туда, на зады?» —

«Что-то, коллеги, мне кажется, путь мы неверный избрали.

Зверя пытаемся мы превратить в то, чем отнюдь не является он.

Точно, неверен наш путь». —

«Это, простите, к чему вы ведете?» —

«Я ни к чему не веду, я просто сказал». — «Что?» —

«Просто сказал».

Скверный уже оборот разговор принимает, и воздух трещит напряженьем.

Чу, пробуждается Зверь, и кое-кто чует, как перья его шелестят.

Срочно, коллеги, меняем и тему, и тон, и словарь мы!

«Ночной разговор на подушке». — «Ярмарочный балаган». —

«Бодрый и радостный наш метрополис». — «Да, метрополис.

Кстати, о полировке».

«Ну вот и затишье». —

«Немножко подливки».

Так накаленного нашего спора атмосфера остыла,

Вздохнем с облегченьем.

Должно нам бдеть, коллеги, востро

Должно нам ухо держать.

Зверь, бесспорно, ужасен и дивен,

Да так, что нам масштабов его не постигнуть.

Эти сказавши слова, мы все же не знаем — как быть?


Майк ОДрисколл Молчание падающих звезд | Лучшее за год 2005: Мистика, магический реализм, фэнтези | Паоло Бачигалупи Девочка-флейта