home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

ВРАГ

И сразу резко отскочил, оскалился. Еще бы! Ведь всего в двух шагах от него, под деревом, стоял какой-то незнакомец, на вид очень необычный – он был весь рябой, высокий и короткошерстный. А еще у него был узкий лоб. Р-ра, тут же подумал Рыжий, да то же враг, рви, рви его!..

Но он так только подумал, а на самом деле даже не шелохнулся, и продолжал рассматривать узколобого. Или, правильнее, южака, как узколобые сами себя называли. Но это совсем не важно, а важно то, что Рыжий никогда до этого не видел южаков. Да, он слышал, говорили, что будто где-то очень далеко, на самом краю Леса, они иногда встречаются. Но чтобы они вдруг объявились здесь, в самой глуши, такого никто и представить себе не мог. А вот теперь один из них стоял напротив Рыжего и, как ни в чем ни бывало, смотрел на него. А Рыжий смотрел на южака и невольно отмечал про себя, что хвост у южака тощий как у крысы, а уши длинные, обвислые…

Вдруг южак отрывисто сказал:

– Вот, Рыжий, мы и встретились, – и улыбнулся.

Враг, еще раз подумал Рыжий, бей, рви его!..

Но вместо этого он осторожно отступил на шаг и, ощетинившись, тихо спросил:

– Ты кто такой?

– Тебе? Пока еще никто, – так же тихо ответил южак. – А там будет видно.

Сказав это, он облизнулся. Враг, еще раз подумал Рыжий, и лжец! Да они все лжецы, и дохляки, подумал он уже с отчаяньем. И уже совсем растерянно подумал, что чего он тогда ждет, рвать его надо, вот что!..

Но опять он ничего не сделал! А только спросил:

– Увидим – что?

– Да многое, – негромко, но по-прежнему уверенно ответил южак. – Всего сразу и не расскажешь. А само дело у меня простое: я за тобой пришел. Хочу забрать тебя отсюда.

– Меня? – спросил Рыжий. – Куда?!

– К нам, – просто ответил южак. – Чего тебе здесь торчать? Ведь ты же никакой не рык, и ты это прекрасно знаешь.

А, так вот оно что, гневно подумал Рыжий и усмехнулся. Ну-ну, давай, заманивай, плети!

Южак тоже усмехнулся и сказал:

– Знаешь, знаешь, я вижу. Да и другие ваши это тоже знают. А кто не знает, тот чует, что ты им чужой.

– Р-ра! – не сдержался Рыжий. – Р-ра!

– А не спеши! – все так же тихо, но очень спокойно ответил на это южак. – Не спеши. И я тоже не буду спешить.

После чего он сел, небрежно отбросил в сторону хвост и зевнул. Рыжий совсем растерялся, не знал, что и думать. А южак теперь продолжил уже вот как:

– Не беспокойся. Я же ведь не говорю, что уведу тебя прямо сегодня. Чего-чего, а ждать я умею. Четыре года я искал тебя, и вот, наконец, нашел. Два дня тому назад! Значит, я еще два дня ждал, не спешил.

Тут он вдруг почему-то хмыкнул, мотнул головой и так и замер, наполовину отвернувшись от Рыжего. И так он еще помолчал. А после снова – резко – повернулся к Рыжему и также резко спросил:

– Где твой отец? Ты хоть однажды его видел?

Рыжий смутился, не ответил. Ему было очень противно и стыдно.

А южак очень сердито, и в тоже время насмешливо, сказал:

– Я так и думал! Так я ему и говорил.

– Кому это «ему»?!

– Да твоему отцу! Предупреждал, что дикарям верить нельзя и что как бы они ни клялись, а все равно они его убьют.

– Лжешь! – громко сказал Рыжий. – Мой отец…

И сразу поперхнулся, замолчал. Зато южак оскалился и быстро продолжал:

– Да! Ну еще бы! Конечно! Твой отец был славным, храбрым рыком. И ты такой же, как он. А тут вдруг пришел какой-то узколобый свинопас и хочет тебя отсюда сманить. Но ты не верь ему, гони его прочь! И он уйдет – нет, он трусливо убежит отсюда, поджав хвост, на свою голую безлесую Равнину, и пусть он там после жиреет и нежится, и пусть он там не знает ни голода, ни холода, да там, кстати, такого никогда и не бывает, чтобы кто-то голодал или мерз. А ты сиди себе здесь дальше, в этом своем гнилом болоте, вой на Луну, сноси нападки выжившего из ума Вожака и вообще делай вид, что будто бы не замечаешь всех тех насмешек и издевательств, которыми тебя здесь с таким удовольствием осыпают все кому ни лень. И будут дальше осыпать, и будут унижать тебя, и будут насмехаться над тобой – всегда! Потому что, еще раз говорю, ты здесь чужим был, чужой есть и чужим будешь. Навечно! Вот так-то вот! – и южак резко встал…

А Рыжий подскочил! Р-ра! Враг, подумал он, трусливый свинопас, да как он смеет его поучать! Рвать его, рвать!

– Р-ра! – крикнул Рыжий. – Р-ра! – и бросился!..

Но промахнулся. Враг отскочил, прижался задом к дереву. Р-ра! Р-ра! Рыжий припал к земле, метнулся низом, как змея, вцепился свинопасу в горло, люто сжал челюсти… И заревел от боли! Отскочил! Присел и снова пры…

– Стоять! – раздался властный крик.

Рыжий застыл и оглянулся. Вожак – злой, заспанный, взъерошенный – бесцеремонно оттолкнул его и встал напротив узколобого. А прочие сородичи бесшумно, словно тени, тем временем скользили справа, слева, сзади от него – и вот уже, сойдясь полукругом, они замерли в каких-нибудь двух-трех прыжках от южака. Уф-ф, хорошо-то как, подумал Рыжий, он, значит, все-таки успел их разбудить, поднять! Теперь враг не уйдет, потому что вон нас сколько! Да и куда ему отсюда уходить, Лес, глухомань кругом, и, значит, можно не спешить, присесть, перевести дыхание и изготовиться. А после будет знак – и тогда сразу, первым кинуться, подумал Рыжий, гневно усмехаясь. А осмотрелся и еще подумал, и это уже с радостью, что и другие тоже замерли, тоже ждут знака.

Но южак этого не понял. Он только увидел, что на него не кидаются, и сразу осмелел, оскалился и даже задрал голову. И только тогда Рыжий увидел, что на горле у южака повязана какая-то блестящая и очень крепкая с виду веревка. А, так вот оно в чем дело, понял Рыжий, это она и спасла узколобому жизнь. Значит, в другой раз надо будет хватать или выше нее или ниже…

И тут южак вдруг выпалил:

– Приветствую вас, братья!

Р-ра, вот наглец, подумал Рыжий, сейчас Вожак ему покажет братьев!

Но Вожак пока что только усмехнулся, посмотрел на Рыжего, откашлялся… и опять повернулся к южаку. А южак продолжал:

– Да-да, вы не ослышались. Мы, южаки и рыки, братья. Просто одни из нас живут в Лесу, в норах живут, как кроты, а другие…

И замолчал. В толпе прошло движение. Только один Вожак и ухом не повел, зато очень недобро прищурился. Но узколобый не обратил на это никакого внимания и продолжал:

– А вот другие живут совсем иначе – сытно, вольготно и весело. А почему? Да потому что они, то есть мы, южаки, намного умней вас, смелей и сильней!

Вожак многозначительно оскалился, толпа дружно придвинулась на шаг. Южак весь подобрался и сказал:

– Конечно, я мог бы вам еще много чего рассказать. Очень, кстати, интересного. Но вам, дикарям, этого не понять. Поэтому, чтобы не терять с вами время, я ухожу. Я…

– Взять его! – крикнул Вожак. – Р-ра! В клочья! Р-ра!

И племя дружно бросилось на узколобого. Крик! Толкотня! Лязг! Визг! Казалось, что вот-вот все кончится…

Как вдруг южак резко – и, кстати, очень высоко – подпрыгнул, два раза кувыркнулся в воздухе, перескочил через толпу, в четыре маха миновал поселок – и скрылся в непролазной чаще!

– Р-ра! – дико заорал Вожак. – Заика! Шип! Косматый! Догнать его! Р-ра! Р-ра!..

Трое лучших догонщиков племени помчались вслед за беглецом. А остальные остались стоять. А кто уже и лег, прищурился… Но все они теперь смотрели только на Рыжего. В зрачках у них не отражалось ничего – ни злобы, ни сочувствия, ни даже просто любопытства. Но Рыжий прекрасно знал: так смотрят только на того, кто обречен на смерть. Или изгнание. Что, впрочем, равносильно смерти. Смерть, растерянно подумал Рыжий, но за что?!

И словно бы в ответ ему Вожак заговорил:

– Три дня тому назад сгорел общинный дуб. А почему? Да потому, что гроза пришла с юга. Значит, это южаки накликали ее на нас. Но это еще что! Грозы приходят к нам часто, по несколько раз за лето. А вот зато самих южаков я в наших краях не видел уже целых пять лет. Откуда он здесь вдруг взялся? Рыжий, я у тебя спрашиваю! Зачем он приходил? О чем ты с ним болтал?

– Я? – хрипло спросил Рыжий.

– Ты! – грозно выкрикнул Вожак. – А кто же еще? Ну, говори, что он от тебя хотел, чего вы с ним здесь затеяли и чего не поделили?

Но Рыжий не стал отвечать. Он прекрасно понимал, что отпираться от этих нелепых обвинений, что-то кому-то объяснять, кого-то умолять – все это совершенно бесполезно. Поэтому он, ощетинившись, осторожно отступил на шаг. Племя шагнуло вслед за ним, остановилось. Сородичи – дядья, двоюродные братья – смотрели пристально, глаза в глаза. И улыбались. Да, понял Рыжий, это приговор. Да, это смерть! Или…

Нет-нет, с отчаяньем подумал Рыжий, враг нагло лгал, он чистокровный рык! И поэтому он никогда…

– Р-ра! – выкрикнул Вожак. – Ты сын узколобого. Р-ра!

– Р-ра! – подхватили все и двинулись на Рыжего. – Р-ра! Р-ра!

Рыжий не выдержал и бросился бежать. Никто не стал его преследовать, ибо закон гласил, что обреченный сам решает, где ему погибнуть.


Глава первая ГЛУХИЕ ВЫСЕЛКИ | Ведьмино отродье | Глава третья УДАР