home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. В воздухе

На следующее утро Таут поджидала Троя на ступеньках крыльца, и рюкзак уже был у нее на спине.

— Не стоит входить в дом, — сказала она. — Там такой хаос.

«Хаос» было одним из ее любимых слов.

Таут уселась к Трою на раму велосипеда, и они покатили к месту встречи, где забрали Бага.

— Сегодня я взял с собой три кекса, — доложил он.

Они оставили велосипеды в кустах, пролезли в дыру под ограждением и устремились в тоннель. Когда все выбрались на свет, первым заговорил Баг:

— Он сдвинулся с места.

Аэроплан — а теперь уже ни у кого не осталось сомнений, что это был действительно аэроплан, — лежал на полпути к дорожке трека. Арка, то есть фюзеляж, нависала над линией старта-финиша и была повернута в сторону движения. Бывший туалет окончательно превратился в V-образный хвост. Правое крыло еще лежало в стороне, но левое уже опиралось на твердую глину покрытия.

Вентилятор с потолка висел под окном и очень медленно вращался. Под передней частью фюзеляжа появились два колеса со спицами, а вот задняя часть лежала в пыли.

— У него даже есть колеса, — произнес Трой.

Он заметил, что колеса пропали со старой тележки для продажи хот-догов, стоящей неподалеку.

— Конечно, — заявила Таут. — Он старается стать тем, чего мы хотим. Аэропланом.

— Может, это какой-то автомобиль, — засомневался Баг.

— С крыльями? Лучше помоги мне.

Друзья подняли Таут через боковое окошко, потом забрались сами. Деревянный пол скрипнул под ногами. Вакуумные лампы приемника еле светились. Таут кончиками пальцев потрогала белый песок.

— Надо долить воды.

— Повернись, чтобы я мог достать твой рюкзак, — сказал Трой.

— Я забыла взять с собой бутылку, — призналась Таут.

— А я-то думал, ты всегда носишь с собой воду, — сказал Баг.

— Я забыла о ней, — повторила Таут. — Если у меня и нет ежедневных тренировок, так имеется много других вещей, о которых приходится помнить.

— В автоматах в тоннеле должен быть спрайт, — сказал Трой. — Но они не работают.

— Не совсем так, — возразил Баг.

— О чем ты? — спросила Таут.

— Если я принесу воду, мы пойдем на рыбалку?

— Решено.

Таут и Трой остались внутри аэроплана, а Баг выбрался наружу и пошел к тоннелю.

— Разве тебе не интересно? — спросила Таут.

— Интересно.

Трой тоже выпрыгнул из аэроплана и пошел следом, держась на некотором расстоянии, словно шпион.

Автоматы по продаже напитков стояли вдоль стены в самой темной части тоннеля. Всего их было три, и Трой привык считать их застывшими чудовищами, которые следили за каждым, кто проходил мимо.

Баг остановился у среднего из автоматов, оглянулся по сторонам и пнул его ногой. Внутри вспыхнул свет, и за стеклом проявилась реклама. Баг снова оглянулся, потом сильно ударил кулаком в самый центр, чуть пониже рекламы. В лоток для возврата денег со звоном выкатилась монетка.

«Ловко, — подумал Трой. — У Бага имеются скрытые таланты».

Баг бросил полученную монетку в щель и нажал кнопку. В лоток с грохотом вывалилась пластиковая бутылка. Трой захлопал в ладоши и подошел ближе.

Баг подпрыгнул от неожиданности, но, увидев, кто перед ним, широко усмехнулся:

— Ты скрываешь свои таланты!

— Если ты их не замечаешь, это еще не значит, что я скрываю свои способности, — ответил Баг и пошел к выходу из тоннеля.

— Она теплая, — произнес он, подавая бутылку в окно аэроплана.

— Это не важно, — отозвалась Таут и стала поливать песок в пепельнице. — Я не собираюсь его пить. Смотрите.

Трой заглянул через окно. Лампы приемника стали ярче, хотя и не намного. Он оглянулся на вентилятор. Лопасти начали вращаться, а он даже не дотрагивался до них. Чудеса!

— Кажется, мы собирались пойти на рыбалку, — заговорил Баг.

— Как договорились, — согласилась Таут. — Только помогите мне выбраться.

Баг выловил двенадцать рыбешек, Трой — девять, и даже Таут, девчонка, сумела поймать шесть рыбок. Потом они принялись за кексы. На этот раз каждому досталось по целому кексу.

— Что это за шум? — спросил Баг.

Все прислушались. Низкий рокочущий гул доносился с трека.

— Я пойду посмотрю, — сказал Трой.

— Я тоже пойду! — воскликнула Таут, цепляясь за его плечо.

Аэроплан уже стоял на дорожке. Крылья больше не были отведены назад; кончики слегка опустились и царапали глину. Вентилятор на фюзеляже вертелся так быстро, что Трой не мог различить лопасти.

— Это очень странно, — сказал он.

— Или довольно странно, — добавила Таут. — Помоги мне.

Трой подсадил Таут и сам следом забрался внутрь. Лампы в приемнике ярко светились. Трой поднес к ним ладонь — они были горячие как огонь.

— Что ты делаешь? — спросил он Таут.

— А как ты думаешь?

Она подлила воды в песок. Вентилятор завертелся еще быстрее. Из-под пола раздался треск. Трою не надо было выглядывать, чтобы понять, что колеса начали крутиться.

Аэроплан медленно стал двигаться по дорожке к первому повороту. Вентилятор вертелся все быстрее и быстрее, но все же не так быстро, как у настоящего самолета. Трой все еще мог различить лопасти — туманные силуэты за окном, вернее, за ветровым стеклом.

— Достаточно, — сказал он Таут.

Она завинтила крышку на бутылке; там осталось не больше дюйма жидкости.

— Подождите! — Это был голос Бага. Он бежал рядом с аэропланом, стараясь одной рукой удержать рюкзак, а второй хватался за крыло. — Помедленнее!

— У нас нет тормозов! — Трой и не заметил, что аэроплан движется так быстро и с каждой минутой все набирает скорость. Кончики крыльев уже поднялись над землей. — Бросай мне рюкзак! — крикнул он.

Баг забросил рюкзак в боковое окно, потом и сам кое-как забрался внутрь.

— Осторожнее, — предупредила его Таут. — Не прорви дырку в крыле!

— Опля! — крикнул Баг, приземляясь на деревянный пол. — А как мы остановим эту штуку?

— Кто сказал, что мы хотим ее остановить? — Таут стояла впереди, у самого приемника, и смотрела на дорожку. — Трой, иди сюда. Ты будешь управлять.

— Я? — Трой попытался подойти.

Аэроплан бросало из стороны в сторону. Колеса скрипели, пол качался и потрескивал.

— Это твой аэроплан, — сказала Таут. — Ты его обнаружил.

— Я только его увидел, вот и все, — сказал Трой, становясь у ветрового стекла. — Ого!

Аэроплан почти дошел до первого поворота. Он вот-вот должен был соскочить с гоночной трассы в траву. «Может, это и к лучшему, — подумал Трой. — В траве он остановится…»

— Попробуй ручки, — посоветовала Таут.

На приемнике имелись три ручки. Та, что была в центре, самая большая. Трой повернул ее вправо, и аэроплан повернул вправо, совсем чуть-чуть.

Он повернул сильнее.

Аэроплан неуклюже миновал первый поворот, слегка задев кусты, растущие вдоль дорожки. Трой вернул ручку в прежнее положение, так что метка оказалась вверху. Аэроплан выровнял курс и понесся по прямому отрезку трека; скорость все увеличивалась.

— Пристегните ремни! — крикнула Таут.

— Мне это не нравится, — проворчал Баг.

Трой еще не определился, нравится ему это или нет. Деревья и кусты все быстрее уносились назад, аэроплан качался и подпрыгивал на ходу. Трой представил себе, что аэроплан стоит на месте, а весь окружающий мир улетает назад. Ну почти на месте; машина качалась и дергалась.

Маленький вентилятор беззвучно вертелся под ветровым стеклом. Трой прочел достаточно много статей об аэропланах и понимал, что вентилятор слишком мал, чтобы заставить двигаться такую махину. Но аэроплан продолжал бежать вперед.

Вентилятор слишком мал, чтобы поднять его в воздух.

Но…

— Ой-ой-ой! — закричал Баг.

— Мы летим! — воскликнула Таут. — Мы поднялись в воздух!

Это было действительно так. Колеса больше не скрипели, а пол перестал подпрыгивать. Трой выглянул из окна. Трек удалялся, как будто из-под них выдергивали ковер. Аэроплан приближался к линии старта-финиша, откуда начиналось движение, но на этот раз он уже был на высоте трибун и продолжал подниматься.

— Ну ладно, а теперь давайте опускаться, — сказал Баг, тоже выглядывая из окна.

— Держитесь! — крикнула Таут. — Держитесь крепче!

Баг пробрался в переднюю часть кабины и встал между Троем и Таут.

— Заставьте его опуститься, — снова сказал он. — Я серьезно.

Трой повернул центральную ручку, и аэроплан качнул крыльями, следуя повороту дорожки трека. Он собрался выровнять курс, но Таут остановила руку.

— Оставь, — сказала она. — Летать кругами совсем неплохо.

Круги становились все шире и шире, аэроплан продолжал набирать высоту. Внизу можно было видеть весь трек с ярко-зеленым озером посредине. Видны были и проволочное ограждение, и оставленные в кустах велосипеды. Дальше шли улицы, дома, деревья, но все они с такой высоты казались совсем маленькими.

Трой посмотрел на правое крыло, потом на левое, а они уже выпрямились и даже немного загибались вверх у самых кончиков. Парусина была натянута ровно, только несколько мелких морщинок образовались под напором ветра.

— Мы нарвемся на кучу неприятностей, — сказал Баг.

Трой и Таут ничего не ответили. Что тут можно сказать? Они стояли по обе стороны от Бага и смотрели вперед, а аэроплан описывал все более широкие круги над городом и продолжал подниматься. Вот показался перекресток, на котором они обычно встречались, вот дом Таут, а на дорожке перед ним множество незнакомых машин.

— Врачи, — пренебрежительно сказала Таут. — Сегодня у них большой съезд.

Вот они увидели школу, закрытую на летние каникулы. На бейсбольной площадке было пустынно.

— По крайней мере, ты еще не опоздал на тренировку, — заметил Трой.

— Пока не опоздал, — сказал Баг. — А вы можете вернуть его обратно на трек?

— Мне кажется, он сам знает, куда лететь, — предположил Трой. — Как лошадь или собака.

— У меня никогда не было лошади, — грустно призналась Таут. — И собаки тоже. — Потом она хлопнула в ладоши. — Но это гораздо лучше!

Аэроплан продолжал расширять круги, поднимаясь все выше и выше. Они оказались уже над центром города. Часы на здании суда показывали 12:17. Несколько автомобилей ехали по улицам города в тени деревьев. Вокруг было так тихо, что ребята могли расслышать скрип чьей-то двери, не говоря уже о лае собаки.

По тротуарам шли немногочисленные прохожие, но они никогда не смотрели вверх. «Жители нашего города никогда не смотрят вверх, — вдруг подумал Трой. — В каком-то смысле это неплохо. Что бы они увидели? Деревянный аэроплан с крыльями из белой парусины, взбирающийся все выше и выше?»

На окраине города Трой рассмотрел засеянные бобами поля, два удаленных домика фермеров, а потом зеленые поля уступали место дюнам, иногда высоким, как дома.

Именно это Трой всегда и подозревал. Город был окружен бескрайней песчаной пустыней. Насколько он мог видеть, нигде не было ни дорожки, ни простой тропинки, ведущей в город или из города.

Он повернул ручку на приемнике меткой вверх. Правое крыло качнулось и поднялось, левое немного опустилось, и аэроплан полетел к границе города.

— Ой-ой! — воскликнул Баг. — Что это ты делаешь?

— Выравниваю курс, — пояснил Трой. — Пусть летит прямо. Неужели ты не хочешь посмотреть, что там?

— Ничуть.

— Где это — там? — спросила Таут.

— За пределами города. За полями. По ту сторону от дюн.


2.  Кривая девчонка | Лучшее за год 2005: Мистика, магический реализм, фэнтези | 4.  Через море песков