home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Различные службы

Вместо производства товаров индейцы могли быть привлечены на службу вдали от дома и семьи. Они уже традиционно занимались этим, помогая соседям не в качестве выполнения взаимных обязательств, а в виде уважения к обычаю, основанному на принципе всеобщей взаимности.

Такая взаимопомощь в форме равнозначных услуг называлась айне. В работах современных историков ее трудно отличить от минка. Обе представляли собой коллективную работу, однако первая относилась к одноразовым мероприятиям (например, необходимая помощь при строительстве дома для новобрачных), а вторая – к коллективной работе на общее благо с разделением на бригады, сменяющие одна другую, особенно на строительстве государственных объектов. Коллективные интересы доминировали над индивидуальными, и минка не входила в общее понятие айне. Скорее она была другой разновидностью, однако мы не можем это точно утверждать.

В рамках государственной службы особо учитывалась специализация. Ее принцип заключался в том, что каждый человек может принести больше пользы, работая в той области, к которой наиболее подготовлен.

В недавно опубликованном манускрипте из индейских архивов перечисляются работы, выполнявшиеся в провинции Чукуито на благо Инки. Этот район, имевший особое экономическое значение в связи со своим географическим положением (он находится на берегах озера Титикака), был одним из наиболее богатых в регионе. По подсчетам 1567 года число налогоплательщиков, то есть компетентных работников, составляло там 15 400 человек. Это были мужчины в возрасте от 30 до 60 лет. Янакона и митимае, составлявшие примерно 1000 человек, не вошли в общее число и были разбросаны в пределах Хаухи, Пакари, Куско и даже отдаленного Кито. По расчетам испанцев, во времена инков число налогоплательщиков провинции превышало 20 тысяч, однако эти люди понесли большие потери во время войны между Уаскаром и Атауальпой. Помимо этого, определенное число индейцев было направлено на работы в шахты Потоси, и многие бежали в горы, чтобы спастись от этой повинности. От указанных 20 тысяч подданных Инка требовал следующих услуг: три тысячи солдат, неограниченное число рабочих для сооружения монументов в Куско, слуг для Инки, придворных, охранников для тамбо, девушек для услужения Солнцу, шахтеров для работ в Чукьяабо (золото) и Порко (серебро) и, наконец, мужчин, женщин и детей для жертвоприношений Солнцу.

Давайте рассмотрим некоторые из этих служб. Службы по обустройству дорог подразделялись на две категории: курьерская служба и содержание мостов.

Курьеры использовались только правительством. Туда брали самых здоровых мужчин, которых готовили с юношества. Они жили в чоса или в хижинах, расположенных вдоль дорог. В зависимости от важности дороги правилами предписывалось иметь от 4 до 6 человек на каждом отрезке эстафеты. Система работала следующим образом: два индейца постоянно сидели на пороге хижины, и каждый смотрел в свою сторону дороги. Как только один из них замечал бегуна, он отправлялся ему навстречу и бежал рядом, получая устное послание или узелковое письмо. После этого он продолжал бежать как можно скорее к следующей чоса, где, в свою очередь, передавал послание следующему курьеру аналогичным образом. Курьеров можно было легко распознать издалека по белым плюмажам на голове. О своем приближении они оповещали, дуя в трубы. Курьеры давали клятву не разглашать секреты и были вооружены дубинкой и пращой.

Благодаря этой системе эстафеты скорость передачи сообщений достигала примерно 200 миль в день по самым надежным расчетам. Через два дня Инка в Куско получал рыбу с озера Титикака при скорости передвижения примерно 190 миль в день. Курьеры, которых называли часки, переносили разнообразные небольшие посылки, например улиток для стола Инки. Доставка больших посылок поручалась специальным носильщикам, которых называли хатун-часки («большие курьеры»). Каждый из них шел по полдня. Все эти служащие получали содержание из государственных хранилищ, а их начальником был высокопоставленный чиновник.

Если послание было особо важным и исходило от самого монарха, его помечали красной ниткой из лауту или палочкой с пометками, значение которых нам неизвестно. Ими также пользовалось племя каньяри из южного Эквадора.

Возле каждой чоса наготове были костры, которые зажигали по приказу начальника, когда происходило какое-либо важное событие, восстание или нападение, и каждый дежурный курьер вдоль дороги зажигал свой собственный костер, за который нес ответственность. Таким образом, сигнал быстро распространялся и достигал столицы, предупреждая императора и его двор. Подготовка начиналась еще до того, как становилась известной причина тревоги, и армия была готова выступить в направлении провинции, откуда был подан сигнал.

Мостовая служба следила за состоянием всех частей этого сооружения, сильно подверженных влиянию природных факторов, и при необходимости незамедлительно производила их ремонт. Для этой цели у смотрителя всегда был запас древесины и веревок. Иногда ему поручали собирать пошлину в виде части перевозимых для продажи товаров. Это делалось на мосту через Мантаро к югу от озера Бонбон.

Работа в шахтах была организована по принципу ротации (мита). Испанцы сохранили эту систему, но в большей степени применяли ее в качестве наказания.

Во время их нашествия имели место многочисленные злоупотребления. На большой высоте при сильном морозе работы длились полдня (с полудня до заката и только в течение четырех месяцев в году). На личную службу императорской семье привлекалось много людей. Во дворце Инки работало неисчислимое количество слуг, не получавших никакой зарплаты, кроме содержания. Никто из них не смел входить в апартаменты монарха без разрешения, а если входил, то только босым.

Определенные древние племена предоставляли ему особые услуги, соответствовавшие их навыкам. Чумбивилька поставляли в Куско танцоров, кольяуйа – целителей, рукана – носильщиков императорского паланкина.


Трофейные головы | Инки. Быт. Культура. Религия | Дань блохами