home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Исповедь

Исповедник вызывает раскаяние. Католические миссионеры с большим удивлением обнаружили, что исповедь была обычной практикой в Перу. Она также практикуется и среди других американских народов, таких, как уйчоль в Мексике (исповедуются женщины, а мужчины всегда стараются найти святое растение), а также среди некоторых эскимосов (в состоянии мистической экзальтации).

Исповедники назначались высшей иерархией после прохождения проверки полноты их знаний в религиозных вопросах. Приемная комиссия состояла из четырех амаута и одного из десяти высоких сановников, которых испанцы сравнивали с епископами. Они спрашивали кандидатов о богах, ритуалах, правилах, изложенных Инкой и Верховными жрецами, о грехе и покаянии.

Исповедник вставал возле водного потока, брал в правую руку пучок сухой травы, а в левую – веревку с привязанным к ее концу круглым камнем или палку с камнем, вставленным в отверстие. Потом он призывал к себе кающегося и начинал говорить с ним. Тайна исповеди всегда сохранялась, и любое отступление от этого правила незамедлительно каралось смертью. Индейцы не скрывали своих грехов, так как были убеждены, что исповедник, обладая даром предвидения, легко их разоблачит.

Грехи индейцев не отличались оригинальностью, так как во все времена это было одно и то же: убийство, измена, воровство, разочарование, ложь, лень, несоблюдение религиозных обычаев. Непослушание имело огромное число разновидностей и наиболее строго наказывалось, что вполне понятно в обществе, основанном на жесткой дисциплине: неповиновение родителям, предкам, официальным лицам, военачальникам и императору.

Поклонение идолам запрещалось как Инками, так и испанцами, однако их идолы были другими. Государственная власть не признавала божеств.

Кроме уже вышеперечисленных, существовал грех желания или намерения. Кающиеся должны были признать свои нездоровые желания и чувства: ненависть, жажду мести и нанесения ущерба, желание бунтовать, любовь к замужней женщине и т. д.

Исповедники не могли простить серьезных преступлений. С ними разбирались либо жрецы более высокого ранга (случаи оргий с молодой девушкой), либо Верховный жрец (поклонение идолам, попытка восстания против императора, святотатство с «девственницей Солнца»).

Во времена правления Тупака Юпанки в Кольяо женщинам разрешалось исповедовать женщин. А некоторые из них даже стали предсказательницами.

Когда кающийся перечислит свои грехи, исповедник серьезно разговаривает с грешником и накладывает на него наказание, соответствующее грехам. Существовало строгое правило, по которому раскаяние не должно нанести ущерб коллективным усилиям сообщества. Таким образом, «исход в пустыню», обязательство удалиться в горы и питаться там только травами, кореньями и водой не могло быть наложено на человека высокого ранга, поскольку он не мог оставить занимаемую должность, в противном случае пострадало бы общество. Кроме того, нижестоящие люди заметили бы его отсутствие и могли сделать вывод о том, что их правитель совершил серьезный грех. В таком случае тайна исповеди была бы нарушена. Такое наказание не могло быть наложено и на простых людей, так как уже большое число индейцев жили в Андах как отшельники и вновь прибывшие вступили бы с ними в контакт. Фактически пустыня была уже обитаема, если верить анонимному автору, которым вполне мог оказаться иезуит, отец Блас Валера. На него ссылаются некоторые писатели.

Чтобы стать отшельником, было необходимо получить разрешение вышестоящего начальника. Отшельники жили праведно и бедно. Верующие обращались к ним за советом, а иногда за предсказанием будущего.

Когда, наконец, наказание было определено, исповедник проводил символическую церемонию. Он слегка ударял грешника камнем, который держал в руке, потом приказывал ему плюнуть в небольшой мешочек, куда затем плевал и сам. После этого он читал молитвы и бросал мешочек, полный грехов раскаявшегося, в бежавший рядом ручей. Одновременно с этим исповедник просил богов, чтобы вода унесла этот скорбный груз в бездну, из которой нет возврата.

Инка и Верховный жрец тоже исповедовались, но делали это в одиночестве перед божеством. Инка соблюдал ритуал, подобно тому, который мы только что описали, бросая свои грехи в водный поток, а Верховный жрец сжигал мешочек и, помолившись в храме, бросал золу в воду.

Инка имел власть изгонять злых духов – «испанских демонов». Он делал это, приказывая духу появиться, чего было достаточно, чтобы последний больше не наносил вреда. Ямки Пачакути Салкамайуа оставил нам описание такого рода изгнания:

«Во имя неба, земли и того, кто живет в глубинах моря,

о Создатель, всемогущий, и тот, кто видит все,

о Правитель преисподней, будь то мужчина или женщина,

Кто ты? Что ты? О чем говоришь?

Умоляю тебя заговорить».


Смешение религии и магии | Инки. Быт. Культура. Религия | Жертвоприношения