home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


девятью днями ранее

— Не понимаю, почему он должен быть моим ближайшим соседом, — сказала женщина в кабинете для личных обращений граждан. Пахло от нее дешевым маслом и духами «Иссей Мияки», и в небольшом помещении, обшитом пластиковыми панелями, было трудно не обращать внимания на такое сочетание ароматов. — Он же Антихрист. Неужели вы ничего не можете сделать? Переселить его куда-нибудь или еще что-нибудь придумать?

К представителям местной власти не так уж редко обращались с подобными просьбами. С тех пор как Джеф Блейк начал проводить прием населения в этом центре, к нему уже обращались двое избирателей по поводу того, что военный радар тревожит их гоночных голубей, а также человек, обклеивший свою квартиру на последнем этаже кулинарной фольгой, чтобы помешать военной разведке засылать свои сообщения в его жилище. Он хотел получить пособие на усовершенствование дома, чтобы на всякий случай экранировать помещение листовой сталью.

— Откуда вам известно, что он Антихрист, миссис Эйвери? — поинтересовался Джеф. Он тихонько прикусил себе щеку изнутри, чтобы не засмеяться. Нельзя потешаться над избирателем за неделю до выборов. — Я хочу сказать, нельзя же просто пойти к нему и выселить этого типа без всякого повода. Суд потребует обосновать подобные действия.

— Он само зло. Абсолютное зло.

— Ну, много есть людей совсем не симпатичных, миссис Эйвери. Нельзя же их из-за этого считать дьяволами.

— С тех пор как он переехал, на нашей улице творятся одни несчастья. Этот негодный старик со странностями живет один. Детишки от него в ужасе.

— Допустим, но почему вы решили, что он Антихрист?

Какое-то мгновение она непонимающе смотрела на него, как будто потрясенная самим этим словом. Потом женщина шумно вздохнула и начала рыться в сумочке. Когда она наклонила голову, он заметил темные корни, — ежик ее крашеных рыжих волос уже отрос. Пока она проводила раскопки, на стол полетела пачка сигарет с пониженным содержанием смол, стукнулся о пластиковую столешницу крошечный тонкий мобильник последней модели.

— Вот, взгляните, — сказала она наконец, протянув ему помятую газетную вырезку.

Это была статья из бульварной газетки с заголовком: «В муниципальном микрорайоне, как предупреждает отшельник, ожидается появление Антихриста». Автор пересказывал бессвязные разглагольствования человека, предсказывавшего, что в новом тысячелетии Зверь появится в бедном жилище. Предсказатель, как сообщалось в статье, жил в доме без электричества, телефона и водопровода, но следил за событиями в мире, общаясь со своего огорода с космическим разумом. Он утверждал, что узнать Антихриста можно будет по хаосу и разрушениям, которые тот оставит за собой.

Джеф отдал вырезку миссис Эйвери.

— А я думал, что по числу шестьсот шестьдесят шесть, — сказал он.

— Что по числу?

— Можно будет опознать сатану.

Миссис Эйвери сердито глянула на него. У нее было маленькое плоское суровое лицо, тонкие губки и широкий нос, — как и у большинства жителей этого района. Вырожденцы, решил он, поскуливая про себя от беспомощности. Вслух он свою точку зрения высказывать не станет, даже в разговорах со своей женой Бев. Он втайне сожалел, что рабочий класс уже не тот, что поколение его отца; тогда-то это были квалифицированные рабочие, которые дочиста отмывали парадное крыльцо своего дома, бедные гордые чистюли, ужасавшиеся самой мысли о том, что что-то можно купить в рассрочку.

— Вы совсем не так засмеетесь, чтоб вам пусто было, когда он примется за дело, — заявила женщина. Она встала и повесила на плечо сумку. — И не рассчитывайте, что я стану за вас голосовать. В следующий раз я подам петицию.

Но ведь это всего лишь один голос. А за него здесь большинство, целых семь тысяч, что с того, что абсолютное господство его партии в местном совете держится благодаря всего лишь одному депутатскому месту. И он, как глава местного отделения партии, не сомневался, что это место от него никуда не денется. Он без сожаления наблюдал, как она уходит. «Что за глупая корова», — сказал он себе.

Он собрал бумаги и отправился домой. Он вернется вовремя. Не придется брать готовый ужин в ресторане, чтобы задобрить обиженную Бев, которая молча дулась, когда в очередной раз напрасно пропадал ужин, оставленный в духовке на медленном огне.

Пока он искал в портфеле ключи от машины, раздалась трель его мобильника. Он положил кейс на крышу автомобиля и достал из кармана пиджака трубку — да, телефон у него был намного большего размера, совсем не такой новенький и модный, как шикарная игрушка этой двинутой миссис Эйвери.

— Джеф Блейк.

— Джеф, это Уоррен. У нас тут кое-какие проблемы.

— Боже, а когда у нас их нет?

Из трубки доносились звуки, говорящие о том, что собеседник находится в баре.

— Ты что, звонишь из клуба сотрудников?

— Да.

— А мне казалось, что ты сейчас должен быть на выезде, агитировать за Грэма. Да, помощник из тебя еще тот…

— Ну так вот, дело как раз касается Грэма.

В трубке послышалось потрескивание, шум на заднем плане вдруг прекратился, так что можно было предположить, что Уоррен перебрался в какой-то более уединенный уголок.

— Он влип в большие неприятности.

— И что на этот раз? Вождение в пьяном виде?

— Он скачивал порнуху из Сети. А подключался через сеть совета.

— А кому об этом известно?

— Знают только несколько человек. Сотрудники отдела информационных технологий, отдела внутренних расследований и наш главный.

— Ну что, завтра с самого утра жду тебя вместе с ним у себя в кабинете. Первым делом ко мне, понял? Я хочу с этим разобраться.

Джеф сел в машину, просидел несколько минут, погрузившись в молчаливое отчаяние, и только потом повернул ключ зажигания и тронулся с места. Услышав у себя над головой шум соскальзывающего предмета, а затем глухой стук позади машины, он резко нажал на тормоза. Посмотрел в зеркальце заднего вида: его портфель, упав с крыши машины, раскрылся, и теперь бумаги разбрасывало по дороге ветром.

— Что за чепуха, — сказал он. Теперь ему уже казалось, что проще, пожалуй, разобраться с Антихристом, на которого жаловалась миссис Эйвери.

Служебная записка

Кому: Главе жилищной службы

От кого: От управляющего по жилищным вопросам района Харсли По делу о доме номер 15 на Бартон-Кресент

Сегодня нами было получено еще шесть жалоб от жителей с требованием выселить Майкла Ворбертона, проживающего в доме номер 15 на Бартон-Кресент в связи с тем, что он является Антихристом. Подобную жалобу мы получили также и от домовладельца с Уэверли Гарденс по поводу Фрэнка Джеймса Мортона из квартиры 35. Мои сотрудники разъяснили жителям, что у нас нет полномочий выселять в случаях, когда не имело места нарушение договора об аренде, и что оба сразу Антихристами быть не могут. Я знаю, что взгляды этих людей не совсем привычны, но, как мы понимаем, они поговаривают о том, что сделают за нас эту «работу» сами. Я был бы благодарен вам за поддержку и рекомендации по поводу сложившейся ситуации, чтобы не дать ей выйти из-под контроля.

В коридоре муниципалитета, по которому Джеф ходил в свой кабинет, висел написанный маслом портрет одного из лорд-мэров Викторианской эпохи. Джефа картина всегда раздражала. По мере приближения к ней фигура на портрете приобретала нелепый вид, лицо лорд-мэра становилось круглым, глаза — выпученными, как у мультипликационных героев, но когда Джеф оказывался совсем рядом, картина снова превращалась в реалистичный портрет почтенного человека. Джеф понимал, что все дело в том, как падает свет, выхватывая завихрения мазков и подчеркивая фактуру красочного слоя. Но в последнее время все казалось ему зловещим, наполненным мрачным смыслом.

Грэм Вэнс уже сидел в кабинете и более всего напоминал школьника, которого следует хорошенько отшлепать. Глядя на его лицо, можно было подумать, что гримеры постарались добавить лишних лет совсем молодому человеку: нарисовали морщины, припудрили лицо, надели седой парик, и стоит ему только все это с себя стряхнуть, как он снова станет симпатичным мальчишкой.

«Ну давай же, пригнись хотя бы, засранец, — подумал Джеф. — Я тебе покажу, как рисковать большинством голосов за нашу партию». Он подался вперед, опираясь локтями о стол.

— Ну зачем же ты, черт тебя побери, выходил туда через сеть совета? Ты же знаешь, что за ними ведется наблюдение.

Грэм пожал плечами:

— Что я такого сделал?

— Ты загружал на компьютер порно с участием малолетних.

— Ничего подобного.

— А еще ты разослал эти фотографии по электронной почте всем своим приятелям-извращенцам. Не лги мне.

Вэнс казался потрясенным, но только самую малость. Он сделал возмущенное лицо:

— Это касается только меня лично. Я просто смотрел фотографии, и там были подростки, а не маленькие дети. Это же не то же самое, как если бы меня застукали вдвоем с малолеткой, верно?

— Я просто не верю своим ушам. Меня от тебя тошнит.

— Докажи-ка, что я сделал что-то противозаконное.

— Кто-нибудь, наверно, взял бы и доказал, но меня больше волнует, что об этом подумают избиратели. — Джеф бросил взгляд на лежащую на столе распечатку: тысячи строк, в каждой www, com и какие-то невразумительные буквы, — понять можно только некоторые слова, например «спелые школьницы» и «мальчик в туалете». — Ты входишь в состав подкомитета по социальному обслуживанию. Что ты собираешься делать?

— А я должен что-то сделать?

— Я посоветовал бы тебе уйти в отставку, но выборы уже совсем скоро, и нам придется оправдывать тебя перед журналистами.

На лице Грэма не было видно особого раскаяния.

— Да что все засуетились из-за такой чепухи, честное слово.

— Из-за чепухи? А вождение в пьяном виде и проститутка, у которой ты побывал во время командировки во Францию?

— Да в общем-то это безобидные штучки. И ничего выходящего за рамки.

— Не знаю, и меня как-то не тянет вдаваться в этот вопрос. Это работа отдела внутренних расследований. Для нашей партии ты просто бомба замедленного действия. — Джеф решил больше не пытаться пристальным взглядом заставить его извиниться и откинулся в кресле. — После выборов, если за нас снова проголосуют — и если ты останешься…

— Без моего места вы лишитесь решающего большинства в совете, — заявил Грэм. — Ты что, хочешь, чтобы нас потеснила оппозиция? Незачем выносить сор из избы, — Он сделал паузу, — Ты же можешь убедить нашего главного не обсуждать этот вопрос в комитете по стандартам, да?

— Не могу обещать, — ответил Джеф, с неудовольствием понимая, что по голосу его ясно, что это блеф. — А теперь проваливай, больше не хочу от тебя слышать ни слова.

После ухода Грэма он долго сидел в кабинете один, закрыв дверь, и пытался разобраться с полученной корреспонденцией. Ну да, мужчины смотрят в интернете порнуху, но это же просто человеческие слабости. Может, им повезет, и окажется, что Грэм не совершил ничего криминального. Попозже нужно будет встретиться с главой отдела внутренних расследований, просто чтобы узнать, какими ему представляются масштабы данной проблемы.

А ведь в это время ему следовало заниматься агитацией. Нельзя надеяться, что преимущество в одно место сохранится само по себе.

Петиция

От Комитета по борьбе за права жителей Харсли Райз В муниципальный совет Деннингтон-Вейл

Мы, нижеподписавшиеся, требуем, чтобы Антихрист и его сподвижники были выдворены из нашего района, и приличные люди могли бы жить в мире и спокойствии. Нам известно, кто они и где они. У нас есть список этих лиц. Они не должны жить поблизости от наших семей. Если совет не выселит их, мы сделаем это сами.

Зазвонил телефон.

— Возьми же трубку, черт побери, — проворчала Бев, зарывшись лицом в подушку, и натянула на голову одеяло.

Джеф посмотрел на будильник: почти полночь. Звонивший оказался репортером из местной газеты.

— Как вы прокомментируете сегодняшние беспорядки, советник Блейк?

Вначале эти слова просто не укладывались в сознании. Слово «беспорядки» Джефу пришлось прокрутить в голове.

— Какие беспорядки?

— А я думал, что вы уже знаете. В данный момент в Харсли Райз поджигают дома, то и дело происходят стычки между полицией и жителями. На месте сейчас работают около ста двадцати копов.


Джеф почувствовал, что его волной захлестнула паника: «Скандал по поводу порнушки, нарушение правопорядка, журналисты устраивают из этого балаган, катастрофа на выборах».

— Я с вами свяжусь, — ответил он и бросил трубку.

Джеф оделся и только на полпути к гаражу вспомнил, что ушел, не сказав Бев, куда направляется, да он и сам не знал, по какой дороге сейчас поедет.

Но еще на подъезде к Харсли нельзя было не заметить зарева над молодежным досуговым центром и отъезжавшие оттуда полицейские фургоны с включенными синими мигалками. На последней машине, проехавшей мимо него, была эмблема полицейских отрядов соседнего графства: должно быть, вызвали подкрепление. Позади загудел клаксон, он прижался к обочине, и мимо пронеслась, заехав на островок безопасности, пожарная машина.

Уже за два квартала он слышал лай собак, звон разбитых стекол, время от времени — одобрительные возгласы. Как на футбольном матче. А потом до него стали доноситься и запахи: бензин, дым, выхлопы дизельного топлива. Он повернул за угол, где двое мужчин забивали досками разбитое окно магазина, и двинулся дальше с черепашьей скоростью.

Услышав, как о заднее стекло что-то глухо ударилось, он резко нажал на тормоза. Машина остановилась. Он обернулся, ожидая увидеть толпу с метательными орудиями, но ничего такого не обнаружилось. Потом кто-то изо всех сил застучал в окошко со стороны пассажирского места.

— Боже…

— Джеф, разворачивайся. Ты что, черт возьми, спятил? — Это была Гвен Хиллиер, которая, как и он, входила в число трех советников муниципалитета Харсли-Райз. Он опустил стекло. Она бешено жестикулировала, как будто обезумевший распорядитель гонок. — Разворачивайся, говорю тебе. Припаркуй машину в дальнем конце Стенли-стрит.

Для того чтобы снова подойти к нему, Гвен понадобилось несколько минут. Она оперлась на тросточку и все никак не могла отдышаться. В стеклах ее очков отражалось тусклое алое зарево.

— Я живу здесь уже шестьдесят лет, но никогда еще не видела их в таком состоянии, — сказала она. — Вам-то, конечно, откуда об этом знать, вы же живете в Вейл-Энде. Мне пришлось спасаться бегством. Мне! Они пришли в бешенство и начали указывать на меня, заявляя, что именно по вине муниципалитета сюда вселили этих самых.

— Кого это — этих самых? Полчища приспешников сатаны?

— Не надо так шутить. Иди-ка на Бартон-Кресент и посмотри сам. Тебя они не узнают, верно? Ты же здесь никогда не бываешь.

«Я же глава совета, — подумал Джеф. — Они решат, что мне следует сделать что-то, соответствующее моей должности». Он направился к центру поселка трусцой, но совсем скоро — он и не предполагал, что средний возраст обойдется с ним так немилосердно, — запыхался и перешел на шаг, почти что заковылял. И вот, добравшись до места, где центральная дорога микрорайона проходила через Бартон-Кресент, он увидел сцену, напоминавшую картины Иеронима Босха.

Небольшой фургон лежал на боку, объятый пламенем. Пожарная команда тушила его из шланга, но каждые несколько секунд им приходилось отскакивать в сторону, потому что кучка молодых людей кидала в них кирпичами и бутылками. Позади них другая бригада пыталась попасть в дом, из окон первого этажа которого вырывались языки пламени. Кордон полицейских в защитных масках и со щитами, которые применяются во время массовых беспорядков, отталкивал орущих жителей, освобождая дорогу. Куда бы Джеф ни глянул, везде взору представали безобразные сцены разрушения и насилия, а еще неприятно было видеть, сколько малышей подбирали обломки, а затем швыряли их в гущу дерущихся.

И телерепортеры было уже на месте. Джеф заметил их в тот момент, когда они как раз увидели его. К нему тут же бросились, уклоняясь от летящих в них бутылок, оператор и репортер.

— Советник Блейк, как вы объясните происходящее?

Из-за установленной на камере лампы, слепившей его ярким белым светом, Джефу было уже ничего не видно, и думал он только о том, как неряшливо он, должно быть, выглядит без строгого воротничка и галстука.

— Это… это возмутительное бесчинство, — ответил он. Тут же запустился тот самый автопилот, на котором произносят речи все политики. — Это дело рук горстки разбушевавшихся хулиганов, возможно даже не местных.

— А что вы скажете тем, кто заявляет, что это вы позволили Антихристу поселиться в микрорайоне, где живут семейные люди, а потом не стали обращать никакого внимания на требования его выселить?

— Скажу, что говорить такое в наши дни, в нашу эпоху — полный бред. Мы живем не в Средние века. Кто-то просто нашел повод напиться и начал все варварски крушить, и я обещаю, что мы проведем подробное расследование.

Лампу выключили, и он немного поморгал, разгоняя маячившие перед глазами желтые силуэты. Он снова оказался один в море всего этого хаоса.

На секунду он замер и ощутил полную беспомощность. Внутренний голос призывал его что-нибудь предпринять, но в голову не приходило ничего дельного. За несколько футов от него разбился на кусочки кирпич, и тогда Джеф стряхнул с себя оцепенение и бросился к машине. Он никогда не видел ничего подобного. Какой же скандал разразится с утра. К нему шагала старший офицер полиции в сопровождении двух сержантов. Тыльной стороной ладони она вытирала лоб, в другой руке несла форменную фуражку с шашечками.

— Хорошо, что я вас встретила, — сказала она. — Тут все просто с ума посходили. Кто только придумал всю эту чепуху насчет Антихриста?

— Все эти проклятые журналисты, — ответил Джеф. — Проклятые журналисты.

ЗАГОЛОВКИ НОВОСТЕЙ, среда, 25 апреля

ПЯТЬДЕСЯТ БОРЦОВ С «АНТИХРИСТОМ» ЗАДЕРЖАНО В ХОДЕ БЕСПОРЯДКОВ В ХАРСЛИ-РАЙЗ

ДВАДЦАТЬ СОТРУДНИКОВ ПОЛИЦИИ ГОСПИТАЛИЗИРОВАНЫ

ДВА ДОМА РАЗГРАБЛЕНЫ И СОЖЖЕНЫ. ЖИТЕЛИ СПАСЛИСЬ БЕГСТВОМ

КОМИТЕТ ПО БОРЬБЕ ЗА ПРАВА ЖИТЕЛЕЙ ПРИГРОЗИЛ ПИКЕТИРОВАТЬ ЗДАНИЕ МУНИЦИПАЛИТЕТА, ТРЕБУЯ ВЫСЕЛИТЬ «ЛЮДЕЙ ДЬЯВОЛА»

У входа в муниципалитет, на ступеньках роскошного портика в стиле Палладио,[44] ожидала съемочная группа из Японии. Джеф пару минут наблюдал за ними из окна конференц-зала.

— Вы на них только посмотрите, — сказал глава местного правительства. — Они даже с задней стороны здания разместили спутниковые линии связи.

— Теперь мы не можем пожаловаться, что до нас никому нет дела, верно, Ленни? — Джеф сел и начал листать пачку утренних газет, большинство из которых украшали заголовки со словами «беспорядки» и «Антихрист», набранные семьдесят вторым кеглем. — Добро пожаловать в Деннингтон, город чокнутых.

— Он задерживается, — сообщил глава правительства. — Наверняка остановился, чтобы оценить масштаб разрушений.

— Вельзевул?

— Нет, глава жилищной службы.

— Ты уже говорил с отделом внутренних расследований по поводу той дряни, которую качал из Сети Грэм Вэнс?

— Да.

— Ну и что же?

— Все весьма серьезно. Было бы неплохо, если бы он отказался от своей должности в подкомитете по социальному обслуживанию. И еще отделу внутренних расследований кажется, что нам следует передать дело в полицию.

— Так вот насколько все плохо.

— Решать, конечно, тебе, ты же лидер партии.

«Ты мог бы и сам принять решение по этому поводу», — подумал Джеф. Но ведь только невероятно отважный глава правительства может решиться вывалять в грязи главных политических деятелей своей партии за несколько дней до выборов, и такой поступок был бы совершенно не в духе Ленни Макэндрю. Кроме того, пристрастие Грэма Вэнса к порнографии на данный момент было не самой злободневной проблемой.

Собравшиеся были не столько подавлены, сколько сбиты с толку. Все говорили о затратах на ремонт и о слабых местах условий арендного договора, а то самое слово произнести никто не хотел. Но Джеф почувствовал, что обязан это сделать.

— Что мы предпримем по поводу ситуации с Антихристом?

— Просто сделаем заявление о том, что добьемся выселения участников беспорядков и не станем терпеть антиобщественное поведение, — ответил Ленни. — Спишем все на повальную истерию.

Джеф посмотрел на главу жилищной службы. Тот пожал плечами:

— Теперь они грозятся разделаться с типом из дома на Стенли-стрит.

— Так что, значит, тогда они сражались не с тем антихристом, да?

— Послушайте, сэр, я просто передаю вам их слова. Они хотят, чтобы мы его выселили. И заявляют, что завтра устроят шествие к зданию муниципалитета. Мы могли бы ему посоветовать переселиться добровольно, ради его же безопасности.

— Но он-то не обязан уезжать.

— Да, он совершенно ничего не обязан.

— И у нас совсем нет повода его выселить? За ним нет просрочки платежей?

— Он абсолютно ничего предосудительного не сделал, просто стал жертвой тех, кто указал на него пальцем.

Никто не шевельнулся. Джеф окинул взглядом собравшихся за столом.

— Самое время нам его навестить и обнадежить, — сказал Джеф. — Возможно, старший офицер полиции Дэвис согласится пройтись со мной завтра по Харсли-Райз. Пока встревоженные граждане не начали еще позировать журналистам у дверей муниципалитета. — Он собрал бумаги и направился в свой кабинет.

В коридоре он столкнулся с главой отдела внутренних расследований. Кроме того, что она считала нужным соблюдать правила, ему о ней было ничего не известно. Ему всегда казалось странным, что за названием, предполагающим работу с цифрами, скрывается в действительности внутренняя полиция.

— Вы хотели со мной поговорить? — спросил Джеф.

— Мне просто хотелось знать, осознаете ли вы, насколько серьезно обстоят дела с материалами, которые просматривал через Сеть советник Вэнс.

— Как я понимаю, дело совсем скверное.

— Нам просто необходимо привлечь полицию и показать им загруженные из Сети файлы. Вы же дадите мне возможность передать им материалы, не так ли?

— Как только разберусь с ситуацией в Харсли-Райз, — пообещал он, но, произнося эти слова, он уже знал, что найдет повод все-таки этого не делать.


ХАРСЛИ-РАЙЗ, 2 мая | Лучшее за год 2005: Мистика, магический реализм, фэнтези | * * *