home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Праздник солнца

Чтобы понять значение культа Солнца, необходимо увидеть великий праздник, посвященный ему. Он проводился ежегодно во время зимнего солнцестояния. Торжественные церемонии проводились во всех городах, а в Куско принимали форму национальной демонстрации.

В это время в столицу со всех частей империи спешили курака и другие высокопоставленные чиновники с докладами о положении дел в их административных районах. Они ожидали получить соответствующие инструкции и одновременно отдать должное самодержцу, принеся свои дары.

Город представлял собой великолепное зрелище. В окружающих его черных стенах узкие уложенными камнями улочки наполнялись в течение нескольких дней звуками копыт лам. Их можно было слышать, несмотря на звуки труб, возвещавших о прибытии очередного знатного человека. Яркие одежды, в которые облачались курака по случаю такого события, резко контрастировали с серой толпой. Перед некоторыми вождями следовали слуги, несшие символы своего племени. Но в большинстве случаев за хозяином шли многочисленные носильщики, нагруженные керамикой и одеждой для храма Солнца и императорской семьи. Некоторых несли на носилках, и все держали в руках свое любимое оружие.

У тех, кто пришел из северных высокогорий, на спинах висели крылья черного и белого кондора. Уроженцы западных лесов страны кара гордо демонстрировали свои обнаженные торсы, выкрашенные красной краской и напоминающие дорогостоящий материал. Верные своей военной традиции чанка маршировали в шкурах пумы. Голова животного лежала на голове воина, что придавало всей процессии вид дикой стаи. Различные расы можно было узнать по головным уборам. У каньяри волосы были уложены вокруг головы и украшены деревянными коронами. Чинча носили широкие полоски на лбу. Анти украшали волосы перьями птиц. При всем при этом присутствовала определенная доля фантазии: лица юнка с побережья традиционно скрывались под гротескными масками. Они странно жестикулировали и наполняли воздух какофонией звуков из своих флейт и барабанов, словно сбежали из сумасшедшего дома. Поэтому толпа, которую не приглашали на церемонию, по крайней мере, получала удовольствие от созерцания ее подготовки.

Церемонии начинались со строгого трехдневного поста, во время которого запрещалось разжигать огонь и совокупляться с женщиной. Все ждали, углубившись в себя. Работали только индейские женщины из «домов избранных женщин». Им поручалось изготовление маисового хлеба и специальных напитков, которые будут пользоваться широкой популярностью в ближайшие дни.

В указанный астрономами день Верховный Инка перед рассветом выходил на центральную площадь. Там уже собрался весь императорский айлью. На соседней площади собрались курака. В полной тишине все снимали сандалии и поворачивались на восток, неподвижно наблюдая за горизонтом. В момент, когда первые лучи солнца озаряли вершины Кордильер, люди бросались на землю, верноподданнически расставив руки, и целовали первый луч солнца. Затем самодержец брал в каждую руку по чаше, наполненной священным напитком, и, стоя перед солнцем, поднимал правую руку над головой, предлагая напиток своему отцу – Солнцу.

Затем император выливал содержимое чаши в небольшой канал, по которому жидкость текла в храм. Сам же он выпивал глоток из другой чаши в левой руке, выливал остатки содержимого в чашки, которые протягивали ему его придворные, и предлагал всем выпить.

Члены императорских айлью шли в храм Солнца. Курака доходили до дверей и останавливались. Затем Верховный Инка преподносил Солнцу обе чаши, которые были у него в руках, а остальные жертвовали свои. Жрецы подходили к порогу храма, чтобы забрать чаши, из которых пили курака, и одновременно забирали их дары.

Жертвоприношения начинались с умерщвления черной ламы, которая считалась для этой цели наиболее подходящей, так как все ее тело было черным, а у белой ламы была черная морда. Животное не связывали, но два или три индейца держали его, повернув голову на восток. В момент удара ножа палач разрезал тело животного и вынимал сердце и легкие, которые передавались предсказателю. Тот тщательно изучал эти органы и выносил свой вердикт. Если, по его заявлению, Солнце было удовлетворено, церемония продолжалась, в противном случае аналогичным образом убивали вторую и третью ламу. На этом данное число заканчивалось, и, если бог упорно продолжал оставаться неудовлетворенным, город охватывала великая печаль. Будущее выглядело угрожающим.

Много других животных также приносили в жертву, просто обезглавливая их и предлагая кровь и сердце богу. О проводимой жрецами ужасной церемонии человеческих жертвоприношений мы уже рассказывали вам. Мясо лам готовили публично на двух площадях и раздавали присутствующим.

Когда религиозные церемонии заканчивались, Инка приглашал всех выпить, начиная с военачальников, которые прославились своими военными подвигами. Потом, обращаясь к курака из окрестностей Куско, он угощал их от имени Солнца, держа в руках две одинаковые чаши и предлагая им то одну, то другую. Чаша в правой руке предлагалась гостю равного или высшего ранга. Если гость был ниже рангом, ему предлагали чашу из левой руки. Поэтому Инка предлагал Солнцу чашу в правой руке, а чашу в левой – всем остальным. Получивший напиток возводил глаза к небу, отпивал и возвращал чашу не говоря ни слова, обнимал воздух и делал руками знаки поклонения.

Придворные Инки продолжали эту церемонию и, следуя примеру своего самодержца, угощали стоящих ниже рангом. После того как вышестоящие особы угостили тех, кто ниже рангом, церемония поворачивалась в обратную сторону, что служило великолепным отражением принципа взаимности – каждый воздавал должное тому, кто оказал ему честь.

Естественно, Верховный Инка не мог принять все предлагаемые ему чаши без риска достигнуть уровня опьянения, не подобающего монарху. Поэтому он либо пригублял напиток, либо делал небольшой глоток, в зависимости от того, насколько хотел отблагодарить высокопоставленное лицо, выразившее ему почтение.

Чаши, из которых пил или к которым прикасался Инка, сохранялись присутствующими как священные предметы. Ими никто больше не пользовался, и каждая семья хранила их в доме среди домашних божеств как драгоценность.

И наконец, танцы, песни, пиры и попойки продолжались в течение девяти дней. Затем чиновники возвращались в свои провинции, восхваляя Инку, любимое дитя Солнца.


Храм Солнца в Куско | Инки. Быт. Культура. Религия | Глава 10 Интеллектуальная и творческая жизнь