home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дороги

Дороги инков стали объектом столь поэтических восхвалений, что их даже нескромно повторять, и те, кто поет эти похвалы, не в силах скрыть своего восхищения. Следует признать, что эти дороги «так же известны, как и дороги, проложенные Ганнибалом через Альпы для похода на Италию, – говорит Сьеса де Леон. – Думаю, что если бы император (император Индии, король Испании) отдал приказ построить еще одну королевскую дорогу, подобную протянувшимся от Кито до Куско или от Куско до Чили, то, несмотря на всю его власть, это невозможно было бы осуществить».

При сооружении этих дорог возникали весьма значительные трудности, связанные с ландшафтом земли, который значительно варьировался по мере прохождения пути. Дороги строились максимально прямыми, чтобы путешественники и курьеры не тратили времени попусту. Поэтому они часто поднимались в гору длинной и утомительной цепью ступеней. Испанцы постоянно жаловались на это. Их лошадям было трудно подниматься вверх, они теряли подковы на каменных ступенях. Поднявшись на вершину горы, солдаты были уже не в состоянии сражаться с врагом. Однако иногда, следуя контуру горы, дорога поднималась вверх плавным изгибом.

Проходя через культивированные земли, дорога окружалась столбами или небольшими стенами, чтобы проходящие армии не повредили поля. Когда при сильном ветре песчаные бури покрывали большие пространства, дорогу путешественнику показывали врытые в землю вдоль дороги вехи. Если почва была болотистой, прочность дороги обеспечивали насыпи. На побережье вдоль дороги высаживались деревья и прорывались канавы.

Дороги строились различной ширины, что объясняет расхождения в выводах некоторых современных историков. На равнине дорога была достаточно широкой, так что по ней могли ехать галопом шесть всадников. На трудных горных перевалах ее ширина сокращалась до 3 футов. Несмотря на это, данные перевалы были весьма примечательны. Возьмем, к примеру, сохранившуюся до наших дней дорогу, которая проходит между руин таинственных городов Вилькабамба и Мачу-Пикчу, недавно открытых в Кордильерах. Эта дорога огибает горные склоны, вымощена плоскими камнями, прерывается пролетами многочисленных ступеней, вырубленных в скале или построенных и поддерживаемых в некоторых местах стенами до 12 футов высотой. Она даже проходит через тоннель 15 футов длиной, построенный путем расширения естественной промоины. На некоторых важных основных дорогах, например ведущей в Коллао, придорожными камнями отмечено расстояние.

До сих пор можно встретить остатки этих дорог, потому что пирка, из которой они строились на плато, представляла собой смесь глины, гравия и маисовых листьев и прекрасно выдержала испытание временем.

Еще более удивительно для нас расположение нескольких параллельных дорог на равнинах возле больших городов, где часто проходили армии, например возле Вилькаса, занимающего ключевую позицию на пути к Куско на западе. Такое устройство говорит о том, что дороги имели как стратегическое, так и административное значение. Чаще всего ими пользовались войска, разъезжавшие с проверкой инспектора, курьеры, официальные лица, ехавшие на доклад к начальству, за распоряжениями или для воздаяния почестей высокопоставленным лицам, а также люди, совершавшие паломничество или посещавшие рынки недалеко от своих домов.

Расположение дорог было таким же рациональным, как и все другие элементы данной экономической структуры, особенно в связи с тем, что сам ландшафт способствовал этой рационализации. Побережье и плато представляют собой на карте две параллельные зоны, идущие с севера на юг и соединяющиеся в восточных Кордильерах. Поэтому было естественно построить две дороги, также параллельные: одну по побережью, другую по плато. Испанцы называли их соответственно дороги льянос и сьерра. Оставалось только соединить эти две артерии серией вторичных дорог, проходящих по горным перевалам через Кордильеры, чтобы получить идеальную модель путей сообщения.

Высадившись в Тумбесе, Франсиско Писарро сперва воспользовался прибрежной дорогой, начинавшейся у этого города и доходившей до Пачакамака к югу от Лимы. Туда и привела дорога одного из его лейтенантов. Сам же он двинулся по перекрестной дороге, которая вывела его на плато к армии Инки, собравшейся у Кахамарки.

Таким образом, один из этих важных путей начинался у берегов залива Гуаякиль у Тумбеса, главного порта империи. Здесь располагался целый флот парусных плотов, но лишь некоторые из них отваживались время от времени проплывать вдоль негостеприимного побережья нынешней Республики Эквадор в надежде совершить там выгодный бартер. Этот город раскинулся под лучами яркого солнца в окружении пальм и москитов на берегу одноименной реки.

Затем дорога проходит по древней территории народа чиму, чья столица уже давно превратилась в руины и обросла легендами, и идет дальше мимо внушительной крепости Пармунка (или Парамонга), которая помогла сдержать армии Инки и заставила Пачакути решить вопрос дипломатическим путем. Затем дорога проходит по долине Римак, где недалеко от Лимы находится скромная деревушка и расположен храм Пачакамак, о значении которого мы уже упоминали.

За песчаными пустынями мы видим Ика и Наска на берегах рек, которые служили их жизненными артериями. Оба города известны своей керамикой. Следующие города расположены на более отдаленном расстоянии, а побережье более пустынно. Килька, Арика и Тарапака сменяют один другой на большом расстоянии. Пустыня Атакама преграждает путь путешественнику и кладет конец этому шоссе. Границей империи считалась река Мауле, расположенная к югу от нынешней столицы Чили.

Дорога, идущая через сьерру, начинается от реки Анкасмайо, нынешней границы между республиками Колумбия и Эквадор, недалеко от города Ипиалес к югу от Пасто. Она проходит через поля сражений, где армии Инки и кара яростно сражались друг с другом, минует «озеро крови» и опорный пункт Отавало, где был побежден и убит брат Уайна Капака. Затем дорога достигает столицы Кито, одиноко стоящего красочного города, строения которого разделены глубокими оврагами (кебрада). На окраинах города находятся храмы Солнца и Луны, построенные на небольших возвышениях, на их фоне видны огромные массивы Пичинчи, а дальше на горизонте к северу и к югу – блистающие под солнцем заснеженные пики гор.

От оставшихся городов Карас, Латакунга, Амбато и Риобамба путешественник переходит на территорию каньяри, примитивного и воинственного племени. В их столице Томебамбе нельзя не восхищаться храмом Солнца, постройками и общественными складами, небольшими каменными зданиями с соломенными крышами.

Расположенные на значительном расстоянии друг от друга, схожие города сменяют один другой вместе со своими дворцами, домами девственниц, складами, загонами для лам, дворцами и крепостями: Аябака (захваченный Тупаком Юпанки), Уанкабамба, Кахамарка. Последний известен своей треугольной рыночной площадью, где Инка Атауальпа был предательски атакован и пленен. Затем следуют Уамачуко и Уануко – оазис среди бескрайних, поросших травой равнин, а за восхитительным конусом Серро-де-Паско, холодным и продуваемым местом, находится Хауха, известный сейчас, как и прежде, своим умеренным климатом, славной крепостью и серебряных дел мастерами.

Далее дорога проходит вдоль русла Мантаро, «реки судьбы», на берегах которой был убит Инка Уаскар. На реке расположен город Вилькас, считавшийся географическим центром империи. Его центральную площадь украшает платформа, на которой, председательствуя на пирах, восседал курака. За ним следует спокойный город Абанкай, названный по имени цветка. Немного далее, за широким мостом через реку Апуримак, уже виден и сам Куско.

Если направиться дальше на юг, путешественник минует конус горы Вильканьота и спустится в Аявири в стране колла. Затем после длительного перехода мы достигнем озера Титикака и города Тиауанако на его южном берегу. Его руины до сих пор выглядят очень загадочно. Затем дорога поворачивает к Кочабамбе, где, по легенде, имперская армия осушила целое озеро для того, чтобы Инка мог пройти в город напрямую. Затем следует Чукисака (сахар), знаменитые серебряные рудники Потоси, Туписа и, наконец, дорога заканчивается возле города Тукуман на территории современной Аргентины.

Благодаря этим параллельным шоссе устанавливалась двухсторонняя связь между прибрежными провинциями и территориями сьерры. Когда Инка со своей свитой путешествовал по высокогорному плато, высокопоставленные лица из близлежащих районов на побережье поднимались по склонам для встречи с ним. Когда же монарх путешествовал по прибрежной дороге, жившие на плато официальные лица из соответствующих районов спускались по склонам на побережье опять же для встречи с ним. Чтобы выразить свое почтение и предоставить отчет, они пользовались перекрестными дорогами.

Следует признать, что из-за особенностей ландшафта строить эти дороги было гораздо труднее, чем римские. В этой стране с единым планированием качество и число дорог объяснялось имперскими экономическими и стратегическими задачами.


Сила, регулирующая систему | Инки. Быт. Культура. Религия | Речные переправы