home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7. Полет домой

Трой помнил, что во время предыдущего полета они летели к треку от здания суда. И сейчас он выбрал тот же курс, только в обратном направлении — между водонапорной башней и церковным шпилем, над судом без часов и дальше, к границе города.

Улицы и деревья остались позади, потом исчезли и поля. Вскоре они снова летели над дюнами, на которых не было никаких следов.

— Ты уверен, что мы летим правильно? — спросил Баг.

— Уверен, — ответил Трой.

Он не был уверен, и Баг это знал. Они оба просто хотели это услышать. И Трой повторил:

— Я уверен, что уверен.

Внизу тянулась пустыня с редкими вкраплениями более темных скал. По песку бежали полоски дюн, словно кто-то прошелся по поверхности гигантскими когтями. Лампы светились, вентилятор бесшумно крутился, аэроплан летел ровно и беззвучно, довольно медленно, ненамного быстрее велосипедиста.

— Надо было взять с собой кексы, — сказал Баг. — Вдруг мы потерпим крушение? Тогда нам грозит голод.

— В случае крушения мы не будем голодать, — ответил Трой. — Мы просто рухнем. Это вроде конца всему.

Трой держал ручку регулятора меткой вверх. Он был почти уверен, что аэроплан летит домой. Но что, если ветер собьет их с курса? Кажется, и впрямь поднялся ветер. Внизу Трой заметил облачка песка, срывающиеся с вершин дюн. И редкие кусты в ложбинке между дюнами тряслись как от злости.

А впереди замаячила желтая стена облаков.

— Это шторм, — сказал Баг.

— Песчаная буря, — поправил его Трой, как будто правильное название могло улучшить их положение.

— А мы можем ее обойти?

Трой покачал головой:

— Тогда я собьюсь с курса.

Он продолжал держать регулятор меткой вверх; они летели навстречу буре. Вот она налетела, но не потоками воды, а струями сыпучего сухого песка. Аэроплан раскачивался из стороны в сторону. Баг вцепился в оконную раму и с трудом сохранял равновесие. Потом сдался и сел на пол.

— Наверно, мы потерпим крушение, — сказал он. — И все же жаль, что не прихватили с собой кексы. А вдруг мы выживем?

— Заткнись, — сказал Трой.

Он едва видел через ветровое стекло. И ему показалось, что аэроплан летит медленнее. Крылья покачивались вверх и вниз; ткань морщилась от ветра, но приклеенный Таут кусок еще держался.

А потом он перестал различать концы крыльев. И вентилятор скрылся из виду. Остался только желтый песок. Лампы потускнели, или это ему показалось? Трой посмотрел на бутылку с колой: жидкости было меньше половины. Значительно меньше.

Внезапно в облаке песка образовался разрыв, и Трой увидел прямо перед собой белые скалы. Это горы, или они падают вниз? Он торопливо вылил остатки коричневой жидкости в пепельницу.

Лампы загорелись ярче, нос аэроплана немного поднялся. Правое крыло чуть опустилось, и скалы пронеслись мимо.

— Мы поворачиваем, — сказал Баг.

Трой очень хотел, чтобы Баг заткнулся. Он стал глашатаем плохих новостей.

— Я знаю, — сказал он вслух.

Аэроплан совершенно не слушался и поступал так, как ему хотелось, так что стоять у руля было бесполезно. Кроме того, стало трудно дышать. Песок засыпал Трою глаза, скрипел на зубах. Баг уже давно опустился на пол. Он натянул на лицо ворот футболки с надписью «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ» и в таком виде был похож на грабителя. Он мог дышать, но едва мог видеть.

Впрочем, вокруг ничего невозможно было увидеть. Трой закрыл глаза. Аэроплан кругами стал подниматься все выше и выше, с трудом пробиваясь сквозь песчаные вихри бури.

А потом все стихло.

Трой открыл глаза. Баг уснул. Песок исчез, остались только резь в глазах, мелкая пыль на полу да скрип на зубах.

Он протер глаза и поднялся.

Аэроплан все еще кружил в прохладном тихом небе. Над головой ослепительно блестели льдинки звезд.

— Я замерз, — объявил проснувшийся Баг.

Он тоже поднялся и подошел к ветровому стеклу.

Песчаная буря грязно-желтым пятном осталась внизу. Там еще стоял день. Неизвестно почему, но это обстоятельство подбодрило Троя. Он повернул ручку регулятора влево, потом вправо. Аэроплан послушно качнул крыльями сначала влево, потом вправо. Трой выровнял курс и оставил ручку в положении меткой вверх. Они продолжали полет по прямой, но куда?

А затем Баг — глашатай плохих новостей — объявил хорошую новость:

— Смотри!

Далеко слева на горизонте появилось темное пятно. Интересно, их ли это город?

Выяснить это можно было только одним способом. Трой повернул ручку влево и направил аэроплан прямо на это пятно.

— Думаешь, там наш город? — спросил Баг.

— Я в этом уверен, — солгал Трой.

Друзья ждали, затаив дыхание.

Надеялись.

Аэроплан стал снижаться. Пятно на горизонте превратилось в скопление домов и деревьев, с каждой минутой казавшихся все более знакомыми. Показались здание суда, водонапорная башня, церковный шпиль.

Аэроплан, продолжая снижаться, пролетел над зданием суда, и мальчики с облегчением увидели часы. Было 1:37.

— Я еще могу успеть на тренировку, — воскликнул Баг.

— Только днем позже, — напомнил ему Трой и тотчас же пожалел о своих словах. — Может, Блэйн этого не заметит? — неуверенно добавил он.

На улицах они увидели несколько человек, но никто из них не смотрел на летящий по небу аэроплан. Что бы они увидели, если бы подняли головы? Белые парусиновые крылья с рекламой и лозунгами болельщиков? Деревянную арку на месте фюзеляжа? Колеса от старой тележки, потихоньку вращающиеся под напором встречного ветра? Слегка покосившийся V-образный хвост и потолочный вентилятор вместо пропеллера? Кстати, по мере снижения он вращался все медленнее.

— Таут, вон твой дом, — сказал Трой и только потом вспомнил, что ее нет с ними.

— Посмотри, сколько там машин, — добавил Баг.

На дорожке к дому Таут было тесно от автомобилей. Трой заметил даже машину, похожую на ту, что принадлежала его отцу, — не маленькую спортивную машину, а длинный старый «олдсмобнль». Он высунулся в боковое окно и попытался отыскать среди толпящихся на крыльце людей отца и маму. Но с трудом мог различить лица. И на всех была одинаковая одежда: костюмы и галстуки.

— Эй! Повнимательнее! — воскликнул Баг.

Трой глянул вперед. Аэроплан опустился слишком низко. Перед старым гоночным треком рос целый ряд деревьев, и нос был нацелен на их кроны. Трой крутанул ручку вправо, потом влево, сумел проскочить в маленький промежуток между вершинами, выровнял курс, но впереди уже встали трибуны. Последние капли колы помогли аэроплану подняться над самыми высокими скамьями.

— Мы шлепнемся прямо в озеро, — сказал Баг. — И утонем.

— Оно слишком мелкое, — возразил Трой, — Заткни рот и пристегни ремни.

Он повернул регулятор и опустил левое крыло. Кончик задел за покрытие дорожки, аэроплан ударился о землю, подскочил, потом зацепился за трассу сначала одним колесом, затем обоими.

Трах!

Вдруг все потемнело. «Под корнями дерева всегда так темно, — подумал Трой. — Там живут карлики, но это не важно. Таут знает дорогу».

Давай выбираться, — сказал он ей. — Здесь слишком темно.

Выбирайся сам.

Но я не знаю дороги.

Знаешь, я в этом уверена.

— Пошли же! — раздался голос Бага.

— А?

Вокруг было опять светло. Баг пытался вытащить его из аэроплана.

— Эй, не тащи меня по полу, у меня вся задница в занозах!

— Ты уронил аэроплан! — ответил Баг. — Он вот-вот загорится!

— Отвяжись от меня! У нас нет никакого топлива, кроме песка и колы. Как он может загореться?

— Ты всегда все знаешь, — обиделся Баг, отпуская Троя. — Я старался спасти твою жизнь.

— Извини. Спасибо.

Они выбрались на трассу, глина под ногами была влажной и скользкой. После долгого полета стоять на земле было немного странно.

Аэроплан превратился в груду обломков. Одно крыло оторвалось и лежало вдоль кромки поля, похожее на упавший забор.

Второе крыло еще цеплялось за фюзеляж, но повернулось под странным углом. Хвост отвалился и снова стал опрокинувшейся будкой туалета.

— Похоже, здесь тоже был шторм, — сказал Трой. — А ты в порядке?

— Я в полном порядке, но я опаздываю.

Баг уже забросил рюкзак на плечо и направился к тоннелю.

Трой последовал за ним через трассу. На полу тоннеля набрались лужи дождевой воды. Автоматы по продаже напитков следили за ними, как замершие в засаде чудовища. Их было три. Снаружи оказалось, что лаз под проволочной изгородью полон воды.

Пришлось перелезть через верх.

Велосипеды ярко блестели в кустах, как будто их только что помыли. Баг подошел к своему «Близарту» и потрогал колеса, словно не веря своим глазам.

— Я еще успею на тренировку, если потороплюсь.

— Тогда езжай.

— Что ты скажешь о Таут?

— Не знаю. Что-нибудь придумаю.

Беда в том, что придумать что-то было непросто. По дороге домой в голове Троя то место, где осталась Таут, превратилось в какую-то дыру. Воспоминания о ней были похожи на черную заплату — он не мог смотреть на нее, но и не мог не видеть.

— Где же ты был?! — воскликнул отец, как только Трой открыл дверь дома.

Трой не мог заставить себя взглянуть ему в лицо: он все еще хорошо помнил маленькие усики. Трой отвернулся.

— Ну ладно. — Отец положил руку на плечо сына, как делают все отцы на свете. — Я понимаю, что ты расстроен. Твоя мать уже в доме Вильямсов. Я побывал там днем.

Вильямс — это брат отца, отец Таут.

— Таут… — заговорил было Трой.

— Таут тихо скончалась во сне, — прервал его отец. — Вильямс был готов к этому. Она и сама все знала. По его словам, она узнала еще неделю назад. Удивительно, что она ничего не рассказала тебе, ведь вы так близки. Были так близки. Ну ладно, пора одеваться. Мама все тебе приготовила и положила на кровать, пора на похороны. Надевай костюм, а я помогу тебе завязать галстук.


6.  Прощай, прощай! | Лучшее за год 2005: Мистика, магический реализм, фэнтези | 8.  Почти дома