home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Примечания

1

Флавий Вегеций Ренат. Военные порядки римлян. Цит. по: Гаррисберг, 1944. С. 15; Псевдо-Маврикий. Стратегикон.

2

Во всех случаях изменения формулировок оригинального очерка помечаются квадратными скобками. Сносками привлекается внимание к крупным переработкам и исправлениям, но не сочтено необходимым в случае незначительных изменений.

3

P. Cornelius Tacitus. Annals. Bk. II, 21 // The Complete Works of Tacitus / Ред. Моузес Хадас. Нью-Йорк, 1942. P. 64.

4

Старые легионы I в. в конце III в. еще полны энергии. В монетах захватчика и узурпатора Караузия отмечаются служившие под его началом несколько легионов, которые еще при правлении Клавдия дислоцировались в Британии и Галлии.

5

У него было 132 легиона и numeri, а также 100 отдельных когорт.

6

Великие магистры пехоты и кавалерии, смотритель императорской резиденции, 35 командующих различными корпусами. Фердинанд Лот (Lot. L'Art militaire. I, 25) находит эти цифры неслыханными.

7

Ammianus Marcellinus. Roman History. Лондон, 1894. P. 608 – 615.

8

В еще более жестоком сражении, когда армия узурпатора Евгения чуть не нанесла поражение Феодосию, мы обнаруживаем, что главной силой Западной империи (всего через семь лет после победы над Максимом) была состоявшая из варваров конница Арбогаста, а не коренные пешие легионы.

9

Флавий Вегеций Ренат. Военные порядки римлян. Цит. по: Гаррисберг, 1944. С. 24, 38-39, 90.

10

Procopius. De Bello Persico. Бонн, 1833.

11

Это германское слово в VI в. имело широкое хождение.

12

Agathias. Historiarum libri quinque. Бонн, 1828. I, 74.

13

Хотя часто называемый bipennis, он не обязательно имел два лезвия, это слово стало обычным названием для топора.

14

90 тысяч – явное преувеличение. См.: Lot. Op. cit. I, 41, 77.

15

Hewitt J. Ancient Armour and Weapons in Europe. Оксфорд, 1855 – 1860. I, 171.

16

Capitularia regum Francorum. Ганновер, 1833 – 1847. I, 171.

17

Capitularia. II, 321.

18

Оружие с короткой рукояткой вроде франциски, а не датского топора на длинном топорище, который потом стал здесь национальным оружием.

19

Если это были lignus imposita saxa, о которых сообщает норманнский летописец битвы при Гастингсе как об оружии англичан.

20

Англосаксонская хроника. Лондон, 1881. I, 130; II, 59.

21

Этот и следующие четыре абзаца полностью переписаны редактором, дабы включить самые последние полученные данные. Частично они основываются на работе Ч.У. Омана «История военного искусства в Средние века» (Лондон, 1924. I, 109 – 110).

22

Stenton F.M. Первое столетие английского феодализма. Оксфорд, 1932. Р. 114-119.

23

Ibid. Р. 119-120.

24

Это позднейшие оценки Омана (Оман Ч. Военное искусство. 2-е изд. I, 158). Дельбрюк в своей «Истории...» (III, 153) снижает эту цифру до 4 – 7 тысяч с каждой стороны.

25

Подробности см. в книге Анны Комнин The Alexciad (Лондон, 1928. Р. 108 – 109). Командира варягов она называет Набитесом. Какое скандинавское имя может оно означать? Учитывая весьма отдаленное сходство приводимых Анной Комнин западных имен с их подлинным звучанием, найти ответ, пожалуй, нельзя.

26

Приведенные здесь абзацы представляют советы Льва VI в сжатом виде, отчасти не в дословном переводе.

27

Во времена Льва VI восточные провинции не подразделялись на части (фемы), что впоследствии было сделано его сыном Константином. Тогда это были восемь провинций Малой Азии, каждая из которых содержала одноименное воинское формирование и могла иметь приблизительно 4 тысячи человек тяжелой конницы. Этими провинциями были «Армениак, Анатолик, Опсикий, Фракисия, Кивирриот, Буккелларии и Пафлагония». Девятая провинция, Оптиматы, примыкавшая к Босфору, как пишет Константин в своем трактате об империи, не имела военных структур. Профессор Оман поддерживал это толкование Лео в последнем издании своего труда (I, 211 – 212). Но Лот (Lot. Op. cit. I, 66 – 68) считает, что имеется достаточно оснований сомневаться в том, что Восточная Римская империя могла в IX в. выставить 30 тысяч тяжеловооруженных конников. (Империя, когда надо и если было время, собирала огромные силы – в X в. против Игоря в 941 г., против Святослава в 970 – 971 гг. – Ред.)

28

Средневековое окружение империи это смутно ощущало, и, как пишет Гиббон, итальянские летописцы называют его «первым греческим императором».

29

Как, к примеру, император Константин Багрянородный в своей книге Themata (Mentis приписывает Ираклию (правил в 610 – 641 гг.) образование провинций Византийской империи.

30

«Бандум» вошло в обиход в царствование Юстиниана; использовалось как германский эквивалент vexillum (vexillun – красное знамя римского полководца, командующего армией. Его поднятие на палатке полководца или флагманском корабле служило сигналом к атаке или выступлению).

31

Во времена Константина титул присваивали только пяти выдающимся командирам.

32

Это курьезное слово впервые встречается у Вегеция, который употребляет его только применительно к плохо организованным формированиям варварских войск.

33

То же свидетельствуют и монеты: надписи на греческом становятся привычными лишь при Аморийской (Фригийской) династии (820-867 гг.).

34

Центурия состояла из 10 декурий, но в декурии было 16, а не 10 воинов; тем самым в центурии было 160 воинов. Три центурии составляли «бандум», в котором, таким образом, было около 450 воинов.

35

Золотая монета (4,55 г золота), в VIII – XII вв. номизмой назывался византийский солид (другое название – безант).

36

Никифор Фока в своем труде пишет, что «никогда нельзя ставить в эту линию пикетов армян, поскольку их врожденная сонливость по ночам делает их ненадежными».

37

Чтобы по-настоящему понять воинственный дух византийской аристократии, лучше всего прочесть любопытный рыцарский роман о Дигенесе Акритасе из дома Дуков, охраняющего горные проходы Тавра.

38

Утверждают, например, что Эсташ де Рибомон, из-за безрассудного предложения которого была проиграна битва при Пуатье, был весьма способным командиром.

39

Этот взгляд на то, как представляли войну в Средневековье, остается общепризнанным по сей день. Однако более тщательные исследования военного искусства в Средние века заставляют прийти к выводу, что многие средневековые командующие вполне усвоили законы стратегии. Весь этот аспект средневековых войн следует основательно пересмотреть.

40

Например, кампания Черного принца на юге Франции до битвы при Пуатье представляла собой всего лишь крупный, причинявший большие разрушения набег. Черный принц не осаждал ни одного значительного города и не пытался создавать опорные пункты для контроля над землями, через которые проходил.

41

Также хорошо известны трудности, которые испытывали при форсировании Соммы Эдуард III и Генрих V. Но Симон де Монфор в 1265 г. успешно форсировал Северн в присутствии армии принца Эдуарда, и даже такой неумелый полководец, как Эдуард II, в 1314 г. пересек Баннокберн на виду у шотландцев.

42

Правда, пехота графа Булонского была достаточно надежной, чтобы отразить кавалерийские атаки графов Дре и Сансера. Брабантские наемники были расстроены атакой коммунальной милиции (пешее ополчение городов) французов и затем изрублены тяжелой конницей (так называемыми сержантами).

43

Очень часто цифры преувеличены.

44

Это неправильное представление. Наемники, пока получали жалованье, проявляли себя более преданными, чем феодальная верхушка. Наемные войска не искали ненужных сражений, но нет ничего такого, что свидетельствовало бы о том, что в храбрости или боевом духе они уступали любым воинам того времени. (Примеч. авт.) (А если их перекупал противник, изменяли первоначальному нанимателю. Или, если жалованье не выплачивалось в срок, наемники, образуя банды, грабили страну, где шли боевые действия. Примеры – Столетняя (1337 – 1453) и Тридцатилетняя (1618 – 1648) войны, Смутное время (начало XVII в.) в России. – Ред.)

45

Плата за рыцаря менялась. Есть веские свидетельства, что система денежных взносов существовала намного раньше царствования Генриха П. Ее фактически можно проследить до последнего года XI в.

46

Классическими примерами применения мин (подкопов. – Ред.) в Англии был захват Рочестерского замка в 1215 г. и Бедфордского замка в 1224 г. В обоих случаях потребовалось много труда.

47

Возрождение древнеримской фортификационной системы.

48

Как, например, поступил Эдуард III с городом Кале. Он укрепил все возможные подходы для отражения идущей на помощь французской армии и спокойно ожидал, пока стойко оборонявшиеся горожане лишатся сил от голода. (В России таких примеров было много. В ходе героической обороны Смоленска (1609 – 1611) из гарнизона в 5,4 тыс. осталось только 200 воинов (один воин на 20 – 30 метров стены), из 80 тыс. горожан в живых осталась десятая часть. Только тогда поляки сумели ворваться в город. А осада Троице-Сергиева монастыря (сентябрь 1608 – январь 1610 г.) закончилась победой защитников (2,2 – 2,4 тыс., затем более двух третей погибло и умерло от голода и цинги). Поляки и их пособники, потеряв около 10 тыс. из 15 тыс. первоначально, вынуждены были отступить. – Ред.)

49

Она позаимствована либо у Византии, либо у сарацин; довольно заметно отличается от грубой дубины, которая изредка встречается в более ранние времена, как, например, в руках епископа Одо в битве при Гастингсе (чтобы «не проливать христианскую кровь», епископ действовал дубиной-палицей, круша головы англосаксов. – Ред.).

50

Возьмем, например, случай, когда один аристократ из г. Констанц отказался принять под заклад бернский плапперт (мелкая монета) и презрительно назвал изображенного на монете медведя коровой; Швейцария восприняла это как национальное оскорбление и опустошила территорию Констанца без объявления войны.

51

При Новаре, например, они после сражения предали смерти несколько сот пленных германского происхождения (6 июня 1513 г. наемное войско миланского герцога Максимилиана Сфорца разбило французов маршала Ла Тремуйля).

52

В сражении при Муртене (1476) один контингент Берна взял с собой, кроме большого штандарта кантона, флаги 24 городов и областей (Туна, Интерлакена и т. п.), восьми ремесленных гильдий и шести других ассоциаций.

53

Моргенштерн («утренняя звезда») – булава длиной в 1,5 метра, густо усеянная на конце длинными железными шипами. Исчезла в середине XV в. «Люцернский молот» был схож с алебардой, но вместо лезвия типа топора имел три изогнутых вильчатых зубца; наносил страшные рваные раны.

54

Макиавелли даже утверждает, что в его дни копейщики не носили стальных шлемов, которые были только на алебардистах. Но другие источники показывают, что здесь он перебарщивает.

55

В сражении при Муртене (1476) их было почти треть, 10 тыс. из 35 тыс. (По данным серьезных источников, швейцарцы и их союзники (отряд герцога Лотарингского, австрийская конница, страсбуржцы и др.) имели 26 тыс. против 18 – 20 тыс. у Карла Смелого. – Ред.) У Арбедо они составляли почти седьмую часть; среди швейцарцев, присоединившихся к походу французского короля Карла VIII на Неаполь (в 1494 г.), их было только одна десятая.

56

Например, лесные кантоны резко возражали против курса Берна на участие в войне с Карлом Смелым, но их войска при Грансоне или при Муртене сражались не хуже бернцев.

57

Рыцарь Рудольф фон Эрлах как главнокомандующий при Лаупене (1339) был в известной мере исключением. Когда идет речь о швейцарских командирах, следует иметь в виду, что у них были координирующие полномочия и среди них кто-нибудь один пользовался большим влиянием, но лишь благодаря личному влиянию, а не по какому-либо праву. Ошибочно утверждать, что Рене Лотарингский официально командовал швейцарцами при Муртене (1476) или при Нанси (1477).

58

Макиавелли весьма подробно описывает этот вид наступления.

59

У Баннокберна шотландцы хорошо использовали конницу, которая, хотя и не была очень сильной, дала им преимущество, чего не было у швейцарцев у Лаупена.

60

Цифра, несомненно, преувеличена.

61

Сисмонди, описывающий это сражение исключительно на основе швейцарских источников, создает картину, очень сильно отличающуюся от описания, содержащегося у Макиавелли. Последний приводит Арбедо как пример широко известного отпора, полученного швейцарцами, и оценивает их потери в несколько тысяч человек. Мюллер явно пытается преуменьшить неудачу; но, исходя из нашего представления о репутации швейцарцев, мы можем судить, каким трудным должно было оказаться положение, если командир конфедератов подумал о сдаче. В бою пали сорок четыре члена кантональных советов Люцерна: «Отправляясь в поход, контингент Люцерна переправлялся через озеро четырех кантонов на десяти больших баркасах; вернулся на двух!» Эти факты, признанные самими швейцарцами, похоже, говорят за то, что цифра их потерь (400 человек) сильно занижена.

62

Из протокола Люцернского совета от 1422 г.

63

Но даже герцог говорил, что и «на швейцарцев никогда не следует идти неподготовленными».

64

«Если мы атакуем графа Рамона, – говорилось на швейцарском военном совете, – то, пока мы его бьем, у герцога будет время и возможность уйти; давайте ударим навстречу главным силам и, когда разобьем их, остальное получим без труда». Это высказывание свидетельствовало о настоящем тактическом мастерстве.

65

Фрундберг, старый командир ландскнехтов, хладнокровно, по-деловому описывал эти удары.

66

К концу XV в. двуручный меч вышел из употребления почти полностью, а «моргенштерн» и «люцернский молот» совсем.

67

Любопытно, как взялся за решение этой проблемы зулусский правитель Чака. Он отобрал сто человек и вооружил щитами и короткими ассагаями – колющим оружием, напоминающим больше меч, нежели копье. Затем заставил их сразиться с сотней других, вооруженных щитами и длинными ассагаями – тонкими метательными копьями, служившими прежде оружием племени. Обладатели коротких ассагаев без труда победили, и зулусский король приказал принять их на вооружение всей зулусской армии. Эта замена изначально обеспечила зулусам превосходство над соседями.

68

Например, тщедушным лучником, который на гобелене присел за шотландским щитом, словно под защитой Аякса.

69

Джеральд де Барри утверждает, что валлийские лучники были способны пробить стрелой дубовую дверь в четыре пальца толщиной. Лучшими лучниками считались жители Гуэнта (Монмут и Гламорган). Выходцы из Северного Уэльса всегда были копейщиками, не лучниками.

70

В раздаточной ведомости гарнизона Раддланского замка за 1281 г. мы находим: «Уплачено Джеффри ле Чемберлену на содержание двенадцати арбалетчиков и тринадцати лучников за двадцать четыре дня 7 ф. ст. 8 гл., каждый арбалетчик получает в день 4 п., а каждый лучник – 2 п.».

71

Эти абзацы были переработаны редактором для данного издания.

72

За восемнадцать дней он прошел 320 миль.

73

Когда вся страна была настроена против и готова, как показали события осенью, восстать на стороне Уорвика или Генриха VI, подавление линкольнширского мятежа и изгнание «творца королей» были выдающимися успехами.

74

Это, должно быть, было в Страудуотере, так как Эдуард двигался из Уоттон-андер-Эдж через Страуд и Пейнсуик на Челтнем.

75

Сомерсет объяснял это предательством со стороны лорда Уенлока, командовавшего центральной баталией. Тот был сторонником Уорвика, но не из старых ланкастерцев. Уходя от наступавших йоркистов, Сомерсет подъехал к Уенлоку и, назвав его предателем, раскроил ему голову боевым топором.

76

Утверждают, что Эдуард IV в 1470-х гг. держал в наемниках небольшое подразделение германцев с легким огнестрельным оружием. Более известен отряд из двух тысяч аркебузиров, которых лорд Линкольн привел в Стоук в 1487 г. Имя их предводителя, Мартина Шварта, осталось в балладах того времени.

77

Блестящее описание тактики гуситов см. в кн.: Denis Е. Hus et la guerre des Hussites. Paris, 1930.

78

Данный и следующий абзацы переработаны редактором.

79

Уже с середины XIV в. известные как «гусары».

80

Монтекуколи отмечает, что даже в его время, далеко в XVII столетии, турки еще не прибегали к этому оружию. MonMemories. Amsterdam, 1752. P. 236.

81

Если можно доверять повествованию Каит-бея, аркебуза и пушка были новинками для мамелюков в 1517 г.

82

Пишут, что английский король Ричард III использовал этот прием в Босвортском сражении.


ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ СРАЖЕНИЙ | Военное искусство в Средние века |