home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


От «Фриденталя» к «СС Ягдфербанд»

В войсках СС[92] части специального назначения стали создаваться несколько позже, чем в Абвере. 18 апреля 1943 года в старинном замке «Фриденталь», расположенном в нескольких километрах от Ораниенбурга (пригород Берлина), началось формирование подразделения войск СС специального назначения. По названию места, где она была расквартирована, часть получила название «Фриденталь» (SS-Sonderverb"ande z.b.V. Fridental). Командиром нового подразделения был назначен гауптштурмфюрер СС Отто Скорцени. Основой формирования принципиально нового разведывательно-диверсионного подразделения стали военнослужащие егерского батальона СС (SS-J"ager Bataillon), позже получившего номер 500.

Формирование нового подразделения было завершено 5 августа 1943 года, а чуть более месяца спустя диверсанты «Фриденталя» приняли участие в операции по освобождению Муссолини. Вскоре, 17 апреля 1944 года, подразделение было преобразовано в «Егерский батальон СС 502». В его состав вошли три стрелковых и одна легионерская роты. Как и подразделением «Фриденталь», так и 502-м батальоном командовал штурмбаннфюрер СС Скорцени. В своей боевой подготовке диверсантов Скорцени воспользовалось формами и методами, разработанными ранее «бранденбуржцами», которые вступили в ряды подразделения «Фриденталь». В 1944 году подразделение было переподчинено VI Управлению РСХА.

Этому эпизоду Скорцени в своих мемурах посвятил отдельный абзац: «…у меня появилась возможность существенно пополнить ряды спецподразделения за счет ветеранов дивизии „Бранденбург-800“. Я был очень заинтересован в этих людях, которые изъявили желание служить под моим руководством. „Бранденбуржцы“ смертельно устали от повседневной фронтовой рутины и не просто хотели, а страстно желали заняться тем, чему они были обучены. После переговоров с дивизионным руководством в Берлине и Верховным Главнокомандованием вермахта у нас появились хорошие шансы на пополнение. По приказу начальника оперативного отдела ОКВ Йодля мое спецподразделение было развернуто в бригаду и насчитывало теперь шесть батальонов. 1800 добровольцев — солдат и офицеров — были переведены из дивизии „Бранденбург-800“ в мою диверсионно-штурмовую бригаду»[93].

В мае — июне 1944 года по указанию Г. Гиммлера в РСХА, аналогично с егерскими частями, для подготовки и выполнения особо важных заданий по террору, шпионажу и диверсиям в тылу противника были сформированы истребительные части СС (SS-Jagdverband). Комплектование и оперативное руководство практической деятельностью нового органа было вновь поручено Скорцени, который был к тому времени начальником группы VI S в VI управлении РСХА и одновременно возглавлял группу D Военного управления РСХА (бывшая управленческая группа Абвера «Заграница»). Обе группы руководили террором и диверсиями[94].

Деятельность «СС Ягдфербанд» получила развитие в конце 1944 года, когда сателлиты Германии один за другим стали выходить из войны. Разведорган «СС Ягдфербанд», пользуясь особым покровительством Гитлера и Гиммлера, под руководством штурмбаннфюре- ра СС Скорцени организовал десятки диверсионно-террористических школ и стал в массовом порядке готовить агентов-диверсантов для заброски их в тыл советских войск.

Истребительные части СС включали в себя пять отдельных групп: 1) истребительную часть СС «Центр» (Mitte), сформированную 10 ноября 1944 года на базе 502-го егерского батальона СС; 2) истребительную часть «Северо-Запад» (Nordwest), созданную на базе подразделения дозорного корпуса «Северная Франция»; 3) истребительную часть «Восток» (Ost), основу которой составили военнослужащие из диверсионной части дозорного корпуса эйнзатцгруппы «Балтика» (Streifkorps Einsatzgruppe Baltikum) в качестве егерского батальона СС «Восток» (командир части — штурмбаннфюрер СС Адриан фон Фёлькерзам); 4) истребительную часть «Юго-Восток» (S"udost), созданную из диверсионной части дозорного корпуса «Карпаты» (Streifkorps Karpaten), кроме эсэсовцев, часть была доукомплектована моряками ВМФ Германии (командир — гаупштурмфюрер СС Александр Фукс); 5) истребительную часть «Юго-Запад» (S"udwest), сформированную из диверсионных частей дозорного корпуса «Южная Франция» (Streifkorps S"udfrankreich).

Каждый из отделов «СС Ягдфербанд» в свою очередь делился на отделения, носившие названия той страны, на территории которой они проводили свою деятельность. Например, «СС Ягдфербанд Зюд-Ост» имел отделения: «СС Ягдфербанд Зюд-Ост Болгария», «СС Ягдфербанд Зюд-Ост Венгрия», «СС Ягдфербанд Зюд-Ост Чехословакия» и «СС Ягдфербанд Зюд-Ост Югославия».

В сентябре 1944 года все истребительные части СС были переданы в войска СС, а в конце войны истребительные части вновь переподчинили оперативному штабу «Фриденталь», который в апреле 1945 года был преобразован в «Охранный корпус Альпенланд» (Schutz Korps Alpenland).

Советская контрразведка кропотливо собирала информацию о разведывательно-диверсионных органах противника. И вскоре на Лубянке стали располагать самой подробной информацией как о самом «органе», так и о методике подготовки и тактике действий диверсантов СС[95].

Так, например, один из захваченных в советский плен сотрудников «Ягдзайнзац-Балтикум», филиала «СС Ягдфербанд-Ост», Бруно Тони, латыш по национальности, 11 февраля 1945 года дал показания по истории создания этого подразделения: «В последних числах декабря 1944 года по вопросу истории организации немецкого разведывательного органа, условно именуемого „Ягдфербанд“, начальник штаба последнего гауптштурмфюрер [СС] фон Фолькерзам на совещании офицеров рассказал следующее. В начале 1944 года разведорган „Ягдфербанд“ [был] создан по распоряжению рейхсфюрера СС Гиммлера на базе кадров личного состава дивизии „Бранденбург“ и непосредственно подчинялся Гиммлеру, причем [для] организации названного разведоргана послужили нижеследующие обстоятельства. Летом 1943 года штурмбаннфюреру [СС][96] Скорцени было поручено провести операцию по похищению Муссолини. Для этого было отобрано до роты солдат-добровольцев из дивизии „Бранденбург“, которые прошли соответствующую подготовку, после чего десантом были выброшены в район местонахождения Муссолини, похитили его и доставили в Берлин. За осуществление этой операции Скорцени был произведен в оберштурмбаннфюреры [СС]. После похищения Муссолини у Скорцени возникла мысль создать при рейхсфюрере специальный орган, который бы имел специально проверенные и обученные кадры для выполнения в тылах воюющих с Германией стран особо важных государственных заданий. Гиммлер одобрил предложение Скорцени и поручил ему формирование такого органа, главный штаб которого стал бы условно именоваться „Ягдфербанд“»[97].

Личный состав «СС Ягдфербанд» состоял из лиц, хорошо подготовленных для подрывной деятельности. В основном это были официальные сотрудники и агентура Абвера и «Цеппелина», а также лица, служившие ранее в дивизии «Бранденбург-800» и войсках СС. По мере расширения деятельности кадры органа пополнялись бывшими полицейскими, участниками карательных отрядов, охранных батальонов, различных профашистских националистических формирований, а также военнослужащих вермахта. Деятельностью «СС Ягдфербанд» руководил главный штаб, расположенный в замке Фриденталь, во главе с его начальником — гауптштурмфюрером СС Адрианом фон Фелькерзамом.

Главный штаб состоял из следующих основных отделов: отдел 1 А — разработка планов диверсионных операций, заброска агентурных и боевых групп, руководство их действиями; отдел 1 В — материально-техническое обеспечение агентурных и боевых групп; отдел I-Ц — сбор и обработка разведданных, ведение контрразведывательной работы среди личного состава органа; оперативный отдел особого использования — подбор и подготовка кадров. В непосредственном подчинении главного штаба находились два специальных боевых подразделения: 502-й егерский батальон и 600-й батальон парашютистов.

Весь личный состав «СС Ягдфербанд» обучался специальным дисциплинам. Ему преподавали теорию и практику диверсионного дела, тактику диверсионных и террористических групп, способы вывода из строя промышленных предприятий, знакомили с вооружением и тактикой действий советской, американской и английской армий.

Для обучения диверсантов в «СС Ягдфербанд», по примеру Абвера и «Цеппелина», имелись и собственные разведывательно-диверсионные школы. К их созданию приложили руку опытные диверсанты из дивизии «Бранденбург». Так, гауптман Киршнер, показания которого приводились в главе, посвященной «бранденбуржцам», рассказал о своем личном участии в создании этих школ: «…Вопрос: Продолжайте ваши показания о службе в „Абвере-2“.

Ответ: В ноябре 1944 года я отделом 2-А „Абвер-2“ был командирован в батальон „СС Ягдфербанд-Ост“ и „СС Ягдфербанд-Вест“ для организации в них разведывательно-диверсионных школ по типу дивизии „Бранденбург-800“. До января 1945 года мной был разработан план организации и учебы в школах, но в связи с тем, что я отказался вступить в организацию СС, был откомандирован в распоряжение „Абвера-2“, и организовать данные школы мне не пришлось.

Вопрос: Какие еще вы выполняли задания „Абвера-2“ до капитуляции Германии?

Ответ: В связи с моим переходом по личной просьбе в десантные войска я каких-либо заданий „Абвера-2“ не выполнял.

Вопрос: В каком десантном соединении вы проходили службу?

Ответ: С января по 1 апреля 1945 года я находился в резерве командования десантных войск немецкой армии. 1 апреля 1945 года я был назначен командиром батальона 25-го десантного полка 9-й десантной дивизии[98], а с 15 апреля 1945 года в связи с ранением командира полка майора Шахта принял командование полком. 20 апреля в связи с разгромом полка частями советской армии скрылся и 9 мая 1945 года был взят в плен».

Одно из «учебных заведений» подобного рода располагалось на горе Шварценберг близ города Трутнова (нем. — Трутенау) на оккупированной территории Чехословакии. Эта школа находилась в непосредственном подчинении начальника «СС Ягдфербанд-Ост» штурмбаннфюрера СС А. Ауха и руководителя «СС Ягдфербанд» оберштурмбаннфюрера СС О. Скорцени. Школа готовила диверсантов для действий на железнодорожных коммуникациях в районе Витебска, Смоленска, Минска и Бобруйска. К концу войны агентов стали обучать способам совершения террористических актов против руководителей советских и партийных органов, высшего офицерского состава Красной Армии.

Победной весной 1945 года в руки к сотрудникам «Смерша» попался начальник одной из таких «школ» с несколькими подчиненными. О серьезной опасности, которая угрожала, но была вовремя обезврежена советской военной контрразведкой, свидетельствуют выдержки из материалов следствия.

Из протокола допроса обер-ефрейтора немецкой армии, отвечавшего за состояние лыжной мастерской диверсионной школы «СС Ягдфербанд-Ост» Ганса Бергера от 22 мая 1945 года: «…Вопрос: Расскажите все, что вам известно о диверсионной школе „СС Ягдфербанд- Ост“, в которой вы работали.

Ответ: Военно-диверсионная школа „СС Ягдфербанд-Ост“, расположена в районе так называемых Черных гор на горе Шварценберг, в помещении одного крестьянина-чеха по фамилии Черны. В школе одновременно обучались 70–120 человек: русские эмигранты и часть военнопленных — русские, украинцы и другие народности. Преподавательский и административный состав школы был исключительно из немцев. Личный состав школы был разбит на 3 группы: „А“, „Б“, „В“, но какая группа занималась каким делом, я не знаю.

Вопрос: Когда началась работа школы по подготовке диверсантов?

Ответ: Диверсионная школа „СС Ягдфербанд-Ост“ начала свою работу не то в октябре, не то в ноябре 1944 года…

Вопрос: Где находится в настоящее время личный состав школы?

Ответ: 8–9 мая 1945 года личный состав по приказанию начальника школы капитана Гиля выступил со школы по направлению запада, но куда он ушел, я не знаю.

Вопрос: При школе было ли оружие и взрывчатые вещества?

Ответ: Да, при школе было оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, обмундирование и продовольствие, предназначенное для слушателей школы, все это хранилось в 5–6 складах, расположенных недалеко от школы. Я должен сказать, что 7 мая 1945 года я получил приказание от капитана Гиля вырыть три ямы недалеко от школы, куда положить взрывчатку. Я вырыл три ямы: 1 яма в 1300 метрах от здания школы, возле отдельного домика по дороге к школе из города Егансбад, от домика направо в 40 метрах в лесу. 2-я яма — в 2500 метрах от школы на северо-восток в лесу. 3-я яма — в 2800 метрах от школы на север, посередине леса. Во все три ямы я зарыл около 600–700 кг взрывчатки и схему расположения ям со взрывчаткой передал капитану Гилю. Кроме взрывчатки, я зарыл в ямы: 1) противотанковых мин — 10 штук; 2) гранат нового выпуска — 500 штук».

Из протокола допроса лейтенанта Е. Эрлибаха, сотрудника разведывательно-диверсионной школы «СС Ягдфербанд-Ост группа Б» в мест. Трутенау (Чехословакия): «…Вопрос: Где находились оружие, боеприпасы и взрывчатое вещество?

Ответ: Склады с оружием и боеприпасами находились при школе в подвале, целы ли они сейчас, сказать не могу. Склад со взрывчатыми веществами находился на горе в лесу, примерно в 2 км от школы; зарыт в трех ямах. Место, где хранится, могу показать лично. Подробно о складе со взрыввеществами может рассказать задержанный вместе со мной зав[едующий] лыжной мастерской школы ефрейтор немецкой армии Бергер Ганс».

Более полные сведения о разведшколе и планах на будущее руководства «СС Ягдфербанд» сообщил на допросе 4 августа 1945 года ее начальник капитан Герберт Гиль: «Вопрос: На предыдущем допросе вы показали, что в руководимой вами школе имелось всего 120 чел., из которых обучалось только 60 агентов. Эта цифра исчерпывала состав диверсантов, которыми вы охватывали всю Европейскую часть России?

Ответ: По плану школа моя была рассчитана на 800 агентов, но полностью укомплектована не была, и поэтому я имел всего 120 человек агентуры. Майор Аух и подполковник Скорцени обещали доукомплектовать мою школу, но из этого ничего не вышло.

…Вопрос: Каким образом производился набор агентуры для обучения в вашей школе?

Ответ: Агентура эта была навербована мною и моими представителями среди власовцев, состоявших на службе при 15-й немецкой армии…

Вопрос: Чем была вызвана необходимость заготовки продуктов питания и вооружения на полгода?

Ответ: Еще в феврале этого года меня вызвал (а возможно, я сам к нему приехал) к себе Аух и предупредил, что мне со своими диверсантами придется остаться в тылу советских войск, к чему я заранее должен подготовиться. Он обещал довести до 800 чел. личный состав школы (агентуру) и на все количество диверсантов прислать вооружение, продукты, однако ни того ни другого не прислал. Имея указания о том, что мне нужно будет остаться в тылу Красной Армии, и не получая ничего от Ауха, я решил сам заняться подготовкой. Через штаб войск „Герес группе Митте“ (штаб среднего фронта] я получил 900 000 дневного рациона питания, 3400 литров водки, около 3000 кг взрывчатых веществ (пластид), фауст-патроны, мины различного действия (магнитные, замедленного действия и др.), пулеметы, гранаты, бесшумные пистолеты-автоматы и другое вооружение.

…Вопрос: Какой район был намечен для действия диверсантов в тылу советских войск?

Ответ: Примерно в начале апреля ко мне в школу приезжал майор Аух. Он был очень взволнован и, я бы сказал, даже растерян. Тогда он сказал мне, что крах немецкой армии неизбежен и что мы находимся накануне этого краха. На мой вопрос — каковы будут указания о моей дальнейшей деятельности, — Аух сказал, что вскоре Красная Армия продвинется на Запад, что я со своими диверсантами окажусь в тылу ее. Согласно указаниям Ауха я должен был обосновать свой штаб в горах Резенгебергер, действовать в районе Южной Силезии и северной Судетской области, взрывая мосты, разрушая пути подвоза, подрывая склады, нарушая связь и совершая террористические акты над офицерским составом Красной Армии. Тогда же он предупредил, что переезжает со своим штабом в район Фихтельгебирге, где я и смогу с ним связаться для получения дальнейших указаний. Снова обещал пополнить людьми мою школу, однако пополнения я так и не получил.

В последних числах апреля проездом в Вену (припоминаю, что это было в день занятия Вены советскими войсками) ко мне заехал подполковник Скорцени. Он был примерно в таком же моральном состоянии, как и Аух. Скорцени рассказывал мне, что накануне он разговаривал с Гиммлером, причем последний заявил ему, что Германия войну проиграла. Я сообщил Скорцени о посещении меня майором Аухом и передал, какие указания получил от него. Скорцени подтвердил, что я должен остаться в тылу советских войск, но заявил, что людей больше мне дать не сможет, т. к. все его резервы переданы в действующие части. Кроме этого, он предупредил меня, что в горах остаются воинские части генерала графа Штрахвица, которому я буду подчиняться».

Так как наш рассказ о противодействии разведывательно-диверсионным органам противника, действовавшим на Восточном фронте, дополним его информацию об истребительной части «Восток». В ее состав входили истребительные отряды СС (SS-J"agdeinsatz) «Остланд», «Руссланд» и «Польша».

В октябре 1944 года для ведения подрывной работы на освобожденных от немецкой оккупации республик Советской Прибалтики и северной части Польши был создан филиал «СС Ягдфербанд» под условным наименованием «Ягдфербанд „Ост“» (истребительное соединение войск СС Восток), состоявший из штаба, трех рот специального назначения и нескольких диверсионных групп, обычно дислоцировавшихся отдельно от штаба.

Каждая рота имела свое особое назначение и использовалась штабом по мере надобности как самостоятельная боевая единица. Так, одна рота в полном составе предназначалась для бандитских операций в тылу советских войск. Вторая, укомплектованная немцами фольксдойче, несла охрану территории штаба. Третья рота под командованием изменника Родины, бывшего жителя Ленинградской области оберштурмбаннфюрера СС Игоря Решетникова состояла из бывших советских военнопленных и предназначалась для борьбы с партизанами.

Кроме того, при штабе «Ягдфербанд „Ост“» были две небольшие (по 17–18 человек) диверсионные группы под командованием унтершарфюрера СС Александра Рубина-Башко и оберштурмфюрера СС Бруно Тони. Они готовили диверсантов для переброски в тыл Красной Армии партиями по 3–4 человека. Все подразделения «Ягдфербанд „Ост“» делились на две группы: Балтийскую («Ягдайнзатц „Балтикум“») и Общерусскую.

Балтийская группа создавала повстанческие и диверсионные банды в Прибалтике, а также готовила широкую сеть агентуры на длительное оседание. Кадры группы вербовали в основном из членов антисоветских националистических организаций.

В августе 1944 года в Латвии сотрудниками «СС Ягдфербанд» была создана диверсионно-террористическая организация «Межа Кати» («Дикая кошка»), которая позже вошла в состав Балтийской группы. «Межа Кати» состояла из отдельных диверсионно-террористических отрядов, скомплектованных по принципу землячества, куда вербовали добровольцев латышских дивизий СС, полицейских и нацистских пособников — членов латышской националистической организации «Айзсарги». Отряды «Межа Кати» создавали в лесах тайные базы с продовольствием, оружием, боеприпасами. После капитуляции Германии они перешли на нелегальное положение.

Кроме «Межа Кати», в распоряжении Балтийской группы находились: подразделение диверсантов-латышей ротенфюрера СС Ионеса Рудынскиса и «эстонская рота СС» во главе с унтерштурмфюрером СС Густавом Алупкре (он же Алуперс). Обе группы были подготовлены для переброски в тыл советских войск для подрывной работы.

Общерусская группа «Ягдфербанд „Ост“» имела в своем составе южнорусскую подгруппу, подгруппу Решетникова при штабе, подгруппу Сухачева из подготовленной агентуры в чешском городе Трутнов и украинскую подгруппу во главе с украинским националистом Бровцом («Тарас Бульба»).

Штаб «Ягдфербанд „Ост“» и часть его подразделений до января 1945 года дислоцировалась в городе Иноврацлаве. Когда в январе 1945 года советские войска освободили город, «Ягдфербанд „Ост“» был разгромлен, а значительная часть его руководящего состава убита или взята в плен. Из остатков «Ягдфербанд „Ост“» весной 1945 года на территории Чехословакии были созданы две группы, которые вели подготовку к переходу разведоргана на нелегальное положение.

Агенты-диверсанты вербовались из числа лиц тех национальностей, куда они должны быть заброшены. К ноябрю 1944 года в диверсионно-террористических школах «СС Ягдфербанд» готовилось до 25 000 агентов-диверсантов разных национальностей, в том числе бельгийцев, болгар, голландцев, латышей, поляков, румын, русских, финнов, французов, чехословаков, эстонцев, югославов и других. Обучение в них проходили также «фольксдойче», т. е. немецкие колонисты из разных стран Европы.

В связи с подходом Красной Армии к местам дислокации диверсионно-террористических школ на территории Восточной Европы многие из них были переведены на территорию Австрии. В апреле 1945 года деятельность этих школ прекратилась, все курсанты были разбиты на группы и передислоцированы в другие районы Австрии, главным образом южнее Дуная. Все агенты-диверсанты должны были, зарыв оружие, боеприпасы, продукты и переодевшись в гражданское платье, выжидать развития международных событий, а затем, в случае вооруженного конфликта между союзниками и СССР, по сигналу «СС Ягдфербанд» приступить к активной подрывной деятельности в тылу советских войск в пользу англо-американской коалиции.

Планами также предусматривалось, что если война между союзниками по антигитлеровской коалиции не начнется до августа 1945 года, то все агенты, оставленные в тылу советских войск, должны были группами или в одиночку пробираться в американскую зону оккупации Австрии, в Линц, где связаться с резидентурой «СС Ягдфербанд». Предполагалось предложить услуги агентов-диверсантов американской и английской разведок для борьбы с СССР.

В целом за период войны на Восточном фронте действовало более 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд СД и Абвера, функционировало около 60 школ, подготавливавших агентуру для заброски в тыл Красной Армии. На четыре долгих года Великой Отечественной войны главным противостоянием на фронтах тайной войны спецслужб СССР и нацистской Германии стала борьба Особых отделов НКВД и контрразведки «Смерш» с военной разведкой вермахта Абвер и разведывательно-диверсионным органом РСХА «Унтернемен „Цеппелин“».


«Предприятие „Цеппелин“» ( март 1942 года — май 1945 года) | СМЕРШ. Гвардия Сталина | Разведывательно-диверсионные школы и курсы Абвера